Ольга Обская.

Научиться быть ведьмой



скачать книгу бесплатно

– Черт! Да знаю я! – с досадой выпалил парень, прекратив наконец скакать.

– Пойдем, Никита. – Наташа опять взяла под руки друзей и повела в сторону общежития.

Парень крепко держался за одногруппницу, потому что видеть дорогу ему мешал закрывающий обзор снежок.

– Черт! Когда уже придуркам-третьекурсникам надоест эта их глупейшая забава?

– В полночь, когда закончится праздник, они по-любому закончат и розыгрыши, – попыталась успокоить Никиту Наташа.

– Черт! Мне, что, в общагу вот так идти?

– Конечно, – покатывалась Вероника, – ребята обзавидуются. Особенно когда снежок растает и за тобой начнет таскаться водяной шар.

– Черт! – в который раз выругался Никита и дал щелбан снежку. – Какой тупой прикол.

– А по-моему, очень даже остроумно, – возразила Вероника.

– Когда у нас будет Медиана, я придумаю что-нибудь покреативней, – сказал Никита и приделал снежку импровизированные уши и нос, слепленные из фольги от шоколадки.

Наташа рассмеялась, а любительница споров продолжала дразнить одногруппника:

– Не факт, не факт, превзойти сегодняшний шедевр у тебя вряд ли получится.

– Получится, не сомневайся. – Теперь Никита прикрепил к комочку что-то вроде хвостика, и снежный преследователь стал похож на мышонка.

Теперь уже и Веронике надоело спорить, и она от души рассмеялась. Наташе хохот подруги и креатив Никиты никак не давал сосредоточиться на мысли о том, какой бы спектакль ей все-таки разыграть, чтобы вызвать у этих двоих одинаковые чувства. Задача, усложненная торчащим у Никиты перед носом снежком, оказалась непосильной. Молодые люди уже подошли к общежитию, а Наташе так и не удалось превратить свою идею в легкоосуществимый план.

Никита попрощался с одногруппницами и потихоньку поплелся в сторону своей общаги.

– Слушай, Ника! Надо было, наверно, Никиту проводить. Ведь запнется обо что-нибудь и грохнется. Ему же ничего не видно.

– Еще чего! – возмутилась Вероника.

Подруги поднялись по ступенькам и, перед тем как заходить в здание, еще раз оглянулись проверить, как там передвигается Никита. Картина их взору открылась примечательная. Видимо, как раз в этот момент шутники-третьекурсники, потеряв интерес к студенту, который покинул компанию прекрасных спутниц, сняли с кончика его носа проклятие. И снежок как ни в чем не бывало продолжил свой прерванный полет. Впрочем, дистанция, которую ему оставалось преодолеть, была невелика, и через мгновение комок снега достиг конечной точки своего маршрута, живописно размазавшись по лицу Никиты. Парень от такой неожиданности чуть не грохнулся на землю. Но его поддержали подоспевшие старшекурсники.

– Ну, хоть на это им ума хватило! – покачала головой Наташа.

Глава 4. Гора пришла к Магомету

Вероника сидела за столом в своей комнате и пыталась сосредоточиться на домашнем задании, но ей мешал раздающийся с улицы смех – третьекурсники продолжали дурачиться. Она подошла к окну взглянуть на их забавы.

Двое парней гарцевали верхом на снеговике под улюлюканье и свист столпившихся студентов. Снеговик брыкался и извивался, пытаясь сбросить наездников, которые явно были ему не по душе. Но те отчаянно пытались удержаться «в седле», потому как сброшенный считался проигравшим, и его место тут же занимал следующий желающий. «Родео на снеговике – как глупо», – с улыбкой подумала Вероника. В этот момент она почувствовала солидарность с Никитой, который считал, что они через год смогут придумать развлечения покруче.

Постояв чуть-чуть у окна, Вероника вернулась за стол. Нет, продолжать попытки сосредоточиться, чтобы сделать домашнее задание, было бесполезно. Она решила, что лучше проведет какое-то время за ноутбуком – проверит электронную почту и почитает новости от друзей в социальных сетях.

В почте ее поджидало два непрочитанных письма: одно – от мамы, а второе – от ректора. Вероника пробежала глазами первое и улыбнулась. Это была всего пара строчек, ведь мама писала дочери часто, чуть не каждый день, и новостей на длинное письмо накопиться не успевало. Но даже эти несколько слов, пронизанные теплотой и любовью и перемеженные улыбающимися и целующимися смайликами, всегда поднимали Нике настроение.

