Олег Пауллер.

Псы войны. Противостояние



скачать книгу бесплатно

– Ну, что, все почки отбили? – пошутил он.

– Нет, не все. Ещё четыре остались, – в тон ему ответил Вижейру.

– Да ты – мутант!

– Нет, я просто из Бразилии…

–Заметно, – сказал Хейде. – Завтра выступаем за перевал. Там объявились повстанцы.

– Кто поведёт?

– Мы оба. Ситуация серьёзная. Говорят, им помогают краснюки с юга.

– Боганцы?

– А кто их там знает? Может и они тоже. Поговаривают, что там будут русские. Никогда с ними не встречался!

– Зато я встречался. Они хорошо вооружены и прекрасно действуют из засад. Если мы с нашими засранцами удержим перевал, это уже будет успехом.

– У меня есть приказ президента: очистить всю территорию Загорья от сторонников Кимбы до начала сезона дождей.

– Это с нашим пятью дюжинами солдат? Он что рехнулся? Для того, чтобы зачистить Загорье нужно в десять раз больше людей, авиация, снабжение…

– Авиационная поддержка у нас будет. Людей наберём на месте…

– А чем мы их вооружим? Маузерами? Бред!

– На каждую нашу винтовку у противника будет пара автоматов. Про тяжёлое оружие я вообще не говорю!

– Так что ты предлагаешь?

– Дать им бой на перевале Акука и дальше в Загорье не лезть. Там они нас прищучат…

– А на перевале?

– На перевале мы сможем их сдержать. Ночью они сами не сунутся – только ноги переломают…

– Но президент требует очистить Загорье до большого дождя.

– Зачем?

– Если они не возьмут Акуку, то сами уйдут. Снабжения-то не будет…

– Логично. Я доложу об этом президенту.

– Не стоит. Только получишь выволочку. Никто из наших политиков ничего не понимает в военном деле. Доктор хоть и майор, но медицинской службы…

– Тогда придётся исполнять приказ.

– Естественно. Только мы пошлём в гилеи не всех наших людей, а только часть. Кто нынче командует патрулём?

– Кажется, Бомоко, – посмотрел в свои записи Хейде.

– Странно, шеф, вы вроде имеете чин и опыт, а в тактике не разбираетесь?

– Я служил в конной полиции, а не в армии. Я знаю, как муштровать констеблей, ловить контрабандистов и браконьеров, расследовать уголовные преступления, разгонять толпу недовольных, но воевать …

– А я вот служил в пехоте, потом – в спецназе, в джунглях. Собачья служба…

– Говорят, что португальская армия одна из самых эффективных?

– До поры, до времени, – процедил Вижейру. – Пока деньги платят!

– А что, плохо платили?

– Вроде бы всё правильно, а денег не было…

– В конной полиции протектората было тоже самое, – усмехнулся Хейде. – наобещали, а потом вычеты: за форму, за флягу, за перерасход патронов…

– Да-да. У нас всё тоже самое. Только за перерасход не вычитали. И премии давали за убитых…

– У нас только за живых давали премии. Причём полицейским давали только треть от неё.

– Ну это не честно!

– Мы тоже так считали. Договорились с фермерами. Сдавали им пленника, а потом делили выручку в пропорции один к десяти.

– Круто!

– Ага, круто! Это пока не наткнулся на клинический случай.

Был у нас один такой. Сдали одному фермеру знаменитого угонщика скота. Премия за него была сто фунтов!

– Ого!

– Ну вот. Приезжаю я к нему. Говорю: давай делись. Он – ни в какую. Я – убеждать, он – в отказ. В конце концов отдал тридцать фунтов.

– И что?

– Приехал к начальнику. Докладываю: так и так. Что делать?

– Он говорит езжайте-ка все в патруль на Себове.

– Как, спрашиваю, это же не наш район! Туда расстояние миль сорок, если не больше. В три дня не обернёмся.

– Вот и хорошо говорит мне начальник станции. Вот вам приказ – и суёт телеграмму. Читаю: там действительно распоряжение всем нам ехать в Себове.

