Ольга Гусейнова.

Галактика. Принцесса и Генерал



скачать книгу бесплатно

– Надо! – строго приказала наставница, пресекая дальнейшие попытки проявления жалости к себе у арииль. – После первой, обычно не самой большой волны пойдут более мощные, гигантские. Помимо воды нам грозят очередные толчки. Здание может просто не выдержать. Мы должны вытащить тебя отсюда! Соберись!

Женщина безжалостно вздернула девочку на ноги.

– Как, как мы сможем отогнуть прутья? Они же стальные, – безнадежно устало пролепетала Даша, глядя вверх.

– Я буду отгибать, а ты кричи громче. Нас кто-нибудь обязательно услышит и поможет.

Они несколько минут безуспешно пытались привлечь внимание криками. Использовали подручные средства, чтобы отогнуть арматуру, но, увы, металл оказался слишком крепким для слабых женских рук. Некогда безупречно белые перчатки х’шанки стали грязными и серыми. Аккуратно уложенные с утра серебристые седые волосы свалялись, и мокрая темная коса неряшливо свисала до пояса. Платье порвалось в нескольких местах, туфли исчезли. Босая пожилая женщина, стоя на нетвердых подрагивающих ногах, натужно, но безуспешно колотила по прутьям камнем.

Теперь в жизни у одного из самых известных в звездной системе Х’шана педагога и наставницы осталась лишь одна цель: спасти свою ученицу. Себя она уже похоронила.

Даша выглядела не менее удручающе, с той разницей, что туфли благодаря ремешкам не потерялись.

От очередного толчка дом осел, опора ушла из-под ног, и несколько минут женщина и девочка держались за прутья, но из-за последовавшей серии толчков сорвались вниз.

– Наверх, карабкайся наверх, – просипела Майшель, из которой едва дух не вышибло, подсаживая и настойчиво спасая подопечную.

В этот раз после толчков гул не стихал, потому что вслед за ними пришла новая водяная волна. Обеих пленниц каменных развалин снесло к стене, но Майшель упорно боролась, цепляясь за выступы, тащила Дашу за собой. Неизвестно, откуда взялось столько сил у пожилой умирающей женщины, но она с завидным упрямством сопротивлялась бедствию.

– К прутьям, Даша, плыви к прутьям, на просвет… – прохрипела она, когда их начало крутить в водовороте каменного мешка.

Х’шанка все-таки вытолкнула девочку к единственному выходу из ловушки и помогла ей удержаться, чтобы не снесло напором хлещущей сверху воды. Но силы Майшель были на исходе. Она вымоталась окончательно и в какой-то момент хлебнула слишком много воды. Сознание угасало, руки отнимались… отпустили ребенка…

Теперь Даше, успевшей изо всех сил вцепиться в прутья, самой пришлось противостоять натиску воды, а обессилевшую женщину потоком увлекло вниз, в темный провал каменной могилы. Девочка не сразу заметила, что осталась перед стихией в одиночестве, а осознав, в панике закричала, отчаянно закрутила головой по сторонам в поисках спасительницы. Но вода прибывала и прибывала. Убийственная мутная масса дошла почти до горла, грозя накрыть с головой. Маленькая пленница истошно закричала. Паника захлестывала вместе с подступающей водой настолько, что исчезло все, кроме непередаваемого, не поддающегося разуму страха перед неизбежным.

Даша инстинктивно подтянулась, затем, прижавшись лицом к прутьям, жадно вдыхала ускользающий воздух и отчаянно звала маму. От холодной воды судорогой сводило руки и ноги; уставшая сопротивляться девочка слабела, а в рот лезла вода, булькала в хрипевшем горле… Слов уже было не разобрать – писк, скулеж, вой…

И именно в тот момент, когда она вот-вот могла отпустить прутья, Даша увидела своего кумира: Лейс – грязный, мокрый, в оборванных у коленей штанах и синей рубашке, облепившей жилистое тело, до крови ободранный, но главное – живой!

