Оксана Головина.

Мой любимый демон



скачать книгу бесплатно

– Он производит не самое лучшее впечатление, не правда ли? – мягко поинтересовался ректор.

Маргарита закивала так, что волосы растрепались. Перед этим мужчиной она ощущала себя отвратно. Виктор же улыбнулся, черты его лица смягчились.

– Как же вы встретились?

Воронцова вздохнула. Ей бы самой хотелось это выяснить. Но он сбежал!

– Прошлой ночью, после празднования, я шла домой и…

– Вы шли домой пешком, ночью? – Ректор поднялся из кресла, сложил огромные руки на груди, и глаза его сверкнули негодованием от глупого поступка студентки.

Маргарита увидела, как напряглись мышцы плеч мужчины под мягкой тканью пиджака. Вот великанище… И это Виктор еще не знал, в каком состоянии она путешествовала! Воронцова тоже поспешно поднялась, но под его властным взглядом молча вернулась на стул.

– Я даже не буду говорить, что это было в последний раз, Маргарита. Девушка должна быть благоразумной, вы согласны? – сощурился ректор.

А она могла возразить? Снова нервно закивала, и голова грозила отвалиться от этих действий.

– Что же было дальше? – продолжал допрашивать Виктор.

Маргарита закусила губу, пытаясь вспомнить хоть что-то. Затем решила приврать, только бы быстрее сбежать из этого кабинета. И почему допрашивали ее? Она-то в чем виновата?

– Я заметила, что какие-то люди хотели причинить ему вред, вот и вмешалась.

А потом у них глаза вылезли, и она победила их при помощи молитвы и огненной сумочки от «Диора». Нет, она пила в первый и последний раз в жизни!

– Так, значит, я обязан вам спасением сына? – В его бесконечно глубоких темных глазах вспыхнули искорки.

Теперь Виктор не пугал ее своим видом. Но что он сейчас сказал?

– Вы назвали этого гада своим сыном? – Маргарита поспешно закрыла рот ладонью, слушая громкий неожиданный смех ректора.

– Простите! – Девушка подскочила как ужаленная.

Она раскраснелась и метнулась к спасительной двери.

– Будьте осторожны, Маргарита, – проговорили ей вдогонку.

– Благодарю! – Она быстренько прикрыла тяжеленную дверь и перевела дыхание.

Какой ужас! Сказать такое ректору! И как мог этот ненормальный быть сыном такого человека? В кармане шорт зазвонил телефон, и Воронцова вытащила его, поворачивая экраном к себе.

– Юн Хи Сунан – предательница, – проворчала Маргарита и нажала кнопку, прячась за углом, чтобы ее не заметили в коридоре во время занятий. – Теперь ты мне звонишь?

Голос подруги, мягкий и виноватый, немного успокоил и сообщил, что она ожидает на парковке. Мама Сунан, пользуясь своим обаянием, уговорила отпустить их обеих раньше, ссылаясь на плохое самочувствие. А это означало, что им предстояло мчаться домой, где их ожидал ворох подарков, сладостей и море восторженного визга. Этим обычно сопровождался каждый приезд госпожи Юн Хи. А еще платье! Теперь Маргарита вспомнила. Выступление уже совсем скоро… Интересно, что выбрала для нее тетя Лиен?

Воронцова на цыпочках побежала по коридору, боясь наткнуться на дежурного.

Она не заметила, как следом за ней метнулся черный проворный комок. Девушка вышла под щедрое полуденное солнце и приставила ладонь ребром ко лбу, оглядываясь в поисках дороги покороче, которая вела к парковке. Лавируя среди извилистых дорожек в прекрасном саду, окружающем академию, Маргарита вышла в нужном направлении. Маленькая пушистая тень не отставала, сопровождая ее всюду.

Сунан вышла из белоснежной машины и помахала ей руками, подзывая к себе. Воронцова пробралась через ровные ряды оставленных машин и наконец поравнялась с подругой. Юн Хи виновато надула губы, складывая ладони вместе, поднимая их к лицу, и умоляюще поглядела из-за них на Маргариту.

– Прости! – Девушка зажмурилась, ожидая приговора, но Маргарита только махнула рукой, сдаваясь.

Сунан приоткрыла один глаз и, видя, что гроза миновала, радостно захлопала в ладоши.

– Садись! Мама замучила меня своими звонками!

Маргарита подняла голову и глянула на водителя. Мужчина кивнул ей, здороваясь, и невозмутимо ожидал, пока девушки угомонятся и наконец разместятся в салоне.

– Поехали! – Воронцова сняла рюкзак, бросила его на сиденье и услышала восторженный писк за спиной. – Да что с тобой?

Она обернулась, с ужасом увидев, как Сунан держит в руках знакомого котенка, на этот раз спокойно восседавшего, спрятав свои когти.

– Ты только посмотри, кто к нам пришел! – Юн Хи почесала негодника за ухом, отчего пушистое существо то ли заурчало от удовольствия, то ли зарычало предупреждающе.

– Как ты сюда попал? – Маргарита обратилась к коту, словно тот мог ей ответить.

– Так это твой котик? – томно вздохнула Сунан.

– Тетя Вера подобрала, – сухо хмыкнула Воронцова. – Вредный носитель блох! Видно, выбежал, когда я двери открывала, и пошел по следу. Что теперь с ним делать? Может, оставить здесь? Повезет, и подберет кто…

– Да ну тебя! Разве так можно? Смотри, какой он миленький. – Сунан пригладила блестящую шерсть и забралась быстрее подруги в машину, удобно усаживаясь с новым пушистым знакомым.

Маргарита поняла, что проиграла. И что все находили в этом коте? Чем он всех так очаровывал? Кот как кот… Девушка сердито села рядом и водитель закрыл дверцу, возвращаясь на свое место в машине. Он повернулся к хозяйке, уточняя, могут ли они ехать, и, получая одобрение, вывел машину на дорогу.

Глава 7

К материальным благам Маргарита никогда в жизни не стремилась. Ее содержание оплачивалось щедро, но в разумных пределах. Хотя, живя у тетки, как прежде у родителей, она была окружена роскошью, и не без показного шика. Таков уж был характер Веры.

Пять лет назад Маргарита вошла в ее дом тринадцатилетней девочкой. Ее родители погибли, разбившись на частном самолете над Ортлерскими Альпами восточной Швейцарии, вместе с первым мужем Веры. Потом были еще два «охотника за сокровищами», которые не смогли заменить этой женщине первую любовь. Так они и остались вдвоем, в ожидании чего-то необыкновенного, которое обязательно должно было случиться с ними. Ведь они это непременно заслужили – как любила мечтать тетя Вера, потягивая свой кофе.

Женщина всегда проявляла интерес к племяннице. Вера видела в Маргарите не свалившуюся обузу, а живого человека со своими потребностями, страхами и надеждами. Она была несколько рассеянна, но по-своему любила ее, и Маргарита всегда это чувствовала.

Когда прошел шок и притупилась боль утраты, Вера сообразила, что все сложное и непонятное стоило доверить главе семьи Юн Хи. Она передала свою долю, а также дела родителей Маргариты в управление отца Сунан. Поскольку они и так вели их совместно и были компаньонами в гостиничном бизнесе, он принял на себя и эту часть.

Машина въехала на отдельную парковку, остановилась, и шофер обошел машину. Он открыл дверцу, помогая выйти своей хозяйке и Маргарите. Девушка схватила котенка и отдала свой рюкзак подошедшему дворецкому. Он принял вещи и у Сунан, вежливо приглашая следовать за ним.

Этот элегантный отель, к которому они прибыли, был расположен на холме. Из окон открывался прекрасный вид на реку и окружающие луга. Здешних гостей радовали сочетанием прекрасной спокойной атмосферы загородного отеля с удобным расположением на полпути между аэропортом и центром города.

По задумке отца Маргариты и Сунан, отель был построен в викторианском стиле. Гостям предоставлялись роскошные, индивидуально оформленные номера, а из некоторых открывался чудесный вид на реку.

По дороге дворецкий вежливо поинтересовался, не голодны ли они. Но Сунан отрицательно покачала головой, проходя с подругой через огромный холл отеля, совладельцами которого ранее являлись их родители. Однажды этим придется заниматься и ей. Маргарита устало плелась за бодрой подругой, поправляя беспокойного котенка, не желавшего висеть, зажатым ее рукой.

– Сюда не пускают с животными, да еще такими вредными, как ты, – тихо проворчала Воронцова, – так что сиди спокойно или оставлю у дверей.

Дамиан обмяк, сверля ее упрямым взглядом. Он попытался укусить Маргариту за палец, но девушка щелкнула его по пушистому лбу.

Дворецкий тем временем шутил, интересуясь, как прошел день, и, как полагается, был сама любезность. Дверь им открыла девушка, судя по идеально подогнанной бежевой форме, горничная. Практически все пространство номера занимала большая гостиная. Тетя Лиен выпорхнула из спальни, приветственно раскрывая свои объятия. Настало время визга, писка и радостных воплей.

Мать Сунан, маленькая изящная кореянка, отличалась от дочери разве что длиной волос. Она скорее была похожа на ее старшую сестру, чем на мать. Лиен расцеловала дочь, словно они не виделись год. Глядя на эту ласку, Маргарита инстинктивно прижала к себе своего черного товарища. Котенок, чувствуя быстрый стук ее сердца, словно понимая эти чувства, мягко коснулся лапой руки, которая держала его. Отрываясь от дочери, Лиен запечатлела на щеках гостьи по легкому поцелую и потянула за собой.

Маргарита увидела гору разноцветных коробок и пакетов, разбросанных по журнальному столику и небольшим светлым диванам. Сунан восторженно кинулась разглядывать подарки, а Маргарита лишь задумчиво прижимала котенка, почесывая его за ухом. Его хриплое мурлыканье словно убаюкивало, успокаивая, и девушка устало зевнула, прикрываясь ладонью. Лиен заботливо усадила гостью на мягкий диван и, наказав оставаться на месте, отправилась в соседнюю комнату. Женщина вернулась быстро, торопливо неся огромную белоснежную коробку, перевязанную алой атласной лентой.

– Прими его, Марго. Твое первое выступление – такая радость для всех нас. Я так долго выбирала. Надеюсь, угодила.

Маргарита посадила котенка рядом и с благодарностью приняла подарок. Когда лента была развязана, она подняла крышку коробки и ахнула, глядя на сверкающую, расшитую камнями ткань.

– Тетя Лиен… – прошептала Воронцова.

– Тебе нравится? – взволнованно поинтересовалась женщина.

Она еще спрашивала! Платье было великолепно.

– Ты знаешь, для этого платья потребовалось сорок метров бледно-розового шелка, – защебетала Лиен. – Я попросила сделать модель с корсетом, на украшение которого ушло пятьдесят тысяч страз Сваровски. На его создание потратили тринадцать дней!

Безусловно, этот наряд позволит ощутить себя королевой бала. Маргарита почувствовала, как ее щеки вспыхнули от волнения. В академии было несколько огромных залов, которые открывались только в особые дни. Бальный зал, зал приветствия первокурсников, где проводился обряд посвящения, зал поменьше, где проводились все остальные мероприятия, и наконец, зал с огромной сценой, специально установленной для выступления «звезд» академии.

И Маргарита, к своему несчастью, должна была блистать на этой сцене, хотя до жути страшилась этого. Никогда раньше ей не приходилось петь для такого количества зрителей, а все тетя Вера! Ведь именно она виновата, поскольку, заполняя ее анкету, вписала в графу «таланты и увлечения» слово «вокал».

Долго печалиться Воронцовой не позволили, увлекая в оживленную беседу. Смирившись, Маргарита отвлеклась от грустных мыслей. Опомнились женщины, когда за окнами стало темнеть. Уже у самых дверей Лиен пожурила гостью за то, что, как ей доложили, девушка всюду ходила пешком, не пользуясь собственной машиной. Она велела своему водителю отвезти Маргариту, и девушка подчинилась.

Вскоре она сидела в машине с огромной коробкой на коленях, а Дамиан устроился рядом, украшенный той самой алой лентой, которая ранее была на подарке. Роскошный бант был повязан на его шее, и котенок отчаянно пытался сорвать его всеми лапами, но тщетно. Он бросил это бесполезное дело и принялся изучать профиль девушки, пока она задумчиво глядела в окно.

Похоже, при всей своей чудаковатости Маргарита была бесконечно одинока. Дамиан нерешительно приподнялся, намереваясь подсесть ближе, но машина уже останавливалась у знакомого подъезда. Девушка быстро взбежала по ступенькам, неся кота в одной руке, а коробку в другой. Она хотела поделиться своими переживаниями с Верой, но нашла лишь записку на столе, гласившую, что тетя умчалась на открытие какого-то нового ресторанчика своей подруги. Маргарита расстроилась, молча насыпала в блестящую миску, купленную Верой, кошачьей еды, поставила на пол и направилась в комнату.

Дамиан сердито загреб миску лапами, желая наконец нормально поесть, и побежал за Маргаритой. Воронцова упала на постель, расслабленно раскинув руки и ноги. Ей никогда не нравилось находиться в огромной пустой квартире одной. Вера любила путешествовать, и Маргарита ожидала ее приезда, почти как маленький верный щенок у порога. Пускай тети не будет всего пару дней, но она уже скучала.