Темой второго письма было указано: «Вопросы повышения успеваемости по предмету R0Y1». Это конспиративное заглавие напомнило Веронике, что у нее на ближайшие две недели есть важное задание от ректора. Кстати, почему именно две? Ника прибавила к сегодняшнему 17 декабря четырнадцать дней и у нее получилось 31-е. Чем примечательна эта дата? Да вроде ничем. Нет, в обычном смысле многим – это же канун Нового года! Но какое отношение этот замечательный и всеми любимый праздник имеет к украденной кем-то из сейфа Петра Ивановича информации?

Ника приступила к чтению, и первые же слова заставили ее насторожиться.


Вероника, будь внимательна! Когда ты открыла письмо, оно автоматически удалилось с почтового сервера, а как только ты его дочитаешь, оно автоматически удалится из памяти твоего ноутбука. Как ты, наверно, догадалась, на него наложена методика Ko0. Со своим ответным письмом поступи так же.


Вероника отвела взгляд в сторону, чтобы случайно не пробежать строчки, расположенные ниже. Вначале ей надо было сосредоточиться. Она знала, что те несколько слов, что успела прочесть, уже исчезли с экрана ноутбука. И ей нужно постараться с первого раза запомнить текст, который содержит оставшаяся часть письма, пока его не постигнет та же участь – быть стертым.

Вероника не удивилась странному предупреждению Петра Ивановича, она знала, о чем идет речь, – они проходили это на первом курсе по предмету «Законы Вселенной». Да, вот так называлась дисциплина, которую преподавал сам ректор – без всяких цифро-буквенных аббревиатур. Дело в том, что на лекциях студентам рассказывали о самых важных универсальных законах природы, о тех, которым подчиняются все без исключения явления в мироздании, о тех, нарушить которые не может никто: ни самые выдающиеся ученые, ни самые могущественные маги. И первый основной, а по большому счету, единственный универсальный закон Вселенной – это закон о неуничтожимости информации. Физики называют его «закон сохранения энергии», а кому-то известна другая формулировка – «рукописи не горят».

Закон гласит, что информация, будучи однажды создана, не может быть уничтожена никогда. Не существует ни природных, ни магических способов это сделать. Информация может только менять носители – бумага, электронная память вычислительных устройств, память того или иного человека и так далее. Уничтожить носитель можно с легкостью, но вот сама информация при этом не исчезнет, она переместится на другой носитель. На какой? Хороший вопрос! Этого Вероника пока не знала – это проходят на третьем курсе.

Но зато она знала о методике Ko0, о которой ей напомнил Петр Иванович в своем письме. Эта методика работы с копиями – дублями информации. С дублями-то, к счастью, можно было делать все что угодно – создавать, уничтожать, тиражировать и много других милых фокусов. Ника догадалась, что ректор создал одноразовый дубль информации, которой владел сам, и поместил его в письмо – дубль, предназначенный конкретно Веронике и автоматически уничтожаемый со всех промежуточных носителей, как только достигнет адресата.

Понятно, что такие предосторожности Петр Иванович предпринял не просто так. В его послании было что-то очень важное и очень секретное. Поэтому Вероника сосредоточилась и прочла оставшуюся часть письма с предельным вниманием:


Сегодня утром в своем кабинете я обнаружил на полу два пятнышка, цветом напоминающие кровь. Я стер их, не придав им поначалу никакого значения. Подумал, что это уборщица могла случайно пролить какое-нибудь удобрение для цветов, но, как выяснилось позже, растения в моем кабинете вчера никто не поливал. Через какое-то время обнаружилось, что мой заместитель, Матвей Тимофеевич, пропал. Он не явился на работу и дома тоже не был обнаружен. Не знаю, связаны ли эти два события и имеют ли они какое-то отношение к исчезнувшей из сейфа информации, но вероятность такая существует, поэтому я и решил сообщить тебе о них.

До выяснения причин исчезновения Матвея Тимофеевича было решено объявить, что он в командировке, чтобы пресечь чудовищные слухи, расползающиеся среди студентов. Думаю, ты понимаешь, что не должна ни с кем делиться полученной от меня информацией.

Жду от тебя письма со списком всех, кто может быть причастен к краже документов, а именно: тех, кто передал тебе информацию о кодах доступа, тех, кто спровоцировал тебя залезть ко мне в кабинет и вскрыть сейф, тех, кто знал об этом, и тех, кто подозрительно вел себя в последнее время, – проявлял к тебе и твоим действиям повышенный интерес, следил за тобой, и так далее.


Дочитанное письмо благополучно удалилось, но Вероника успела запомнить всю информацию, каждое слово. И эта информация вызвала легкую дрожь и неприятное покалывание между лопатками. Такое ощущение всегда возникало у Ники, когда она была очень сильно взволнована или встревожена. Вернее, не всегда, а последние три года.

Началось это в тот страшный день, воспоминания о котором до сих пор рвут душу на части. Тогда она с самого утра ощущала это покалывание. Это была даже не боль – это было предчувствие беды. И беда случилась. Страшная, несправедливая, непоправимая и так до конца и не понятая. Вероника до сих пор не знала ответ на вопрос «почему?». Почему это произошло? Почему они погибли?

И вот опять это покалывание. Все сегодняшние перипетии: вызов к ректору, его сумасшедший гнев, жуткие слухи о Матвее Тимофеевиче и даже подозрительные пятна на полу аудитории № 12а и на ботинке преподавателя физики не вызвали в ней этого неприятного чувства, но, видимо, письмо ректора, в котором сообщалось о еще двух пятнах цвета крови, стало последней каплей, которая переполнила чашу спокойствия и окончательно убедила Веронику, что вокруг нее происходит что-то нехорошее.

Она возбужденно заерзала на стуле. Ей было совершенно необходимо с кем-то поделиться своими догадками и сомнениями. Возможно, Петр Иванович, предупредивший Веронику никому не сообщать информацию из своего письма, под «никому» имел в виду именно «никому», но Вероника в очередной раз поняла его слова по-своему. Она решила, что на Наташу этот запрет не распространяется.

Выскочив из комнаты, она прошла по коридору ровно три шага и оказалась у двери своей соседки по общежитию, а по совместительству лучшей подруги.

– Наташ, – Вероника стукнула пару раз в дверь и просунула голову в проем, – можно?

– Угу, – ответила подруга. Она стояла у окна и наблюдала за очередной выходкой третьекурсников. – Тебе тоже это дикое гоготание заниматься мешает?

– Мешает, только кое-что похуже гоготания, – мрачно сообщила Вероника, закрыв за собой дверь.

– Переживаешь из-за завтрашнего Дисциплинарного совета?

– Еще хуже.

– Господи, ты что, за эти несколько часов, что мы не виделись, успела влипнуть в еще одну неприятность? – покачала головой Наташа и присела на кровать. – Рассказывай!

– На этот раз не я, а наш Бегемотик, – ответила Вероника и пристроилась рядом с подругой.

– Узнала что-то новое? – У Наташи от возбуждения заблестели глаза. – Значит, все-таки никакая не командировка?!

– Ни разу не командировка.

– А кто сказал?

– Петр Иванович.

– Ого! – Веснушки на щеках Наташи с нежно-рыжего постепенно перешли к ярко-оранжевому, почти красному цвету. – Рассказывай!

Взяв с подруги обещание молчать, Вероника поведала ей все, о чем говорилось в письме ректора, а также о подозрительных деталях, обнаруженных ею между двумя ботинками Аристарха Вениаминовича.

– Так вот почему ты так долго искала упавший мел – разглядывала странные пятнышки?!

– Именно!

– А если еще вспомнить слова Никиты…

– Да, накопилось много фактов! Давай подытожим, – предложила Вероника. – Бегемотику, по словам Леночки, звонили с угрозами. После этого он пропал. При этом в некоторых помещениях Университета и на ботинке Аристарха Вениаминовича обнаружены пятна чего-то красноватого, возможно, крови. Вывод один – Матвей Тимофеевич стал жертвой преступления: похищен или вообще убит.

– А Аристарх Вениаминович является невольным свидетелем или соучастником, – расширила вывод Вероники подруга.

– Да нет, Наташ, наш физик тут явно ни при чем. Такой милый, безобидный, поглощенный наукой, и ничем, кроме формул, не интересующийся профессор не мог быть ни свидетелем, ни соучастником. Он, вообще, по определению не может быть замешан в чем-то плохом. Думаю, пятно на его ботинке – обыкновенная грязь.

– Допустим, – задумчиво протянула Наташа. Она решила принять версию Вероники насчет Аристарха Вениаминовича как рабочую, хотя сама не была столь уверена в его непричастности к последним странным событиям.

– А вот насчет того, что Бегемотик – жертва, мы можем и ошибаться, – Вероника решила выдвинуть еще одну гипотезу, – может быть, все наоборот: Матвей Тимофеевич сам совершил страшное преступление, возможно, убийство и скрылся, чтобы избежать ответственности.

– Да нет, это совсем уж как-то неправдоподобно, – возразила Наташа. – И потом, кто ж тогда жертва? Ведь кроме Бегемотика никто не пропал.

– А может, и пропал, просто мы пока не знаем. Может, Матвей Тимофеевич прикончил как раз того, кто звонил ему с угрозами.

– Слушай, надо пойти навестить Леночку. Расспросить у нее поподробней обстоятельства странного телефонного разговора, невольной свидетельницей которого она стала, оказавшись в нужное время в нужном месте.

– Правильно! – поддержала Вероника. – А еще неплохо было бы пошарить в кабинете у Матвея Тимофеевича, может, там найдется что-то интересное, что прольет свет на события сегодняшней ночи.

– Ника, ты опять? – возмутилась Наташа. – Тебе одного взломанного кабинета мало?

– Ладно-ладно, – быстро согласилась Вероника, – к Лене так к Лене.

Подруги синхронно встали с кровати и через минуту уже стучали в дверь комнаты номер 7, которую занимала их одногруппница.

– Входите! – крикнула Лена.

Девушки зашли в комнату и разочарованно переглянулись. Одногруппница, с которой они хотели посекретничать, была не одна.

– Девочки, что в дверях стоите, проходите. Вы удачно пришли. Видите, мне Егор помогает к контрольной подготовиться. Присоединяйтесь.

– Я думаю, Егор и без нас справится, – улыбнулась Вероника, заметив, какая тень пробежала по лицу парня после слов Леночки. Видимо, ему куда приятней было заниматься поднятием уровня знаний подопечной с ней наедине.

– Да нет, я имела в виду – присоединяйтесь ко мне, вместе Егора будем слушать, а не присоединяйтесь к Егору – меня к контрольной готовить.

– Ладно, Лен, хоть так, хоть этак, мы только мешать вам будем. Занимайтесь, – сказала Наташа, и подруги ретировались.

– Жаль, что Егор совершенно не вовремя к Лене прискакал, – сказала Вероника, когда девушки вернулись на исходную позицию – удобно устроились на кровати в комнате Наташи.

– Ника, имей совесть, – рассмеялась собеседница, – для нас, может, и не вовремя, а для Леночки в самый раз. Она же на прошлой неделе болела, тему пропустила, а завтра контрольная.

– Но мне не терпится все поскорее выяснить.

– Ничего, выясним. Гости должны покинуть общежитие не позже десяти вечера, а уже половина десятого. Через полчаса Егора в комнате Лены не будет в любом случае. Даже если он сам вдруг забудет о времени в компании нашей красавицы, то его выгонит вахтерша. А пока давай лучше обсудим, кого тебе указать в списках, о которых просил ректор.

– Точно. Совсем забыла, – стукнула себя по лбу Вероника. – Мне же нужно ему сегодня ответить.

– В первом списке, как я поняла, должны быть указаны те, благодаря кому ты узнала коды доступа, – направила мысли собеседницы в нужное русло Наташа.

– Да. Но тут, к сожалению, я не в курсе.

– В смысле?

– Понимаешь, я узнала их случайно. Эта информация появилась в моей голове из ниоткуда. Просто в какой-то момент я поняла, что знаю все о системе безопасности в кабинете ректора. Правда, потом оказалось, не совсем все – я не знала о камерах видеонаблюдения. Но зато все коды доступа ко всему, что запирается у Петра Ивановича, вся сложная семиуровневая система защиты сейфа – все это вдруг стало для меня известным фактом, информацией, которую, как мне показалось, я знаю всю жизнь.

– Хм, похоже, кто-то безграмотно задействовал методику Ko0, – проанализировав рассказ подруги, сделала вывод Наташа.

– Да, я тоже так подумала. Кто-то для кого-то создал дубль важной информации, но по ошибке передал его мне.

– Или был создан неуничтожимый дубль, который записали на некий носитель, а носитель был поврежден. Куда-то ж надо деваться информации – вот она и выбрала себе другой носитель – твой мозг.

– А разве информация сама выбирает себе новый носитель, если прежний уничтожен? – удивилась Вероника.

– Не знаю, – пожала плечами Наташа, – ведь это мы будем проходить только на третьем курсе.

– Ладно, в общем-то, не важно, кто и как выбирает новый носитель. Важно, что первый список для ректора будет пуст, потому что информацию я узнала случайно, из-за чьей-то, думаю, неумышленной ошибки. Потому как специально такой секретной информацией никто разбрасываться не будет.

– Хорошо, теперь второй список – кто спровоцировал тебя пробраться к ректору в кабинет и открыть сейф. Похоже, этот список не будет пуст – там будет фигурировать Никита.

– Хоть этот задавала сто раз заслужил, чтобы его сдали, но все-таки я этого делать не буду. Во-первых, уж он-то точно не причастен к пропаже документов ректора, а во-вторых, все-таки, если быть честной, пари спровоцировала я сама.

– Ладно, – кивнула Наташа, – тогда третий список – кто знал, что ты полезешь в кабинет?

– Опять же только Никита. Больше я никому не говорила. Но его и в третьем списке не будет по причине – смотри пункт 2.

– Тогда мы плавно переходим к четвертому списку: кто все время таскается за тобой? – задала Наташа вопрос, ответ на который был для нее очевиден – опять и снова Никита.

Девушки посмотрели друг на друга. Прошла пара секунд, и вдруг они неожиданно и одновременно расхохотались. Их дедуктивный анализ совершенно ни к чему не привел. Почти по всем пунктам виновником выходил Никита, но обе они, даже та, которая считала парня несносным занудой, были абсолютно уверены, что их одногруппник к пропаже информации не имеет никакого отношения. Значит, получается, Веронике нечего ответить Петру Ивановичу ни на один из его вопросов. И спрашивается, что здесь смешного? Возможно, это и было бы смешно, если бы, как говорится, не было так грустно, но подруги хохотали несколько минут, хохотали до слез, до колик в боку – это было их ноу-хау, лучший способ снятия стресса. Они хохотали так громко, что едва смогли услышать стук в дверь. Девушки синхронно, как по команде затихли, и Наташа отозвалась:

– Заходите!

В комнату просунулась одна восхитительная стройная ножка, затем другая, не менее прекрасная, а затем и вся Леночка целиком появилась на пороге:

– Девчонки, я к вам посплетничать. Егора уже вахтерша выгнала. Ох, и злющая она сегодня. Говорят, ее третьекурсники достали. Ей надо было пол в холле протереть, а они воду в ее ведре заморозили. Правда, тупой прикол?! Вот мы через год гораздо изощренней ее разыграем.

– Разыграем, – согласились подруги хором.

– А вы чего так смеялись, аж в коридоре было слышно?

– Да так, – ответила Наташа, – эти шутники родео на снеговике устроили – умора.

– Ага, я тоже видела, забавно.

– Лен, да ты проходи, садись. – Наташа придвинулась поближе к Веронике, освобождая место на кровати для гостьи.

– Спасибо! – Леночка примостилась на отведенную ей территорию и начала: – Слушайте, девочки, я чего пришла, хочу рассказать вам про Бегемотика. Вы же для этого ко мне заходили, хотели про него расспросить, про этот его странный разговор по телефону?

Вероника почувствовала, как Наташа потихоньку коснулась ее руки. Это движение означало что-то вроде: «Надо же – гора сама пришла к Магомету!» Действительно, для подруг было большой удачей, что Леночка сама заскочила к ним в гости, да еще не просто так, а чтобы рассказать о том, о чем им не терпелось узнать.

– Да нет, – невинным голоском пролепетала Вероника, – просто так приходили – поболтать.

– А, понятно. Но я все равно вам про него расскажу, хорошо?

– Конечно, расскажи, – быстро согласилась Наташа. – Нам-то что? Нам любая тема интересна.

– Понимаете, девочки, я кроме как про него, про Матвея Тимофеевича, ни про что другое даже думать толком не могу. – Лицо Леночки исказила гримаса отчаяния. – Наверно, завтра контрольную на двойку напишу, потому что половину из того, что мне Егор рассказывал, не поняла.

– Ну, ничего, не расстраивайся. Никита тебе на что? – подколола Вероника и тут же получила локтем в бок от подруги.

– Да, Никиточка, – услышав имя своего соседа по парте, сразу повеселела Лена, – это моя последняя надежда. Он всегда готов помочь. Такой милый, правда, девчонки?

– Правда, – ответила Наташа и, сдвинув брови, глянула на Веронику. Та в ответ показала язык, но попытки подколоть гостью благоразумно прекратила.

– Так что ты хотела нам рассказать про Бегемотика? – Наташа попыталась вернуть к нужной теме разговора Леночку, немного сбитую с толку напоминанием о Никите.

– Девочки, – сделала страшные глаза гостья, – я точно знаю – про Матвея Тимофеевича нам солгали. Ну, про то, что он в командировке.

– Почему?

– Понимаете, ему угрожали, шантажировали его чем-то.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное