Ольга Гусейнова.

Галактика. Принцесса и Генерал



скачать книгу бесплатно

– Душно здесь, и голова болит. – Девочка с болезненной гримасой потерла виски.

– Ты заболела, наверное, – всполошилась мать. – Целыми днями в саду, наверняка сидишь прямо на земле. А здесь сыро, точно простудилась…

Девочку отнесли в кровать. Вскоре выяснилось, что у нее поднялась температура. Срочно вызванный врач быстро поставил диагноз: легкая простуда, у ребенка повышенная реактивность организма, вот и затемпературил. Ничего страшного, надо просто отдохнуть. Правда, в связи с уже имевшимися в Дашином прошлом тяжелыми осложнениями и нарастающей у ее мамочки паникой, грозящей нервным срывом, врач прописал постельный режим на пару дней одной пациентке и успокоительное во избежание этого самого срыва – другой.

Следующий день Даша провела в кровати под бдительным присмотром Анны Михайловны, тщательно выполнявшей назначения врача. А утром второго дня, за завтраком, супругам Шалым пришлось обсудить насущный вопрос: неделю назад посла предупредили о необходимости присутствия в космическом центре на Ламеде с целью участия в работе экстренного заседания Комитета коллективной безопасности. В сущности, мероприятие обычное, стандартное, если бы не слишком напряженная политическая и соответственно военная обстановка, сложившаяся в последнее время в Союзе.

На заседании будет обсуждаться взаимодействие Вооруженных сил государств, входящих в Союз, для разрешения тех или иных конфликтов, нет-нет да имевших место между союзниками, и создание объединенного подразделения с миротворческими функциями. Вернее, его дальнейшее финансирование, пока недостаточное по извечной причине: правительства предпочитают вести дела по старинке, каждый сам за себя. И вроде бы все являются членами Союза и наблюдателями остаются только из-за природной осторожности (во всяком случае, сами так заявляют), но периодически кому-то чего-то не хватает, кого-то что-то не устраивает, и начинаются «дружбы» друг против друга. К счастью, пока не вылившиеся в глобальные вооруженные конфликты.

Тем не менее десять лет назад открылись быстро набирающие популярность военные академии Союза. И Сергей Дмитриевич даже думать не хотел о том, какое событие может ускорить процесс полноценного объединения миров для сотрудничества и убедить правительства и народы разных планет в необходимости усиления Галактического Союза. Неужели потребуется нашествие неизвестных пришельцев?!

Все это посол, конечно, с женой не обсуждал, как и то, что месяц назад посла Земли на Ра-Фа вызвали в МИД для консультаций. Отсутствовал долго, подумывали уже об отзыве. Правда, вчера Сергей Дмитриевич узнал от коллеги по защищенной связи, что имела место дезинформация одного из советников посольства…

Кроме того, в ближайшее время не обойтись без напряженных переговоров, к проведению которых готовились заранее – на случай возникновения разногласий между участниками. Несмотря на довольно большой срок, прошедший с момента образования Галактического Союза, связи между его членами расширяются весьма медленно и со множеством оговорок.

– Не забудь собрать сумки на Ламеду, Анечка.

Вечером прибудут сопровождающие.

– Уже сегодня вечером? – переспросила Анна Михайловна, бросив растерянный взгляд на мужа и сразу воспротивившись: – У нас ребенок заболел. Ее нельзя в таком состоянии везти на другую планету, как же я брошу ее одну!

– Дорогая, это важное официальное мероприятие. Сначала будет заседание, потом – прием. Для вас предусмотрена отдельная программа.

– Но я не могу лететь, Даше нельзя. У меня уважительная причина, чтобы остаться дома. Если честно, то мое отсутствие вполне может пройти незамеченным при большом количестве народа.

– Согласно протоколу ты обязана присутствовать вместе со мной. Ты же знаешь, любимая. – Сергей Дмитриевич напомнил об этой стороне их жизни мягко, с сочувствием и слегка виновато.

– Мамуль, тебе придется отправляться, зато у меня есть уважительная причина для отказа, – сипловато из-за простуды хихикнула Даша.

Анна Михайловна с веселой укоризной покачала головой:

– Придется, – и уже деловым тоном сообщила: – Пошла я собираться. Если бы ты знала, как мне не хочется расставаться с тобой.

– Мам, пожалуйста, пожалуйста, уговори ари Майшель подольше со мной позаниматься, пока вас не будет, – попросила Даша. Затем, спрятав глаза, добавила: – Мне с ней веселее будет. И уроки отвлекут… без вас же скучно.

