Олег Пауллер.

Псы войны. Противостояние



скачать книгу бесплатно

– У меня осталось в распоряжении только девятнадцать человек, включая двух тюремных надзирателей, а необходимо иметь вдвое больше, – проворчал комиссар Хорос. – Остальных выгребли при формировании экспедиционной роты…

– Полегче, Керк, – осадил его шеф. – Мы вполне контролируем ситуацию.

– Только в городе и его окрестностях, – огрызнулся комиссар. – Для обеспечения порядка я бы хотел иметь штат в сорок человек, а не двадцать три…

– Это невозможно, в первую очередь, по финансовым соображениям, – прервал комиссара полиции президент. – Дженсен, что мы имеем в арсенале.

– С учётом трофеев, доставленных майором Бенъярдом, мы можем вооружить около сотни человек. Как я уже неоднократно докладывал, только две трети из них будут пригодны в бою.

– Понятно! Есть ли какие-нибудь соображения, господа?

– Да, господин президент, – вдруг произнёс Ханс Хейде. – Я предлагаю начать формирование подразделений прямо в гарнизонах, отказавшись от централизованной подготовки. Для этого у нас есть все возможности, сэр.

– Вот как?

Хейде подошёл к висевшей на стене карте Зангаро и стал тыкать в неё указкой:

– Посмотрите, господа! Наши гарнизоны весьма компактно расположены вдоль Равнинной Дороги от Кларенса до Турека. Я предлагаю в каждом из них развернуть взвод в составе тридцати человек. Унтер-офицерами в них будут жандармы, уже состоящие на нашей службе. При этом готовить мы будем не жандармов, а пехотинцев – это будет проще и эффективнее. Называться это будет резервом жандармерии, хотя на самом деле эти подразделения станут регулярной армией.

– Содержание и обучений чисто армейских подразделений дешевле, чем жандармских, – поделился своей информацией Джойд Куома. – Мне специально подготовили справку из казначейства. Хотите ознакомиться?

Небольшая папка пошла по кругу: офицеры её быстро просматривали, иногда пропуская страницы…

– И времени формирование пехоты займёт меньше, – не сдержал своих эмоций Бенъярд.

– Главная задача привлечь в наши ряды ибо, – поддержал его Хейде. – Где они рассеяны, господа? А?

– Здесь в Кларенсе, поясе плантаций… – раздались разрозненные голоса.

– Верно! – улыбнулся старший инструктор. – Поэтому я предлагаю назначить начальниками гарнизонов лейтенантов Кайвоко, Мосасу и Мэрайю, а капитана Ниса отозвать с перевала в Турек. Взвод в Кларенсе возглавит лейтенант Вижейру.

– Кто же будет командовать на перевале? – озадаченно спросил Окойе.

– Мне кажется, что лейтенанты Кайвоко и Эйнекс отлично справятся с обороной перевала, – бодро заявил Хейде. Бенъярд судорожно сглотнул:

– Мне кажется, что отзывать Ниса с перевал нет никакой необходимости. Его люди уже там, а тренирует их Кайвоко. Пришлите им только оружие: пулемёты, автоматы, базуки…

– Спасибо, майор, за важное уточнение, – вальяжно произнёс Хейде. – Я учту ваши замечания.

– Конечно, Патрик лучше справиться с обучением. У него большой опыт, – поддержал Бенъярда Пренк. – Мне нравится предложение старшего советника.

Оно даёт нам призрачную надежду…

– Вероятно у нас нет выбора, – после долгой паузы согласился президент. – С созданием резерва жандармерии у Республики появится перспектива.

Все присутствующие немедленно согласились с президентом. Затем речь пошла о деталях.

– Я полагаю, что надо усилить оборону перевала тяжёлым оружием, – добавил Пренк.

– Что мы можем немедленно отправить на перевал, Дженсен?

– Пару базук, один трёхдюймовый миномёт и безоткатное орудие. Это всё, что у меня есть.

– Но пушка охраняет вход в порт!

