Олег Лукойе.

Агрессивная мимикрия. Тексты песен разного жанра (бард, рок, панк, поп-рок, эстрада)



скачать книгу бесплатно

© Олег Лукойе, 2017


ISBN 978-5-4483-2028-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Агрессивная мимикрия

 
Человек с обложки журнала
смотрит как сама тоска.
Он знает, что смерть генерала
та же смерть муравья в песках.
Что мир только кажется лучше,
или хочет казаться таким…
Что в припадке, сгребая тучи,
он всего лишь смывает грим.
 
 
Припев:
Агрессивная мимикрия
это способ продолжить жизнь
в пищевой цепи…
И двухтысячелетний мессия
для прожорливой бездны, просто
травинка в степи…
 
 
Человек с обложки журнала,
проглядевший глаза до дыр,
замерший хищною жабой,
скоро сожрет весь мир.
Который, лишь кажется лучше
в позиции божьей росы…
Гляди, как дерутся тучи
за глянец голодной блесны.
 
 
Припев.
2013
 

Авгеенна

 
Жарко на вертеле,
в небо дымит земля.
Царь преисподни зажёг для гостей костры.
Вспухли столетия
и догорает заря.
Кто то меняет правила этой игры.
 
 
Плавленый ветер
несёт отовсюду золу.
Сыпет на раны-ожоги горячую соль
Солнцем ужаленным
снятся поля в снегу,
а утомлённым – белый морской песок.
 
 
припев:
 
 
О, долгожданное,
быстролетящее лето…
Господи, дай мне здоровья
дожить до зимы.
Да хоть какой-нибудь.
Слякотной, даже без снега.
Господи, дай мне здоровья дожить до зимы.
 
 
Жарко на вертеле,
в небе дымит заря.
Кто то меняет правила этой игры.
Значит заметили…
и догорает земля.
Видимо, ангелы сбросили крылья в костры.
 
 
припев:
 
 
Господи, дай мне здоровья
дожить до зимы.
Как я устал от быстролетящего лета…
Пусть даже слякоть.
Пусть даже стужа без снега…
Господи, дай мне здоровья дожить до зимы.
август 2010 г.
 

Азраэль

 
Мне и раньше казался абсурдным
этот пафосный, вычурный мир.
Зацелован брезгливо Иудой.
Черствей поминальных просфир.
Боги стали добычей кукол.
Пальцы веером в небеса.
Выйдет боком, Смотрите! Богом,
Я назначил себя сам.
 
 
Припев:
 
 
Как трудно быть богом в небесных чертогах
Как сладко быть богом земным.
Я тот кто вам возвращает свободу.
Я тот кто придумает сны
Свинцовая птица на волю стремится.
Спускаю курок – взлетай.
Козыри пики.
Я назначаю
Безлимитный трафик в рай.
 
 
Мне и раньше казалась нелепой
эта стая прожорливых крыс
Я пиковый посланник неба.
Стены морга видят стриптиз.
Завтра будут козыри крести,
а сегодня роднятся с землёй
небеса… будет свадьба и тризна.
Этот праздник назначен мной.
 
 
Припев.
2010
 

Апокалипсис

 
Сказки рассказаны.
Новых уже не осилить.
Музыка кончилась, эхом звеня в ушах.
Зрители больше уже ни о чём не просили.
Молча жевали свой хлеб, никуда не спеша.
 
 
Хлебом пресытились – стали крошить его свиньям.
Зрелищ отрава навечно убила мозг…
Сгрудились все континенты в атолл Бикини
и опрометчиво веруют в лучший прогноз.
 
 
А над морями отчаянно плакали чайки,
что то пытаясь сказать… Хоть кого то спасти…
В каждой сгоревшей звезде есть приметы исчадий.
В каждой сверхновой свой восхитительный стиль.
 
