Оксана Юрьева.

Я спрячу тебя от полной луны



скачать книгу бесплатно

«Одуреть», -окончательно сложилось в мозгах ошарашенной таким явлением Ирины.

Она совсем физически ощутила, какой холодный эгоцентризм излучает взгляд этого, подчеркнуто уверенного в себе человека, заполняя все пространство вокруг себя неприкрытым, легко проглядываемым во всех его движениях и манере держаться высокомерием холеного преуспевающего небожителя, вынужденного иногда за, неизбежно напоминающими о себе делами, спускаться на грешную землю и тратить свое драгоценное время на различные возникающие на горизонте незначительные личности, каковой на данный момент и являлась для него Ирина, влезшая со своей банальной презентацией в его глобальные планы. Ирина терпеть не могла вот таких повернутых на себе современных нарциссах. И именно это чувство недоверия и опаски к такой категории мужского сообщества несколько отрезвило ее, и она, еще до конца не пришедшая в себя, уже начала внутренне собираться, пытаясь подавить в себе, несомненно ярко проявившейся интерес, который постепенно глушился все более четко обозначающейся неприязнью по мере дальнейшего изучения этого банкира с аристократическими замашками.

«Высший класс», -тем не менее, пронеслось в голове в ответ на появившуюся на гладко выбритом лице гримасу, подчеркивающую ожидание.

– Для надежности, -резкая фраза явно озадаченного ее молчанием Рената, смотрящего на нее хмурым удивленным взглядом, привела Ирину в чувство, заставляя, наконец, собраться и оторваться от изучения неординарного субъекта.

– Первый вариант рассчитывался на малые объемы, он более эффективен при использовании простейшего оборудования, но отличается большей затратностью по оборотным средствам. Его можно рассматривать как первую стадию, которую довольно несложно трансформировать во второй, более сложный вариант с использованием дорогостоящей автоматической линии.-

Ирина с каким-то вызовом глянула на стоящего у окна мужчину: -в общем, это уважаемым банкирам решать, с каких объемов нам начинать, риски существуют и по первому варианту и по второму, и они просчитаны и представлены в этом проекте, но возможные объемы сырья, каковыми мы можем располагать уже на сегодняшний день, вполне позволяют выйти сразу на обработку на автоматических линиях с минимальным привлечением ручного труда… —

– Что является, несомненно, гарантией выпуска более качественной продукции, -закончил за нее мужчина.

– И снижения в будущем оборотных средств, -кивнула, подчеркивая полное согласие с ним Ирина.

– Кирюх, да ты посмотри бизнес-план, ну блин, все понятно, -развел руками пухлый Вадим.

«Безумно, безумно интересный Кирилл, какой-же должен быть у него обалденный парфюм», -нарисовалась в ту же минуту очередная нелепая мысль, естественно вызывая желание подойти вплотную к этому человеку и получить подтверждение своей догадки.

– Вы сами разрабатывали бизнес-план? -вдруг обратился Кирилл к Ирине, прямо и довольно жестко глядя в ее глаза, на мгновение ей показалось, что он рассматривает ее, даже в чем-то оценивает, совсем на мгновение в его строгих глазах промелькнул интерес, какое-то живое участие, но тут же это ощущение ушло, настолько холодными стали опять глаза этого Кирилла с рекламного проспекта.

– Конечно, -Ирина лишь пожала плечами.

– Объемный труд, -несколько недоверчиво бросил Кирилл, так и не притронувшись к папке.

– Ренат, -обратился он уже к шефу, тут же забывая о присутствии в кабинете Ирины, -мы подумаем, посоветуемся, в общем, обязательно примем решение и сообщим.

Борь, ты попроси секретаря пусть папку мне в кабинет принесет. Ну что ж, рад был встретиться, -Кирилл энергично пожал руку Ренату и, проходя мимо Ирины, словно мимо пустого места, молча вышел за дверь.

– Чего-то смурной он какой-то, -озадаченно протянул Борис, – я вам даже гарантировать ничего не могу, теперь только ждать его решения.-

– Да странноватый, -в унисон с ним протянул пухлый Вадим, – но бывает, наверное во Флоренции не догулял.-

Предположение Вадима не обнадежило. У Ирины упало сердце. Уж если этот, совсем родной давний партнер-банк откажет, мало надежды на какой-то другой, ну не любят банкиры вкладываться в такие долгосрочные и непонятные проекты как производство. Продажа, услуга – пожалуйста, а производство… что-то неопределенно далекое…

Ирина молча вышла вслед за Ренатом из, тут же бесшумно захлопнувшихся за ними, тяжелых дверей банка.

– Я ж говорил, -раздраженный Ренат ударил со злостью по рулю, -этот Кирилл, блин, вылизанный хлыщ. Представляешь, он ведь одноклассник моей Элочки-людоедки, такой же москвич с выкрученными мозгами. И ведь не объяснит, гад, почему откажет, свалит опять куда-нибудь на Сейшелы, а Борька отнекается.-

Ирина молча смотрела на дорогу.

«Нудный день, нудный дождь, нудное серое небо, -лениво ворочались в голове мысли, -но какой-же эффектный этот Кирилл». Она покосилась на пыхтящего в немой злобе Рената и опять равнодушие. Слава богу, она избавилась от этой мутной страсти. Нет, подальше от всех, особенно эффектных… Лето пролетит быстро. Вернется от родителей с Урала ее дочка и им будет так хорошо вдвоем.

– Накрылась моя трешка, -задумчиво произнесла Ирина.

– Ладно, -буркнул Ренат, выруливая снова в поток тянущихся в пробке машин, -время покажет.


ГЛАВА 2


– Ирина Евгеньевна, ну я побежала? Я точно вас не напрягаю? – секретарь Вика, виновато моргая глазами, смотрела на Ирину.

– Так, солнце мое, мы уже все обговорили с утра, – нарочно строго, даже нахмурив брови, произнесла Ирина, а потом, широко улыбнувшись, мягко добавила, – да беги ты уже, пятничный вечер, все уже по дачам давно разъехались, час до конца рабочего дня, не думаю, что я тут в звонках захлебнусь. —

– Спасибо, Ирина Евгеньевна, вы – золото, – и, неожиданно чмокнув, Ирину в щеку, Вика, излучая неприкрытую радость, умчалась из офиса.

Ирина, грустно вздохнув, заняла ее место за стойкой ресепшена. Еще бы не быть такой счастливой, когда ты торопишься на первое свидание с давно волновавшим тебя человеком. Вика уже с месяц назад поделилась с Ириной своим страшным, будоражащим ее молодую душу секретом. Охая на каждом слове, с круглыми от важности открываемого Ирине глазами, она поведала, как давно и страстно терзает ее душу пламень скрытого чувства к серьезному и неприступному холостяку – начальнику отдела продаж. Признание вызвало у Ирины неоднозначную реакцию. Она несколько озадаченно глянула на хрупкую миленькую Дюймовочку – Вику, такую грациозную и нежную, даже в строгом деловом костюме и зализанными, убранными в аккуратный пучок волосами, открывающими высокий умный лоб, выглядевшей совсем девочкой, строгой отличницей в своих больших очках в роговой оправе, но Вика была так искренна в своем смущении и с такой надеждой ожидала ее оценки, конечно положительной оценки, своего неоднозначного для Ирины, исходя, исключительно, из физической оценки начальника отдела продаж, но такого однозначного для Вики выбора.

– Что-ж, вполне хороший выбор, Слава – он очень добродушный бегемот, – серьезно ответила ей тогда Ирина и вдруг испугалась, что назвав этим прозвищем, который мысленно всегда присутствовал в ее мозгу при общении с начальником отдела продаж, она обидит это нежное создание – Вику, но Вика даже не отреагировала, лишь, мечтательно вздохнув, произнесла: – да, да, такой добрый и внимательный бегемот… Хотя, Ирина Евгеньевна, может и построжиться, поорать, когда я трубку забываю, но пусть думает, что пугает, я понимаю – должность обязывает.-

Сегодня с утра Вика сразу на входе остановила пришедшую на работу Ирину и, обведя подозрительно блестящими глазами пустой холл, возбужденно прошептала, – Ирина Евгеньевна, вы не поверите, он мне признался.-

– Кто, – Ирина даже сразу не поняла о чем идет речь.

– Бегемот наш признался, что я ему давно интересна. Он пригласил меня на свидание, – Вика даже чуть взвизгнула на последнем слове и прикрыла рукой рот, выражая так видимо последнюю степень восторга от наконец-то, произошедшего.

– Вика, я так рада за тебя, – искренне ответила Ирина.

– Ирина Евгеньевна. Вы отпустите меня сегодня на часик пораньше. Мне приготовиться надо, переодеться и всё такое, – на лице Вики появилось виноватое выражение, которое моментально исчезло, после спокойно брошенного Ириной: – конечно.-

Ирина привычно проверила электронную почту и, не найдя там ничего нового, встала из-за стойки и поставила одну из белых чашек, стоящих тут же у ресепшена на столике рядом с автоматической кофеваркой, на металл поддончика кофеварки, нажимая кнопку приготовления.

«Все торопятся… Свидания, семьи, дачи, встречи с друзьями.» Ирина тяжело вздохнула, наблюдая, как темный напиток наполняет белую чашку. А ее ждали очередные выходные в одиночестве. После института, ее общаговские подруги разъехались по своим городам, завидуя вроде удачно вышедшей замуж за парня из ближайшего Подмосковья, Ирине. Со школьными друзьями мужа, бурно начавшееся общение семьями, как-то само собой сошло на нет, когда муж ударился в безоглядные запои, да и Ирина беспробудно работающая, мотающаяся каждый день в Москву в выходные мечтала уже не о встречах и душевных разговорах в тесных компаниях, а об элементарном отдыхе. В такие выходные угнетало лишь одно, хотелось разделить их с кем-то в простом семейном быту, привычном общении с близким человеком, но…

– О, Ирин, ты чего это здесь? —

Ирина даже вздрогнула, когда бодрый голос вырвал ее из болота своих не очень радужных мыслей, возвращая в реальность. Неожиданно нарисовавшийся перед стойкой ресепшена, явно удивленный Стас – коммерческий директор, как всегда подтянутый и лощеный, вполне интересный молодой человек из той же когорты современных, абсолютно уверенных в себе успешных самодовольных нарциссов, типа Кирилла, услужливо подсказало сознание, даже остановился у стойки, хотя уже явно двигался к выходу.

– У Вики дела, – коротко ответила Ирина. Стас появился в компании полгода назад. До его прихода такой единицы в штатном расписании не было, но Ренат решил, что его детище доросло до состояния серьезного, весьма твердо стоящего на ногах, предприятия и свои коммерческие обязанности он вполне может делегировать кому-то еще.

– Бегемот Слава, на то он и бегемот, – объяснил он тогда свое решение Ирине, – бухать с крупными корпоративными клиентами он вполне может и дальше, но для тонкой организационной работы торговой деятельности разросшейся компании нужны несколько другие мозги.-

Вот тогда и появился Стас – не скрывающий своих амбиций совсем еще молодой человек. Они как-то быстро нашли общий язык, в процессе решения рабочих моментов обсуждая новинки кино, литературы и просто, болтая за жизнь.

– Ага, – кивнул Стас, – ясно, тогда пока, побежал, мы сегодня с женой на уик-энд в Вену улетаем, опять спешу исполнить ее прихоть – захотелось ей в Венскую оперу.-

– Это же здорово, Стас! Вообще ты такая умница, все для жены. Нет, Стас, правда, ты редкостный муж по нашим временам, – поторопилась уверить Стаса в своем мнение о нем Ирина на его: – да брось, ты, – и равнодушный взмах руки.

– Приедешь, покажешь фотки и Дине привет передавай.-

– Хорошо, – рванувшийся было к дверям Стас вдруг неожиданно замялся, как-будто вспомнив о чем-то и развернулся снова к Ирине.

– Ирин, а что шеф последнее время так рано сматывается, – его вопрос застал Ирину врасплох. Неожиданный интерес коммерческого смутил ее. Она взяла чашку с готовым кофе и, некоторое время молча, рассматривала черную поверхность напитка. Наверняка доброжелательные коллеги просветили его насчет того, что заставляло Рената задерживаться в офисе допоздна, ожидая ухода всех сотрудников. В такие вечера Ирина тоже не торопилась домой, хотя из офиса уходила чуть раньше Рената, ожидая его в снятом ею гостиничном номере.

– Просто теперь он совсем свободный человек, ты полностью рулишь процессом, все в твоих твердых руках, – улыбнулась, поднимая глаза, Ирина и выдохнула, наконец, справляясь со своим смущением, ставя чашку с кофе на стойку, но продолжая нервно поглаживать край чашки, впрочем, совсем не замечая этого.

– Да, хорошо вспомнил, – Стас щелкнул замочком своего внушительного, очень презентабельного кейса известной марки из натуральной кожи и, достав из него мужской журнал, положил на стойку рядом с белой чашкой.

– Тут статейка интересная про свингеров. Моей Динке очень понравилась, любопытное такое развлечение. Ты у нас дама продвинутая, почитай, может заинтересует… Значит говоришь свободный он теперь, – и Стас вдруг легко, буквально скользнул своей рукой по руке Ирины, останавливая ее нервные движения. Ирина с удивлением подняла на него глаза. Стас был совершенно спокоен, он тем же ровным взглядом, без каких-либо читаемых эмоций на лице, смотрел на нее доли секунды, не убирая руки.

– Хороших тебе выходных, – наконец произнес он и направился к двери.

Ирина уже совсем собралась подумать, что значила вся эта последняя сцена, но резкий телефонный звонок нарушил ее планы.

– Ирин, привет! Хорошо прямо на тебя попал, а то уж думал и в офисе никого нет, Ренату звонить смысла нет. Все равно на тебя стрелки переведет.-

Голос Сашки – старшего кладовщика со склада, где на ответственном хранении лежала немалая часть завозимой компанией продукции – мороженой и охлажденной рыбы, а также замороженные морепродукты, был непривычно взволнован.

– Саш, ты чего такой перевозбужденный, – Ирина даже сама несколько напряглась, что-то екнуло в душе в ожидании неприятных известий.

– Ир, да тут хрень такая… в общем машины с заморозкой только пришли.-

– Как только пришли? Борисыч отчитался – выпуск на таможне еще до обеда оформили и… —

– Ага, – язвительно перебил ее Сашка, – это Борисыч вам по ушам проехал, чтобы срулить пораньше на дачу, что-то не срослось у него там, с таможни они только в пять ушли, сейчас почти шесть, ты представляешь сколько времени нужно на их разгрузку? —

– Ну и разгружайте, в чем дела-то. Саш, быстрей надо, машины у нас до семи вечера проплачены.-

– Знаю я, Ир и грузчики знают. В общем, грузчики у меня бастанули, требуют повышения зарплаты за сверхурочные часы.-

– Не поняла, конечно, мы им заплатим за сверхурочку… —

– Ир, – перебил ее нетерпеливо Сашка, – они плачут им мало, они тройную оплату требуют, иначе сейчас свалят и придут только в понедельник.-

– Они там совсем обалдели что-ли, – Ирина начала заводиться, – чего они вдруг пошли права качать. Опять Васька-бригадир нажрался и пальцы гнет.-

– Да он тут орал, что лично с тобой разберется. Подожди что-то опять орет, зовет что-ли. Ир не убегай только, я счас, может улажу все.-

Ирина резко бросила трубку на базу. Внутри все кипело. Борисыч – жучара хитрый, как всегда какая-нибудь заморочка из-за него и ведь знает, что Ренат в понедельник будет орать и даже премии лишит, но как с гуся вода. Да что ему, прекрасно понимает, проорется Ренат, на этом вся воспитательная работа и закончится, поскольку на совместных попойках-корпоративах Борисыч незаменимый тамада и хохмач, а Ренат это гораздо больше в нем ценит, прощая вот такое безалаберное отношение к работе. Да, все-таки самое проблемное место в компании – склад и самый проблемный контингент – грузчики, абсолютно непредсказуемый народ, в большей массе своей любители выпить и не признающие какой-либо дисциплины. На работе этих мужиков держало еще остаточное понимание, что деньги в семью носить, время от времени, нужно, а вернее всего, что большей зарплаты, на всех окрестных складах, они точно не смогут найти. В общем-то, чего она удивляется, пора уже привыкнуть – при рабочих поездках на склад кто-нибудь с бравадой, до конца не протрезвевшего человека, высказывал Ирине свои всегда имеющиеся претензии.

Резкий звонок нарушил тишину холла. Ирина подняла трубку.

– Ир, поговори с Васькой, он тебя требует, – взвинченный голос Сашки выдавал серьезность прорисовавшейся на складе ситуации.

– Давай, – произнесла Ирина, «прибью Борисыча, лично, в понедельник» -пронеслось в голове и ровно в этот момент входная дверь рядом с ресепшеном открылась, и к стойке, со сногсшибательной, необыкновенно человечной, более того абсолютно обаятельной улыбкой, делавшей его холодное выражающее непрошибаемое высокомерие лицо, каковым его запомнила Ирина, неожиданно живым и приятным, шагнул Кирилл. Ирина почувствовала некоторую оторопь от неожиданности его появления здесь, но тут наглое: -але, слышь, ты, – в трубке выдернуло ее, уже готовую погрузиться в совершеннейшую растерянность, в привычное боевое состояние.

– Васька, остынь, – немедленно прервала готового к дерзости бригадира, она вопросительно глянула на Кирилла, не отрывая трубки от уха. Он молча покачал головой и махнул рукой, не отвлекая ее.

– Выгружайте машины и край, слышишь меня, край до семи они должны будут быть отпущены.-

– А то что… – в Васькином голосе послышалось неприкрытое ехидство.

– Дай трубку Саше, я ему скажу что, – вдруг твердо произнесла Ирина. Она даже не замечала, что с интересом наблюдает за, стоящим в спокойном ожидании окончания ее служебного, весьма активного разговора, Кириллом, который в свою очередь, ничуть не смущаясь ее прямого взгляда, в свою очередь, с любопытством смотрел на нее, держа руки в карманах светлых легких брюк, так же как в банке на презентации, чуть наклонив голову.

– Да, – послышался голос Саши.

– Саш, ты поговори, кто решит остаться, лично выбью доппремию, остальные и Васька в том числе, в понедельник, в офис ко мне с заявлениями на увольнение, я ублажать этих раздолбаев не собираюсь, не хотят работать – пусть валят, никто их не держит, но до семи вечера машины должны быть отпущены.-

Ирина заметила, как Кирилл взял, оставленный на стойке Стасом номер мужского журнала и, теряя к ней интерес, начал изучать его, спокойно переворачивая страницы, что еще больше облегчило принятия ею решений, все-таки пристальный взгляд этого красавца, появившегося так внезапно, вносил некоторый хаос в ее занятую сейчас непростой ситуацией голову. Ирина, впрочем, совсем не контролируя себя, с трубкой у уха, непроизвольно бродила откровенно любопытным взглядом по нему, пользуясь его отвлеченным на журнал вниманием. Увиденное более скрупулезно, лишь еще более подтверждало правоту первого ощущения. Не в плане холодного высокомерия, улыбка смягчила это ощущение, но в плане уж точно неординарной внешности уверенно, ничуть не смущенного ее вниманием, стоящего перед Ириной индивидуума. Крепкие руки, держащие журнал, особенно приковывали внимание, почему-то рождая в голове какие-то смутные ощущения и даже видения. Эти однозначно сильные руки с достаточно накаченными, рельефно выделяющимися мускулами, вызывали уже пугающий Ирину интерес, вдруг захотелось прикоснуться к ним и, наверное, понять, насколько они действительно сильны…

– Ир, короче, – в Сашкином голосе уже не слышалось сомнения, он, как обычно, принял решение, не перекладывая ни на кого ответственность, за что Ирина у безмерно уважала этого простого, на первый взгляд, парня, – я остаюсь сам и оставляю нескольких ребят, мы справимся, а остальным я озвучу твое решение.-

– Саш, а как ты домой, к этому времени у тебя электричек не будет, – с сомнением произнесла Ирина.

– Не переживай. Домой отзвонюсь, переночую здесь в бытовке, а утром рвану с первой электричкой. Тебе вот проблема, опять грузчиков искать, – в свою очередь озаботился Сашка.

– Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Саш, тебе спасибо огромное.-

– Не за что, – протянул Сашка и отключился.

– Добрый день, – наконец поприветствовала Ирина, продолжающего изучать журнал, Кирилла. Ему очень шла черная рубашка-поло, выгодно подчеркивающая рельефы его спортивной фигуры. Ирине как-то совсем не хотелось отрывать взгляд от его сильных рук, покрытых определенно морским загаром.

– Добрый, добрый, – ответил Кирилл, продолжая изучать журнал.

– Рената, к сожалению, нет на месте, – дежурным голосом секретаря заметила Ирина.

– А почему вы решили, что именно он нужен мне, – поднимая на нее свои огромные серые глаза и, так же открыто и совсем дружелюбно улыбаясь, произнес Кирилл.

– Ну… – начала объяснение Ирина.

– Кирюш, какими судьбами, – громкий возглас, буквально влетевшей в холл Элеоноры, пронесшейся ураганом мимо ресепшена, прервал ее объяснения.

– Я проезжала мимо и глазам не поверила. Нет, я даже тормознула Генку, вышла и самолично проверила. Твоя шикарная «ласточка» около офиса моего раздолбая. Нет, Кирюш, почему ты находишь время посетить его, – она обвела глазами окружающий ее холл, – вертеп, а мой вполне приличный салон красоты игнорируешь. У меня не далее, как на прошлой неделе открылась новая, совершенно изумительная точка. Тебе нужно обязательно глянуть, только ты с твоим идеальным вкусом сможешь оценить весь масштаб моего дизайна. Кстати, точка расположена недалеко от места, где раньше располагался Дом культуры. Ну, мы коренные москвичи и уже точно знаем, где когда-то располагался снесенный дом, в отличие от лимитчиков, наводнивших Москву, – и она выразительно глянула на Ирину, наконец, замечая ее присутствие в офисе.

Ирина, и так чувствующая себя не очень уютно при разговоре двух старых знакомых, оказавшись невольным свидетелем встречи и не имея возможности покинуть помещение, пыталась сосредоточиться на изучении электронных писем, всем видом показывая свою занятость, все-таки поневоле являясь немым участником разговора.

– Дорогая, а твой муж кажется из Бугульмы, – не моргнув глазом, как ни в чем не бывало, поинтересовался Кирилл.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11