– Я заменю её «эрликоном», ещё два я предлагаю поставить у аэропорта.

– А что с четвёртым?

– Я не смог его починить и разобрал на запасные части. Если понадобится могу сделать одну спарку.

– Это было бы неплохо, – произнёс молчавший доселе Моксан. – Аэродрому нужно прикрытие с воздуха.

– Нам тоже было нужно прикрытие с воздуха, – передразнил его Бенъярд. – Его не было.

Серж Компана вступился за своего коллегу:

– Будет Вам поддержка! «Миниконов» смогут поддержать оборону перевала с воздуха, если их вызовут заранее и будет лётная погода.

– Когда вы сможете совершить свой первый боевой вылет, Серж? – иронически поинтересовался Бенъярд.

– Хоть через полчаса, майор! Если на это будет приказ господина президента! – с вызовом ответил француз.

– Не ссорьтесь, господа, – примирительно произнёс Окойе. – Капитан Хейде расскажите более подробно, что вы задумали.

– Господа, вы все прекрасно понимаете, что в случае возвращения кимбистов, первыми пострадают ибо. При помощи доктора Хаага и его персонала, я провёл предварительный опрос их настроений и выяснил, что многие из них вступят в ряды армии, если правительство даст им гражданство и землю. Господин президент, я предлагаю сделать это немедленно: и мы сразу получим несколько сотен добровольцев…

– Но подобный закон уже был принят! – возразил Бенъярд.

– К сожалению, он не действует: добровольцам закон только обещает землю и гражданство. Они их смогут получить только через шесть месяцев службы. Я же предлагаю делать это при подписании контракта: мы же ничем не рискуем в случае дезертирства – землю можно отобрать…

– Неплохо, Хейде, совсем неплохо. Даже очень хорошо. Я впечатлён, – процедил сквозь зубы Хорос, недолюбливавший рехоботера.

– Итак сколько подразделений мы сможем сформировать, капитан?

– На первом этапе это будет пять взводов: всего полторы-две сотни человек, а на втором этапе – втрое больше, но для этого нам понадобится стрелковое оружие.

– Вы можете представить списки всего необходимого, капитан, – спросил Дженсен.

– В этом нет нужды лейтенант, – ответил старший инструктор. – Пехота имеет более приспособленную для ведения боя структуру, чем жандармерия, поэтому может обходится меньшим количеством автоматического оружия.

– И всё же, – настаивал интендант.

– Для начала на каждый взвод выдадим по четыре-шесть единиц, остальное – винтовки. Снаряжение и обмундирование на тридцать-сорок человек. Всё будет зависеть от притока добровольцев. Учитывая, что командные должности во взводе займут состоящие на службе жандармы, для полного оснащения потребуется примерно полторы сотни единиц стрелкового оружия, может чуть меньше.

– Таким количеством я, пожалуй, смогу обеспечить, – кивнул головой Дженсен и посмотрел на Бенъярда. – Однако, лучше бы было, если бы к нам доставили обещанный груз из Луиса.

– Мы работаем над этим, – произнёс майор.

– Как долго это займёт? – задал вопрос Пренк.

– Подразделения будут ограниченно боеспособны через две недели – примерно в конце сентября, а вся программа подготовки сможет быть запущена примерно через месяц, если, конечно, мы получим необходимое снаряжение.

– Что это означает «ограниченно боеспособны», – поинтересовался Бенъярд. Он впервые слышал такой термин.

– Это значит, что они смогут оборонять объект от противника равного ему по силе, – пояснил за Хейде Пренк. – Полной боеспособности они смогут достичь примерно через месяц…

– Я Вас понял, – произнёс президент, поднимаясь с места. – Завтра подготовим необходимые декреты, а вы приступайте к реализации Вашего проекта немедленно. Нам необходимо продержаться до сезона дождей! У остальных есть вопросы?

Все присутствующие на совещании последовали примеру президента и встали.

