Олег Казаков.

Альтерра. Поход



скачать книгу бесплатно

На этом совещание закончилось. Командор остался на мостике. Обзор здесь был хороший, море как на ладони, оба берега и даже часть поселка видны в задние боковые окна. Луна поднялась выше, и стало светлее. Командор посидел в кресле около штурвала, представляя, как плывет по морю это огромное судно. «Да, мы такие пароходы еще не скоро будем строить… Спать, что ли, лечь…» На полу около стены валялся тюфяк, набитый сеном. Сверху ушла в сторону моря горящая стрела. Командор пригляделся, шхуна уходила на север, к кострам на берегу. «Кто же нас так грамотно запер? И по берегу не уйдешь, хотя никого и не видно, и морем не пройдешь, ночью еще на камни напоремся, а человека вплавь пустить – помрет от холода… Выяснить бы, сколько их да чего ждут. Да еще баллисты эти…»

Вошел Андрей.

– Не спишь?

– Не, сижу думаю…

– Разведка готова, с ними два диверсанта, они в лесу останутся…

– Не замерзнут ночью-то? – спросил Командор. – Под утро, может, еще похолодает.

– Да вроде бывалые парни, знают, что делают.

– Как уходить будут?

– Вдоль берега по камням. Как до леса дойдут, там уж их не видно будет. Если в лесу и сидят наблюдатели, берег они все равно не просматривают. А если на берегу кто сидит, так к северу овражек в лес уходит, по нему и проползут.

– Ладно, отправляй, – хмуро разрешил Командор. – Если что, пусть бросают все и бегом ломятся на пароход, отобьем… Только бы их втихую не взяли. Нам сейчас люди дороже информации…

Адмирал ушел, а Командор вышел с мостика и поднялся наверх, на шлюпочную палубу. Обзор отсюда был еще лучше. Фальшборт был обшит досками и соломенными матами, кто-то, видимо, давно их плел, теперь вот пригодились. Внизу под кормой стояли четыре барака, из окон кое-где виднелся тусклый свет. На дворе в отдельных стойках были закреплены факелы, в центре горел костер. По двору ходил патруль из трех человек, перекликаясь с часовыми на баррикадах в проходах между строениями. Второй патруль ходил вдоль берега, от одного конца поселка до другого. Закрыть баррикадой еще и берег от бараков до парохода было нечем, да никто и не ожидал, что угроза нападения возникнет так скоро. «Надо здесь тоже крепость ставить… Ценный ресурс как-никак, еще не одна орда придет его поиметь… Особенно если слух по окрестностям пойдет». Пустое вырубленное пространство окружало поселок по широкой дуге, а за ним стоял тихий и темный лес, еще в листве, но уже замерзающий под первым снегом. Ветер стих, и откуда-то из леса доносились мерные удары. Командор подошел к часовым:

– Давно стучат?

– Да, наверное, как лагерь поставили, так и долбят. Похоже, лес валят.

– Зачем им лес? – удивился Командор. – Они что, сюда на лесоповал пришли?

– Да кто ж их знает, может, дрова заготавливают, может, таран будут делать, чтобы стены пробить, – ответил часовой, – такой, с крышей…

– Ну, таран тут без надобности, он по кочкам не пройдет, если только бревно на руках понесут, так вы их отсюда быстро снимете.

Может, щиты деревянные делают, чтобы прикрываться? Огнестрельного оружия у них, похоже, нет. А то давно бы снайпера в лесу посадили. А у нас имеется… Ладно, посмотрим, чья возьмет.

По палубе рядом с часовыми болтался Санька со своим автоматом.

– Слышь, герой, – позвал его Командор, – ты чего тут?

– А где мне еще быть? Там, внизу, все, кто для рукопашной, с топорами, булавами, мужики готовят копья с крючками, у бойниц лучники. А здесь карабинеры и пулемет – для дальнего боя. И я тут.