– К чему ты это всё рассказываешь?

– А к тому, мой друг, что пока мы три дня отсутствовали на станции, ферму нашего жмота сожгли дотла, скот увели, а жену трахнули. Он потом долго писал жалобы, требовал расследования…

– И что?

– И ничего. Налётчиков не нашли. Наши следаки установили, что это были случайные налётчики из Бопутатсваны. Вот так-то.

– Никогда не слышал про такую страну.

– а такой страны и нет. Это хоумленд в ЮАР. Хочешь с ними разбираться, сначала – признай их независимость.

– Круто!

– И я о том же. Так всё же, расскажи мне, что произошло в Ханипе.

– Да, в общем, ничего особенного. Приехали, по приказу адъютанта президента встали в оцепление. Он приказал никого не выпускать. В случае чего – стрелять на поражение. Хотел взять пятерых моих людей, но я не дал. Сказал, что жандармерия ему не подчиняется.

– Молодец! – похвалил Хейде. – Продолжай.

– Минут через двадцать началась стрельба. Сначала очередями, потом – одиночными. Тут на цепь хлынула толпа больных. Мои люди открыли огонь: таков был приказ. Это повторилось несколько раз на разных участках. Затем мои люди стояли в оцеплении пока всех бедолаг не похоронили. Вот и всё.

– Кто хоронил?

– Не обратил внимание. По-видимому, уцелевшие больные.

– Так там кто-нибудь уцелел?

– Сомневаюсь. Последних закапывали уже мои люди.

– А Эйнекс и его гвардейцы?

– Они уехали сразу после окончания расстрела.

– Вот сволочи! Хотели нас подставить.

– Не думаю. Тебен был сам напуган: он одинаково боялся исполнить и не исполнить приказ президента.

– Теперь его сделают крайним!

– Как так?

– Будет козлом отпущения, вот увидишь!

– А меня?

– Тебе повезло, что ты не повёлся на приказ президента! Однако, пора проверить готовность твоей роты. Вам завтра выступать.

– И мне тоже?

– Конечно! Как ты думаешь, почему тебя так легко выпустили из-под стражи?

–Н-не знаю.

– Сбежишь – дезертир, тогда не Тебен виноват, а ты. Погибнешь в бою – тоже. Заодно и денежки твои на счету конфискуют…

– Вот суки! Я постараюсь уцелеть! Обязательно постараюсь!

– Я постараюсь тебе в этом помочь, малыш! – Хейде попытался по-отчески обнять бразильца.

– Спасибо, дядя! – отстранился Вижейру, не правильно восприняв проявление чувств старшего товарища.

– Ты чего, – удивился Хейде.

– Отвык от мужских объятий, – скривился Вижейру.

Тот же самый рейс, что увозил Арвидсона, доставил Кларенс Адриана Гуля и его секретаря. Вместе с ними прибыли два охранника, которые в кейсах, прикованных к их конечностям, доставили первичную документацию, необходимую для открытия британского посольства. Его не встречали так же помпезно, как провожали Арвидсона, но чёрный президентский мерседес и пара джипов с пулемётами на турелях, сопровождавшие его, доказывали экстраординарную значимость гостя для нового правительства Зангаро. Эскорт проследовал до виллы, которую до недавнего времени занимал начальник госпиталя. Она была прекрасно оборудована и обставлена со всевозможным комфортом. Мистер Гуль был просто потрясён всевозможными удобствами.

– Я не ожидал, что в Кларенсе можно найти что-то подобное!

– Что Вы, сэр, -ответил дипломату Синк, – это не наша заслуга. Особняк оборудован за счёт средств ООН для директора госпиталя.

– Кто он был по национальности?

– Швед, сэр!

– Недовеликая нация! – засмеялся Гуль. – Полвека были великой державой и до сих пор не могут отрешится от этого синдрома!