Но был и один приятный момент. То, что он был приятным, для Воронцовой оказалось неожиданностью. И именно в сложившейся ситуации она смогла оценить радость присутствия маленького черного существа, выглянувшего из-под высокой кровати. Котенок поднялся на задние лапы, заглядывая в ее глаза, словно спрашивая разрешения, и девушка похлопала по одеялу, приглашая «Марселя» присоединиться к ней.

– Все будет хорошо, я справлюсь… – Она со стоном закрыла глаза. – Хотя кого я обманываю, Матроскин?


– Ты не со мной…

Прекрасные черные волосы накрыли плечи Виктора, когда женщина склонилась к нему и обняла, стоя позади кресла, в котором он сидел.

Ректор, не поддавшись ее чарам, разомкнул тонкие белые руки, которые обвили его шею. Он потянулся за высоким бокалом, в котором при свете свечей рубином сверкало вино.

– Кариша, сегодня я должен многое обдумать. Сядь, пожалуйста, и постарайся не делать лишних движений, – отозвался Виктор.

Женщина провела руками по длинному черному платью, расправляя невидимые складки. Мягкой походкой она прошла к соседнему креслу, по дороге отнимая бокал у Виктора. Мужчина даже не заметил его отсутствия, через некоторое время сжав пустую руку в кулак.

– Чем ты так обеспокоен?

Виктор метнул в ее сторону взгляд, который кого-нибудь более слабого наверняка превратил бы в камень, однако вслух ничего не сказал.

Что его беспокоило? Он думал о том, каковы будут последствия, когда Орден доберется до Маргариты. Его сын попадет к ним в руки, ведь он совсем ослабеет под чарами и вынужден будет следовать за своей пленительницей.

– Это все Дамиан? Ты обеспокоен его прибытием? Ты же сам желал этого. – Кариша отпила из взятого бокала и поглядела поверх него своими золотистыми глазами.

Повелитель продолжал задумчиво молчать.

– Виктор, – под его испытующим взглядом слова просто не шли с языка, – у меня будет работа?

Ректор опустил подбородок на руки, сплел пальцы в замок. Густые темные волосы выгодно оттеняли его чеканные черты, а внимательные глаза казались почти черными.

– Да, Кариша. У тебя будет работа, – задумчиво произнес демон, но в голосе его прозвучала угроза куда более отчетливая, нежели ощущалась во всем внешне расслабленном теле.

Гостья опустила бокал на гладкий столик и положила руки на восхитительные длинные ноги, которые открывал высокий разрез платья. Она сидела ровно, словно струна, ожидая продолжения, и оно незамедлительно последовало.

– Тебе нужно будет убить амсира, если возникнет угроза его пленения. Вся информация уже готова, возьмешь документы со стола в моем кабинете. И еще, захвати черную коробку, передашь ее моему сыну.

Кариша поднялась, легкая улыбка заиграла на ее губах. Она изящно присела на широкий подоконник, легким движением руки откидывая на спину блестящие волосы.

– Лети, моя птичка, – устало проговорил Виктор.

Силуэт женщины рассыпался черным туманом, и через мгновение большой черный ворон взмыл в ночное небо и растаял в темноте.

Глава 8

Разве можно было сегодня мечтать о большем подарке? Дамиан был без меры доволен. Двухметровое лихо, влюбленное в пушистых братьев меньших, покинуло дом на целых два дня. Он хотя бы мог спать нормально в собственном обличье. Спину все утро ломило от долгого пребывания в кошачьей ипостаси. Дамиан с вожделением поглядел на удобный диван в большой гостиной. Вот только заснет девчонка, и он доберется до него…

Молодой человек расстегнул куртку и принялся бродить по огромной двухэтажной квартире, которая занимала, наверное, с пол-этажа. Поднимаясь по витой деревянной лестнице на второй этаж, Дамиан притормозил, заметив картину, на которой, по всей видимости, художником была изображена семья Маргариты. Он остановился и долго разглядывал портрет. Затем снял куртку, бросил ее на банкетку и засунул руки в карманы черных штанов.

Теперь стали видны кожаные ремни, крепившиеся вдоль предплечий. Приспособление удерживало два сверкнувших серебром клинка. Стоило привести его в действие, и оружие удобно падало прямо в ладони. Пожалуй, в этом городе стоило отказаться и от такого снаряжения. Но оставаться совсем безоружным ему было невыносимо. Серебряное покрытие отлично помогало Дамиану расправляться с темными сущностями, вырвавшимися из Майтреи. Но служило и хорошей защитой от не менее опасных представителей мира людей.

Магия в этом деле ему бы вряд ли помогла. Душа позволяла Дамиану балансировать между двумя мирами, давая преимущества и лишая их одновременно. Он единственный, за исключением Великих, мог касаться священного металла и распятия, но при этом был обречен на одиночество, проживая смертную жизнь, оставаясь изгоем и среди своих, и среди чужих.

– Я знаю, чем мы с тобой сегодня займемся, Матроскин! – раздался за его спиной голос хозяйки.

Дамиан встрепенулся и опомнился. Черт побери! Он совсем расслабился. Едва легкие шаги Маргариты раздались в коридоре, он уже сбегал по лестнице, поднимая свой пушистый хвост. Но Дамиану не понравился блеск в ее глазах. Котенок попытался сбежать, но был пойман за хвост. Девушка погладила его и ловко подняла на руки, затем прижала к груди. Надо сказать, ее запах, едва уловимый, цветочный, успокаивал пленника, и Дамиан втянул свои острые когти, не смея ранить девушку.

– Вперед, приятель, я покажу тебе красотищу! – Воронцова побежала вверх по ступенькам.

Уже через несколько минут они прошли по железной лестнице на террасе второго этажа и поднялись на широкую крышу дома. Здесь была оборудована отличная площадка, где, видимо, проводилось много времени в сезон лета. Ночь уже рассыпала звезды по бархатному небу. Маргарита поставила котенка рядом и подняла голову, раскрывая объятия, словно хотела обнять саму ночь во всем ее великолепии. Город блестел разноцветными огнями, постепенно засыпая.

– Посмотри, какие звезды, кот! – Восторженное лицо девушки освещалось растущей луной.

Здесь она могла расслабиться и быть самой собой, вдалеке от посторонних лишних глаз. Маргарита закружилась, улыбаясь и плавно качая тонкими руками. Дамиан отодвинулся к кованой ограде на краю крыши, понимая, что не сводил с девушки взгляда, и неожиданно для себя ловил каждое движение. И тогда он впервые услышал ее голос…

Останавливаясь, приподнимаясь на цыпочки, Маргарита закрыла глаза, и полилась тихая песня. Прекрасная, она переливалась, словно брызги холодных звезд над их головами. Дамиан, забывая дышать, тонул в ее нежных звуках, которые манили, притягивали, словно песня сирен.

Он был так ошеломлен, что и сам не заметил, как обратился. Остановился лишь у девушки за спиной. Глаза демона вспыхнули. Он поднял руку, намереваясь коснуться Маргариты и удостовериться, что это все та же маленькая дуреха, которая так испоганила его жизнь, но магия только начиналась.

Одна за другой вспыхивали бледным синим огоньком невесомые бабочки и поднимались над ее головой, кружась и оставляя дивный сверкающий след, словно хвост маленькой кометы. Маргарита упоенно фантазировала, продолжая свою песню, и не догадывалась, что все ее мысли обращались в жизнь, заставляя молодого человека только изумляться, стоя позади нее.

Она снова принялась кружиться в хороводе синего сияния. Дамиан едва не упустил из виду, любуясь на свою пленительницу, что звезды над их головами потемнели, и теперь стали едва различимыми. То, что он сначала принял за ночные облака, ими не являлось.

Дамиан поджал губы, стискивая кулаки. Теперь он понимал слова отца. Не один он был пленен дивным голосом. Бесплотные гости уже сползались, клубились над крышей, путались в комках черного тумана и медленно трансформировались, принимая более четкие очертания.

Сущности – это живые существа, которые каким-то образом время от времени просачивались сквозь завесу, попадая в этот мир. Сущности имели множество видов, форм и образов и могли являться практически в любом виде. Для того чтобы защитить себя в этом чуждом и порою даже враждебном для них мире, они использовали пугающую внешность и могли издавать неприятные, устрашающие звуки. Одни сущности живут внутри человека, как паразиты, привлекаемые отрицательными эмоциями или действиями. Другие сами по себе, пребывая отдельно и бесконтрольно.

В религиозной терминологии Ордена сущностей часто называют «бесами» и «одержателями». А бедняг, в которых они вселились, «одержимыми» или «бесноватыми». Орден считал, что одержимость существовала в двух своих проявлениях: когда в человеке обитал бес, как вторая личность, и при этом личность самого бесноватого находилась в подавленном состоянии, и когда воля человека порабощена страстями.

Иоанн Кронштадтский, наблюдавший огромное количество людей, отмечал: «Бесы в простых людей входят по их простоте. В образованных и интеллигентных людей злой дух вселяется в иной форме, и бороться с ним гораздо труднее».

Этот человек, как помнил Дамиан, состоял почетным членом в братстве, основанном еще в девятнадцатом веке настоятелем посольской церкви Святого Владимира в Берлине.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6