Ольга Теплинская.

Мандарин на снегу



скачать книгу бесплатно

– Это ты права, подруга! – Бросив быстрый взгляд в зеркало, я снова пару секунд не могла узнать свое отражение. (И когда только привыкну?)

Вздохнув, я достала свой заветный чемоданчик.

– И меня накрасишь? – обрадовалась Надежда.

«И как ты, Танюша, можешь так пренебрежительно к себе относиться? Ни помады на губах, ни туши на ресницах? Ладно бы бухгалтером была, или учительницей. А то работает гримером! Знает, как одним штрихом из серой мышки красавицу сделать и не злоупотребляет своим служебным положением! У тебя отличная модельная внешность! Только ты этим пользоваться не умеешь!» – Часто говорила мне Надежда.

Может, и не умею, но теперь уже поздно учится. В моем возрасте модели уже уходят на пенсию. А я продолжаю трудиться, и еще долго буду лепить носы и клеить усы и бороды на своем родном Ленфильме.

Бабушка успела передать мне секреты своего мастерства и привести на любимую киностудию. Меня еще долго называли просто «внучка Таня». Пока я не загримировала нашу костюмершу Наташу под известную актрису, и она ходила в таком облике полдня, приводя окружающих в легкий ступор. Тогда все признали, что я имею право на совместное проживание в этой святыне.


* * *


Федор ввел в столовую моего давешнего красавца, только без собаки. Сейчас я разглядела, что лицо его разрезает узкий и длинный шрам, начинающийся у виска и теряющийся в светлой бороде. Вчера вечером под мохнатой шапкой и пушистым шарфом я его не разглядела.

– Андрей – прошу любить и жаловать! – Церемонно представил гостя хозяин дома.

Тот принялся доставать из яркого пакета коробки конфет, жестяные банки с печеньем, бутылку дорогого шампанского.

– А еще я принес фейерверк, – подмигнул он мальчишкам, будем запускать в небо звезды.

– Ура! – радостно крикнули близнецы. – Идем!

– Нет, сейчас никто никуда не идет. Все встречаем Новый год! Вы, что забыли, ради чего собрались! – Замахала руками Надежда.

– А че ждать – то? – Искренне удивились мальчики. – Елка уже стоит, подарки под ней лежат, печенье испекли, и салат папа попробовал. Айда на улицу, – радостно загалдели они.

– А ведь они правы, – засмеялся Андрей.

– Ну, что вы, Андрюша! Не поддавайтесь на провокации! Часы должны пробить полночь, только тогда один год сменит другой. Тогда можно открыть подарки под елкой и выходить на улицу. А сейчас не мешайте Деду Морозу. Ему лишние свидетели не нужны. Он работает. – Наставительно произнесла Надя.

При упоминании о Деде Морозе мальчики одновременно опустились на свои стулья и сидели так в молчании и задумчивости несколько минут.

За это время Федор разлил всем в бокалы шампанское, минуя меня и мальчиков. Нам был налит брусничный морс.

Андрей пристально смотрел на меня, не решаясь о чем – то спросить.

– Я та, которую вы спасали в лесу от злого волка, – сжалилась я над мужчиной.

– Ой, – спохватилась Надежда, – это моя подруга из далекого детства – Татьяна. Мы с ней знакомы даже дольше, чем вы с Федором.

– Очень приятно, – кивнул Андрей. – А почему подруга пьет наравне с близнецами?

– Я не пью, – коротко ответила я.

– Даже в Новый год?

– В Новый год – особенно.

– Ладно, Андрюха, нам больше достанется, – вступился за меня Федор.

После полуночи, когда наши домашние часы пробили в унисон с кремлевскими, в дверь позвонили.

– Интересно, какие еще гости нас посетили? – загадочно улыбнулся Федор. – Пойдем, посмотрим, мальчики! Вдруг, это враги? В поселке никого, а у нас свет в окошках. – И он стал на цыпочках подкрадываться к двери.