 
Припев:
Счастливы были и долго любили друг друга.
Значит всем миром пора вернуться к истокам…
Есть ещё время, пока над полярным кругом,
воздух сжимая, рвётся к орбите «Тополь».
2013
 

А у Роджера веселье

 
Засвистел свинцовый ветер.
Кирпичами град.
Приземлился на ракете
ядерный заряд.
Растворился в горе ужас.
В тесто кровь и пыль.
По полям разбросан ужин.
Погорель и гниль…
 
 
А у Роджера веселье.
Пир горой.
Обвенчался он с холерой
и чумой.
А у Роджера веселье
Дым столбом.
Мир отправился на стрельбы.
В пули лбом.
 
 
Мы делили апельсины,
воду, хлеб и нефть.
Кол точили из осины,
да кормили смерть.
Ела чёрная в три горла.
На ветру коса.
Рассчиталась жёстким порно.
Бритвой по глазам.
 
 
А у Роджера похмелье.
Пир чумой.
Кости белою постелью.
Сучий вой.
А у Роджера похмелье.
Гарь и смрад.
Мир спустился в подземелье.
Прямо в Ад…
2016
 

Байконур

 
Нас разбудили на заре
лучи раскуренного солнца.
На завтрак манное пюре,
кисель из утренней росы.
И каждый день мы этот мир
делили на двенадцать порций.
И с заклинанием «аминь»
бросали в небо на весы.
 
 
припев:
Давай сыграем в эти игры!
Давай напишем эту сказку!
Про нашу в яблоках луну.
Про свет в сиреневом дыму…
Давай сыграем эти роли!
И будем помнить о прекрасном,
когда на лодках чёрно-красных
нас повезут на «байконур».
 
 
Нас часто будит по ночам
далёкий свет чужих созвездий.
И шёпот лунного дождя,
и сатанинский смех совы.
Мы забываемся в любви.
Смерть не страшна, когда мы вместе.
Когда мы с небом визави,
всё будет вечным и живым.
 
 
припев.
2011
 

Бессонница

 
Как тревожно поёт эта странная птица.
Даже ветер затих и пропала луна.
Словно горестный плач её песня струится.
И от песни такой мне сегодня опять не до сна.
 
 
Может, в этом повинна активность ушедшего света?
Или тайные игры планет и магнитных полей?
Словно тьму проглотив, тяжелеет сама атмосфера…
Источая печаль и тоску городских фонарей.
 
 
Не уснуть мне, опять, в этой звёздной, ночной круговерти.
Каждый нерв как струна, каждый прожитый год, как виток.
И теперь каждый сон для меня – репетиция смерти.
Отнимает коварно у жизни немалый кусок.
 
 
Алкоголем в крови я разбавил ночную тревогу.
Растворил этой смесью печаль и дурную тоску.
Кто-то вечно незримый беспечно поманит в дорогу.
Кто-то будет с утра, в наказанье, стучать по виску.
 
 
Но, расслабившись, вновь зазвучат мои ржавые струны.
Пусть недолго, но этого хватит на новый роман.
Я, конечно, игрок, но не пленник изящной фортуны.
Я из тех, кто уже никогда не сыграет ва-банк.
 
 
Я из тех, кто всегда одинок в карнавальной толпе.
Кто в разгаре фиест молчалив, ироничен и мрачен.
Кто когда-то давно заплутал на тернистой тропе.
Но который, именно это, считает удачей.
 
 
Истрепалась душа, словно ветром бумага.
Этанол испарился и ядом корёжит висок.
Сон теперь для меня – репетиция вечного блага.
Он теперь для меня, как спасительной влаги глоток.
2007
 

Быть пытался всеми любимым

 
Быть пытался всеми любимым.
Прятал стыд за орнаментом слов.
Дальнего неба сны-пилигримы
мне обещали святую любовь.
 
 
Муки взросления, тяжесть свободы
я пережил, как и все херувимы.
Пил до бессонницы сонную воду.
Пил и смеялся над тем как брезгливо
 
 
жрицы любви любовь пожирают.
До тошноты. До токсикоза.
Нежная лира мутирует в прозу.
В серую прозу бездушного рая.
 
 
Быть пытался Богу подобным.
Зверя нож протыкал мою грудь.
Но в вышине, за небесным кордоном,
сны-пилигримы не дали уснуть.
 