Родители понимающе кивнули – девочка переживает утрату первой дружбы с мальчиком.

– Хорошо, принцесса, сейчас поговорю с твоей наставницей, попрошу. Думаю, она не откажет.

В Дашиных глазах засияла благодарность, что было лучше всяких слов.

Вечером в резиденцию с х’шетом Гиясом Хеш’аром прибыли двое военных в синей форме Космического флота для сопровождения посла с супругой на Ламеду.

Земляне, вытянувшись в струнку, доложили и представились:

– Ваше превосходительство, господин посол, группа офицеров для вашего сопровождения прибыла. Капитан Шерано.

– Старший лейтенант Мошкин.

– Господин посол, вы готовы следовать на корабль? – уточнил старший по званию.

Х’шет Хеш’ар внимательно рассматривал и слушал прибывших военных, но на его лице профессиональный интерес никак не отражался. Этому сдержанному, спокойному х’шанцу посол Земли доверял едва ли не с первого знакомства и испытывал к нему расположение.

– Надеюсь, в наше отсутствие будет удвоен режим безопасности?

– Можете не сомневаться, ар посол, – ответил Гияс Хеш’ар с едва заметной успокаивающей улыбкой. О том, что заболевшая арииль Дарья остается на Х’аре, ему доложили.

Резиденцию супруги Шалые покидали, зацеловав дочь, надавав кучу напутствий и указаний прислуге и няне, договорившись с Майшель Теш’ар, чтобы та находилась в доме до вечера – так Даше будет легче переносить вынужденное одиночество. И отбыли.

* * *

Два месяца назад, когда Даша впервые рассматривала Х’ар сверху, у нее создалось впечатление, что туман укрывает планету подобно пушистому белому одеялу, пронизанному тонкими иглами шпилей лифтовых шахт пассажирских станций, устремленных в небеса. К ним ведут антигравы – энергетические тоннели, внутри которых во всех направлениях носится туда-сюда личный и общественный транспорт.

Любознательная землянка Дарья Шалая уже несколько раз проехалась по тоннелям Х’ара в качестве экскурсанта, чтобы иметь личное представление об этой планете. Скорость передвижения в антигравах невероятная, и вместе с тем обеспечивается почти стопроцентная безопасность. Начав сотрудничать с Х’шаном, жители Земли и колоний воспользовались этими технологиями – там, где позволял природный ландшафт и прочие условия.

Небо в голубой паутинке антигравов выглядело так, что Даше иногда казалось: в вышине развесили праздничные гирлянды – то мелькали огоньки пролетающих мимо ботов.

Стоило порыву ветра прорвать завесу тумана, как открывался вид на затейливые и даже причудливые крыши административных зданий, цветные квадраты жилых домов, почти всегда утопающие в садах. На Ха’ре растительность буйствовала, радуя глаз неожиданными красками и формами. Из-за высокой влажности разнообразием здесь отличалась не только флора, но и фауна. И последняя, как водится, не всегда была безобидной.

Коптеры летали высоко, позволяя иностранцам запечатлеть красоту родовой планеты х’шанцев, разглядеть в мельчайших подробностях невероятную и потрясающую воображение картину, на которой причудливым образом смешивались естественный ландшафт и достижения цивилизации, белый туман и яркие краски жизни. Почти как сами х’шанцы: бледнокожие и беловолосые, но с яркими блестящими глазами и предпочитающие богатые, но не кричащие тона.

– Дарья, ты не устала? Может, перерыв сделаем? – мягко улыбнулась ари Майшель, останавливая демонстрацию учебного материала на экране.

– Ни за что! – мотнула для убедительности золотистой головой Даша. – Разве можно устать от такого… у вас очень красивая планета. А почему жилые дома малоэтажные?

– Специфика природы и общества, арииль, мироустройства х’шанцев. Система создания и существования наших семей подразумевает большую, нежели у других народов, обособленность. И хотя сейчас жизнь быстро меняется, некоторые принципы, скорее всего, не будут изменены никогда. Поэтому х’шанцы строят жилые дома не выше трех этажей, поэтому у нас мало незаселенных территорий. Лет сто назад наше правительство запустило программу колонизации пригодных к жизни открытых планет, тем самым уменьшив нагрузку на Х’ар. Построить здесь новый дом теперь стоит слишком дорого, что заставляет х’шанцев подумывать о переселении в колонии. Соответственно – осваивать планеты, укреплять границы и…

– А как вы считаете: стоит целоваться с мальчиком или нет? – не сдержала чрезвычайно волновавшего ее вопроса Даша.