– Киш, здесь Даша! – крикнул он, обернувшись, и схватил детскую ручонку. – Тащи рычаг, надо прутья отогнуть!

Наружу Даша лишь губы да нос могла выставить, а на спасителей смотрела сквозь заливающую глаза воду: образ Лейса волновался, подергивался плавающей взвесью. К нему присоединился полуголый здоровяк Киш, тоже в рванье и ссадинах. Парни вдвоем отогнули прутья, надавив на рычаг изо всех сил. Им потребовалось несколько долгих секунд, чтобы вызволить едва дышавшую Дашу из каменного плена.

Спасенная девочка корчилась в жестоких судорогах, откашливаясь и отплевываясь. Подвывая как щенок, ничего не соображая. Вокруг парней бурлила, поднималась мутная беспощадная вода. Наконец, несколько раз свободно вдохнув, Даша немного пришла в себя и на коленях подползла к Лейсу, вцепилась в него и приникла всем телом. Парень тяжело дышал, обнимая насмерть перепуганного, трясущегося ребенка за плечи, чувствуя, что и самого колотит.

– Надо уходить, Лейс, – напряженно посоветовал Киш, с состраданием посмотрев на измученную девочку, а потом со страхом – вокруг.

– Я к маме хочу и папе, – зарыдала Даша, цепляясь еще сильнее за спасителя.

– Где хоть кто-нибудь из посольства? Или охрана? Или… – начал Киш.

– Все там, под домом остались, а ари Майшель утонула, – всхлипнула, похоже, единственная уцелевшая здесь землянка. – Я хочу к маме…

Лейс отстранил от себя несчастную мокрую девочку и несколько раз чувствительно встряхнул:

– Успокойся! Ты нужна мне! Ты должна нам помочь!

По мокрым щекам Даши текли слезы, осунувшееся бледное личико облепили волосы, но огромные испуганные голубые глаза немного прояснились. Лейс мягко убрал мокрые пряди с ее лица, погладил, пытаясь успокоить.

– Надо уходить выше, в горы, – напомнил Киш, ероша волосы на макушке. – Иначе мы здесь…

– Понятно, – оборвал друга Лейс, не желая продолжения детской истерики. – Тогда пошли.

– Скорее, поплыли, – нервно хохотнул Киш, махнув рукой на воду, залившую все вокруг.

Даша еще крепче вцепилась в Лейса и полезла по нему выше с криком:

– Нет, нет, не хочу плавать, я не могу. Мы опять утонем, мы…

– Успокойся! – приказал Лейс. – Мы с тобой – значит, ты не утонешь.

– Я не могу, я не хочу, я…

Визг и истеричный лепет испуганного ребенка ему пришлось оборвать жестко и сурово:

– Либо ты идешь с нами, либо остаешься здесь. Одна.

Даша судорожно всхлипнула, в ужасе таращась по сторонам: они по-прежнему сидят в воде, продолжающей угрожающе подниматься! Другого пути нет. И живой, теплый Лейс – единственный островок надежды во внезапно ставшем смертельно опасным мире.

Дальше трое изрядно измочаленных ребят медленно, осторожно, тщательно выбирая, куда ступить, спустились к «большой» воде. Один раз Киш рывком приподнял девочку и, спрятав ее лицо у себя на груди, тяжело запрыгал по камням. А в это время Лейс с содроганием проверял, живы ли находившиеся в воде. Друзья не хотели, чтобы Даша видела плавающие трупы, хотя, судя по творящемуся вокруг, уберечь ее от страшного зрелища не удастся.

Из-за многочисленных препятствий и утопленников плыть с ребенком в руках было проблематично, поэтому Киш приспособил под плот остатки забора. Теперь девочка сидела на белом «настиле», прижав острые коленки к груди и обняв их руками-веточками, а парни то плыли, то толкали подручное спасательное средство перед собой.