 
Тяжесть падения, муки свободы
я пережил, как любой обречённый.
Пил до беспамятства сонную воду.
Пил засыпая, мечтая о чём то,
 
 
что для живого воображаемо
до погруженья в языческий Ирий.
Где не дай Бог бы меня разбудили…
В серую прозу бездушного рая.
2012
 

Ведьмина пустошь

 
Вороная ночь сорвалась в галоп.
Ветер ноздри рвёт и гудит в ушах.
Этот гиблый край, да пустынный шлях
кочергой крестил забулдыга-поп.
 
 
Припев:
 
 
А над ведьминой пустошью светит луна.
На луну оскалился черный лес.
Жарко лижут ночь языки костра.
То ли стонет ветер, то ли воет бес.
 
 
На пути моём не встаёт семь лун.
За спиною треск. На плечах гора.
То не волчий вой, не вороний грай,
Это просто стон перебитых струн.
 
 
Перебитых струн прокаженных душ,
где еловый лес словно пики в масть.
Где нельзя стоять, где нельзя упасть.
Где цветёт дурман средь болотных луж.
Припев.
2013
 

Весенний хоровод

 
Телеантенны – кресты
на мрачноватых домах.
В брызгах неона застыл
город в кривых зеркалах.
 
 
Блеск в неживых глазах
автомобильных фар.
Трелью звенит в небесах,
музыка до ре ми фа.
 
 
Припев:
 
 
В городе – ночь. Но ему не до сна.
В талых глазах растворилась весна.
Город не спит. Небо зовёт.
Всех на хмельной хоровод.
 
 
Праздничный купол гирлянд.
Маска безумства луны.
Тени шутов короля,
в звуках весёлой войны.
 
 
Здесь каждый сам себе враг
и безнадёжно пьян.
И, потому, не чувствует ран.
Не замечает изъян.
 
 
Припев.
2000
 

«Струны грусть перебирает…»

 
Струны грусть перебирает.
За окном метель.
За высокими горами
задремал Апрель.
Спит малыш уже неделю,
спрятав календарь.
А по городу метелит
злой старик Январь.
 
 
Припев:
 
 
Ну-ка, вдарим, милая, по струнам
да погромче песню запоём.
Будет нам о чём поведать вьюгам,
Нам с тобой вдвоём.
 
 
Может, мы не угодили
чем то в новый год.
Может, мы не доводили
пьяный хоровод.
Я открою штоф столичной
и накрою стол.
Будем пить и веселиться.
Первую – по сто!
 
 
Прпев.
 
 
Пальцы в лад не попадают.
За окном капель.
Непричёсанный зевает
заспанный Апрель.
Разбудили таки парня
шумные друзья.
Мы б тебе родной налили,
да тебе нельзя.
 
 
Припев:
 
 
Песню льём по струнам и по жилам.
Знаю точно – Не в последний раз!
Ну-так, будем здравы, будем живы…
За любовь! За нас!
2009
 

Ветер странствий

 
Ты смотришь печально в небо,
немного завидуя птицам.
Наверное, в прошлой жизни
была ты одной из них.
Носила на крыльях лето
и с ветром могла сравниться,
и с облаками слиться
в белый фривольный стих.
 
 
Ты знаешь о птице Феникс.
Ты в небо глядишь с надеждой.
Ты так одержима чудом,
что снова сумеешь взлететь.
А я, твой счастливый пленник.
Подобно слепым невеждам
я верю в Христа и Будду.
И верю в небесную медь.
 
 
Ты в небо глядишь с улыбкой.
Наверное, что то видишь.
Наверное, знаешь тайну,
поэтому вьёшь гнездо.
Вселенная звёзды сыпет,
там прячется город Китеж
и манит небесной манной.
Срывая печали вздох.
 