Ари Майшель замолчала на минутку, пристально разглядывая воспитанницу, перед тем как ответить.

– Я уже говорила тебе, в наших организмах имеются локусы – это аминокислотные участки хромосом. Они различаются в строении по половому признаку носителя. При смешивании жидкостей… э-э-э… при поцелуях начинается связывание. Это не быстрый процесс, он идет постепенно, и при достижении «критической массы» наступает период полного слияния.

– Я не совсем поняла, что означает связывание и слияние, – виновато наморщила носик Даша.

Ари Майшель тяжело вздохнула, но с мягкой улыбкой продолжила, подбирая слова:

– Связывание – это как игра в пазлы. Мужчина и женщина складывают общую картину, хм… скажем, поцелуями. Как только пазл полностью сложился и все картинки соединились в единое целое, происходит слияние. Формируется общее биополе. Поэтому мужчины и женщины, прошедшие слияние, создают семейную пару.

– Зачем? – удивилась девочка. – Ведь можно просто жить… рядом?

Наставница снисходительно усмехнулась:

– Сама подумай: что означает единое биополе? Фактически мужчина и женщина не могут жить вдали друг от друга, не испытывая дискомфорта. Они физически стремятся быть ближе, чувствуют друг друга, даже испытывают недомогание, если кто-то из них заболел. Самое сложное, даже трагическое, заключается в том, что в случае гибели одного из двоих разрушается общее биологическое энергетическое поле, и в результате гибнут оба. Один за другим.

– Ужасно. – Глаза Даши округлились как блюдца.

Ари Майшель расхохоталась после непосредственного отклика ребенка с другим мировоззрением:

– Для землян – может быть, для нас это естественно. Правильно и единственно верно. Наши пары – единое целое, две половинки, которые, найдя друг друга, счастливы объединиться. Х’шанцы в паре эмоционально устойчивы, уверены в себе, спокойны и выдержанны. Даже живут пары дольше одиночек, потому что их иммунная система более устойчивая, защищенная. Именно поэтому любые попытки искусственного создания локуса не получают ни единого шанса на жизнь.

– А если вы ошиблись и поцеловали не того? – вспомнила Даша сомнения подружки Лейса.

– Это не критично… какое-то время. – Отметив заинтересованно вскинутые бровки девочки, Майшель поторопилась с предупреждением: – Но лучше не рисковать. Скорость свя… сбора пазла у всех различная. Поэтому сначала молодым стоит тщательно проверить себя, убедиться, что чувства и привязанность – на всю жизнь. Не стоит торопиться с поцелуями.

– Ясно, – разочарованно кивнула Даша и тут же огорошила наставницу: – А может, мне в военную академию пойти учиться… ну потом… через год? А то Лейс с друзьями уже старшекурсниками будут, и я не смогу…

– Дашенька, все, тебе предназначенное, непременно станет твоим, если судьбе будет угодно. – Ари Майшель присела на корточки перед девочкой и ласково взяла тоненькие детские ручки в свои в светлых перчатках. – Не надо торопиться.

Даша хлюпнула носом, опустив глаза. Почему-то с этой женщиной ей не было неловко обсуждать столь щекотливую тему.

– Знаете, ари, Лейс не такой, как все. Особенный…

– Я верю тебе, – шепнула пожилая х’шанка с улыбкой. – Мой Рейс тоже особенный для меня. С самого детства. Вот уже пятьдесят лет особенный!

Даша доверчиво взглянула собеседнице в глаза и неохотно призналась:

– С ним позавчера девушка отказалась целоваться. Дурочка, да?

– Нет, конечно. Просто Лейс не для нее. Зато, я уверена, он еще долго не решится на… подобное. Поэтому у тебя полно времени, чтобы стать взрослой.

– Правда? – Плохое Дашино настроение снесло лавиной радости.

– Правда! – рассмеялась наставница. – Если хочешь знать, раньше у нас мужчины и женщины воспитывались и росли раздельно. По закону период знакомства до начала связывания длился не менее трех лет. Парням и девушкам устраивали различные испытания, духовники проверяли их на совместимость характеров, а семьи – подходят ли кандидаты остальной родне. Иной раз желавшие образовать семью ждали начала связывания лет десять, но за это время уже точно убеждались, хотят они того или нет.

– Десять лет? – захихикала девочка. – Это же почти вся моя жизнь…

– Да-да, – покивала седой головой х’шанка. – А ты слезы льешь… Лейс твой – глупец, если в девятнадцать лет решился жизнь перекраивать. Сейчас мы в среднем до ста пятидесяти живем, а представь, что было бы, если бы он ошибся. Мальчишка!

– Точно, мальчишка, – хмыкнула Даша, вспомнив, как Лейс на ней зло сорвал незаслуженно. И, благодарно погладив руки наставницы, спросила: – А зачем вам перчатки? Чтобы нечаянно локусами не обменяться?

Ари Майшель с улыбкой покачала головой, кряхтя встала и отошла к окну, продолжая экскурс в историю своего народа:

– Давным-давно мы носили полностью закрытую одежду. Особенно во времена, когда не знали про локусы. Со временем, благодаря прогрессу и науке, мы приоткрыли тела. Теперь живем иначе и проще, получив возможность защищаться от незапланированного связывания. А перчатки и длинные рукава остались данью традициям, как и малоэтажные дома. В колониях с этим еще проще, там быстрее освобождаются от устоев…

Ари Майшель неожиданно замолчала, вглядываясь в окно. Затем и вовсе рывком открыла створки и резким, несвойственным ей движением отодвинула мешавшие занавески.

– Что-то случилось? – обеспокоилась Даша.

Но наставница, завороженная чем-то за окном, промолчала, и девочка встала, подошла к ней, чтобы увидеть, чем именно. Дальше обе не отрываясь смотрели на стремительно темнеющий от горизонта небосклон. В прорехах тумана виднелся океан (столица Х’шана располагается вдоль побережья, вернее, спускается к нему), и теперь он сливался с надвигающейся даже не синевой – чернотой: настолько темной и зловещей выглядела тень, отбрасываемая откуда-то взявшимся космическим объектом.

– Что это? Звездолет? – Даша испуганно схватила х’шанку за локоть. – Он падает?

– Нет, не падает… – рассеянно ответила Майшель, сама пытаясь понять, что творится.

Космодром находится далеко от столицы, и там в любом случае подобные огромные махины не садятся. Этот же похож на целую станцию. Такие обслуживают на орбите.

Темное угрожающее пятно, расползшееся по небу, неожиданно засияло радугой, а спустя минуту, словно собравшись с силами, выплюнуло наружу столб ослепительного света, который, рассеяв большинство антигравов, пронзил поверхность планеты – будто нож в масло вошел.

Спустя мгновение обе зрительницы пошатнулись – слишком голова закружилась, а живот и горло свело судорогой от тошноты. Следующую минуту, опираясь о подоконник, они наблюдали, как с неба гигантскими градинами падают пассажирские и грузовые боты.

– Электромагнитные помехи… – неуверенно и удивленно воскликнула Майшель.

Обернувшись, она заметила, как исчезает экран учебного кибера и сам он гаснет. Пошатываясь, кинулась к видеофону, чтобы связаться с мужем, но и тот приказал долго жить.

Дарья Шалая никогда не видела наставницу столь растерянной, не знающей, как поступить дальше. Они обернулись на крики, грохот, скрежет за окном. Кругом что-то падало, взрывалось, издавало непривычные чудовищные звуки. Женщина и девочка подбежали к окну в тот момент, когда голубоватый столб света, наливаясь силой, стал красным. По небу от него, словно заряжаясь, поползли угрожающе-красноватые разводы.

– Магнитные бури? – пораженно выдохнула Майшель. – Но это невозможно… они что… они разрушают ядро планеты?

Даша тряслась от страха, горло перехватило от тошноты и головокружения. Дверь с треском распахнул начальник службы безопасности посольства:

– Успели сообщить с орбиты: Армада Гадавиша у границ Х’ара. Срочная эвакуация…

– Они уничтожают планету! – Майшель смотрела на землянина огромными, блестящими от слез глазами.

– Необходимо покинуть здание, срочно. Вероятно… – В этот момент раздался шум на первом этаже – громкий спор и возня охраны, и мужчина, чертыхнувшись, бросился туда, крикнув напоследок: – Возьмите самое необходимое, мы покидаем посольство. Это приказ!

Тем временем чрезвычайно тревожный гул снаружи нарастал. А затем мир покачнулся. Точнее, его основательно встряхнуло, так, что стены начали складываться как карточный домик. Землянка и х’шанка, закричав, рухнули на пол. Майшель, схватив девочку, попыталась затащить ее под стол, потому что падающие осколки каменных стен грозили убить обеих. Толчки следовали один за другим, в какой-то момент пол под ними проломился, а потом и вовсе выгнулся.

Даша упала на ноги наставницы, та вскрикнула от боли, но закрыла ребенка своим телом от падающих обломков. Несколько минут ада и ужаса, а затем – тишина: вязкая, оглушающая, забивающаяся в уши, в рот и глаза с пылью и каменной крошкой.

– Ари, ари, вы живы? – сквозь слезы прохрипела Даша.

– Да, – сипло отозвалась х’шанка.

Она разогнулась, помогла девочке сесть, с трудом встала сама, держась за пролом в стене. Огляделась: от комнаты не осталось ничего, и самое ужасное – они находились в ловушке. Стены образовали каменный мешок с узким горлышком, перекрытым стальными прутьями. Посольство по проекту землян в несейсмоопасной зоне Х’ара строилось довольно-таки давно, когда материалы использовались не совсем безопасные, и, видимо в угоду ностальгии, было оставлено таковым.

Майшель растерянно озиралась вокруг, чувствуя, как по щекам невольно бегут слезы, подсознательно анализируя странную пустоту внутри. Боль начала расползаться по телу, но не из-за полученных повреждений – ссадины и царапины ноют не так. А эта боль – тянущая, словно высасывающая душу… Х’шанка осознала ее причину. Женские плечи обреченно поникли, из горла вырвался хрип, настолько пугающий убийственной безнадежностью и беспросветностью, что Даша, услышав его, заплакала тоже:

– Мы умрем?

Майшель судорожно вздохнула, не оборачиваясь, прислонившись лбом к прохладной стене, и признала:

– Я – да, совсем скоро. А за твою жизнь мы еще поборемся.

– Ари, но с вами же все нормально? Вы не ранены…

– Мой Рейс умер, детка. Я ощущаю, как рвется наша связь, наше биополе. Мы очень давно едины. Слава Х’шану за эту возможность уйти вслед за ним…

– Я боюсь, ари, не оставляйте меня… – разрыдалась Даша, обняв наставницу и уткнувшись ей в бок.

Вынужденная из-за болезни находиться дома, девочка надела сегодня простенькое удобное платье: розовое с голубеньким пояском и кантиками на рукавах и вороте. Обе несчастные были в пыли, растрепанные, но впервые в жизни маленькую принцессу это не волновало.

– Не бойся, детка, я с тобой. Мы справимся и непременно вытащим тебя отсюда, у меня есть время, – шептала х’шанка, пытаясь успокоить перепуганного ребенка, гладя ее по запыленным, но все равно золотистым волосам, инстинктивно придавая своему голосу уверенности и силы. – Давай обломков натаскаем к стене, тогда мы сможем пролезть сквозь прутья… или посмотреть, что там снаружи творится.

Снаружи раздавались крики о помощи, правда, отдаленные – посольство расположено в глубине парка, к комплексу зданий ведет дорога. Обслуживающего персонала и служащих не очень много.

Ари Майшель и Даша с трудом натаскали крупного строительного мусора к стене, чтобы даже девочка смогла добраться руками до прутьев.

– Вылезти, скорее всего, сможешь только ты. – Заметив панику на заплаканном грязном личике Даши, х’шанка быстро добавила: – Но это на крайний случай. Сейчас мы с тобой попробуем отогнуть…

Опять началась вибрация; сердце в груди у запищавшей девочки забилось испуганной пойманной птичкой. Майшель слезла с камней к Даше и с ужасом ждала продолжения кошмара. Неужели будут новые толчки?

Огромная волна накрыла дом, полностью поглотив его. Вода ударила в проем, сбивая с ног женщину и ребенка, смешивая их с камнями и с силой ударяя об остатки стены. Дашу закрутило с невероятной силой, словно она оказалась в центрифуге. Судорожно дергая руками и ногами в воде, она пыталась всплыть на поверхность, чтобы вдохнуть воздух, но где она, эта поверхность…

Очередной удар обо что-то твердое – и воздух выбило из груди, оставляя только жгучую боль, а сознание поглотила тьма.

* * *

– Дашенька, деточка моя, очнись, слышишь? Ну давай, открывай глазки, хорошая моя, пожалуйста… – настойчиво просил голос над ухом Даши, заставляя выкарабкиваться из вязкой темноты. – Наконец-то! – с облегчением всхлипнула Майшель, увидев, как ее подопечная открыла мутные глаза и попыталась сфокусировать взгляд. – У нас мало времени, детка, необходимо выбираться отсюда немедленно.

– Я не могу, – заплакала Даша, укладываясь на бок и сворачиваясь калачиком в грязной луже, не реагируя на окружающий погром из обломков мебели и строительных конструкций, бывших часа два назад просторной светлой комнатой. – У меня все болит…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7