Ольга Бунеева.

Часть 1. Правосудие



скачать книгу бесплатно

Насколько это все нереально?

Настолько же, насколько и возможно…



Дистинктус – от лат. отдельный, надлежащим образом разделенный, разнообразный.



Глава первая

Далекое будущее планеты Земля принесло с собой большие перемены.

Планетарные катаклизмы, астероиды и войны практически приблизили конец света. Мир был разрушен. Луна стала настолько близка к Земле, что превратилась в огромное серое пятно, заслоняющее половину небосвода. На Земле по ряду причин стало мало солнечного света, день длился всего 12 часов, потому что затем Луна закрывала Солнце и наступала ночь. Ночь тоже была не полностью черной, а скорее, сероватой. Сквозь сумерки виднелись тени одиноких деревьев и очертания зданий. В результате природных и планетарных катастроф миллионы людей погибли, однако по сверхъестественным причинам человечеству все же удалось выжить. Постоянные войны, протесты, разрозненность были повсюду. Теперь не было стран, а самые влиятельные и жесткие тираны провозгласили себя верховными командующими и президентами, вершили судьбы более слабых на завоеванной территории. Люди разбились на группы и селения. Те, кто не мог устроиться в сообществе, жили в нищете в убежищах или в погребах. Некоторым приходилось постоянно перемещаться по территориям в безнадежных поисках пригодного места для существования, менее кровожадного командующего, под чьим руководством можно хотя бы жить и работать без страха за свою жизнь и жизнь своих детей. Одним из таких, мягко сказать, благополучных районов был город Дистинктус, столица Территории 52. Названия стран упразднили, а эти районы, отделенные друг от друга заборами, обозначались номерами.

Дистинктус был огромным городом, который и составлял всю Территорию 52, за его пределами были только сельскохозяйственные поля и фермы, и все они принадлежали городу. Но у их Главнокомандующего была особенная черта руководства. Он крайне страшился смерти, боялся умереть и практически не появлялся на людях. В целях его защиты было создано элитное подразделение Защиты Его Великого Авторитета (ЗЕВА), представителей подразделения называли защитниками. Их целью было искать и уничтожать опасных преступников, способных на тяжкие преступления против Главнокомандующего, подозреваемых в попытках убийства, нападения на него либо даже слабо причастных к покушению. Меры по охране его безопасности были настолько жесткими, что служители могли убить подозреваемого без суда и следствия, без получения доказательств вины, только за одно подозрение в покушении. Дистинктус был очень закрытым городом. Его границы строго очерчивались по периметру высоким бетонным забором. Никому не позволялось покидать город. Существовало всего несколько пунктов пропуска, через них с других территорий поступали товары, которые не производили в Дистинктусе. Это происходило довольно редко и строго по расписанию.

Но в целом город обеспечивал себя самостоятельно.

Это был один из весенних дней, люди спешили по своим делам. Солнце ярко светило, и на улице было уже довольно жарко – выше двадцати градусов тепла. В Дистинктусе давно уже было тихо по сравнению с другими территориями, но ощущение слежки за тобой присутствовало всегда.

Симпатичная юная девушка сопровождала свою бабушку и младшего брата от главной площади к дому. Это был святой день, знаковый. По правительственным убеждениям, день спасения планеты. Именно в этот день из подземных убежищ вышли главнокомандующие, которые самопровозгласили себя спасителями, и наступил мир. Катаклизмы закончились, и человечество смогло начать строить города заново. Перезагрузка произошла, но потери были настолько велики, что определить, спасло это мир или уничтожило, очень трудно. Теперь, имея современные технологии, мир все равно погружен в обыкновенный передел власти и влияния. Деньги и тщеславие руководят людьми, кажется, никакие катастрофы не могут изменить сознание человеческих существ.

Девушка Кристина и ее родные в светлом, праздничном настроении спешили домой. Ведь сейчас нельзя просто находиться на улице, гулять или прогуливаться. Это небезопасно, можно в итоге просто не добраться домой, лучше поторопиться. Криминал был не откровенным, но жестоким. Если и существовали хулиганские шайки, то, скорее, это были большие организованные группировки. На самом деле население делилось на две группы: Главнокомандующий, его соратники, защитники – и остальные простолюдины, которые считались потенциальными преступниками. В вечернее время всегда был комендантский час, чтобы люди не организовывали банды и не было правонарушений. После заката вопила вечерняя сирена и никому не разрешалось выходить на улицу, иначе такие люди считались угрозой для Командующего. Тина всегда придерживалась этого правила, но сегодня они долго возвращались домой. Из-за праздника на улице толпилось много людей, было тяжело передвигаться. Да и бабушка стала слабее в последнее время, годы берут свое, ей было около шестидесяти пяти лет, но выглядела она и чувствовала себя гораздо старше. Было за счастье дожить до этих лет в Дистинктусе, где в принципе мало стариков. Идти нужно было пешком, так как в их район не ходил никакой общественный транспорт. Вообще, транспорт сейчас использовался или с военной целью, или для доставки людей на работу. В остальных случаях нужно было добираться самостоятельно. Люди стали раньше стареть, выбиваться из сил, и вовремя возвращаться домой становилось все тяжелее. Автомобиль был очень дорогим удовольствием, иметь его в собственном распоряжении позволялось только защитникам и служителям Главнокомандующего. Жизнь обычных людей превратилась в сплошную реабилитацию от катастрофы, хотя Тина не помнила этих давних событий, она родилась гораздо позже, о катастрофе никто уже давно не вспоминает, только в такой праздник, как сегодня.

Семья возвращалась домой, а на улице постепенно стало темнеть. Тина видела, что за ними уже наблюдают. Защитники в плотной броне костюмов скрывались за зданиями, мелькали между улиц и домов. Вместо лиц у них были металлические маски. Они всегда выглядели жутко и, как и их оружие, внушали страх людям, но находились и те, кто нарушал правила.

Тина была настолько напугана, что ее внешний вид говорил сам за себя. Она была невысокой худой и хрупкой девушкой, видимо, из-за недостатка питания. Длинные ровные, без челки каштановые волосы до плеч были собраны и заплетены сзади в странную с виду косу. Волосинка к волосинке, так что ни одна непокорно не высвободилась из прически, и лицо было хорошо видно на камерах улиц, а ее личность можно было легко установить. Тем не менее, черты ее лица были весьма привлекательны. Несмотря на бледную кожу, девушка не выглядела больной. Скорее, наоборот, – свежей и молодой, под стать своим годам. Вообще, в этом мире ее возраст, восемнадцать лет, считался самым лучшим. Девушка уже достаточно взрослая, чтобы самостоятельно себя защищать, и способна к работе, а соответственно, и заработку. С другой стороны, она еще не понимает всего ужаса мира и может спокойно жить, не боясь за свое будущее. Пронзительные зеленые глаза и подчеркивающие их темные брови – в Средние века девушку с такой внешностью могли принять за ведьму, но Тина не была злобной и тем более страшной. Зеленые глаза были настолько притягательны, что могли бы свести с ума не одного мужчину, но вместе со скромными губами, отсутствием макияжа и маленьким аккуратным носиком создавали образ, скорее, ангела, нежели наоборот. Правильный овал лица девушке был дан природой. Такую привлекательную и интересную жительницу города нужно было еще поискать. Но в толпе она была обычной, ничем не приметной девушкой, как десятки других, идущих рядом с ней в серой одежде. Женщины в платьях, мужчины в брюках и рубахах десятков оттенков серого цвета. Она никак не могла выделиться, да и в такие времена это было нелепо. Все жители были одеты очень просто, на этом настаивала система, а другой одежды и не раздавали. Светло– и темно-серые цвета преобладали. Минимум цвета, без украшений, без аксессуаров. Ничто не отличает простых людей друг от друга. Чего нельзя сказать о Главнокомандующем и свите. Они всегда были одеты с шиком. Не повторяли свои разноцветные наряды, изо дня в день выбирали новые украшения. Но вот беда: никто их не видел, ведь большинство из них просто боялось или не хотело выползать из своих роскошных дворцов в нищенский город. В их домах и так были все развлечения. Зачем выходить в город?

Бабушка также была одета в серые одежды. Мешковатая юбка и рубашка скрывали ее полное тело. Платок на голове и платок на плечах делали ее еще более неприметной. Но на лице сквозь морщины, искаженные черты лица были видны пронзительные зеленые глаза. Именно они передались в наследство Тине. Чего не скажешь про Вилли, веселого мальчика шести лет, обладателя голубых, таких больших и искренних глаз. Он, как все дети, очень милый, и его невозможно не любить. Всего однажды увидев этого худенького, но ловкого кроху, влюбляешься и испытываешь только нежные чувства. Неужели может быть иначе?

Семья почти подошла к своему дому, как вдруг по всей улице, по всему городу завыла сирена. Стало страшно, впервые Тина не успела домой вовремя. Уже смеркалось, серость города вокруг стала темнее, когда солнце спряталось за небосвод, а луна давала совсем мало света. На улице все разбежались, стало пусто. Прозвучала вторая сирена.

– Бабушка, быстрее, пожалуйста, пойдемте быстрее… – причитала Тина. Она чувствовала: что-то не так.

Маленький Вилли не понимал, что происходит, ему это казалось игрой, проходя мимо соседнего переулка, он увидел красивую брошенную игрушку в десяти шагах от себя. Решив, что успеет вернуться, оставленный на мгновение без присмотра, – наконец его не держали за руку – он кинулся за ней, пока сестра помогала бабушке подняться на крыльцо дома по высоким каменным ступенькам. Тина в этот момент провела пожилую женщину к порогу дома, обернулась за Вилли, но его нигде не было.

– Вилли, Вилли, – она не могла понять, где он, ведь только что был здесь, – Вилли, где ты, родной?

– Тина, где Вилли, он что, убежал? – спросила бабушка.

– Нет, бабушка, я его найду. Вилли? – начала паниковать Тина, ее тело захлестнула горячая волна переживаний, выступил холодный пот. Глаза девушки округлились от внезапного ужаса, она не верила, что это происходит. Сейчас появятся защитники, самый большой страх в ее мире. Она практически чувствует их шаги, их приближение. Где же брат, куда он мог подеваться и когда успел потеряться?

– Бабушка, проходи в дом, я сейчас вернусь, – Тина кидалась из стороны в сторону в поисках.

– Тина, защитники уже здесь, они всегда здесь, – бабушка предупредила и встала в открытых дверях.

Тина металась, разыскивая ребенка, она не могла оставить маленького брата.

– Я сейчас, бабушка, найду Вилли и вернусь, – Тина пыталась сохранять спокойствие, хотя внутри вскипали эмоции, а бабушка поняла, что один из них уже никогда не вернется.

Мальчик прошел всего десяток шагов по переулку, потянулся к зайчику в красной кофточке, как тут же из неоткуда к нему вышел человек, точнее, это было больше похоже на робота. Весь в железном костюме, защитник направил свое оружие на ребенка, который никому не хотел зла. Мальчик, присевший взять игрушку, поднял голову на неизвестного человека и посмотрел на него большими и честными голубыми глазками, полными удивления. Момент напряженного ожидания обоих прервала улыбка Вилли, он невинно и весело усмехнулся, подумав, что этот солдатик прямо как его игрушечный, но очень большой, все друзья обзавидовались бы, увидев его так близко.

Защитник был метра два ростом из-за железной обуви на толстой резиновой подошве, от его ступней вверх поднимались железные ноги. Накладки из прочного и легкого железа покрывали все его тело, будто гибкий костюм, металл переливался то серебряными, то медными оттенками. Кверху покрытие становилось более округлым, создавая форму тела, в местах крепления виднелись прорезиненные щели, дающие возможность свободно двигаться. Даже на ладонях были железные рукавицы, каждый палец был окружен железом. Наплечники костюма делали защитника еще больше, внушительные размеры были и у шлема, и именно отсутствие человеческого лица пугало больше всего. Из-за этого он выглядел, как астронавт, которые очень давно, столетия назад, летали на другие планеты. Но вместо стеклянной передней панели шлема тоже был металл. Стеклянными являлись только отверстия для глаз, но они были затемнены с внешней стороны, и вместо глаз там виднелись два крупных черных круглых пятна. Книзу круглый шлем сужался, образуя подобие подбородка. Вместо шеи было короткое соединение с костюмом, всего один шов. Костюм казался абсолютно цельным, с виду невозможно было понять, есть ли там человек и как он его надевает.

– Нет, – пронеслось в голове у Тины, которая увидела, что на Вилли направлен огромный черный автомат, – нет, – она подбежала к обоим.

– Пожалуйста, не убивайте нас, пожалуйста, мы ничего не сделали, мы просто… – она запнулась, – просто не успели зайти в дом, – слезы испуга покатились из ее глаз.

Защитник молчал и не убирал оружие, нацеленное на мальчика. Тина поняла, что она может предложить:

– Сжальтесь, ему и шести лет нет еще, он ничего не сделал, возьмите меня. Пожалуйста, – молила молодая девушка.

Защитник стоял недвижно, но спустя несколько секунд раздумий, показавшихся Тине бесконечностью, он перевел оружие на нее, видимо, его удовлетворил ответ девушки.

– Беги, Вилли, к бабушке, беги, защити ее, – Тина прокричала мальчику, и тот что было силы бросился бежать.

Тина не знала, что теперь будет. Никто не возвращался после встречи с защитником, некоторые говорили, что их депортируют с территории, другие – что держат в тюрьме. Ясно было одно: Тина больше никогда не вернется домой. Защитник повел девушку из переулка в противоположную от ее дома сторону, она обернулась и издалека увидела ребенка, который входил в дом. Бабушка обняла его, ее глаза налились слезами, когда она посмотрела на внучку, но старая женщина сдерживала слезы, пока не моргнула. Крохотная слезинка покатилась по ее правой щеке, за ней и вторая, и третья, соленые и такие горькие. Бабушка еще раз взглянула на внучку и на Вилли, спрятала мальчика в дом и захлопнула дверь. Тина, уходя, разглядела занавески на окне и вспомнила, что сегодня нужно было полить кактус в горшке. Но она забыла, в спешке собираясь на единственный в году праздник.

Глава вторая

Защитник больно схватил своей железной рукой Тину за локоть и повел ее в другую от ее дома сторону. Девушка не сопротивлялась, она знала, что сама решилась на обмен и что у нее просто не было другого выбора. Вблизи его костюм можно было разглядеть детальнее. Это были скованные вместе отдельные железные детали, в прослойках для улучшения движения она увидела материал, отдаленно напоминающий резину или каучук, но более крепкий. На правом плече Тина заметила герб Дистинктуса, это были три символа в рамке. Корона означала Главнокомандующего, второй символ – треугольник с линиями внутри – правосудие. Точнее, это была пирамида, именно такую форму имело здание суда. А третьим, самым нижним, было изображение креста с кругом, символ вечной жизни – бессмертие. Чтобы жить в Дистинктусе, нужно было соблюдать правила и покоряться Главнокомандующему. Все в одном небольшом гербе, просто и истинно. Под гербом был нанесен красивый символ защитников – изломанные стрелы, хотя кто-то называл этот символ крестами. А еще ниже размещался один черный сплюснутый ромб, который означал, что человек имеет самый низкий чин офицера. Сколько ромбов, столько и заслуг. На груди слева была крупная надпись с жирным номером: ТН333.

Костюм был тяжелый, но по движениям человека было заметно, что он способен спокойно передвигаться в нем и, более того, мог бегать, поворачиваться, двигать всеми конечностями, его шаги были тяжелыми, но беззвучными. А железные детали костюма являлись настолько прочными, что служили броней от выстрелов из многих видов оружия. Костюм сильно увеличивал человека, под него нужно было надевать еще костюм из специального материала, так как грубый металл разрушил бы кожу человека. Костюм имел много функций, кнопок, дисплеев, и, видимо, для его использования нужно было специально обучаться. В отделениях костюма были различное оружие и приспособления. Тина даже думала сорвать какую-нибудь гранату или выхватить нож, но ее руки были скованы впереди пластиковым наручником, да и что бы она делала потом – убежать не удастся, ее поймают и застрелят. Тина думала, что сейчас она может все объяснить судье или какому-то дежурному, и ее отпустят, ведь она ничего плохого не делала, в конце концов, у этого защитника есть видеосъемка. Камера встроена в костюм.

До здания правосудия они шли около получаса в среднем темпе, хотя ей эта дорога показалась вечной, девушка перебирала слова, пытаясь придумать, как лучше рассказать историю своего задержания. Она нарушила режим, но ничего плохого не намеревалась делать. Об этом знали оба: и она, и защитник. Что под шлемом, она не представляла, никогда не видела их без формы, казалось, они были вечно на страже или в отдельной от обычных людей части города, военном районе. Может, это вовсе не человек, а машина, созданная интеллектуалами из университетов. Самой важной наукой была военная. Оружие и безопасность являлись приоритетом, ведь на самом деле война не заканчивалась, это только временное перемирие, пока сильные мира сего удовлетворены своими завоеваниями. В платье с коротким рукавом девушка дрожала от холода, без солнца на ночной улице весной было довольно прохладно, но дрожала она еще и от страха. Ее мучил вопрос, как она стала преступницей, спасая ребенка. Несправедливость нужно остановить.

Они подошли к высокому зданию-пирамиде, где и предстояло получить наказание. Несмотря на раннюю ночь, возле здания уже было много защитников, некоторые собирались на патруль, другие приводили задержанных. Внутри здания в большом холле было несколько очередей задержанных в разные кабинеты.

– ТН триста тридцать третий, – произнес защитник, чтобы его задержанную зарегистрировали, – задержание на сорок первой улице, нарушение комендантского часа.

По его голосу было очевидно, что мужчина молодой, но более ничего не ясно. Тина вздохнула, так как причина задержания верная, и она не террористка, просто не успела зайти в дом. Она ожидала, что ее не будут задерживать надолго.

Тот, к кому обращался защитник, также был одет в защитный костюм, но на его плече была другая метка, означавшая офицера более высокого звания. Ромбы собирались в пирамиду, поддерживая общую форму правосудия.

«Больше подушечек», – подумала Тина и улыбнулась.

Защитники странно посмотрели на девушку. Кристина почувствовала, как неуместна ее улыбка, и тут же сменила выражение лица на серьезное.

Офицер сделал отметки в тонком, изготовленном из прозрачного пластика электронном планшете специальным стилусом и просканировал отпечатки пальцев девушки встроенным в планшет красным окошком-сканером. Ее определили в самую длинную очередь – из двадцати человек. Тина впервые была в здании правосудия. Оно было стеклянно-металлическим и очень прочным. Огромные округлые колонны, словно стволы деревьев, уходили высоко вверх и в стороны, создавая балконы второго этажа и разделяя холл на части. Здесь была хорошая акустика.

«Если бы на балконе в дальнем углу находился хор, можно было бы слушать концерты», – подумала девушка.

Но концерты были запрещены, кроме единственного праздника на улице сегодня, после которого она оказалась здесь. И откуда мысль о концерте? Это все влияние последней книги бабули. Везде: на стенах, напольной плитке, на колоннах – был нарисован герб Дистинктуса, он чередовался со знаками защитников. Кристина заметила, что отметка защитников была изображена на форме, на оружии и на любых предметах, принадлежащих ЗЕВА. В военном районе, где учились, жили и тренировались защитники, знак был на стенах, на улице и на заборе, который ограждал этот район от остальных, как военную базу. Как-то Кристина проходила по одной из улиц рядом и случайно вышла к забору, тогда она еще обратила внимание на идеальную чистоту района за забором из тонкой и высокой решетки, оканчивающейся острыми колами. И эти же символы повсюду: на домах, в асфальте и на черной форме защитников, которую они носили не на патрулях.

Прошло всего несколько минут, и к ним подошел еще один старший офицер.

– ТН333, сегодня будешь с задержанными. Патруль продолжит семьсот третий, – приказал он и ушел.

Защитник Кристины явно был не рад, так как показал железный кулак другому защитнику вдалеке, наблюдавшему за сменой. Второй развел руками, вроде он не виноват. Наблюдая за этим, Тина удостоверилась, что они люди. Поэтому осмелилась обратиться.

– А что со мной будет? – спросила она тихо, но отчетливо, глядя на железный шлем и видя свое отражение в блестящем, практически зеркальном металле. Защитник не собирался отвечать. Они встали в очередь, в которую определили задержанную.

– Пожалуйста, скажи, я очень боюсь, я же ничего плохого не сделала, – она умоляла, как в переулке, – ты же видел.

Защитника смущало то, что она осмелилась к нему обратиться, вокруг все стояли смирно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2