Мальчишки притихли и пошли за отцом.

– Я с вами, – подхватился Андрей.

За дверью никого не было.

Только стояла огромная коробка, перевязанная красным бантом.

– А это еще что за сюрприз? – подбежала Надя. – Может, это не нам?

– Написано: «От Деда Мороза Савелию и Святославу».

– Это снегоход! – Захлопал в ладоши Славик. – Я написал письмо Деду Морозу, и оно успело дойти. – Ура! У меня будет снегоход!

– А у меня? – захлопал глазами Сева. – Я же в больнице был…

– Эй, вы чего? – Удивился Федор. – Вам одного на двоих мало?

– Он же не писал письмо, – сопел Славка.

– Раз возникло такое недоразумение, то я беру снегоход себе, – провозгласила Надежда.

– На коробке написано: Савелию и Святославу, – попробовали робко возражать снизу. – Дед Мороз может обидеться.

– Он обидится сильнее, если вы начнете между собой спорить и ссориться из – за подарка. – Поддержал жену Федор.

– Предлагаю оставить разбор подарков до утра и идти гулять! – Предложил Андрей. – Смотрите, какая ночь сказочная. Тихо, светло и снежок красивый падает. Вы не забыли про фейерверк?

Да, вынуждена была согласиться с окружающими и признать, что эта Новогодняя ночь выдалась действительно необыкновенной. Легкой и абсолютно не страшной. Сначала я пыталась отогнать от себя чувство тревоги. Мне было неудобно ловить взволнованные взгляды Надежды, и я старательно улыбалась. Но веселая болтовня мальчишек, шутки Федора, Надино внимание, постепенно растопили мои страхи, и я решила полностью отдаться праздничному настроению.

Кто знает, может, кудесник Андрис действительно поменял мою судьбу, сделав меня почти неузнаваемой? И у меня больше не будет несчастных новогодних ночей?


* * *


После прогулки и фантастического фейерверка, мальчишки безропотно пошли спать. Сил на возражения у них просто не осталось.

Мы сидели в гостиной у горящего камина и тихо беседовали.

– А знаете, Андрей, нам всем очень нравился ваш дом, – вдруг сказала Надя. – Мы часто приходили к нему и гадали: какой же у него хозяин и что же он так долго в него не приезжает. Нам очень хотелось посмотреть, как там внутри. – Надя выжидательно смотрела на Андрея.

– Надюш, ты, кажется, напрашиваешься, – лениво проговорил Федор.

– Напрашиваюсь, – хохотнула Надежда. – Ты же знаешь, как я люблю смотреть дома? Страсть это у меня такая.

– Я с удовольствием вас приму в любое время, – немного смутился Андрей.

– Тогда сейчас, – вскочила на ноги Надежда.

– Ой, только не сейчас! Так хорошо сидим, почти лежим, – начал возражать Федор. – Тепло, уютно, камин горит. Опять же мальчики спят. Я не хочу выходить на улицу. Там темно и морозно.

– Мальчиков наших до утра пушками не разбудишь. Камин потушим, идти близко. Вперед!

Федор, кряхтя, вылез из любимого кресла – если нашей Надежде что – то взбрело в голову, то с ней лучше не спорить.

– Я побуду дома. Посмотрю за мальчиками и камином, – осталась я сидеть.

– Нет! – топнула ногой Надежда. – Идем вместе. Мечты должны сбываться. Хотели мы красивый дом внутри увидеть? Вот и пожалуйста.

– Тоже еще мечта, – ворчал Федя.

– Ну, не мечта, а желание, – сдалась без боя подруга.


На крылечке, возле входной двери, свернувшись калачиком, спал Бандит. Увидев гостей, пес вскочил и встал в стойку, готовый напасть.

– Фу, Бандит! Это гости, это свои! – прикрикнул Андрей.

Сторож грозно рыкнул для порядка и помахал хвостом, приветствуя хозяина.