Разрушенный город представлял собой ужасающую картину. Пару раз х’шанцы помогали выжившим сородичам, спасавшимся как придется. Даша не могла смотреть вокруг – зрелище многочисленных исковерканных мертвых тел, болтающихся среди мусора в воде, и разрушенные здания на фоне краснеющего небосвода потрясли ее настолько, что, наверное, равнодушное отупение, последовавшее за первыми эмоциями, было спасением. Она почти не шевелилась, ушла в себя и, казалось, ничего не замечала.

Обрывки густого тумана, недавно бережно укрывавшего город, висели в воздухе рваными клочьями, постепенно таявшими, становившимися более и более прозрачными и редкими. Птицы сходили с ума в небесах, усугубляя ощущение беспросветного хаоса и смерти, царивших в еще вчера прекрасном городе.

Дальше снова начался ад. По воде пошла сильная рябь. Поток резко сменил направление, и вместо прилива начался отлив, обнажая остовы домов, искореженный транспорт и деревья, демонстрируя произошедшую трагедию во всем своем безобразии и бесчеловечности. Оставшиеся в живых жители кричали: «Спасайтесь – новая волна!»

Парни начали нервно озираться, пытаясь найти убежище. Лейс схватил валявшуюся в грязи веревку, которой, видимо, закрепляли ящики в находящемся рядом разрушенном магазинчике. Завязал узел на ремне своих штанов, потом, быстро подтянув к себе Дашу, проделал ту же процедуру, предупредив:

– Видишь хвостик? Если я тебе буду… мешать, потяни за него.

– Нет-нет, я только с тобой, – словно очнулась и снова заплакала девочка, цепляясь за его крепкую руку.

– Я на всякий случай, – натужно ответил Лейс, помогая Кишу быстрее толкать плот к деревьям.

– Они слишком низкорослые, – разочарованно выдал здоровяк, – нас снесет вместе с ними волной. И еще неизвестно, безопасно ли… может, лучше подальше от них…

– Среди развалин еще хуже: напоремся на арматуру.

Сначала понесся гул, появилась водяная пыль, потом все накрыла волна – не такая большая, как первые, но сильная. Лейс успел схватить Дашу за руку. Дальше их швыряло и крутило как щепки. Парень чуть не захлебнулся, когда бок пропорола острая ветка. Руки свело судорогой, не позволившей расцепиться в страшной круговерти. Оказываясь на поверхности и успевая вдохнуть, он слышал Дашины вопли – значит, еще живая!

Только неимоверная жажда жизни и ответственность за другую жизнь помогли Лейсу подтянуться и вылезти на крышу какого-то большого общественного здания самому и вытащить девочку. Здесь, подальше от берега, располагались строения, которые хоть и выглядели менее презентабельно и современно, но оказались надежнее – возможно, потому что стояли дальше от океана. Вот одно из них, почти уцелевшее, и стало спасительным островком. Даша, снова натужно дыша, судорожно выплевывала воду, пока Хеш’ар в панике обшаривал взглядом пространство в поисках друга. К его ужасу, Киша, большого, надежного как скала Киша нигде не было видно.

Лейс не помнил, чтобы когда-то плакал. Родители рассказывали, что даже совсем маленьким он хмурился, ворчал, но почти никогда не плакал. А сейчас, стоя на коленях и бессильно сжимая кулаки, он чувствовал, как сотрясается от рыданий. Сегодня он потерял всех: родителей накрыло обвалом первого же землетрясения, отец, неожиданно ворвавшийся в дом, даже не успел пояснить, почему вернулся; Лояр погиб у Киша дома; теперь и лучший друг исчез. А красное зарево над головами сулит скорую гибель целого мира.

К нему прижалась худенькая трясущаяся Даша, обняла его торс руками и уткнулась куда-то в подмышку. Странно, но девочка, отчаянно цеплявшаяся за него, помогла немного успокоиться, вернее, задавить скопившуюся душевную боль, собрать и затолкать в укромный уголок. Оставить на потом.

* * *

– Х-холодно, – всхлипнула девочка, дрожа всем телом, невольно взывая к поглощенному горестными воспоминаниями Лейсу.

Хеш’ар осмотрел мокрое несчастное создание в облепившем трясущееся тело платьице и маленьких туфельках на ремешках, из-за которых те удержались на ногах. Сейчас в этом создании с трудом можно было узнать неунывающую, искрящуюся радостью принцессу Дарью. Затем он окинул взглядом крышу, оценивая, насколько здесь надежное место, и развязал связывавшую их веревку. Ему и самому становилось все холоднее. Стресс и вода сделали свое дело.

– Что-нибудь придумаем, только выясню, где мы оказались… – сипло пообещал он, отстраняясь от ребенка.

– У тебя кровь, Лейс, – пропищала Даша, опять заливаясь слезами, и выдохнула в ужасе: – И весь бок разодран!

Но раненый не успел ответить. В этот момент на крыше, ставшей им пристанищем, открылся люк. Оттуда выбрался крупный, высокий и довольно молодой мужчина. Хеш’ар и Даша настороженно уставились на непривычного на вид смуглого незнакомца с черными, коротко стриженными волосами, бровями вразлет и носом с горбинкой. Такого же мокрого, как они, в темной, смахивающей на военную форму одежде, облепившей его мускулистое тело.

Мужчина увидел ребят, быстро осмотрелся, по всей вероятности ожидая найти здесь еще спасшихся, затем поставил сумку у ног.

– Это же гадавиш… – хрипло, испуганно выдохнула Даша, разглядывая мужчину. Впервые в жизни она испытывала ненависть – столь сильное разрушающее чувство. – Это гадавиш…

– Я вижу, – спокойно согласился Лейс, не поняв, отчего она едва не зашипела. – Не бойся, я…

– Перед тем как все началось, нам доложили, что это они… они напали на Х’ар. Это из-за них ари Майшель утонула. Это их корабли виноваты, это Гадавиш… – Даша, захлебываясь слезами, сжимая кулаки, выплескивала боль, уставившись на равнодушно посматривавшего на них незнакомца.

Лейс плавно поднялся и, на ходу ускоряясь, двинулся к мужчине в черном. А дальше девочка в ужасе смотрела за дракой, если происходившее на ее глазах так можно было назвать.

Гадавиш оборонялся, легко уходя от атак х’шанца, что был вдвое у?же его в плечах, но нападал словно затравленный зверь. Вскоре темный ловко провел обманный маневр и, перехватив противника за горло, чуть приподнял над крышей, отчего тот захрипел и забился в судорогах.

Даша, сразу позабыв о страхе, юркой змейкой кинулась на врага, душившего ее друга. Прыгнула ему на спину, вцепилась в волосы, в уши и завопила во все горло.

Незнакомец оттолкнул парня от себя, затем осторожно снял со спины верещавшую девчонку, продолжавшую воинственно размахивать руками и ногами, и держал ее на вытянутой руке за шкирку словно нашкодившего котенка. Затем резким движением выставил ладонь вперед, останавливая собиравшегося вновь броситься на него парня, и выкрикнул:

– Стой! Да, я гадавиш, да, мой народ напал на вас. Но я – здесь. И не виноват в происходящем. Вместе с вами стою на этой крыше и хочу выжить. Уверен: наберется немало моих соплеменников, которые против уничтожения чужих планет. Это безумие. Я не хочу причинить вам зло и боль! – и опустил Дашу, которая тут же бросилась к своему защитнику.

– За что? – прохрипел Лейс, с ненавистью глядя на незнакомца. – Почему Х’ар?

Мужчина устало потер лицо и пригладил взлохмаченные волосы на макушке.

– Жадность губит слишком многих. Поводом, я думаю, стала спорная планета М-327, слишком привлекательная полезными ископаемыми. И колонии ваши богатые. – Лейс стоял слишком прямо, словно натянутая тетива, внимательно слушая представителя темных. – А Х’ар… Отруби змее голову, и получишь все на блюдечке. Х’ар – центр, средоточие административных и военных ресурсов. Другие ваши колонии, по сути, торговые придатки, это мог бы просчитать любой…

– Кто ты? И почему здесь? – потребовал ответа Лейс, положив руку на плечо девочки.

– Хорошая у тебя защитница, храбрая, – едва заметно улыбнулся мужчина.

– Какая есть – вся моя, – зло выплюнул Лейс.

Гадавиш нахмурился, бросил взгляд по сторонам и зачем-то представился:

– Меня зовут Дайриш. И я вам не враг. – Он подхватил сумку и отошел в сторону, затем тяжело опустился на колени.

Ребята продолжали испепелять взглядами чужака. Сейчас их как ничто объединила ненависть к «виновнику» катастрофы.

Дайриш, внимательно осмотрев товарищей по несчастью, раздраженно вздохнул. Затем, покопавшись в недрах сумки, достал из нее коробку с медицинской маркировкой и протянул Лейсу:

– Парень, у тебя слишком глубокая рана.

– Я сам разберусь, что мне делать!

Но гадавиш непререкаемым командным тоном настоял:

– Будешь и дальше игнорировать – истечешь кровью.

– Давай лучше воспользуемся? – тут же вмешалась Даша, которую теперь больше пугало проступавшее на одежде кровавое пятно, уже окрасившее весь бок.

Дайриш протянул коробку детям:

– Здесь медикаменты и сканер для восстановления тканей. Пользоваться умеете?

Дашу, метнувшуюся было за помощью, остановил Лейс, надавив на плечо и заставляя остаться на месте. Сам подошел к гадавишу и, обменявшись с ним пристальными взглядами, забрал коробку, выразив благодарность скупым кивком. Вернувшись к девочке, в первую очередь обработал ее раны и порезы, не обращая внимания на румянец смущения, когда заставил ее поднять платье, чтобы осмотреть все тело.

Только затем сам скинул заляпанную кровью майку и, морщась от боли, сначала обработал глубокую рваную рану антисептиком, а потом, активировав сканер, срастил края. Прибор входил в обязательный набор экстренной помощи, «склеивал» любые порезы, но повреждений внутренних органов не устранял.

Рядом с ребятами упали упаковка с едой и бутылка воды, заставив их вздрогнуть.

– Мы на крыше продуктового склада. Хоть в чем-то повезло. Ешьте.

Лейс дернулся ответить грубо, но ледяная ладошка Даши – девочка, покачнувшись от резкого движения, была вынуждена опереться о его обнаженное колено, – заставила проглотить возражения. Он несколько раз глубоко вдохнул, чтобы успокоиться. Затем неохотно спросил:

– Там есть одежда?

– Нет, увы, – махнул рукой гадавиш.

Лейс протянул одолженную коробку:

– Благодарю.

– Оставьте себе. Я нашел две.

Скрипнув зубами, Лейс снова выдавил:

– Благодарю.

– Арун Дайриш, – в бесполезный обмен «любезностями» вмешалась дочь посла, – скажите, почему же вас свои здесь оставили? Не предупредили и…

– Я нахожусь на Х’аре по своим делам, – ответил мужчина, глядя сверху вниз на девочку. – К сожалению, большинство моих соплеменников, мне думается, не в курсе планов нашего правительства.

– Может, только вы не в курсе событий? – зло хмыкнул Лейс. – А у нас даже в новостях обсуждалась возня Звездного флота Гадавиша. И их намерения.

– Возня… – Мужчине надоело препираться с детьми. – Возня – может быть. И захват незаселенной спорной планеты тоже, но не столицы одного из крупнейших миров Союза. Ладно, мне некогда разводить с вами бесполезные беседы.

Он развернулся, а Даша не удержалась:

– Вы уже уходите, арун?

Ее ненависть исчезла так же быстро, как и возникла. Слишком вымоталась. А настоящий враг вряд ли оказал бы помощь и ответил на вопросы. Даша не привыкла долго держать негатив в себе.

Гадавиш с едва заметной неуверенностью посмотрел в сверкающие от слез невинные детские глазенки. Замызганная, потрепанная девчушка вызвала у него жалость и сочувствие. Но оставаться рядом с детьми в его планы не входило. Не в критической обстановке на этой погибающей планете. И все же он ответил:

– Пока нет. Нам всем нужно передохнуть, прежде чем уходить отсюда. Сил потребуется много.

– Надо идти в горы. Чтобы вода не достала, – устало произнес Лейс.

Дайриш твердо возразил:

– Посмотри в небо, парень. Видишь этот багровый цвет? Это электромагнитные бури. Планета разрушается изнутри. Так что в горах вы не спасетесь.

Х’шанец, движимый жаждой убийства, с трудом удержался, чтобы вновь не напасть на чужака.

– Я хочу к маме и папе, – всхлипнула Даша, цепляясь за руку Лейса и утыкаясь ему в грудь.

И опять ребенок, отчаянно нуждавшийся в нем, лучше холодной воды заставил успокоиться. Искать путь к спасению, разумно мыслить.

– Нам нужна связь, чтобы узнать новости и связаться со спасателями.

Помрачневший Дайриш убил последнюю надежду:

– Помехи не позволяют. Глушат любые импульсы, я уже пробовал. – Затем ткнул пальцем в темнеющее небо: – Видишь вспышки? Там идет большая драка. Я уверен: на Х’аре сейчас нет ни одного не затронутого бедствием места.

– Почему ты так уверен? – сипло спросил Лейс, осознав наконец планетарный объем катастрофы.

– Потому что я знаю, какое оружие использовали… здесь.

Мужчина отошел в сторону и расположился у сумки, затем начал настойчиво возиться с каким-то передатчиком. Даша, слишком уставшая, свернулась клубочком рядышком с Хеш’аром и вскоре задремала, а он долго колебался, можно ли оставить ее наедине с чужаком, но выбора не было. Пока она спит, надо успеть подготовиться, чтобы идти дальше, а для этого нужны продукты и вода. Лейс напряженно осмотрел горизонт и направился к люку, чтобы спуститься на склад.

Внизу, в помещениях, почти полностью залитых водой, он смог найти немного: чью-то сумку, видимо, занесенную сюда потоком, в которую быстро собрал пакеты с разной едой, к счастью, непромокаемые, запаянные для длительного хранения, да несколько бутылок воды. И все.

Выбравшись на крышу, он незаметно выдохнул с облегчением: торопился к Даше, боялся, что либо новая волна, либо еще что-то нагрянет, пока его не будет. Под пристальным взглядом Дайриша Лейс подошел к подопечной и устроился рядом с ней. Отдохнуть действительно надо. Хоть чуть-чуть.

Кто-то окликнул его, вырывая из тревожного сна. Открыв глаза, Лейс увидел склонившегося над ними гадавиша и резко сел:

– Что случилось?

– Я поймал волну короткочастотных сигналов. Всех уцелевших для эвакуации собирают в районе Шары, там космодром для небольших…

– В курсе, – прервал чужака Лейс.

– Тогда вам необходимо поторапливаться. Долго Х’ар не протянет, дальше обстановка будет только ухудшаться.

Молодой х’шанец кивнул, не в силах ответить – горло свело от душевной боли, и потеребил спящую девочку.

– Папа? – спросонья хрипло спросила Даша, увидев в темноте Дайриша. Но, узнав, сникла.

– Нужно идти дальше, – прохрипел Лейс, сжав ее плечо.

Ему самому об отце и матери думать было невыносимо больно.

– Но уже ночь… а там вода… глубоко и ничего толком не видно. Куда мы пойдем?..

– Я знаю направление. – Лейс строго остановил поток испуганного лепета.

Но они не успели сделать ни шагу. Толчок, еще один – и по крыше побежали трещины, поверхность под ними начала проседать. Покатившуюся в пролом Дашу за шкирку поймал Лейс, а его самого удержал Дайриш. Втроем они добрались до края и крепко держались за выступ устоявшей конструкции, пока через несколько минут землетрясение не прекратилось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7