– Там лучники только в бараках, остальные здесь. Отсюда стрелять удобнее. А у тебя автомат как раз для ближнего боя. Иди в один из средних бараков и займи бойницу с хорошим обзором. Там же и поспишь. Если атака начнется, бей прицельно, одиночными, подпускай поближе, но смотри, чтобы под стены не подползли…

– А вдоль стен камней навалили, там, чтобы в бойницу влезть, надо в полный рост встать и валун перепрыгнуть, да и заграждения немного вперед выступают, с них видно, что вдоль стены делается, – уточнил Санька.

– Ну и отлично, иди вниз и отдыхай, да и автомат почисти…

Командор спустился на камбуз. Здесь около горячей плиты сидело несколько человек, отогревавшихся кипятком после дежурства на холоде. Командор подобрал два куска угля и сунул в карман.

– Что, холодно? – поинтересовался он у мужиков.

– Прихватывает… А к утру еще хуже будет, ночь-то ясная… Сейчас отогреемся да спать пойдем…

– Это хорошо, что холодно, представляете, как там в лесу в шалашах весело…

Вернувшись на мостик, Командор зажег светильник и начал набрасывать на чистой стене большой план местности и укреплений. Длинный корпус судна по диагонали снизу вверх-вправо с местом, где вода подходит близко к борту, береговую линию, прямоугольники бараков, линии баррикад, пустое предполье, линию леса. Отошел, посмотрел на получившуюся картинку. Развернул кресло и сел, глядя в стену. Снизу поднялся Андрей. Посмотрел на Командора, оглядел стену…

– Медитируешь?

– Пытаюсь понять, как бы я взял этот поселок, – ответил Командор, – а заодно и к чему готовиться…

– Смотря сколько народу с той стороны. Если там идиоты, то пойдут толпой, как первый раз. А если толпа большая, то они нас просто сомнут количеством.

– Не пойдут. Наверху пулемет, они просто полягут между лесом и бараками.

– Тогда еще вариант. Пойдут цепями – пробежался, лег, встал, бросок, опять лег. Подойдут поближе и тогда повалят массой. Если еще шхуна с моря пойдет, то могут прорваться.

– Шхуна деревянная, ее можно из твоей ракетницы поджечь, да и пулемет поможет, – задумчиво произнес Командор, – так что шхуной они рисковать не будут. А цепи если лягут, то их уже под огнем не поднимешь, отползать начнут. Для цепей боевой опыт нужен. Если только их там не пара тысяч… А так, если подумать, где у нас самое слабое место?

– Между бараками и берегом, там баррикады в воду уходят, можно попробовать их по воде обойти. Если с двух сторон ударят, будет нелегко.

– Там камни у берега, да еще днем накидали. Там только ноги ломать, а с берега их баграми и пиками обратно в воду загонят, а с борта расстреляют, – отмел и этот вариант Командор.

– Тогда баррикады между бараками, их всего три, и там много бойцов не поставишь, пока первая линия их сдерживает, вторая прорывается во двор. Хотя сверху карабинеры опять же…

– Вот и я об этом думал, – продолжал размышлять Командор, – у карабинеров есть мертвая зона – за стенами бараков. Немного, метров десять, но для концентрации толпы подойдет. Лучники еще могут туда стрелу закинуть, но не прицельно. А бойницы можно завалить… Тогда через крышу сразу прорываются во внутренний двор, и все, поселок взят. Пароход, может, и отобьется, но бараки сожгут.

– Слушай, тогда получается интересный вариант, – озарило Андрея, – может прокатить, если они какими-нибудь грибами обдолбаются или спиртом накачаются, тогда им никакой пулемет не страшен. Пойдут четырьмя колоннами на бараки, передние заваливают бойницы, остальные через них лезут на крыши. Потери будут огромные, но возьмут наверняка!

– Да, похоже, хороший способ. Лишь бы они до него не додумались до утра. Утром сразу же начнем на крышах ставить заграждения и посадим туда лучников. Жаль, не успели хотя бы частокол поставить… А еще, ты слышал, они там что-то строят.

– Может, щиты или эти передвижные заборы, за которыми от обстрела прячутся. Пододвинули, подошли поближе, потом народу собралось достаточно, заграждение опрокидывают – и бросок в атаку, тогда и пулемет не поможет, – предположил адмирал.

– Можно их попробовать поджечь. Стрелы, пакля, смола. А поближе подойдут, можно горшки с углями и горючкой какой кидать, – заметил Командор. – Не проверяли, может, завалялось чего на пароходе или в баках осталось хоть немного.

– В баках все в асфальт слежалось, а он вроде не горит…

– Плохо. Одна надежда на катер с его пушкой…

– А может, вылазку сделаем, выбьем один из лагерей? – спросил Андрей.

– Не прокатит. Если они не дураки, то остальные тут же бросятся на помощь, а я бы на их месте сразу пошел на приступ, не обращая внимания на бой в лесу. Нет, нам силы делить нельзя. А еще эти стрелометы у них. Подтащат поближе и будут палить. Правда, это неповоротливые штуки, их можно быстро вынести… Можно еще пулемет на яхту поставить и шхуну на абордаж взять… Но это ослабит поселок. Куда ни повернись, везде слабина.

– Я тут тебе мегафон принес, на катере был.

– Сотовый? – съязвил Командор.

– Не, матюгальник, вроде еще действует, будешь крыть матом наступающих. Твое место как раз наверху, оттуда все видно. Как в съемках голливудского блокбастера…

– Ага, даки против римлян, часть вторая, даки наступают и выигрывают… Ничего, что мы можем отсюда живыми не уйти? Где наша разведка? Ладно, все на нервах… Иди отдыхай.

«Какая длинная ночь, пора и подремать…» – решил Командор. И вроде всего на минуту закрыл глаза, как его разбудил выстрел из ракетницы. Он схватил мегафон и бинокль и бросился на палубу. Небо уже посветлело, но солнце еще не взошло. Ракета падала на лес, а в нем мелькали факелы. Во дворе мужики выбегали из бараков и занимали места на баррикадах. На пароходе выстраивались вдоль борта карабинеры и лучники. По полю к баракам бежали два человека и тащили с собой третьего.

– Разведка возвращается!

– Пулемету не стрелять! – начал командовать Командор. – Лучникам приготовиться, карабинерам огонь не открывать, пока середину поля не пройдут.

Потом Командор вспомнил про мегафон.

– Патрулям держать берег! – заорал он вниз. – Копейщикам залечь на крышах, приготовиться к отражению атаки! Остальным держать баррикады! В бараках у бойниц! Бить прицельно!

Темные фигуры перевалили через заграждение и загрохотали каблуками по трапу.

– Языка взяли!

– Пленного под замок, разведчиков ко мне! – прокричал Командор.

Из леса, со стороны южного лагеря уже показалась толпа. Они бежали по полю, размахивая факелами и дубинами. Со стороны других лагерей тоже показались огни, но наступавшие оттуда явно опаздывали. Атака получилась спонтанной и неорганизованной. «Точно идиоты!» – решил Командор.

– Лучники! Стрел у нас много? Хорошо. Стрелы зажечь, бить по краю леса! Залп!

Огненный поток ушел в небо и рухнул на первые ряды наступавших, несколько человек упали, но это не остановило атакующих. Кто-то в ответ даже метнул факел в сторону бараков, но он не долетел пары десятков метров.

– Лучники, беглый огонь! Карабинерам приготовиться! Выбрать цели! Патроны экономить! Беглым! Огонь!

Защелкали сухие выстрелы карабинов, в рядах наступавших начали падать люди, толпа атакующих заметалась по полю, разбегаясь в стороны. На краю леса бесновался и что-то кричал мужик в ватнике. Командор посмотрел туда в бинокль. Мужик орал и махал руками, не выходя из леса, рядом что-то кричали еще несколько человек. «Он же их пытается обратно повернуть!» – дошло до Командора.

– Пулемет! Люди на краю леса! Очередь прицельно! Бей!

Сверху раздалась короткая очередь, затем еще одна, и еще одна, уже длинная. Командор поспешно поднял бинокль. Кто-то из людей на опушке упал, пулеметная очередь срезала ветки, и мужики попадали на землю, отползая вглубь чащи. Первый отряд на поле залег, пытаясь убраться обратно в лес и утащить раненых. На поле тем временем выкатились новые волны нападавших, подоспела подмога из остальных лагерей.

– Пулемет отбой! Карабинеры, прекратить огонь! Лучники, перенести обстрел на новые отряды!

Стрелы полетели во вторую волну атакующих. Внизу защелкали одиночные выстрелы из автомата, видимо, Санька нашел себе достойную цель. Первый отряд отползал из-под огня, бросая на поле все еще горящие факелы и дубины. Новые отряды, только выбежав на поле и получив первые удары, верно оценили свою позицию и повалили обратно в лес. Очевидно, их командиры умели держать своих людей.

– Прекратить огонь! – прокричал Командор. – На баррикадах! Куда полезли? А ну, все назад! Из поселка не выходить!

«Фу, на первый раз вроде обошлось…» Снизу прибежал Андрей, поднялись разведчики. Бой длился всего несколько минут, но казалось, что прошло больше часа, настолько неожиданной была встряска.

– Андрей! Вы что там вытворяете? В контратаку собрались? Ты видел, сколько их в лесу? Держи людей на местах! Так, разведка. Пошли на мостик. Командиров боевых групп, старосту поселка ко мне!

На мостике быстро собрались все командиры. Командор обратился к поселковому начальству:

– Рыбаки! В первую очередь распорядитесь построить заграждения на крышах и определить туда людей для обороны – лучников и копейщиков. Мы тут думаем, что через крыши, скорее всего, попробуют пробиться… Баррикады, если есть чем, усилить и поднять выше, береговые заграждения с моря завалить валунами, чем больше камней в воде будет, тем надежнее. Если надо, выйдете в поле, только под охраной и далеко не уходить, двадцать – тридцать метров от поселка, не дальше. Я видел там крупные валуны, если сможете их откатить к берегу или к стенам…

– Парламентер на поле! – раздалось с палубы.

– Ждите здесь, сейчас я разберусь, что там, – отреагировал Командор и вышел на палубу.

На поле действительно стоял мужик с палкой, на которой болталась какая-то серая тряпка, в руке он держал жестяной рупор. Мужик махал палкой, пытаясь привлечь к себе внимание. В лесу, в стороне одного из лесных лагерей, поднимался огромный столб черного дыма, что-то там сильно горело.

– Давно полыхает? – поинтересовался Командор у часового.

– А почти сразу, как атака началась… Они как из леса выбежали, а там уже горело, я сначала не обратил внимания, а потом там так разгорелось, даже пламя было видно. Сейчас вроде уже утихло, тушат, наверное. Может, они поэтому и вернулись сразу назад…

– Ясненько. – Командор повернулся в сторону парламентера и поднял мегафон. – Чего надо?!

– Просим разрешения забрать тела и раненых! – донеслось в ответ.

– Забирайте, нам они ни к чему! – крикнул Командор и повернулся к часовому: – Приглядывай за ними…

На мостике тем временем один из разведчиков подобрал лежавший на полу уголь и дорисовывал схему Командора. Он продлил береговую линию и отметил кругами места лагерей. В двух лесных лагерях были нарисованы большие квадраты.

– Я еще не знаю, что это, – заметил Командор, указывая на квадрат, – но похоже, что наши диверсанты одно из них уже сожгли, можете выйти посмотреть, до сих пор дым столбом.

Все вышли на палубу и через некоторое время вернулись, Командор пока разглядывал схему. Разведчик подошел к стене и зачеркнул один из квадратов. Настроение у народа явно поднялось.

– Ладно, докладывайте диспозицию… – разрешил Командор.

– Четыре лагеря, ну это вам известно, – начал разведчик. – Начну с тех мест, что к нам ближе. По краю леса, сразу за полем, собираются большие кучи валежника, здесь, здесь и еще в нескольких местах. Мы считаем, что если тумана не будет в ближайшие дни, то дождутся ветра в нашу сторону и устроят дымовую завесу для прикрытия атаки. Охраны там нет, так что опытный лучник мог бы попробовать их сжечь. Но они тогда новые кучи соберут или принесут с собой. Лагерь к северу – примерно полкилометра, стоит на берегу, там, похоже, морской народ собрался. При нас шхуна пришла, экипаж поменяла и снова в море отправилась. Там пять длинных лодок, каждая человек на десять. Всего там около восьмидесяти человек, и экипаж на шхуне. На берег, похоже, только гребцы сошли, так что точное количество не могу сказать. Мореманы, одним словом. Два лагеря в лесу, до каждого около четырехсот метров, в каждом около сотни человек. Они там строят требушеты…

– Требуше?.. – удивился Командор.

– Требушеты, по крайней мере, один из них так сказал. Не знаю, как эти штуки называются на самом деле, но это очень массивная рама, длинный, метров десять, рычаг с петлей на конце, а с другой стороны противовес, там камней тонны две, если не больше. Рамы стационарные, может, их и можно слегка подвернуть ломом, но с места не сдвинешь точно. Сожгли, похоже, тот, который был почти готов.

– Делать их дня три, если с собой принесли готовые части, – произнес Командор, – но далековато, четыреста метров. Гостинцы будут килограмм по сорок, а может, и меньше. Но стену барака прошибет не фиг делать…

– Охрана там хорошая, – продолжил разведчик, – но, видно, когда за нами погоня началась, все рванули в атаку и бросили лагерь, вот наши и воспользовались. Последний лагерь, его переместили, он теперь в шестистах метрах, там, видно, все начальство, самый большой, почти двести человек. Там два стационарных стреломета, не знаю, баллисты, наверное, – их можно перемещать. Но если их втащат на горушку неподалеку, карабинеры обслугу быстро снимут. А из укрытия стрелять, у них, наверное, точность будет низкая. Они нас могут целый год обстреливать из-за угла и ни разу не попасть.

– Зато требушет, если после первых выстрелов не развалится, барак в пыль размажет, у него как раз точность хорошая, – припомнил Командор, – я читал как-то, они в квадрат пять на пять с двухсот метров стокилограммовые болванки кладут. Тяжелая артиллерия… Надо готовиться к началу обстрелов дня через два. Остальная территория как?

– Вот эти линии – это примерные маршруты патрулей. Там уже тропинки натоптаны. Ходят часто, днем не проскользнуть, ночью с факелами, но они им только мешают. Видели два наблюдательных поста, может, их и больше, мы нашли два. С одного языка и взяли, мужик решил отойти отлить, так с расстегнутой ширинкой и приволокли… Огнестрельного оружия в лагерях нет, может, у кого пистолеты, но мы не видели. Дубины, топоры, пики из дерева, с обожженными концами, металлических наконечников нет. Брони нет, доспехов никаких. Никаких электроприборов, ни фонариков, ничего. Что жрут, тоже непонятно, варят бурду какую-то. Видно, что многие голодают. Они там зайца чуть ли не на сорок человек делили.

– Понятно, – сказал Командор, – отдыхайте пока, если что еще вспомнится, потом расскажете. И так новости не самые приятные, почти пятьсот человек против наших восьмидесяти. У нас, кстати, тоже провизия не сама из моря выпрыгивает. Все свободны, продолжаем укреплять поселок. Андрей, останься…

Мужики вышли, и Командор с адмиралом выбрались на палубу. Уже поднималось солнце, внизу суетились рыбаки, сколачивая щиты на плоских крышах бараков. Часовые у трюмов пытались удить рыбу с борта, но в холодной стылой воде клевало плохо.

– Ну что, Андрей, жизнь становится все веселее и веселее.

– Да отобьемся, – отмахнулся тот, – ну кинут они пару булыжников, это же не бомбы.

– Прям какой-то арабо-израильский конфликт… А мы как мирное население, которое всегда страдает. Ты шариковую бомбу представляешь себе? – спросил Командор.

– Смутно, – честно ответил адмирал, – там в начинке как шрапнель, при взрыве разлетается во все стороны.

– Вот-вот, а теперь представь себе сорокакилограммовый кусок глины, хорошо высушенный и начиненный небольшими, но острыми камнями. Что будет, если такая дура упадет посреди двора со скоростью двести километров в час?

– Ну разлетится, может, кого и посечет… Так укроемся на пароходе…

– Тогда бараки нам не удержать. Когда требушет будет готов, они наверняка посадят корректировщиков на деревья. А вылезти мы после сегодняшней проделки не сможем. Прямая фронтальная атака с нашей стороны будет нашим самоубийством. Пожалуй, надо захватить шхуну… Давай подумаем, пока время есть… И пойдем языка допросим, уж очень занятно узнать, откуда такое чудо на нас свалилось. – Командор задумался на секунду. – На мостик его не надо бы, там уж больно схемка интересная, а в темноту лезть тоже неохота. Они вроде голодают… Давай-ка его в столовую при камбузе, я пока народ оттуда выгоню, а ты пленного веди, только охрану не забудь, а то бросится за борт еще…

В столовой при камбузе никого не было, и Командор распорядился накрыть стол для завтрака. Вареная картошка, жареная рыба, без хлеба, но зато много, горячий чайник и несколько пакетиков чая, который экономили, но Командору выдали. Заодно он стрельнул несколько щепоток табаку и кусок старой газеты, это действительно было на вес золота, но начальству разве откажешь… В столовую вошел Андрей, следом худой, высокий мужик в ватнике, с перепуганным видом и выпученными от страха глазами, и конвой. Охрана осталась у дверей, держа пленного на виду.

– Ну что, сразу съедим или сперва помучаем? – спросил Андрей.

Пленный с ужасом отшатнулся.

– Не боись, шутка, – успокоил его Командор. – Есть хочешь?

– Ага, – сглотнул слюну мужчина.

– Садись, пожуй, – величественно разрешил Командор, – чайку попьем. Адмирал, присоединяйтесь… Куришь?

– Не отказался бы, – присев на край стула и не отводя глаз от табака и бумаги, пробормотал пленный.

– Бери, – подвинул к нему эти сокровища Командор. Мужик скатал самокрутку и спрятал ее в карман. – Слушай, а что это у вас у всех ватники одинаковые?

– А уркам других не дают, – ответил мужик, вгрызаясь в жареную рыбу. Ел он жадно, держа ее двумя руками, все время оглядываясь, как будто проверял, не отнимут ли.

– А ты что – урка? – спросил Командор.

– Не, я химик.

– Химик? – встрепенулся адмирал.

– Да с поселения он, – пояснил Командор, – это не то, что нам нужно. Откуда?

– Из-под Луги. Там наш завод стоял…

– А сюда как попал, что по дороге видел?

– Да я как срок получил, так при заводе и жил, все ж не зона… А летом вдруг буря налетела, провода рвать стало, свет погас. Я на улицу выбегаю, а на заводе уже взрывается что-то, а ветер-то в нашу сторону, ну, я бежать, со мной еще мужиков да баб десятка два. Мы в лес и ушли. К утру утихло вроде, мы решили идти обратно, приходим, а там ни завода, ни поселка, одна большая воронка, и уже водой заполняется. А кругом чаща, бурелом, только дорога в лес уходит. Деваться некуда, пошли по ней. Да она скоро в лесу и потерялась, на нет сошла. Стали гадать, куда податься. Часть-то решила в Лугу идти, только где она? Ну ушли куда-то, а я с мужиками покумекал, и стали мы в Питер пробираться. Далеко, правда, ну мы на реку вышли какую-то. Плот собрали, всяко к морю приплывем… Там через озерцо какое-то переплыли, а на берегу деревенька стоит, так сельские-то мужики говорят, останемся, тут и девки вроде молодые, вдруг да сладится чего. А я бы остался, да всю жизнь в городе, думаю, нет, я в Питер, а то тут глушь какая-то. Еще один из городских со мной поплыл. Там в деревеньке народ не злой, топор дали да пилу, припасов мешок, путь-то не близкий. Так к морю и выбрались. Плот бросили, пошли на восток. Берег дикий совсем, куда только все подевалось. Сначала даже пальмы были, потом, правда, пошли елки да березки. Мы, наверное, недели две шли, уже все съели, начали рыбу ловить да грибы-ягоды собирать. Дружок отравился, чуть не помер, его еще неделю выхаживал. Потом еще мужиков встретили, те тоже в Питер пробивались. Тоже работяги, говорили, на дачу ехали… Ну раз дача, значит, Питер близко. Только болота начались, берег топкий. Болота решили с юга обойти, а там уже вышли к холмам, на них еще домики стояли с куполами…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7