Мы бочком прошли мимо, опасливо глядя на могучего пса и заискивающе ему улыбаясь. Андрей слегка придерживал собаку за ошейник.

– Ой, – Надя удивленно подняла брови, заглядывая в просторную прихожую.

Всякое жилище – это портрет его обитателя. Не похожий на остальные дома поселка, выделяющийся интересными окнами и причудливо изогнутой крышей, дом не смог нас удивить своим внутренним убранством.

Мы с Надей надеялись увидеть что – то необычное, дизайнерское, с мужским характером. Глядя на Андрея, я ожидала, что дом его будет под стать хозяину – немногословным, сдержанным. Но внутри все было до крайности простенько и цветасто.

Кокетливые занавески скрывали овальные формы окон, которыми мы любовались снаружи, темные полы устилали пестрые ковры, на стенах висели прозрачные акварельные пейзажи, в обрамлении тяжелых золоченых рам, перехватывающих внимание на себя. Все было пестро, каждая вещь громко заявляла о своей цене. Изысканностью здесь не пахло. На ее месте переливалось через край мещанство.

– Андрей, а интерьер вам дизайнер продумывал? – Робко спросила Надежда, чтобы заполнить неловкую паузу.

– В основном – да, – вздохнул хозяин дома. – Но пока я был в командировке, мама захотела приукрасить, на ее взгляд слишком холодное жилище сына. Там золотиночку добавила, туда коврики пристроила, занавески… Это я еще фонтанчик из прихожей вынес. Сказал, что разбил случайно. Но не обижать – же маму, она старалась. Я уже привык, но когда в первый раз увидел, подумал, что ошибся адресом.

Я попыталась мысленно убрать все излишества и ненужный текстиль. Да, в оригинале было куда интересней!

Мужчины, с загадочными лицами пошептавшись, удалились и вскоре мы услышали знакомый стук бильярдных шаров.

– Эх, руки чешутся убрать всю эту лепоту! – вздохнула Надежда. – Что же это у женщины со вкусом?

– Ты же слышала – маму обижать не хочет, примерный сын!

– Да, мамы старых холостяков – это особенный вид – страшная сила! Уж если взяли шефство над своими несчастными одинокими сыночками, то из своих цепких лапок не выпустят. Невесты уже не рассматриваются – все варианты ниже уровня моря. А если маман еще и одинокая женщина, то на мужика можно вывешивать табличку: «Берегитесь! Имею заботливую маму!»

– Наверное, это разные понятия: заботливая мама и любящая через край? – робко возразила я.

– Для несчастной, которая посмеет переступить порог жилища потенциального мужа – одинаковые. И знаешь, мне кажется, что мама Андрея и для себя в этом доме устроила уютное гнездышко, иначе так бы не старалась. Пойдем, проверим? Заодно и остальные пространства осмотрим, а то, что же мы тут одни остались. А хозяин хорош – бросил таких прекрасных гостей и улизнул. Мы, что же сами себя должны развлекать?

Поднявшись по широкой лестнице на второй этаж, мы оказались совершенно в другом пространстве. На секунду даже подумалось, что это два разных дома, настолько разительно ощущалось все вокруг. Словно какой – то великан, играя домиками, перепутал разные модели из своего конструктора.

Просторное помещение второго этажа, наполненное светом десятков крошечных светильников, вмонтированных в потолок и стены – меняло очертания, преломлялось, отражалось и замыкалось в роскошный бильярдный стол на тяжелых ногах.

– Вот это – мой интерьерчик! – восхищенно выдохнула Надежда. – Я так полагаю, что мама сюда еще не добралась? Дела задержали?

– Надюша, ну, что ты? – кашлянул Федор, пытаясь сгладить бестактность супруги. – Давайте выпьем, девчонки! Такая ночь, я так счастлив, что мы дома, видим снег, общаемся со старыми друзьями! У Андрюхи потрясающая коллекция вин и виски! Это надо попробовать!

– Вы нас так подло бросили, – обиженным тоном протянула Надежда.

– Простите, – Андрей суетился у своего бара, доставая стаканы. – Я только хотел посоветоваться с Федором насчет бильярда, вот доставили накануне стол.

– А что тут советоваться? Стол настоящий, бильярдный, красного дерева, цены немалой… – снова вышла на арену Надежда.

– Точнее, очень хотелось сыграть на нем со знатоком, – смутился Андрей.

– Мы пока пройдемся по вашему этажу, не возражаете?

– Пожалуйста, смотрите, только тут все другое. Вы правы, мама не успела поработать со вторым этажом. Случайно познакомилась с владельцем антикварного магазина и вышла за него замуж. Они теперь вместе ездят по аукционам, обставляют собственный дом в своем стиле. Я только рад, а то она заскучала на пенсии; правда, видимся теперь очень редко.

Мы направились в приватный коридор, состоящий из трех дверей.

– Вот это поворот судьбы! – Захихикала Надежда. – Мама вышла замуж – силы небесные! Один шанс на миллион!

В этой части дома была просторная спальня – большая кровать, застеленная серым покрывалом, две прикроватных тумбочки и яркая сочная картина на белой стене, звучащая испанскими напевами с перестуком кастаньет. Зато за маленькой дверцей находилась гардеробная комната с зеркалом в полстены. Вещей здесь практически не было, и от этого комната выглядела, как в рекламном журнале – одни металлические полки.

– Мужчина одинок – в ванной только одна зубная щетка и один халат. Две остальных комнаты совершенно свободны, в одной коробки с книгами. Точно, одна из них должна была принадлежать мамуле. – Сообщила Надежда с видом сыщика.

– Может, он еще не перевез семью?

– А Новый год тогда почему с чужими детьми встречает?

– Девочки, вы там все обследовали или спать легли? – послышался голос Федора.

– Серый волк под горой, не пускает нас домой! – Жалобно продекламировала Надюша.

Возле дверей спальни вальяжно развалился Бандит. Казалось, на нас он не обращает никакого внимания, но своим одиноко стоящим ухом, он чутко вздрагивал на голос.

– Бандит, ты чего? – Андрей удивленно смотрел на пса.

Тот быстро вскочил и, поджав хвост, не глядя на хозяина, потрусил вниз.

– Не понимаю, – пожал плечами Андрей, – он сюда никогда не заходит.

– Может, решил таким образом задержать одну из нас? – Хохотнула Надя.

– Скорее всего, он просто не понимает, зачем нормальные люди пришли в гости в три часа ночи? – подсказала я ответ. А то от Надеждиного замечания хозяин окончательно смутился. – Мне очень понравилась ваша картина в спальне. Столько в ней настроения и света. Даже в Новый год от нее веет испанским теплым вечером.

– Спасибо, это подарок моего друга. Он уже несколько лет живет в Испании. Вот, прислал мне на новоселье свой горячий привет, в гости приглашает.

– Так, все, пьем на прощание и домой. А то там мальчики одни! – Федор решительно поднялся с кожаного дивана.

– У меня, к сожалению, нет сока, но может, Татьяна попробует это вино? Оно очень легкое, почти безалкогольное, просто для настроения, – Андрей протягивал мне красивый бокал на тонкой ножке.

– Не пей, Танек, козочкой станешь! – Предупредил Федор.

И я отдернула руку, чем вызвала удивление хозяина.

– Я открыл его специально для вас.

– Для нас, так для нас, – Надежда взяла из рук его бокал и мужественно выпила до дна.

– А тебе, душа моя, уже хватит, а то ты в бой рвешься, а доспехи дома оставила! – Подхватил жену под руку Федор и бережно повел ее к лестнице.

– Я обязательно попробую это вино, если вы нас еще пригласите, – постаралась я утешить хозяина, который так и остался стоять на месте. – Его же не так пьют, верно?

– Да! Надя скорее всего не почувствовала его тонкий букет!

– Это она меня спасала, – кивнула я и направилась за друзьями.

В поселке стояла тишина. Неярко светилось несколько окошек. Новогодние гирлянды вспыхивали неоновым светом на крышах многих домов. Легкий снег неспешно укрывал все пушистым белым пледом.

– В сказке живем а, Надюш? А воздух, какой вкусный – прямо есть хочется!

Надежда остановилась и, обхватив мужа руками, крепко поцеловала его в губы:

– Ты – моя сказка! – произнесла она тихо.

А я шла, улыбалась и радовалась тому, что ничего ужасного не произошло в эту новогоднюю ночь.

Глава вторая

Я не люблю елки на балконах, особенно, когда они остаются там и после праздников. Что же должно было произойти в этой семье, если они так и не внесли в дом главный символ Нового года? Хорошо, что сейчас в нашу жизнь вошли искусственные и их не надо держать на морозе, чтобы они не осыпались раньше времени. Так я могу больше не впадать в панику, при виде этих заиндевелых, одиноких созданий, дожидающихся своей участи на холодном балконе.

Елка появлялась у нас каждый год в двадцатых числах декабря, почти сразу, как начинались елочные базары. «А то потом и выбирать будет не из чего»! – довольно комментировала бабушка свою покупку. И я никогда не могла дождаться того момента, когда ее торжественно вносили с балкона и гордо ставили на старую табуретку, обернув последнюю белой простыней.

Каждое утро я вглядывалась в разукрашенное инеем окно, проверяя, как провела ночь наша елочка. Прибегая из школы, я первым делом любовалась на ее зеленые ветки, мечтая, как буду вешать на них игрушки, коробка с которыми весь год пылилась на шкафу.

Из года в год мы наряжали елку вместе с бабушкой. И до сих пор не могу понять, кому это действо доставляло больше радости. Лицо моей бабули светилось таким счастьем, когда она вешала очередную игрушку, приговаривая: «Это еще мы с моей мамой покупали; я тогда такой, как ты сейчас была. А вот эту уже с твоей мамой в Гостинке. Господи, время – то, как пробежало!»

От этих слов становилось грустно и мне и бабушке.

Но красавица – елка быстро улучшала настроение, украшая собой пространство.

В тот год елка за окном все не появлялась. И я, уже девушка окончившая школу, и гордо проходившая вахтера Ленфильма с собственным пропуском, решила взять на себя эту ответственную миссию.

Замерзший парнишка на елочном базаре долго помогал мне выбирать мою особенную елку. Мне так хотелось сделать бабушке сюрприз. Порадовать ее так – же, как она всю жизнь радовала меня.

– Девушка, берите высокую – она лучше смотрится. У вас квартира большая?

– У нас комната, но она большая и потолки у нас почти четыре с половиной…

– Тогда о чем думать? – Обрадовался продавец. – Я вам скидку сделаю и веревку собственную подарю.

– А зачем мне веревка?

– Ну а как же вы ее по улице понесете? Смотрите, какая пушистая!

Елка и правда была хороша, как с картинки.

– Ну, давайте! – согласилась я, представив, что эту красавицу не надо будет ставить на табурет.

Парнишка долго суетился вокруг елки. Прикладывал к ней самодельный метр – елка получилась почти два с половиной. Парень повернул в мою сторону замерзшее лицо с красным носом, подмигнул и изрек с видом заговорщика: «Для вас, девушка, только два!» Затем, он достал из деревянной будки моток грязной веревки, понюхал ее, вздохнул и принялся упаковывать мое сокровище.

– Приходите еще, – кивнул парень на прощание.

– Да мне больше не надо, спасибо!

– Так в следующем году еще праздник будет!

– Ну, если в следующем, то обязательно приду, – засмеялась я.

Я попыталась поднять дерево на плечо, как носят обычно новогодние ели по городу, но трюк не получился. Дерево прочно стояло на одной ноге и на плечо не стремилось.

Продавец, казалось, утратил к нам всякий интерес, он с наслаждением курил рядом со входом и старательно делал вид, что не замечает мои потуги. А елка не сдавалась.

«Правильно бабушка делала, когда покупала маленькую елочку», – грустно вздохнула я.

Оставив тщетные попытки справиться с елкой, я робко подошла к продавцу.

– Молодой человек, я хочу поменять товар.

– Вы о чем, девушка? Мы таким не занимаемся. Это же мерный товар. – Веселился парень.

– Ты чего, какой мерный товар? Елки давно срублены, ты же ее не отрезал. Видишь же, что мне ее не поднять. Ты мне поменяй эту большую на маленькую. Чего упрямишься?

– Успокойся, шучу я! Давай я тебе помогу, надо знать, как носить, – сжалился продавец. Он придал елке горизонтальное положение и протянул мне. – Видишь, я тебе даже ручку сделал, чтобы нести можно было, а ты, как гренадер – на плечо!

В горизонтальном положении елка легче не была, но ухватив ее за ручку, я смогла везти ее по земле волоком. Благо, до нашего дома было недалеко. Но одно дело бежать по улице с легкой сумочкой, и совсем другое – нести свое спеленатое чудище, которое норовило задеть своим стволом все, что попадалось у нас на пути. Прохожие шарахались с пониманием; собаки пытались нападать, не жалея живота своего; урны стояли стойко, лишь болезненно ухали при столкновении.

Я делала долгие остановки, пытаясь отвлечь свои мозги: вспоминала любимые стихи; представляла, как преобразится наша комната, когда там появится елка; как обрадуется бабушка, что ее Татьяна стала уже взрослой и самостоятельно может делать такие серьезные покупки. Но последние метры до дома я была полна решимости бросить свою ношу и плюнуть на Новый год.

Я обессиленная села на снег, чувствуя, как дрожат руки, швырнула елку на грязный снег и приготовилась плакать, или тихо умирать на морозе.

«Видно не доросла я еще до серьезных покупок, – лениво думалось мне. – Оставлю ее тут и никому ничего говорить не буду. Пусть никто не узнает про мой позор. Не видела, не покупала, не тащила! Все! Отдышусь еще пару минут и домой бегу, пока не застукали».

От таких мыслей стало веселее.

– Танюха, ты, что тут расселась на снегу? Ой, а елка – то у тебя, какая огромная?

Надо мной стояла Надя и с улыбкой разглядывала меня и елку.

– Помощь нужна? – предложила подруга и легко подхватила мой кошмар за измочаленную ручку.

Я неловко поднялась и потрусила за Надеждой. До нашего третьего этажа тянули чудовище с песней: «Эх, дубинушка, ухнем!» Распевая старинную песню во весь голос. На скрытый призыв о помощи никто не откликнулся! Соседские двери хранили возмущенное молчание, слегка поблескивая глазками: «Виданное ли дело так вести себя в приличной парадной?»

– Сейчас немного отдышимся и поставим елку в комнату, – прокомментировала Надежда.

– Нет, я пока на балкон хочу поставить. Сюрприз для бабушки сделаю.

– А то, что ты притащила это, – кивнула Надежда на тюк, уже не питавшая таких нежных чувств к елке, – сюрпризом не считается?

– Не совсем. Знаешь, как у нас всегда бывало? Я из школы прибегала и первым делом к балкону, а там елка… Я тоже так хочу ее обрадовать.

– Ну, смотри. Только наряжать, чур, вместе!

– Договорились! Спасибо, Надюшка. А то я уже готова была ее бросить.

– Я это поняла. У тебя был такой обреченный вид!

Елку поставили на маленький балкончик, которым владела наша семья, на зависть всем соседям по – коммуналке.

– А вдруг сегодня твоя бабушка тоже елку купит?

– Не купит, у нее ночные съемки в павильоне. Она очень поздно вернется.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11