Олег Орлов.

Расходный материал



скачать книгу бесплатно

Если с военной службой все осталось по-старому, то с некоторыми бойцами ее звезды произошли интересные приключения, о которых они поведали за ужином. Лейтенант Лайет, ее заместитель и по совместительству близкий родственник по отцу, вернулся домой, где был принят с распростертыми объятиями. Еще бы, интриганы рядом с троном приходят и уходят, а армагистр разума с огромным боевым опытом на дороге не валяется. Да и Дом Теней, на протяжении тысячелетий являющийся основным поставщиком старшего командного состава для армии, плевал на эти интриги с самой высокой башни. Ну попал их представитель под раздачу, с кем не бывает, главное – опытный воин и отличный маг с редкой специализацией, для такого всегда найдется место.

Остальным повезло намного меньше. Двойняшки Сари и Нари из Дома Тишины были вынуждены покинуть империю. Младший Дом не мог принять обратно своих детей, уволенных с позором, даже если они прекрасные стрелки и опытные маги воздуха и смерти. Причем смертью владела Нари, редчайший дар для женщины.

Целителя Шера также не приняли обратно, попросили не отсвечивать в крупных городах, а посидеть в глуши, пока шум не уляжется. И он неплохо устроился в соседнем королевстве у людей. Поменял себе энергетическую картину и вел тихую жизнь богатого мага. Им всегда проще, большинство разумных никогда в жизни не столкнутся с разумником или теоретиком, но маловероятно, что найдется кто-то, не обращавшийся к магу жизни.

Деррик, магистр земли из влиятельного Дома Шорохов ветра, в первый же день разругался со своими и обосновался в одном из поселений гномов, где работал штатным магом на шахте. Уму непостижимо, боевой маг его квалификации ищет рудные жилы и следит за трещинами в потолке – никогда бы не поверила!

Но больше всех ее удивил магистр огня Кериэль. Отчаянный дуэлянт и покоритель сердец, не пропускавший ни одной драки, ни одной попойки и тем более ни одной женщины, последние двадцать лет провел в высокогорной лаборатории, оборудованной на собственные средства, где совершенствовал свое мастерство. Надо признать, не безуспешно, и если опустить бюрократические формальности, сейчас в ее подчинении находился полноценный армагистр.

Но больше всего приключений выпало на долю Шаен. Ее младший Дом традиционно находился на побегушках у Полночного солнца, поэтому, дабы продемонстрировать лояльность, они пошли на беспрецедентный шаг. Дом отказался от своей дочери! Невероятно, последний раз подобный случай произошел семьсот лет назад и был применен по отношению к Териолану Мучителю.

Если верить летописям, прославился данный индивидуум ритуальными убийствами беременных женщин и детей, которые совершал с целью увеличения собственного магического потенциала. С каким темным божеством он заключил договор, так и осталось тайной, но, судя по всему, божество свою часть договора выполнило. На захват Мучителя бросили сразу пять звезд особой сотни, из которых после боя в живых остались один из целителей и ее учитель. Кем вообще надо быть, чтобы заслужить прозвище Мучитель, если отправка на жертвенный алтарь – весьма распространенное наказание, применяемое по одиннадцати статьям уголовного положения или по личному указу императора.

Это сейчас, а в те времена с незамысловатыми нравами, когда вовсю бушевали войны между Великими Домами и кровь лилась рекой?

Вот к такой мрази верхушка Дома приравняла прекрасную Шаен, магистра воды, сержанта особой сотни, награжденную именным оружием из рук императора. Ладно, если бы просто отказались, так ее еще и банально ограбили. Понятно, тем указом их лишили всех званий и наград, но не гражданского состояния, которое у всех к моменту увольнения было немаленьким. Родственнички решили совместить приятное с полезным, прогнуться перед высшим Домом и поправить свои финансы за ее счет. Произойди нечто подобное во времена того же Мучителя, во главе ее Дома с большой вероятностью встал бы новый матриарх, сама Шаен. Однако теперь в империи царил закон, и вместо простого решения проблемы ей пришлось пойти в суд.