– Как Вам угодно, сэр! – вежливо ответил Синк. – Мистер Арвидсон сделал многое для развития системы здравоохранения в Зангаро. Вчера ему была вручена «Звезда Зангаро» третьей степени.

– Я сделаю для этой страны гораздо больше, – заносчиво ответил Гуль. – Думаю, что второй степенью вашему президенту не отделаться…

Лицо Синка выразило удивление, но он промолчал. По его давнему опыту англичане, как правило, вели себя подобным образом только в своих бывших колониях, но тут был другой случай.

– Президент Вас примет завтра, сэр, в двенадцать часов пополудни.

– Отлично! Мне есть, что ему сообщить. Нечто очень важное и очень срочное! Сообщите ему!

– Обязательно, сэр. Мистер Гуль, может Вы передадите Ваш меморандум для предварительного изучения?

– Нет. Я его представлю завтра. Сразу после встречи с мистером Окойе, – поджал губы британский дипломат.

– Как посчитаете нужным. Приятного отдыха, – поклонился Синк и закрыл за собой дверь. Исполненный самодовольства Адриан Гуль даже не посчитал нужным попрощаться с министром иностранных дел суверенной республики.

Поиски виновных

Белмар совершенно не ожидал, что Шевалье заговорит. Он был готов применять к нему самые изощрённые методы допросы, но они оказались не нужны. Дело было не в том, что арестант хотел добиться смягчения приговора или спасти свою шкуру. Это было бы Белмару понятно, но загвоздка заключалась в другом: его узник захотел разобраться в том, кто его предал. Шерифу это было в новинку: за свою долгую и обширную полицейскую практику он впервые столкнулся с таким феноменом: следствие внутри следствия. Поскольку Шевалье совершенно честно излагал факты: например, он признался в убийстве члена Государственного Совета Зангаро Морисона, совершённое по заказу епископа Фернандеса. Белмар был удивлён признаниями подопечного и решил играть с ним на его условиях. В обмен на информацию о событиях в Зангаро он выложил наёмнику почти всё, что было известно службе безопасности о событиях в Уарри в день взрыва «Гвенко». При подготовке этой информации, сюринтендант впервые обратил внимание на полицейскую ориентировку, в которой было приведено точное описание Шевалье и Ру, а также указан номер их автомобиля. Самым удивительным в этом был факт, что ориентировка поступила в полицию через службу военной разведки.

– Спифф точно знал о взрыве, – сообщил Белмар Блейку, тщательно изучив документ, попавший в его руки.

– Значит это какая-то игра военной разведки, а ты попался на их удочку, согласившись на сотрудничество.

– Поговорите с бригадиром, мистер Блейк. Он Вам не откажет.

– Естественно. Только я пока не понимаю, какое отношение имеет этот запрос ведомства Спиффа к взрыву «Гленко». Может он связан с тренировочным лагерем в заброшенной миссии?

– Вполне это допускаю, сэр. Но может всё это звенья одной цепи?

– Помните о бритве Оккама, Инносент. Надеюсь ты достаточно образован и тебе не надо разъяснять смысл.

– Нет, сэр, – в голосе полицейского зазвучала обида. Он действительно не знал, что это такое, но представил её себе, как нечто весьма болезненное. Блейк понял своего информатора иначе и рассмеялся:

– Я сегодня вечером переговорю со Спиффом и узнаю все детали этой операции. Всё, что необходимо для дальнейшего расследования сообщит тебе мой секретарь завтра утром.

Утром секретарь Блейка Белмару не позвонил. Зато его меблированную квартиру в самом центре Уарри посетил Эверар, человек бригадира Спиффа.

– Чем обязан, – спросил застигнутый врасплох Белмар.

– Мой дорогой сюринтендант. – вежливо произнёс капитан. – Меня прислал у Вам мой шеф, чтобы напомнить об условиях нашей сделки, заключённой в архиве. Надеюсь, что у вас здесь нет скрытой камеры или записывающих устройств?

–Н-нет! – помотал головой полицейский.

– Что же, я Вам верю, – тряхнул головой Эверар. – Я к Вам вот по какому вопросу. Вчера мистер Блейк (Вы его, конечно, знаете) поинтересовался у моего шефа о некоторых обстоятельствах, которые при всём нашем желании мы не могли засекретить. Как выяснилось, эта информация пришла к нему от Вас. Скажите, почему Вы не обратились по этому вопросу ко мне? Я бы дал Вам исчерпывающую информацию…

– Извините, капитан, я хотел обратиться к бригадиру Спиффу напрямую, но мистер Блейк меня заверил, что он сам раздобудет всю информацию.

– Что же мистер Блейк говорит нечто прямо противоположное. Однако, это совершенно для нас несущественно. Лучше скажите, зачем Вам эта информация…

– Это форменный допрос, – подумал Белмар и вслух произнёс: – Видите ли, капитан, мы разыскиваем контрабандное оружие, которое Мутото должен был продать зангарцам. Как нам удалось установить, он заключил сразу две сделки на его продажу: одну с капитаном Бенъардом из Зангаро, а вторую – с неким Жоржем Шевалье. Он сидит у меня под арестом и даёт признательные показания. Поэтому было бы очень важно, чтобы мы знали Ваш источник информации.

– Что же вы сразу не спросили меня Инносент, – рассмеялся Эверар. – Шевалье сдал Мутото. Сразу после взрыва «Гвенко» он позвонил нашему диспетчеру и сообщил, что зангарскую калошу взорвали наёмники – Ру и Шевалье. С ними был ещё один какой-то «латинос».

– Он сообщил их цели?

– Нет. Самое интересное, что он после этого пропал. Наши информаторы последний раз его видели выходящим из здания Бэрклэйз Банка. Вы, случаем, не знаете, что он там делал?

– Пытался снять тридцать тысяч французских франков с зангарского аккредитива.

– Ему это удалось?

– Нет. Вступили в силу форс-мажорные обстоятельства. Через час он выехал из Уарри на лендровере загруженном какими-то ящиками. Их было много.

– Куда он направлялся?

– Трудно сказать. Он выехал на северное шоссе. Вероятно, он направился в Камерун или Нигерию.

– Но границу он официально не пересекал?

– Однозначно нет. Вы же знаете сколько в ней дырок!

– Знаю. Надо организовать тщательные поиски. Не может пропасть лендровер, загруженный под завязку. Кто-нибудь его-то и видел!

– Рассчитываем на помощь военной разведки, – бодро ответил Белмар. Он был очень доволен информацией, полученной от Эверара. Будет, что рассказать Шевалье.

Реакция наёмника была совершенно предсказуема: он подозревал Мутото в двойной игре с самого начала. После некоторого раздумья Шевалье вдруг сказал:

– Мистер Белмар, я предлагаю Вам сотрудничество. Я найду Мутото в течение трёх от силы четырёх дней и обещаю, что до конца поисков от Вас не убегу.

Белмар был безмерно удивлён и даже растерялся от наглости заключённого. Считая, что это какая-то игра, он решил подыграть:

– А если не найдёте?

– Найду! – уверенно сказал Шевалье.

– Почему?

– Потому, что я знаю, где его искать!

Вот как? И где?

– Не скажу?

– Я прикажу Вас пытать, Шевалье! Рано или поздно Вы всё нам расскажете.

– Вполне возможно, но на это уйдёт время: дня два или три. Я же предлагаю найти его быстрее. Заодно получите в свои руки его активы: концессии, фирмы, доходные дома…

– Он что богат? – удивился Белмар.

– Ну не настолько, чтобы не работать на Вас. Знаете, халявные деньги всегда жмут карман. А тут ещё регулярные тридцать серебряников из вашей кассы. По моим расчётам в его загашнике может быть от тридцати до ста тысяч фунтов. Только не гвианийских, а британских. Более точно я сказать не могу…

Белмар решил заплатить откровенностью за откровенность:

– Вы будете удивлены, Шевалье, но Мутото регулярно получал деньги из специального фонда военной разведки, а не службы безопасности…

– Вот как? Не знал, – сверкнул своими зелёными глазами наёмник. – Ну что, по рукам?

– Хорошо. Поверю Вам на слово, – ответил Белмар и вышел из камеры. Вернувшись в свой кабинет, он выпил чашечку кофе, а затем позвонил Блейку. Он решил, что пора разобраться с утечкой информации в их спарке. Телефон английского резидента не отвечал.

– Вот и отлично, будем действовать по собственному усмотрению. – с облегчением вздохнул полицейский и вызвал дежурного. – Сержант, подготовьте три джипа с охраной и пулемётами на выезд. Заключённого Шевалье переодеть в военную форму, наручники – снять!

– Но, сэр?

– Знаю, знаю, – поморщился Белмар, – наденьте ему ножные кандалы. Они не так бросаются в глаза…

– Есть, сэр!

В полдень колонна из трёх джипов покинула Уарри и выехала на север. Как только они выехали из города. Шевалье заёрзал на сидении:

– Ищите проезжую дорогу на юг. Она должна вести к реке.

– Какой?

– Притоку Бамуанги. Он должен быть обязательно судоходен.

Белмар отдал приказ остановится. Он собрал своих подчинённых и стал их расспрашивать о том, что они знают о местных дорогах: карты здесь не годились. Они были составлены лет двадцать назад при колониальном режиме и больше не обновлялись. За двадцать лет местный ландшафт должен был сильно измениться, впрочем, как и местные пути сообщения. Белмар прекрасно знал об этом, впрочем, как и Шевалье.

– Послушайте, сюринтендат, – позвал наёмник. – Я думаю, что Мутото должен был поехать по какой-то известной ему дороге. Может лучше спросить об этом его служащих?

Белмар чертыхнулся от простоты. Поскольку связи со штаб-квартирой не было, он послал один из джипов к ближайшему телефонному узлу с поручением, а сам остался осматривать местность. После целого часа поисков нашлись какие-то козопасы, которые вспомнили, как тяжело груженный лендровер свернул на лесную дорогу, проходящую мимо их деревни. Она вела к реке, которая, судя по карте, находилась в милях двадцати к северо-востоку.

– Мы его уже не догоним, – махнул рукой Белмар, – он тут проехал четыре дня назад.

– Может и не догоним, но его лендровер-то найдём, – резонно ответил Шевалье. – Машина же из леса не выезжала!

– Хорошо, поехали! – согласился полицейский. Он оставил на месте стоянки одного из своих сотрудников с очень подробными инструкциями.

Первые десять миль дороги, которая проходила, в основном, по саванне, оба джипа преодолели довольно быстро. Дальше колея вела в тропический лес. Она была настолько глубокой, что джипы часто застревали. Только благодаря наличию лебёдок и человеческих рук им удавалось вылезти из ямы. На следующие десять миль совершенно разбитой дороги они истратили почти час. Она вывела их паромной переправе. Несмотря на всевозможные угрозы и посулы, старый, сморщенный паромщик так и не вспомнил груженого ящиками лендровера, пересекавшего реку на его пароме. Напоследок он вспомнил о том, что в милях десяти к северу существует причал, к которому иногда пристают речные пароходы. Дорога, которая туда ведёт начинается примерно в милях восьми к северу от причала.

– Там действительно была развилка, сэр, – подтвердил слова старика один из водителей. – Я ещё обратил внимание наезженная дорога, укреплённая стволами деревьев. – Я ещё удивился, почему мы не свернули на неё…

– Почему ты мне не сказал об этом, сержант, – прорычал Белмар, которого разозлила глумливая улыбка Шевалье.

– Я не знал, что мы ищем, сэр, – стал оправдываться водитель. – Мне было приказано ехать по главной дороге. Вот я и ехал.

Понимая, что водитель не виноват, Белмар скомандовал:

– По машинам!

Три минуты спустя оба джипа ехали в обратном направлении. В этот раз водители тщательно следили за дорогой, выбирая нужную колею. Полчаса спустя джипы достигли развилки и остановились в ожидании третьей машины, которая должна была уже давно нагнать их. Так они безрезультатно прождали минут десять. Посмотрев на часы, Белмар произнёс:

– Ждать больше не будем – скоро начнёт темнеть. Сержант, оставьте здесь двух ваших людей с фонарями.

– Но у нас тогда остаётся всего пять человек, не считая Вас, сэр, – последовало возражение. – Это небезопасно и противоречит инструкциям!

– А мне на это наплевать, – процедил Белмар. – Едем!

На следующие пятнадцать миль ушло сорок минут: дорога была настолько разбита, что джипы по ней продвигались с черепашьей скоростью. Дальше они двигаться не могли – им перегородил дорогу лендровер, глубоко засевший в колее. Даже в вечерних сумерках, было видно, что его картер будто врос в землю. Под его колеса были подложены сучья, ящики были выкинуты из кузова, а шины чуть приспущены. Обходя машину, люди Белмара нашли оборванный трос лебёдки.

– Да, застрял он тут основательно, – почесал затылок один из шофёров. – Интересно, как его угораздило?

Шевалье в сопровождении охранника подошёл к Белмару:

– По-видимому, владелец этой машины сделал всё, чтобы её вытащить, но лебёдка подвела! – сказал флик.

– Ага! – сказал наёмник. Он вдруг нагнулся и поднял что-то с земли.

– Что Вы там нашли, Жорж? – поинтересовался полицейский.

– Ничего особенного, – ответил Шевалье. – Дополнительное доказательство, что это машина Мутото. Впрочем, Вы итак это знаете!

– Да, – согласился Белмар. – Пойдём его искать!

– Сейчас! В такую темень? – воспротивился сержант.

– Что нам мешает пройти пять оставшихся миль по дороге, ведущей к пристани.

– Ничего, сэр. Только темнота!

– Надеюсь, что мы успеем дойти туда засветло! А Вы пока осмотрите всё вокруг, сержант. И составьте опись их содержимого.

В сопровождении двух охранников Белмар и Шевалье двинулись дальше. Взяв в руку суковатую палку, начальник службы безопасности возглавил процессию. Его кобура была расстегнута, а пистолет снят с предохранителя. За ним следовал арестант в сопровождении сотрудников безопасности, вооружённых израильскими пистолетами-пулемётами.

– Послушайте. Белмар, – обратился к своему тюремщику Шевалье. – Я не могу дальше так идти. Ножные кандалы не позволяют мне поспевать за вашими людьми. Может я останусь здесь?

– Ага. А кто опознает Мутото? Нет уж, пойдёшь со мной! Капрал, возьмите в джипе дополнительный фонарь! Мы его прикрутим к нашему пленнику на видное место, – осклабился полицейский. Пока подчинённый выполнял приказ, Белмар застегнул наручники на запястьях наёмника. Затем он достал длинную цепь и обмотал её конец вокруг пояса Шевалье. Второй конец он пристегнул к своему ремню. Закончив манипуляции, он глумливо ухмыльнулся: – Извини, мой друг, но ты можешь потеряться, а это вовсе не входит в мои планы. Капрал, включите фонарь и повесьте его на пленника.

– Слушаюсь, сэр! – недолго думая подчинённый прицепил ремень фонаря вокруг цепи.

– Идём, скорее! – крикнул Белмар и быстрым шагом пошёл по обочине. Шевалье и оба его охранника гуськом двинулись за ним следом. Фонарь, привязанный между ног пленника, постоянно болтался из стороны в сторону, фиксируя каждые его шаг и больно бил по ногам. Уже было совсем темно, когда они вышли к так называемому причалу. Этим именем назывался шаткий широкий помост, составленный из тонких жердей, уложенных в ряд перпендикулярно берегу. Сперва Белмар подумал, что это бамбук, но Шевалье быстро развеял его иллюзии:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26