– Итак, господа! Наше посиделки закончены, – обреченно произнёс Окойе. – Прошу приступить к исполнению своих обязанностей. Поедешь со мной, Генри…

Доктор, его министр, адъютант и майордом проследовали к выходу. Все присутствующие вытянулись по стойке «смирно» и отдали честь. Переступая порог зала совещаний президент вяло козырнул. Он быстро прошёл к своей машине, за ним проследовала его свита.

– Набились, как сельди в бочке, – недовольно прошипел сухощавый президент, подпираемый с обеих боков министром и адъютантом.

Взревел мотор «мерседеса». В сопровождении двух мотоциклистов он быстро проскочил двор военного городка и выехал на прибрежное шоссе. Участники совещания высыпали вслед за своим боссом на крыльцо. Они стояли, приложив руки к своим головным уборам, до тех пор, пока президентский эскорт не миновал за ворота. Затем заработали мотор полицейского автомобиля, на котором прибыли Пренк и Хорос, следом за ним машина из госпиталя… Последней площадку покинул джип с эмблемами ВВС. Дженсен проводил отъехавшие автомобили взглядом, смачно сплюнул на песок и проворчал:

– Вот начальства-то развелось!

Услышавший эту реплику лейтенант Мосаса засмеялся и хлопнул его по плечу:

– Не расстраивайся! Дальше их будет ещё больше! Я уже привык к этому…

– Закон Паркинсона, – процедил сквозь зубы Урому, закуривая сигарету.

– Что за тип? Почему не знаю? – пошутил Тецами.

– Один англичанин. Он сказал, что если есть какая-нибудь проблема, то её будут решать так долго, сколько есть времени в запасе, и потратят столько денег, сколько имеется в наличии.

– Это точно про грёбаную армию! – чертыхнулся Мосаса. – Жаль, что я ничего другого делать не умею.

– Это точно, Барти. Мы с тобой можем только воевать, а вот Урому и Дженсен разбираются в моторах и всякой другой механике!

– Учитесь, ребята! – засмеялся вдруг Дженсен. – У вас ещё вся жизнь впереди!

– Лучше тянуть офицерскую лямку, чем корячится на дядю, верно, Тимоти?

– Да, Барти, чертовски верно. Пошли, однако. Нас зовёт Хейде. Сейчас получим новые назначения и поедем. Пока, ребята!

– И Вам не хворать, – откликнулись Дженсен и Урому. Они ещё постояли на крыльце штаба, покурили, о чём-то поговорили без всякой субординации и пошли по своим делам. Тимоти получил назначение в селение Рус, а Барти – Пастер. Они должны были навербовать второй и третий пехотные взводы. Четвёртый должен был набрать Джинджи в боме Дюма…

Луис

Прибыв в столицу Гвиании по срочному делу, Адриан Гуль рьяно приступил к его исполнению. Он сразу же поехал в британское посольство, чтобы проконсультироваться с послом. В отличие от Зангаро, Боганы, Экваториальной Гвинеи и ещё полудюжины мелких стран, в которых не имелось постоянного дипломатического представительства, в Гвиании оно было. При этом его руководитель традиционно имел статус Чрезвычайного и Полномочного Посла. По-видимому, это была дань тому времени, когда эта страна входила в Британское Содружество. Даже сейчас после двух военных переворотов и мятежа сепаратистов английские позиции были весьма сильны, хотя и поколеблены. К удивлению, Гуля посол оказался сильно занят: ему сообщили, что рассчитывать на встречу он сможет только в понедельник. Кроме того, в представительстве не оказалось свободных комнат, и он был вынужден поселиться в отеле «Американа». Хотя он был тоже полностью забит приезжими, британскому дипломату выделили приличный номер. После полудня он стал спускаться на террасу, чтобы пообедать, и в одном из коридоров к своему немалому удивлению заметил одного из ближайших сотрудников Мэнсона.

– Мистер Эндин, – окликнул он. – Как хорошо, что я Вас встретил!

Человек, которого он позвал, затравленно оглянулся по сторонам. Увидев, что в помещении нет посторонних он подошёл к нему почти вплотную.

– Здравствуйте, Гуль, – прошипел Саймон. – Не называйте меня так: я здесь под другим именем.

– Извините, мистер…э-э-э…

– Харрис. Уолтер Харрис.

– Харрис. Рад Вас снова встретить! Что Вы здесь делаете…

– Собираюсь поплавать в бассейне. А Вы?

– Иду обедать. В посольстве не оказалось свободных мест!

– Что же, приятного аппетита!

– Спасибо. Может выпьем что-нибудь в баре перед ужином.

– Можем. Заодно расскажете про дела в Кларенсе.

– Обязательно. Тогда, в семь вечера в баре?

– Лучше в половине восьмого. У меня в шесть встреча: она может затянуться.

–O’Кей!

Упругой походкой Эндин направился по коридору в направлении бассейна, а Гуль поплёлся в ресторан. Обедал он в полном одиночестве, наблюдая как у стойки бара резвятся американцы. Было всего пять часов пополудни, когда Гуль вернулся в номер. До встречи было полно времени, и он решил сходить в бассейн. Накинув махровый халат с гербом отеля и перекинув через плечо полотенце, он медленно поплёлся по коридорам отеля, следуя указаниям, написанным на табличках. К его удивлению, в солярии, примыкающем к бассейну, было малолюдно. На оранжевых шезлонгах развалились несколько европейцев, ещё двое или трое плавали в прозрачной воде. Благодаря плитке и подсветке освещению, она казалась бледно-голубой. Он положил полотенце и солнечные очки на ближайший шезлонг, скинул халат и подошёл к краю бассейна. Несколько мгновений он стоял на бортике, не решаясь прыгнуть: на жарком солнце вода показалась обжигающе холодной. Он вдруг покрылся пупырышками и закрыл глаза.

– Эй! Ну что там? Всю жизнь стоять будешь? – вдруг услышал он женский голос откуда-то сбоку. Адриан посмотрел в ту сторону. Черноволосая женщина лет тридцати пяти с усмешкой смотрела на него. Она стояла на мелководье, у противоположного края бассейна, по пояс в воде. Её кожа отливала бронзой, мокрые волосы, стянутые в конский хвост, блестели в лучах солнца, а глаза вызывающе смотрели на англичанина. По-английски она говорила со смешным акцентом, напоминавшим греческое «цоканье». Адриан посмотрел на воду: недалеко плескался какой-то толстяк.

– Что медлишь? Воды боишься? – насмешливо крикнула брюнетка и улыбнулась, обнажив ряд мелких белых зубов, делавших её похожей на куницу. Толстяк обернулся на звук и тоже засмеялся.

Адриан слегка подпрыгнул, вытянул вперед руки, согнулся в поясе и закрыл глаза: через секунду он уже был в воде. В воду он вошел, ударившись своим брюшком так , что перехватило дыхание. Вода обожгла его кожу, а хлор разъел нос. Когда он вынырнул, жадно хватая ртом воздух, то почувствовал облегчение. Грязь и пот, накопленные во время переезда, были смыты. Он сделал несколько гребков к дальнему концу бассейна, а потом лёг на спину и поплыл обратно. Блаженство…Вдруг кто-то сильно толкнул его плечо: это была брюнетка. Мощно разгребая руками воду, она на большой скорости пересекала бассейн. Столкнувшись с ним, она потеряла темп и остановилась.

– Извините, я Вас не заметила. Увлеклась, – цокая произнесла она. Гулю её произношение показалось забавным: он улыбнулся.

– Хорошо, что Вы не сердитесь, – сказала она и поплыла дальше.

Минут двадцать Адриан просидел в бассейне выпуская весь жар, скопившийся в нём за время пребывания на экваторе. С момента прибытия в Кларенс он только дважды принимал ванну и пару раз купалсяв океане: остальное время приходилось довольствоваться душем.

– Хорошо, что китайцы в своём посольстве построили бассейн, – подумал он, оценивая преимущества искусственного водоёма.

Когда дипломат выбрался к шезлонгу, солнце уже спустилось на линию пальм: оставалось минут пятнадцать до начала сумерек. Он надел солнечные очки и стал оглядываться. Шезлонг брюнетки оказался на противоположной стороне бассейна. Она находилась в компании трёх крепких, уверенных в себе парней. Все они были коротко пострижены, белокожи; нетрудно было догадаться, что под тропическим солнцем они всего несколько часов, плечи, спины и грудь у них покраснели. У старшего из них на теле темнели рубцы и шрамы. Этот держался более сдержанно, можно сказать, предупредительно. Мужчины о чём-то громко говорили, спорили и смеялись. Женщина вытянулась на шезлонге и отвечала им короткими репликами. У Гуля сложилось впечатление, что это её подчинённые или телохранители. Она была склонна к полноте, но шикарный купальный костюм и дорогая широкополая шляпа скрывали эти недостатки.

– Вероятно, это какая-нибудь эксцентричная миллионерша, – решил он и подозвал официанта. – Виски с содовой!

– Да, сэр.

Допив свой коктейль, Гуль накинул халат и пошёл в номер. Он спустился в бар минут за пятнадцать до встречи с Эндиным.

Бар был пропитан запахом табака: он был настолько прокурен, что оба вентилятора и мощный кондиционер не могли разогнать дым. Адриан даже закашлялся при входе в помещение:

– Вы не курите, – раздалось знакомое цоканье у его уха.

– Нет, мадам. Только сигары по вечерам, – чопорно ответил британец. – Позвольте представиться, Адриан Гуль…

– Да, да, знаю. Вы – дипломат. А меня зовут – Джульет Аграт. Я здесь по делам.

– Разве Африка место для деловых женщин, мадам? – Гуль бросил на стойку бара пятифунтовую купюру и крикнул бармену. – Розовый джин, пожалуйста. Что Вы будете, мадам?

– Я? – удивилась Джульет. – Пожалуй, шампанского со льдом…

Гуль кивнул бармену, подтверждая свой заказ.

– У нас есть только «Дом Периньон», сэр.

– Хорошо! Так каким ветром сюда занесло деловую женщину? – поинтересовался Адриан из вежливости.

– Для людей бизнеса место всюду, где можно заработать деньги, мистер Гуль, – засмеялась Джульет. – Мой недотёпа муж уже умудрился потерять несколько миллионов в этих местах. У меня есть желание их заполучить обратно…

– О-о-о! Африка – непредсказуемый континент. Это будет очень сложно сделать, особенно женщине, – многозначительно произнёс Адриан.

– Вовсе нет, мистер Гуль. Вы мне в этом даже поможете!

– Вот как? Почему Вы так решили, мадам Аграт?

– Потому, что Вы – британский дипломатический представитель в Зангаро, а я направляюсь именно туда. Мне понадобится Ваша помощь, а Вам – моя, – женщина облизнула губы и хищно улыбнулась, обнажив ряд мелких белых зубов. Её миловидное лицо неожиданно приобрело хищное выражение: она напомнила Гулю хорька.

Не успела Джульет закончить свою фразу, как в зале появился Эндин. Он хмуро оглядывал завсегдатаев бара и, заметив Гуля в окружении женщины, неодобрительно покачал головой. Затем он заказал пиво и сел неподалёку. Адриан вдруг захотел отделаться от Джульет, тем более, что она была не в его вкусе. Через некоторое время он посмотрел на часы и вежливо попрощался:

– К сожалению, мне пора идти. Мне предстоит важная встреча…

– А я думала, что мы проведём вечер, – удивлённо произнесла мадам Аграт. По-видимому, она не привыкла, что её вниманием и расположением манкируют.

– Увы, мадам, может завтра, – занудил Гуль.

– Может завтра, – эхом повторила женщина. Её губы растянулись в улыбке: мгновение спустя она переросла в звериный оскал. Эта метаморфоза вызвала у Адриана страх и отвращение. Не дождавшись сдачи, он пошёл к выходу. Краем глаза он заметил, что Эндин следует за ним.

После прокуренного бара воздух на террасе приятно освежил дипломата. Он глубоко вдыхал ночной бриз и вдруг обратил внимание на небо: оно было полно ярких звёзд.

– Вы знаете с кем только что говорили, Адриан, – раздался за его спиной голос. Дипломат обернулся: это был Эндин.

– Мадам Джульет Аграт, чокнутая миллионерша…

– Это ещё не всё. Она – самая богатая женщина в Зангаро.

– Вот как. Но в досье указано, что кланом Агратов руководит Габриэль Аграт.

– Это её муж. Полная тряпка. Живёт в Ницце и курит травку. По нашим данным всеми его делами заправляет жена и её секретарь по фамилии Гонзага.

– Какая-то доисторическая фамилия. По-моему, я про неё читал в колледже…

– Не знаю. Фамилия, как фамилия. Но с Агратами, их влиянием и связями, надо будет считаться. Они заключили сделку с Окойе и будут её выполнять.

– Это как-то мешает планам сэра Джеймса, мистер Эндин?

– Харрис, Адриан, – взорвался Саймон. – Запомните! Уолтер Харрис! В Гвиании я пользуюсь только этим именем.

– Хорошо, …Уолтер. Ты не ответил на мой вопрос.

– Насчёт Агратов? Да! Их обязательства усиливают позиции Окойе и мешают укреплению нашего влияния.

– Так может с ними проще договориться и объединить усилия?

– Мы пробовали, не получилось. Они играют свою игру.

– А если предложить им большую сумму?

– Это будет слишком дорого!

– Что Вы собираетесь предпринять?

– Буду тормозить сделку всеми возможными способами. А Вы как здесь оказались, Адриан?

Гуль рассказал Эндину причины, по которым он срочно прибыл в Луис.

– Да, вот незадача! – почесал голову Эндин. – Сейчас в Гвиании такое творится! Вы в курсе?

– Нет. Я хотел проконсультироваться с послом, но он оказался занят, – озабоченно вздохнул Гуль. – Он примет меня только в понедельник. Не понимаю, почему такая задержка…

– А Вы не догадываетесь? – заулыбался Эндин.

– Нет, – простодушно ответил Гуль.

– А газеты Вы читаете? Ну, да, «Таймс», «Обсервер», иногда «Фигаро» и «Вашингтон Пост» …

– А местные?

– Подборку материалов по новостным газетам ежедневно делает мой помощник, а африканские газеты мало содержательны. Оба зангарских листка вычитывает мой секретарь, а остальные… – Гуль неопределённо махнул рукой.

– Понятно, – многозначительно произнёс Эндин. – Но о победе Околонго на выборах вы, конечно, знаете…

– Ну, да. А какое это имеет значение?

– Интересно, как вас, дипломатов, готовят к службе? – ехидно спросил Эндин. – Нынешние события в Гвиании – ключ к ситуации в Зангаро! Вы что, это не понимаете?

– Нет! Каким образом? В недавней своей инаугурационной речи президент Околонго заявил о политике невмешательства во внутренние дела соседей и нерушимости границ!

– Вот, вот! А что заявил вице-президент Боганы? Об объединении! Вы понимаете к чему я клоню?

– Не совсем. Гвиания – это не моя епархия. Именно поэтому я и приехал в Луис за консультациями.

– Ладно, – безнадёжно махнул рукой Эндин. – Идём ужинать. Я знаю здесь неплохое местечко: тихо, уютно, мало посторонних. И не забудьте называть меня Уолтер Харрис.

– Хорошо… мистер Харрис, – кивнул головой Гуль. – Хороший ужин мне не помешает, а то обед в отеле был ужасен.

– Что Вы хотите: наплыв иностранных гостей. Околонго провозгласил политику открытых дверей: вот все и засуетились.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26