На ее беду в суде председательствовала мама ее жениха. Там тоже все оказалось непросто: пока она была в фаворе, в ней души не чаяли и были готовы породниться с женщиной из младшего Дома. Когда для них настали тяжелые времена, отношение к ней резко поменялось. Ну и пусть она прекрасна, словно королева светлых эльфов, неплохой маг воды, мастер меча и носит под сердцем ребенка от ее сына. Главное – высокая политика, ведь у сыночка может сломаться карьера, а тут какая-то авантюристка из младшего Дома решила захомутать ее любимого сына.

В жизни все было с точностью до наоборот: Шаен сдалась после длительной и кровопролитной (на первых порах в прямом смысле этого слова) осады. Сама Дара чувствовала, что-то с этим парнем не так, а признанный специалист по вопросам межполовых отношений Кериэль сразу предложил не дать испортить жизнь боевому товарищу и устроить поклоннику несчастный случай с летальным исходом. Дара как старший начальник запретила силовые акции в надежде, что все уладится само собой. Ага, уладилось, Дома начали сговариваться о свадьбе, потом Шаен забеременела и не доложила об этом, посчитала своим долгом не оставлять сослуживцев в последнем деле, которое оказалось подставой. Провести всех ей не составило труда – тело почти сплошь состоит из воды, для такой опытной магини скрыть беременность на ранних стадиях нет проблем, архимаг целитель не определит.

Тогда случилось второе немыслимое – идиотский приговор. Беременная женщина, опытная магиня, вместо всех положенных ей льгот оказалась приговорена к высылке за пределы империи. Причем выслать ее собирались во враждебный Готор, закованную в антимагический ошейник. Даже гадать не надо, что с ней там произойдет, вопрос только в одном, как долго она будет умирать на алтаре. Понятно, все это внутреннее дело Дома, в которое никто сторонний не имеет права вмешиваться, однако существуют же некие неписаные рамки приличия и закон, в конце концов. Такого не найти ни в одной летописи, а история у ее народа богатая. Сложившуюся ситуацию командир хотел решить мирным путем, пришел поговорить о гранях разумного, здравом смысле и соблюдении законов. Естественно, командира особой сотни не посмели послать даже вежливо, пообещали решить вопрос. Может быть, и решили. Но тут уже Дару прорвало. С Шаен она еще со службы в панцирной пехоте столько лет вместе, почти сестра, и просто так бросить ее она не могла.

По здравом размышлении ей стало понятно: император позволил идиотам загнать себя в ловушку, устроить скандал, который уже не замять, и у него будет отличный повод вмешаться во внутренние дела некоторых Домов, кой-кому подрезать крылья, а кой-кому и головы, но все дело во времени. Антимагический ошейник – крайне поганый артефакт, разрешенный к применению только в исключительных случаях, к особо опасным магам, врагам империи и прочим предателям. Он нарушает потоки силы в теле разумного, что может привести к потере им магических способностей, а иногда и летальному исходу. Бойцы особой сотни тренированы на противодействие подобным воздействиям, есть особые практики, правда, как они повлияют на беременную магиню, никто не проверял. С их низкой рождаемостью подобные эксперименты могут привидеться лишь в страшном сне. Дара решила не ждать, чем кончится дело.

Под рукой были только Лайет и Кериэль, маловато для полномасштабной войны против Великого Дома с сателлитами, поэтому начали с точечных акций. Проливать кровь сразу не стали, просто организовали похищение нескольких представителей обоих Домов. С их опытом и таким специалистом по разуму, как Лайет, дело оказалось не слишком сложным. Потом, собрав заинтересованных персон в одном месте, Дара объявила им об одном откровении, посетившем ее накануне. А именно, где они смогут найти головы своих первенцев, и как далеко могут зайти последующие неприятности, если в ближайшие часы не решится вопрос с ее подчиненной. Страшное оскорбление, которое может быть забыто исключительно после смерти наглеца. Народ схватился за мечи. В ходе короткой схватки она убила двоих армагистров из Полночного солнца, остальные благоразумно бросили оружие, правильно оценив соотношение сил. Естественно, одно дело судебный поединок или дуэль с таким же, как ты, а столкнуться с боевиком из особой сотни – совсем другое дело.

Через несколько часов на повторном заседании суда дело Шаен пересмотрели, ошейник сняли, возвратили все имущество. Через неделю магиня уже оказалась за границей, под присмотром Шера. Дара не стала рисковать, оставляя ее в империи, да и под присмотром опытного целителя им с ребенком будет безопасней. Как только получила весточку от Шера, что все в порядке, заложников отпустили, но самое интересное только началось. За ее голову Полночное солнце объявило награду в пять тысяч золотых драконов, и Дом Тумана подрядился выполнить заказ.

Вот тогда вся империя узнала, за что она получила свое прозвище. Три дня глава Дома Тумана умирал на алтаре в храме бога ужаса. От их столичной резиденции остался один каменный остов с оплавленными стенами, точное количество погибших не смогли определить даже опытные императорские дознаватели. Впоследствии выяснилось, народу погибло не так много, нескольких деятелей из верхушки Дома вообще обнаружили в соседнем переулке, они занимались исследованием содержимого мусорных баков и не особо реагировали на окружающих. Вызванный маг разума малость ошалел, потому что воспринимал их не как представителей Великого Дома, а как обычных крыс. Через пару недель компетентные органы разобрались, как это было сделано, но в норму несостоявшихся убийц так и не вернули, передали их в академию на факультет магии разума с дипломатичной формулировкой: «Для поисков возможности исцеления», – считай, для опытов.

После этого Дара как главное действующее лицо предпочла исчезнуть. Официально ей не предъявили обвинения ни один из Домов, ни императорские надзиратели. Хотя законов она нарушила столько, что хватило бы на путешествие до ближайшего алтаря, и награда за ее голову возросла до десяти тысяч. Лайет и Кериэль были оценены по тысяче. Если сравнить, то содержание крепости со всем гарнизоном и особой сотней, в которой уже давно служит около тысячи, обходится всего в восемь тысяч золотом в год. Серьезные деньги, за которые стоит рискнуть. За двадцать лет ее отсутствия рисковали два раза. Надо признать, второй раз у них почти получилось. Нашелся польстившийся на кучу золота архимаг. Как ни прискорбно, грамотный оказался дядька, хоть и человек, еле ушла от него. Потом долго пробиралась к Шеру, надо было срочно регенерировать левую руку, а с ее способностями это растянулось бы на многие месяцы. Целитель управился с проблемой за месяц. Заодно узнала у него, что с их неудачливой сослуживицей все нормально, в положенный срок родила девочку, никаких особых отклонений целитель у нее не нашел. Была, правда, одна странность с развитием энергетики ребенка, но ее лучше обсудить, когда он подрастет.

Вообще надо побыстрей заканчивать с боевым слаживанием и отправляться на восток. Надежда получить десять тысяч золотом плохо действует на некоторых разумных. Может, и среди жителей Крепости найдется решивший по-быстрому разбогатеть. Оно ей надо? Однозначно нет. Убить ее на территории Крепости достаточно проблематично, капитанский медальон дает право не только на горячую воду из-под крана, но и открывает доступ к вооружению и накопителям цитадели. Понятное дело, после двадцати лет отсутствия никто ее без обучения к управлению энергией не подпустит, вот только большинство о таких мелочах в организации службы не знает. Таким образом, реальные шансы на успех есть у должностных лиц рангом не ниже, чем другой капитан особой сотни, но он – ее четвероюродный брат. Комендант Крепости приходится ей родной тетей по материнской линии. Гарнизонный маг – двоюродный дед по отцовской. Да чего мелочиться, у нее теперь Длань императора в дальних родственниках. В целом можно считать, она дома. И вообще, Дома Закатного ветра и Теней столь сильно переплелись друг с другом, что заключение новых брачных договоров между их членами становится проблемой. Поэтому напасть на нее в пределах крепости может исключительно самоубийца. Но, как говорится, нечего гоблинов дразнить, чем быстрей она окажется за пределами империи, тем лучше.

С легкой щекоткой в голове возник образ Шаен, стоит за дверью, да еще и в компании с кем-то… нет, не просто знакомым, а словно она в двух экземплярах. Ну и чего ей надо на ночь глядя? Дара не стала отвечать на «зов», просто крикнула: «Заходи!»

Ее магиня привела себя в порядок после их неудачной тренировки и была прекрасна как мечта. Да еще и вырядилась в ритуальные одежды, которые одеждами называются исключительно ради приличия и в дань традиции. Глядя на нее, Дара и раньше ловила себя на мысли: «А так ли ей нравятся мужчины?» – а уж теперь рождение ребенка явно пошло Шаен на пользу. Стала еще прекрасней, и магический потенциал подрос. Тьфу, дохлый гоблин, она же в таком виде шла по казарме, а потом через внутренний двор, жуть, там, наверное, инфаркт на инсульте и целителям работы до утра.

– Думаю, ты просветишь меня по поводу столь необычного наряда. У меня в комнатах ни одного алтаря. – Еще раз окинула взглядом наряд магини, вспоминая, для какого божества надо так наряжаться. – Тем более богини возмездия. Другое дело, если ты решила соблазнить меня. Не трать время, я и так твоя. После выхода в отставку, разумеется. И вообще, когда я увижу женщину прекрасней, обращусь к Шеру, чтобы вылечил мои глаза.

Вместо того чтобы, как обычно, отшутиться, Шаен рухнула на колени и забормотала срывающимся от волнения голосом:

– …на дорогах войны и путях мира, в жизни и смерти…

Твоего гоблина, понятно, почему она так вырядилась. Дара метнулась вперед и в последний момент успела выбить у нее из рук ритуальный нож. Клятвы перед богами, да еще и на крови! Шаен, Шаен, к ее бы уму и красоте добавить толику бессердечности, стала бы властительницей мира. Кто же впутывает богов в такие дела!

Дара опустилась на пол и прижала разрыдавшуюся подругу к груди, нежно погладила по голове. Дождавшись, когда та успокоится, чуть отстранилась и заглянула в ее прекрасные глаза, вытерла слезы:

– Я тоже тебя люблю, но никогда больше так не делай.

– Но ведь… – начала Шаен, и ее глаза вновь наполнились слезами.

– Никаких «но», – перебила Дара. – Никогда и ни при каких обстоятельствах не впутывай богов в свои дела. И тем более – никаких клятв. У богов, что у светлых, что у темных, весьма своеобразное чувство юмора. Нам лучше держаться подальше от их внимания. Это я тебе говорю как признанный знаток теоретической магии. Веришь мне? – Шаен неуверенно кивнула. – Вот и славно. То, что было между нами, это наше с тобой дело, оно в наших сердцах, и этого уже не изменить, наши дела связали нас сильнее любых клятв, так что закончим на этом.

– А как же награда за твою голову?

– Тем хуже для полночников и туманников. В конце концов, я еще жива, в отличие от большинства приходивших за мной.

– То, что ты сделала для меня…

Дара коснулась пальцами ее губ:

– Довольно, что сделано, то сделано, ничего уже не изменить, погибших не вернуть. И вообще, кого ты привела с собой, она уже вся извелась, пытаясь понять, что у нас происходит. Пусть зайдет.

Сержант послала «зов», и раскрывшаяся дверь явила… дохлый гоблин, оно того стоило. Куча дохлых полночников, разгромленный Дом Тумана и неприличное количество золота за ее голову! То-то она ощущала своего сержанта в двух экземплярах. На пороге в ритуальном поклоне склонилась юная Шаен. И тоже в ритуальных одеждах. Все, в казармах бунт и поножовщина. Но почему столь разительное сходство? Дара с интересом посмотрела на своего сержанта, словно пыталась увидеть в ней нечто, ранее не замеченное, перевела взгляд на ее дочь. Невероятно, одно и то же лицо. И магический потенциал примерно как у матери в этом возрасте, очень интересно.

– Шер говорит, это из-за ошейника, точнее, из-за моего противодействия ему.

– И больше никаких отклонений? Кому ты ее показывала?

– Только Шеру, он считает ее абсолютно нормальной.

– Шер – боевой целитель, его задача прикрывать нас в рукопашной и не дать сдохнуть раньше времени. Не знаю, насколько он силен в столь тонких материях. Подойди ко мне, дитя, как твое имя?

– Дара Айша, дочь Шаен, госпожа.

– Хм… – Про дочь Шаен понятно, тут не нужно быть целителем, достаточно иметь глаза, с первой частью имени разберемся несколько позже. – Не беспокойся, сейчас ты почувствуешь легкое головокружение. – Шер боевик и практик, доверять его суждению в столь уникальном случае нельзя. Ну просто не было идиотов, решивших устроить такое с беременной женщиной.

Очень осторожно Дара исследовала энергетические потоки в теле девушки, припоминая и сравнивая их с данными из личного дела ее матери. Есть, конечно, небольшая погрешность, первые данные по ауре и энергетическим потокам у женщины заносятся в дело, когда ей исполняется пять лет. Вторые – после начала регулярного цикла. Двадцать лет назад они попали в заварушку, два года беременности, значит, девочке лет восемнадцать, до первой крови еще лет десять. Что ж, наверное, так и должно происходить, по крайней мере, у нее самой в эти годы было нечто похожее. И если сделать поправку на возраст, перед ней сейчас сидела Шаен номер два. Плохо. Точнее, ненормально.

Понятно, энергетика родственников похожа, но не настолько же. Нечто отдаленно похожее наблюдается у давних любовников, например, у отца с матерью энергетические картины очень похожи. Но они вместе больше трехсот лет, прошли плечом к плечу не одну схватку и сделали трех детей. Это за триста лет брака! Они, похоже, вообще ничем другим не занимались! Родители друг с другом постоянно «зовом» переговариваются – на три лиги. Легко. Вот так, это любовь. У сержанта с дочерью ситуация совсем другая, к тому же девочка растет, у нее сейчас должна быть энергетическая буря с заметным влиянием энергетики отца. Ее папа, надо отдать должное, неплохой маг, ну был неплохой, пока не попытался смыть позор и все такое. В смысле пока не захотел заработать десять тысяч золотых драконов и не нарвался на ее «лезвия ветра». И где, скажите, влияние его энергетики? А если тупо посмотреть на маму с дочкой, кто-нибудь там вообще видит кровь отца? Шаен, конечно, вполне приличный маг, но даже боги пока черенками размножаться не научились. Все это глубоко неправильно.

– Ну что? – взволнованно спросила сержант, когда Дара закончила обследование.

– Как далеко вы можете общаться «зовом», пять лиг?

– Пять с половиной.

– Неплохо. А как у нее с теоретической магией?

– Ну… не так чтобы очень. Есть намеки на способности к воде и воздуху. – Понятно, если дочь копия матери, то можно было не спрашивать. Шаен неплоха как боевой маг, а сидеть за расчетами – это не для нее, простейшие выкладки по воде и воздуху она вполне осилит, но не больше. Да, нет в мире совершенства.

– Что ж. – Дара повернулась к девочке. – Могу тебя поздравить, завтра ты сделаешься учеником одного из самых выдающихся магов современности. Если у тебя есть друзья, советую немедленно написать им прощальное письмо, потому что на ближайшие лет пятьдесят твоими друзьями станут пыльные фолианты и парные клинки. Теперь иди, нам с твоей матерью нужно поговорить.

– С ней что-то не так? – накинулась на капитана Шаен, как только за дочерью закрылась дверь.

– Все не так. Шер сказал мне, что надо посмотреть на нее в реальности. Он прав, оно того стоило. Понимаешь, в чем штука, у нее нет отца. Не в том смысле, что этот идиот в упор поймал «лезвия ветра», а в том, что я вообще его не чувствую, словно она твоя копия.

– Ты ошибаешся, я отчетливо чую его кровь.

– Кровь – да, но сила в ней только твоя, с точки зрения магической науки ты родила ее почкованием. В этом возрасте такой энергетики просто не может быть. Нет, не так… подобное нормально у человека, гнома, гоблина, да у кого угодно с нестабильным магическим даром, но не у нас. Очень интересный феномен, многие захотят изучить его поближе, а чем это может кончиться, лучше не думать. Есть второй нюанс, среди рас с нестабильным даром все энергетические отклонения приводят к дефектам в физическом или умственном развитии. Как отклонения у твоей дочери скажутся в будущем, можно только гадать. Короче, это все высокие материи, я могу прочитать тебе краткую лекцию по данному вопросу, думаю, за пару дней управлюсь. Но лучше просто поверь, в ученицах у Длани императора ей будет безопасней, со всех точек зрения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное