Ольга Грон.

Штурман для космического демона. Гравитация между нами



скачать книгу бесплатно

– С девчонкой разберись, – прозвучал в ответ знакомый голос.

Кто же это?.. Один из наших летчиков, но точно не Уотт. О нем я даже и не вспоминала, не думала, что они общаются с Лестером.

Это меня он имеет в виду? Теперь я точно была уверена, что не зря тащилась за Лестером в технический отсек. Значит, капитан ничего не знает о нашем грузе. Но ведь он сам был в порту со своим помощником. Как странно. Кто еще замешан? Блэйз? Почему-то именно он вызывал подозрения.

– Она не станет теперь нам помогать. Узнала о Марсии. Придется выкручиваться самим.

Узнала, говоришь?! Он даже не собирался говорить правду! Или хотел вовлечь меня в свои дела, и при этом совместить приятное с полезным. Нашим разговором я вставила ему палки в колеса. И еще в чем-то себя обвиняла…

У меня даже руки зачесались. Оказался бы он рядом, а не за металлической перегородкой, точно залепила бы пощечину.

Так, надо успокоиться, дослушать до конца, а потом принимать решения!

– Лучше встретимся у меня. Нет ее – и не нужно. Мы и сами надавим на Ральфа, уговорим его. Хевену недолго здесь осталось. Иди ко мне.

– Давай, – прозвучал ответ Лестера, и я почувствовала его недовольство.

Желают подставить капитана? Немудрено, что Лестер за мой счет хотел подобраться к Блэйзу, используя мои способности… или нет? Да они для этого не нужны. Решил сам стать командиром. Амбиции всегда в нем присутствовали, этим он мне даже нравился.

Или освобождает кому-то место? Но при чем здесь наш груз? А может, этих механических молодцев везут планово, по заданию вышестоящих организаций и властей, а я лезу не в свое дело? Специально пустили слух о перевозке оборудования, чтобы не вызывать вопросов у экипажа. Скорее всего, так и есть.

Разговор Лестера на том и закончился. Он выругался, хлопнул по стене ладонью и вышел. А я замерла, дожидаясь, пока он покинет помещение, а потом бросилась вниз через второй выход. Задумавшись об услышанном, прошла по отсеку, вышла в основную часть корабля и остановилась посреди коридора.

Я, честно, на знала, что делать дальше. Предупредить капитана, что за его спиной проворачивают махинации? Или не лезть не в свое дело?

Я даже топнула ногой. Пусть сами разбираются со своими проблемами. К капитану я не питала особой симпатии, как и многие члены экипажа. Может, все же предупредить его? От растерянности я в очередной раз остановилась посреди коридора между рубкой управления и капитанским мостиком.

Оперлась обеими руками о стену, попыталась собрать мысли воедино, когда раздался сигнал выхода из HS. Совсем забыла, что у нас очередная контрольная точка для перехода. Этим занимался Блэйз, но координаты вводила я, поэтому не удивилась. Скоро снова отключат гравитацию – она берет слишком много энергии.

На стене нервно моргнул датчик, обозначающий переход в режим обычного полета. Хотела было пойти поесть, чтобы потом отправиться к себе и забраться в общегалактическую сеть, когда в трансляторе зазвучал голос капитана, который говорил о необходимости экстренной посадки.

Я развернулась и пошла к Блэйзу.

Сегодня мне точно не удастся отдохнуть. В честь чего внеплановая посадка? Хотят скинуть груз? Или причина иная?

– Ральф, что случилось? Почему объявлена экстренная посадка? – осторожно спросила, заходя в рубку.

– Только что, сразу после выхода из гиперпространства, с нами связался один из кораблей разведки Альянса. На планете Ортонн автоматический разведзонд обнаружил источник энергии, по мощности соответствующий флагманскому крейсеру. Но в этом секторе никого не должно быть.

– Шестнадцатый регион, – вспомнила я звездную карту. – Ральф, это здесь находится зона астероидов?

– Именно так. Но в этой части сейчас нет ни одного корабля. Ближайшему понадобится несколько дней, чтобы сюда добраться. Поэтому нам поручено обследовать сектор. Неприятное совпадение, – поморщился Блэйз.

– А что за планета?

– Ничего интересного. Планета не населена, есть атмосфера, но абсолютно непригодная для человека. Слой ядовитых облаков из соединений серы. Температура на поверхности достигает пятисот градусов по Фаренгейту. Настоящий ад.

– Что, нет даже станций и купольных городов? – поинтересовалась я.

– Ничего нет. Смотри, я уже открыл данные. Постоянные ветра и мощные ураганы, свет от звезды до поверхности практически не доходит из-за плотных слоев атмосферы. Вулканы, горные системы, два огромных разлома на треть планеты. Как представлю, что придется делать там посадку – даже не по себе.

Я открыла имеющиеся в базе результаты топографических съемок Ортонна. Место некомфортное. Неудивительно, что люди не освоили это космическое тело. Хотя многие планеты и спутники этого региона колонисты по непонятным причинам обошли своим вниманием, и в этом заключалась часть тайны, которая не давала мне покоя.

– Только время потеряем и выбьемся из графика, – возмущался Блэйз. – Придется заново строить часть маршрута в спейсбраузере.

Я покосилась на штурмана и подумала о том, что посадка запланирована не просто так, а с конкретной целью передать груз в уединенном месте, где никто этого не увидит. Но вдруг отбросила ложную идею. Похоже, это действительно совпадение. Я чувствовала, что Ральф недоволен тем, что придется уклониться от курса.

На экране перед глазами вдруг возник гигантский каньон, растянувшийся на много тысяч миль и прятавшийся за ядовитыми облаками. Адское местечко, тут не поспоришь. Не хотелось бы оказаться там. Без гермокостюма на планете делать нечего.

– Я помогу, Ральф, – вздохнула в ответ.

В моем послужном списке не было посадок на подобные космические тела. Стоило присмотреться, как верно выбирать место и метод торможения, и как регулировать тепловые нагрузки.

Глава 4

Посадка вышла не из самых приятных. Место капитан выбирал лично, он постоянно находился на связи с Блэйзом и вторым пилотом, я лишь наблюдала и периодически помогала Ральфу вводить данные в браузеры.

Максимально близко к источнику сигнала, который засек проходивший через эту звездную систему беспилотный разведзонд ВКВ Альянса, подойти не удалось – мешали каньон и скалистый рельеф. Более того, координаты места поиска имели приличный диапазон.

Я видела на экране, как нервничал капитан, матерился и бросал приказы, словно хотел поскорее избавиться от этого задания. Отметиться, дабы не нарушить приказ свыше, но и не задерживаться в адском пекле.

Как только на экранах поплыли темно-оранжевые облака, компьютер сообщил, что показатели корабля в норме, а посадка завершена успешно. Всем был отдан приказ собраться на мостике. Но я поняла, что обсуждения ситуации как такового не намечается. Хевен уже точно знал, что мы будем делать, и от наших решений ничего не зависело.

Капитан тщательно скрывал свои эмоции и казался непроницаемой скалой. Чувства можно было прочитать только на его лице: прищуренный взгляд и нахмуренные широкие брови, соединенные вместе над переносицей, говорили о его сосредоточенности. Но больше я ничего не могла понять.

– Итак, хотите вы или нет, мы должны проверить этот сектор. Чтобы отправить отчет в центр и свалить с долбаной планеты в пункт назначения, – громыхал его голос, пока я выглядывала из-за спины Лива. – У нас пять рекфлайтеров. Возьмем их. Каждый подключит систему наблюдения. Прошерстим каньон и окрестности. Похоже, разведмодуль ошибся, здесь никого не должно быть. Действуем быстро. Ситуация нештатная, на все у нас – три-четыре часа. В экипаже двенадцать человек, которые имеют допуск к управлению рекфлайтерами. Но тот, кто сейчас несет дежурство, не привлекается. Саб-капитан Лэйтон, кто у нас остается?

Лестер медленно обвел собравшихся изучающим взглядом.

– Пять человек из команды отправятся в сектор. Среди них Ливио Маттис, Бентон, третий пилот Лерой, я и помощница штурмана Алисс Кроу. Остальные остаются на корабле. Из оборудования нужны: рекфлайтеры, скафандры третьего уровня защиты, шлемофоны, съемочная аппаратура. Все понятно? – Он устремил на меня взгляд, выцепив мою фигурку из-за спины Ливио.

Странно, как это Лестер решился отправиться в адское пекло, рискуя своей собственной драгоценной персоной?

– Понятно, – раздался протяжный стон парочки перечисленных людей. – Сколько времени до вылета?

– Вылет через час. Сбор в главном шлюзе, туда же доставят летательные аппараты из инвентарного отсека. У кого есть вопросы?

У меня вопрос был, хоть и не по теме: стоит ли предупредить капитана о том, что за его спиной разворачиваются совсем другие события? Глядя на суровое лицо начальника, я терялась в догадках. Но и игра в молчанку напрягала.

Капитан уже направился к себе, когда я решилась. Не знаю, что подвигло меня на этот ход, чувство долга или желание приструнить Лестера. Но это был отличный шанс для разговора.

Я подбодрила Ливио. Он разве что не дрожал, рассматривая на большом экране изображение весьма неприветливой местности, которая находилась за бортом эксплорера. Его страх ощущался без особых усилий.

– Ничего, Лив, будем считать это познавательной прогулкой в ад. Надеюсь, что действительно произошла ошибка.

– Хороша прогулка, – проворчал Лив. – Я не летал на рекфлайтерах уже пару лет. Несколько дней до прилета военных могли бы потерпеть.

– Вдруг кто-то потерпел крушение? Может, там люди, – прервала я Лива. – Они правы: если есть сигнал – значит, есть и его источник. Просто нам повезло оказаться рядом, вот и все. Проверим сектор планеты и свалим отсюда. Впереди два месяца безделья – время, пока наши будут обследовать очередные руины.

– Надеюсь, мы здесь надолго не задержимся, – бросил Ливио мне вдогонку.

Но я уже устремилась за капитаном Хевеном. Возможно, это был не самый подходящий момент для беседы, но внутри все кипело, и я действовала импульсивно. Через несколько часов мое желание сообщить капитану правду слегка поостынет, а за это время может произойти все что угодно.

Я догнала капитана у входа в рубку управления. Хевен не сразу понял, что я иду за ним. Он снова поморщился, но пропустил меня к себе, нажав на клавишу блокировки дверей. С чувством облегчения я убедилась, что Лестера поблизости нет – он отправился готовить рекфлайтеры к полету.

– Алисс, что случилось? Не хочешь лететь на разведку? – спросил капитан, включая экран при помощи сенсора на приборной панели.

– Нет, капитан Хевен. Просто… – Я замялась, не зная, как начать этот разговор. – У нас на корабле происходят странные вещи. Я посчитала своим долгом предупредить вас.

Черт! Не могла же я сказать ему, каким способом узнала о киборгах в складском отсеке. И о том, как порылась в компьютере Уотта.

– Вам следует обратить внимание на наш груз. Кажется, мы везем вовсе не оборудование для геологов, – выпалила я, собравшись с мыслями. – А ваш помощник и еще несколько человек хотят вас подставить.

– Какой груз? – резко развернулся Хевен, напугав меня. – Откуда тебе известно, что мы везем?

– Просто слышала разговор… – запнулась я вдруг. – У меня нет доказательств, но, судя по всему, вам стоит все проверить.

– Кто говорил о грузе? – не отставал капитан.

Я уже не была уверена в том, что поступаю верно. Как я могла доказать правдивость своих слов? Моя речь звучала как наивная догадка, но нужно было убедить капитана отправиться на склад. Ох, зря я это затеяла.

– Никто… Уотт… – попятилась я назад. Что же в этот момент думал Хевен? Он хорошо скрывал свои чувства. Такие люди – редкость, но тем не менее они есть. – Странные сообщения идут с корабля.

– Поговорим об этом после старта, лейтенант Кроу. А пока отправляйтесь на разведку, – вынес он свой вердикт. – Вам не стоит лезть туда, куда не просят. Груз – не ваша забота.

Конечно же не моя! Но не хочется, чтобы где-то пострадали люди. А на базе изыскателей, в заброшенном городе предтеч, военные-киборги – вне всяких сомнений, вещь жизненно необходимая. Лучше бы ничего не говорила!..

Я фыркнула от возмущения, а затем вытянулась перед капитаном по стойке смирно.

– Есть! – отрапортовала четко. – Лечу на разведку, как приказали.

Пробкой выскочила из капитанской рубки. У меня еще оставалось двадцать минут, чтобы забежать к себе. Нужно переодеться в облегающий удобный комбинезон. Моя форма не годится как одежда под скафандр. Я ворвалась в свою каюту, упала на постель и обхватила руками голову. Что я делаю? Капитан абсолютно прав: это не мои заботы.

Но почему он так странно отреагировал на мои слова? Будто хотел от меня избавиться. Я впервые в жизни попала в ситуацию, из которой не видела верного выхода. Кто на самом деле знает о грузе: Лестер, желающий подставить капитана, или же сам капитан?

Я схватилась за свой коммуникатор. Есть! Работает общегалактическая связь!

Быстро набрала сообщение маме и вдруг вспомнила об отце. Я должна попросить прощения за свой поступок, иначе это будет некрасиво с моей стороны! Ведь он хотел как лучше. И открыл мне глаза на некоторые вещи, которые я упорно не хотела замечать.

Пальцы дрожали, но я заставила себя собраться с мыслями. Написала маме, что у меня все в порядке, и замерла, увидев, что сообщение отправлено получателю. Значит, снова открыт свободный канал связи! Никто не проверяет, что в этот момент идет с корабля. Нужно сказать отцу, что происходит. Он наверняка найдет решение моей проблемы.

Я набирала текст быстро, времени на раздумья не имелось. Можно было отправить и звуковое сообщение, но я не хотела, чтобы он слышал мой растерянный голос. Поэтому написала: «Прости меня, папуля. Я не права. Я люблю тебя. Кажется, твоя дочь влипла в новые неприятности. Мы на планете Ортонн, где обнаружен источник странного сигнала, летим на разведку…»

Потом в нескольких предложениях я описала результаты своего расследования, завуалированно признавшись, что пользовалась способностями. Конечно, засомневалась, но все же нажала на отправку и выдохнула. Хоть бы все обошлось. А пока нужно спешить – все уже собираются.

Мне вдруг стало интересно, каково летать над этой странной планетой. Рекфлайтеры, на которых планировалась разведка, представляли собой усовершенствованный вариант флайеров, разработанный военными. На этих одноместных аппаратах можно было быстро обследовать несколько сотен миль. Они развивали приличную скорость и частенько использовались на новых объектах. В том числе при поиске заброшенных городов, в которые не было доступа обычным машинам, или при обследовании районов, изображение которых нельзя было снять со спутников. Да и не имелось искусственных спутников там, куда нас чаще всего забрасывали.


Если во Вселенной существовал настоящий ад, то это был именно он.

Все мы знали о наличии в галактике планет подобного типа, но никто не рисковал обживать их, строить на них города, даже станции. Потому как затраты на обустройство никогда в жизни не окупились бы – скорее такое строительство загнало бы в убытки весь звездный регион.

Планета Ортонн имела регрессивное вращение. А помимо этого низкую его скорость, вследствие чего день и ночь были бесконечно длинными. Нам не удастся застать на ней рассвет: по подсчетам бортового компьютера в той части планеты, где мы произвели посадку на высоком базальтовом дискообразном плато, утро наступит лишь через две с половиной тысячи часов.

Координаты, предоставленные разведзондом, имели разброс в несколько сотен миль, поэтому, что будем здесь искать, все мы представляли смутно. Если бы случилось что-то серьезное – например, исчез крейсер, по тревоге подняли бы целое военное космическое подразделение. А так это больше напоминало ошибку. И нас сделали крайними, отправив исследовать жуткое, на мой взгляд, небесное тело.

Что могли выяснить пять человек на рекфлайтерах, даже если учесть, что каждый аппарат был снабжен мощной съемочной аппаратурой? Понятно, что разведзонд не мог передать изображение из космоса: Ортонн окружал слой облаков из серной кислоты, через который не пробивались лучи. Вообще удивительно, что какой-то сигнал сумел пройти сквозь плотные слои атмосферы.

Голос Лестера в шлемофоне то затихал, то прорывался. Связь была дерьмовой. Это стало понятно сразу же, когда мы, разделив пространство на зоны для разведки, собрались разлететься в разные стороны. Я смотрела широко раскрытыми глазами, как внизу один за другим вырастали гигантские диски гор.

При увеличении изображения на мониторе рекфлайтера можно было рассмотреть действующие вулканы, из которых медленным бесконечным потоком извергалась лава, озаряя зловещим красным светом приличное пространство вокруг, отчего было не так темно, но не менее жутко.

Основную часть ландшафта составляли слои вулканических пород, которые миллионы лет нарастали друг на друга, создав за период эволюции планеты гигантские статуи, напоминающие силуэты богов-исполинов. Кто вообще дал имя этому месту? Подобные планеты в лучшем случае носили порядковые номера или названия своих звезд.

«Угол расхождения – пятнадцать градусов, – услышала я в наушниках прерывающийся голос. – Дальность полета – триста миль. Через двадцать минут повтор позывных».

Лестер, судя по мрачному выражению его лица перед вылетом, не особо радовался предстоящему испытанию на прочность. Но он, как и я, был одним из немногих в нашем экипаже, кто мог совершить полет в таких условиях. И ему как старшему по званию пришлось принять на себя командование. Но в данный момент меня это мало заботило.

Меня интересовала бесконечная панорама с вкраплениями огней, всполохами потоков магмы, заполняющей длинные коридоры в коре планеты. Лава фактически не успевала застывать, и через несколько оборотов небесного тела начиналось новое извержение.

Рекфлайтер выдерживал температурную нагрузку. Его отличием от обычных флайеров было наличие встроенных баллонов со сжатым воздухом, которые можно при необходимости подключить к скафандру.

Гермокостюм тоже приспособили к подобным аномалиям – такие костюмы делали для того, чтобы можно было выйти в космос в относительной близости к звезде, но и здесь он вполне годился для работы.

Что-то было не так. Пока я рассматривала местные красоты, прошло гораздо больше времени, чем планировалось между сеансами связи. Я взглянула на компьютер аппарата, который показывал время, а также температуру, давление и остальные параметры за бортом. С силой вжала кнопку, чтобы выйти на связь.

– Лэйтон, ответь! – гаркнула в шлемофон, но там раздавалось лишь равномерное шипение. – Ливио! Бентон! Где вы?!

Ответом была тишина, которая меня обеспокоила. Судя по координатам бортовой машины, я уже находилась далеко и от остальных рекфлайтеров, и от нашего корабля. Отчаянно вывернула штурвал, сделала высокую дугу, пролетела вниз головой и, совершив оборот, выровняла машину.

Теперь я мчалась обратно. Оставаться без связи было не слишком приятно. А точнее, это худшее, что могло случиться со мной в аду, где падение грозило немедленной смертью.

Почему я сразу не обратила внимание на помехи, а ведь должна была!

Но я же летала на этом рекфлайтере во время прошлой вахты, все работало отлично.

И почему я решила, что проблема в планете? Ведь здесь нет привычных помех, за которые я приняла перебои связи.

Похоже, кто-то постарался испортить передатчик, пока я переодевалась.

К этой проблеме вскоре добавилась другая – уровень заряда медленно приближался к критической отметке. А это означало, что в баке мало горючего, и включился эконом-режим. По моим подсчетам, этого количества топлива должно было хватить до корабля. Но и медлить не стоило – плотность нижних слоев атмосферы, состоящей из углекислого газа и аргона, на порядок выше воздуха.

Я летела против ветра, отчего трение было больше, а скорость ниже, соответственно увеличивался и расход топлива. А я еще накрутила пару сотен лишних миль, рассматривая прелести ландшафта, которые теперь представлялись кошмаром. Местом, где я погибну, если кто-нибудь не придет на помощь.

Отбросив пессимистические мысли, глубоко вдохнула. А потом выбрала самый подходящий, на мой взгляд, ближайший участок плато и спикировала на него. Приборы ночного видения работали отлично, они не были энергоемкими. Но и без них с высоты нескольких миль сквозь термоустойчивый прозрачный щит я видела эту безжизненную черно-оранжевую космическую дыру, именуемую Ортонн.

Отдышавшись, вскрыла щиток, за которым находились множественные оксиляционные контуры и диаграммы амплитудных детекторов. Я так и думала: один из них нарушен, и сделано это целенаправленно. Если при малом диапазоне от приемника волн связь еще была, то на большом тут же пропала.

Уотт! Именно его я видела неподалеку от шлюза, еще удивилась, что он там делает. Или же Лестер постарался? Но зачем?!

Неужели можно убить меня за то, что я просто-напросто узнала лишнее? Я не верила в такую подлость. Но что-то нужно было делать, время уходило быстро, как и энергия аппарата, потому что часть ее тратилась на охлаждение корпуса.

Включив подсветку, я погрузилась в устройство ресивера, пытаясь напрямую связать испорченный контур с выходом одного из каскадов. Получилось! Колебания на резонансной частоте перестали быть затухающими и регенерировались. Компьютер объявил, что связь есть, она на минимуме, но это лучше, чем ничего.

– Лестер, фриса тебе в товарищи! – выругалась я. – У меня проблемы!

– Алисс! Где ты?! Че-е-ерт! Сбрось координаты, я лечу к тебе! – раздался едва различимый голос, прерываемый хрипами ресивера. – Что случилось?

– Приемник не работал, а я попала против потока ветра, – говорила, одновременно пересылая полученные бортовым компьютером координаты. – Сейчас лечу к тебе. Только боюсь, связь снова прервется.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8