 
припев:
 
 
Ветер безумец странствий
кружит людей по земле.
Нам остаётся с ним улететь на волю.
Нам не дадут ни единого шанса
в чёрной лежать золе.
Ветер нас никогда не оставит в покое.
2011
 

Вначале было Слово

 
Вначале было Слово,
затем явился страх.
И стали нервы… жилы
опорой для стрелы.
Натянута верёвка
в нутруженных руках.
Работники могилы
бодрЫ и веселЫ.
 
 
Вначале было Слово
Затем достали ствол.
Раздался громкий выстрел,
но не застал врасплох.
До финишной веревки
Не случай нас довел…
Мир упокоен в мысли
Что был не так уж плох.
 
 
Припев:
А мы с тобою скоро, непременно
уйдём на север. На самый север…
Там даже трусы не вскрывают вены.
Там вены просто
стынут на ветру…
И даже в самую жару
Не принято стрелять в других людей
Там без тепла других людей не выжить…
И с каждым стуком сердца ближе
далёкий край не пуганных зверей…
2012
 

В ресторанном дыму

 
В ресторанном дыму
нувориши и шлюхи
льют на скатерть коньяк
и поют невпопад.
Льют на скатерть коньяк…
льют на скатерть и брюки.
Гасят пивом окурки
и втыкают в салат.
 
 
припев:
 
 
Значит, жизнь удалась!
Бак залит под завязку.
Эх, гуляй не скупись!
Пиджачок пузырём.
Переделана быль
под любимую сказку.
Что не даром, то купим.
Что не купим – сопрём.
 
 
В ресторанном дыму
нувориши из бывших
по бокалам бодяжат
ликёром «Royal»
А ля» ру буржуа,
выше голову, выше!
Ваше время пришло.
Отжитое не жаль.
 
 
припев.
 
 
В ресторанном дыму
полумрак и веселье.
В пляске Витта смешались
краковяк и фокстрот.
Подползая змеиной,
невидимой тенью
гильотиной вздымался…
17 й год.
 
 
припев.
2009
 

Вне закона звёзд

 
Мы с тобой живём
вне закона звёзд.
Каждый на своей волне.
Ты степная рысь.
Я безродный пёс.
Где отвечу да,
ты скажешь нет.
 
 
Припев:
Но наши орбиты пересекаются в полночь.
Рисуем в четыре руки бесконечности знак…
Мы знаем о том, как приятна кофейная горечь.
С ней каждое утро в наш дом прилетает весна.
2.
Мы с тобой живём
всем наперекор.
Вне закона ты и я.
Мы поставим свой
мировой рекорд.
Кролик я по гороскопу, ты
змея
 
 
припев.
 
 
Мы с тобой вдвоём
вне закона звёзд.
Вне законов бытия.
Где то в облаках
между нами мост…
Ты по зодиаку небо, я земля.
 
 
припев.
2011
 

Вирус жизни

 
Каждый солдат, идущий в бой,
зная, что шансов выжить нет,
верит в то, что вернётся живой.
Не говори, что брода нет в огне.
 
 
Вирус жизни неистребим.
Им инфицирован каждый фотон.
Нежная ненависть – соль любви.
Мы забываем о том, кем будем потом.
 
 
Припев:
Каждый смертельно больной
равен тому, кто смертельно живой.
Смерть…
Это долг живым.
Поздно ли рано ли, будет так.
Чтобы родиться погибнет звезда.
Лес…
Превратится в дым.
Костра…
2016
 

Вычурно-белое кино

 
Падает, падает снег.
Север открыл огонь.
Рыхлый замёрзший свет
белой сплошной стеной.
Белым холодным огнём
всюду блистает снег.
Главный забытый герой
в белом своём сне…
 
 
Припев:
 
 
Вниз по спирали.
Пролёт за пролётом
Словно по клавишам
Точно по нотам
падает, падает, падает
белый снег…
Вниз по спирали падает
белый свет
 
 
Падает, падает снег.
В белой кромешной мгле.
На ледяной земле
стынет горячий след.
В свадебной белой фате
небо слилось с землёй.
Я потерял свою тень
под ледяной простынёй.
 
 
припев.
 
 
Падает, падает снег.
Словно хоронит мир.
И тишина звенит
за упокой земли.
Падает, падает ночь.
Белой холодной стеной.
Я романтичный герой
в вычурно-белом кино…
 
 
припев.
2010
 

Герои чёрно-белых фильмов

 
Луна на город роняет тень.
На зов весны спешат муссоны.
В плену фантомных своих идей
впадает в морок мой город сонный.
 
 
бридж:
По древним руслам безродных улиц,
едва касаясь лунной пыли,
они идут, слегка сутулясь…
Герои чёрно-белых фильмов.
 
 
припев:
И слышен лишь шорох их чёрных манто.
На грустных улыбках печаль столетий.
Они Герои… они Никто.
Их лунный прах рассеет ветер
 
 
Холодным светом пронзая мрак,
Луна горит над каждой крышей.
Я лунной нитью заштопал фрак.
Я с каждым шагом всё выше… выше…
 
 
бридж:
 
 
Над чёрной бездной безродных улиц
я на лету расправлю крылья.
Со мной летят, смотрите, люди,
Герои чёрно-белых фильмов.
 
 
припев.
2011
 

Гончарный круг

 
Грянуло лето и солнце бросает
осколки июня.
Брызгами света на старый
гончарный круг.
От умиления небо
роняет слюни.
Стрелки часов как всегда
повернули на юг.
 
 
Плавным движением, в такт дерижируя
певчим пернатым,
машут ветвями
берёзы и тополя.
Лето вернулось
под громовые раскаты.
Вертится круг и на нём
дозревает земля.
 
 
припев:
Время стирая как кожу мозолистых рук,
крутится-вертится старый гончарный круг.
Вечно спешит молчаливый мастер-художник…
сбавь обороты, Гончар! Если это возможно…
 
 
3.
Знаешь, я тоже
немного умею
предсказывать время.
Время пустынных лесов
и неистовых вьюг.
Время зелёных огней
на ветвях деревьев…
Главное, чтобы вращался
гончарный круг.
 
 
припев:
Главное, чтобы вращался гончарный круг.
Время стирая как кожу мозолистых рук.
И только когда опустеют наши аллеи,
стрелки часов навсегда повернутся на север…
2011
 

Город солнечных стрел

 
Тени ложатся причудливой
формой лекал.
Кто-то несмело стучится
в «окно» циферблата.
Плещется город в сиянии
тысяч зеркал.
Вытерто насухо небо
белою ватой.
 
 
Утро ворвалось в квартиру
шумом машин.
Влажным букетом жасмина
и солнечных стрел.
Тысячей важных,
неоспоримых причин
к чёрту послать неотложность
тысячи дел.
 
 
Я отключу телефон
и отправлюсь назад.
В город надежды
цвета беспечного детства
Помню, такого же цвета
были глаза
девочки той, что, когда-то,
жила по соседству.
 
 
Утро вернулось, срывая
гардин паруса.
Пением птиц и сиянием
солнечных стрел.
Я не забуду, как
улыбались глаза.
Самые-самые синие
в нашем дворе.
2009
 

Города

 
Этот ветер,
чтобы видеть своё отраженье
обесцветил
ткани флагов исчезнувших стран.
Этот ветер
ищет живые мишени.
Делит время напополам.
 
 
Этот ветер
атакует воздушные замки.
Накрывает
отставшую тень пустотой.
Этот ветер
сплетает венки из останков,
брошенных полярной звездой.
 
 
припев:
В городах… Залитых луной городах.
Ветер тянет время за жилы.
В городах… Гонит нас неведомый страх.
Мы боимся, значит мы живы.
 
 
Этот ветер,
чтобы видеть своё отраженье
разукрасил
лепестки первобытных костров.
Этот ветер
сдавливает тонкие шеи
улочек своих городов.
 
 
Города… Залитые солнцем города.
Ветер нас мотает по свету.
Сквозь века… Залитые солнцем века
аисты приносят победу.
2012
 

Гуляй рванина

 
Висеть не страшно на столбе
с петлёй на шее.
Стоять не больно на заре
крестом мишени.
Ходить дозором веселей,
чем спать в могилах.
Уж лучше челядь на селе,
чем князь на вилах.
 
 
Уж лучше водка в январе,
чем дым в июле.
И лучше сдохнуть, чем
стареть, пуская слюни.
К чему я это говорю?
Да кто же знает…
Кидайте в шапку по рублю!
Да, загуляем!
 
 
Гуляй, рванина! Харчи на стол!
Тебе скамейка, а мне престол.
Тебе копейка, а мне алтын.
Да по загривку еловый дрын.
Тебе по шапке, а мне в пятак.
Живи боярин, коль я дурак.
Гуляй Рассея! Божись крестом!
Кому то деньги, нам чёрт с хвостом.
Кому рванина, а нам пиджак.
Жируй боярин, коль я дурак.
2011
 

Две пары нолей

 
Две пары нолей —
две пары зеленых глаз
немой слепоты
часового дракона двуглавого
смотрят бесстрастно в упор…
Смотрят анфас,
прежде чем время начать
отсчитывать заново.
Сыплется ночь
из тоннелей кротовых нор.
Вышла душа
из уставшего тела прокрустова.
Снова во сне
выхожу на летальный простор.
В собственный мир
из вчерашнего скучного грустного.
 
 
Сгинут в рассветах
ночные фантомы лун.
Стрелы лучей
добела раскалятся от похоти.
Плавные линии древних языческих рун
мир воскресят
из реликтовой копоти.
2015
 

Девочка на шаре

 
А Она идёт куда глаза глядят.
Под её ногами шар земной.
Шар земной с восхода на закат
крутится-вертится словно живой.
 
 
припев:
Девочка на шаре с голубыми глазами.
Белое платье колышется в такт.
Крутится шар под её ногами.
Тикают часики тик-так.
Девочка на шаре стройными ногами
землю вращает. Вращает, вращает…
Мальчики падают. Теряют равновесие
И, безусловно, все ей прощают…
 
 
А Она идёт сквозь года и века.
По её плечам разлетелся космос
Бабочкой трепетной в её руках
горит свеча, не жалея воска.
 
 
И она идёт куда глаза глядят.
Шар земной под её ногами.
Шар земной с восхода на закат
крутится-вращается вместе с нами.
 
 
припев.
2015
 

Дети Пандоры

 
Погрязли в бессмысленных спорах…
Раздорах. Мышиной возне..
Не выдержал ящик пандоры…
Отравы споры
отныне везде…
 
 
И в каждом дурдоме
свой ящик пандоры
сложился
в прокрустово ложе.
И влажным тентаклем
в иссохшие ганглии
Долбит…
Навылет.
Наотмашь…
 
 
Пр:
Безглазые дети пандоры
светятся счастьем и гноем.
В кругах…
Коитального рая.
Сыграйте с безглазыми в прятки
Сыграй, ну чего тебе стоит?
Тогда,
может быть, они смогут увидеть пламя.
 
 
Проспорили древнему Богу
потомки первых людей
зеницу для третьего Ока…
И Млечную путь-дорогу
без вещих поводырей.
 
 
Пр.
2016
 

Душа

 
Душу прописали
в безымянном теле.
Тело нарядили
в ползунки-пелёнки.
Счастья, нажелали
да под звон капели,
Слушать наказали,
да копить силёнки…
 
 
А душа гуляла от звезды до моря.
Жгла костры ночами, плакала, смеялась.
То навзрыд стонала, наполняясь горем,
то, слегка смущаясь, принимала радость.
 
 
Имена да званья
прилипали к телу.
Тело разбухало,
наживало язвы.
И душа всё чаще
плакала, болела,
за решёткой рёбер,
ожидая праздник…
 
 
А ночами шлялась от звезды до моря.
Жгла костры на небе, позабыв усталость.
И душа на время забывала горе,
детство вспоминала и былую радость.
 
 
Душу провожали,
обмывали тело.
Званья с именами…
сношенные платья.
А душа молчала
с высоты глядела.
К братьям уходила,
отворив объятья…
 
 
В тайну уходила от звезды до моря.
Жечь костры на небе, освещая темень…
И душа навеки обретала волю…
И душа навеки забывала время…
2009
 

Доза фантомного счастья

 
Не стоит бояться смерти
Иначе умрешь от страха.
Врать дозволяется детям.
У них есть время понять,
как опасна неправда.
И если царя твоя голова
отвергла, а тело в загуле,
то в пустоту проникает идея…
Идея общей свободы…
Отлитая в пули.
 
 
В дырявом мешке из кожи.
В груде костей и мяса
тянет свой срок душа,
требуя дозу.
Дозу фантомного счастья,
которое знала она,
пока не узнала, что нет
больше Деда Мороза.
 
 
Мы сумма имён и привычек.
Мы с непредсказуемым прошлым.
Мы знаем, что с нами случится,
но то что случилось
в начале начал не помним.
И если царя твоя голова
отвергла, а тело в загуле,
то в пустоту проникает идея…
Идея общей свободы…
Отлитая в пули.
 
 
В дырявом мешке из кожи.
В груде костей и мяса
тянет свой срок душа,
требуя праздник.
Дозу фантомного счастья
которое вспомнит она
за тысячу взмахов крыла…
После казни.
2015
 

Душевед

 
В раскрытые объятия войду, не постучав.
Особенно, когда четвёртый номер.
Осенним тёплым солнцем я загляну на чай.
На кофе, пиво, или просто покер.
 
 
Я выслушаю каждую непонятую душу
и дам ей зацвести апрелем.
Особенно люблю ранимых и заблудших…
Немного чили и чуток шалфея.
 
 
Я знаю цвет и запах любой живой души
и тонких струн всегда услышу ноты.
Я чувствую их облачность и глубину вершин.
Особенно, когда четвёртый номер.
 
 
Я выслушаю каждую и назову любимой.
Дозволю быть ей даже королевой…
Особенно люблю заблудших и ранимых…
Чуток полыни и душистый клевер.
2011
 

Если враг не сдаётся

 
Красный на белого.
Белый на черного.
Око за око.
Огонь за огонь
Чёрное, красное
медью креплёное.
Богово – Богу
Мёртвому – вонь.
 
 
припев:
 
 
Время менять старые правила.
Время принять новый закон.
Хватит сжигать корабли с переправами.
К чертовой матери ваш Рубикон.
Если враг не сдается – с ним выпивают.
Пуля дороже, чем водки стакан.
Нет у земли ни начала, ни края.
Мир не уложишь шлюхе в карман.
 
 
По свету шляется
бабка безносая.
Ловит добычу
на злобу и страх.
Прячем сомнения
в дым папиросовый.
Скотникам – бычье
Мертвому – прах.
 
 
припев.
2013
 

Живая руда

 
Погребальные слёзы высохнут.
Медных труб отзвенит печаль.
Лоскутами прошлого выстрадан
и живьём догорает в печах
 
 
мост из канувшего в грядущее,
наш заброшенный Богом мир…
Все мы, так иль иначе, жующие
чёрствый хлеб поминальных просфир.
 
 
И в осенних печах крематория,
и в растопленных домнах весны,
мы живая руда, и не более,
раскалённая до белизны.
 
 
Оттого и грустим о неведомом
и влюблённо глядим на огонь.
Переплавленные рассветами,
истекаем людской рекой.
2011
 

Живые и мёртвые

 
Если ты построил дом
из золотых кирпичей,
будь готов оплачивать
каждый вдох.
Стоит ли игра
заупокойных свечей,
даже если там
ставят рубль за сто?
 
 
припев:
 
 
Если ты дышишь, то это не факт,
что живой.
Если ты царь, то это не факт,
что в ладах с головой.
Стоит ли жизнь того,
чтоб за неё умереть?
Тот кто всегда спешит,
рискует успеть.
 
 
Время падает вниз
золотистым песком
и над теми кто спит
насыпает холмы
Тех кто не проснется
помечают крестом.
И порой не понять
где они, а где мы.
 
 
припев.
2013
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное