Оксана Головина.

Мой любимый демон



скачать книгу бесплатно

– Что же вы нам расскажете об этом договоре, дорогая? – Профессор привычно пожевал дужки своих очков, слушая, как девушка пытается заставить себя произнести хоть пару слов.

Его внимание отвлек сухой тихий смешок, раздавшийся с последнего ряда аккуратно расставленных столов. Мужчина даже вытянул шею, пытаясь лучше разглядеть странного, возмутительно одетого студента, посмевшего в подобном виде явиться на его лекции, да еще позволявшего себе хамское поведение.

– Вы, юноша, может быть, потрудитесь проследить за мыслью, раз не потрудились надеть рубашку?

Дамиан, не вставая с места, оскалился холодной усмешкой, сложил руки в рваных перчатках на груди и проговорил:

– По этому договору Англия и Франция должны были объединиться в одно королевство во главе с английским королем Генрихом V. Сын Карла VI, дофин Карл, по этому договору лишался престола. Дофин Карл бежал к арманьякам. Вскоре, почти одновременно, умирают Карл VI и Генрих V. Английская партия провозглашает королем десятилетнего мальчишку, Генриха VI. В свою очередь арманьяки провозгласили королем дофина Карла, под именем Карла VII. В этой ситуации войне не предвиделось конца. Юг и север Франции вновь становятся двумя враждебными сторонами…

Дамиан замолк, наблюдая за смертным мужчиной.

– Что ж, браво, – пробормотал профессор.

Маргарита развернулась к аудитории, откидывая волосы на спину. Ее рука так и замерла на собственной макушке, придерживая блестящие пряди. Холодный синий взгляд впился в нее, и девушка не смогла вдохнуть.

– Ты…

Глава 5

Досидеть спокойно до окончания пары было сущей пыткой. Маргариту так и подмывало повернуть голову и поглядеть на незнакомца, что она и делала. И каждый раз на его высокомерном лице появлялась едкая усмешка. Вот негодяй! Правда, однажды Воронцовой показалось, что улыбка незнакомца потеплела, когда она улыбнулась Сунан, которая сидела недалеко от него. Видимо, странный парень принял это на свой счет и только в этот момент не был похож на того, за кем по всему городу гонялась полиция.

Когда профессор наконец попрощался со студентами и покинул аудиторию, помещение немедленно взорвалось шумом. Маргарита поднялась со своего места и направилась к задним рядам, но незнакомца уже не было. Сердце так и выпрыгивало у нее из груди. Это ведь был он! Тот самый парень из ее сна.

Выходит, вчерашние события в ее голове слишком перемешались, и она просто обязана выяснить, что было правдой, а что пьяным бредом. Маргарита остановилась, поворачиваясь во все стороны. Ее то и дело сбивали снующие сокурсники, резво покидающие большое помещение.

– Ты словно потерялась. – Сунан положила ей руку на плечо, и Маргарита вздрогнула от неожиданности, слишком уж погрузилась она в собственные мысли.

– Юн Хи, ты не заметила того парня, что сидел на последнем ряду? – Девушка в надежде повернулась к подруге. – Ты ведь сидела рядом и должна была увидеть, как он выходил.

– Заметила ли? Я всю пару его изучала.

Как, впрочем, и все остальные. Верно, Миша? Откуда он, не знаешь? – Юн Хи тепло поглядела на подходившего Сазонова.

Она накручивала свой роскошный гладкий хвост на пальцы, но Михаил не обратил внимания на все ее попытки кокетничать, он смотрел на Маргариту.

– Что, еще один пижон? Ты решила собрать коллекцию, Марго? – Голос друга звучал слишком резко и непривычно.

Михаил заставил обеих девушек разволноваться, ведь обычно он был мягким и спокойным.

– Миша, ты сегодня, наверное, плохо спал? Тебе плохо? – Маргарита привычно попыталась взять друга за руку.

Она знала, что это всегда заставляло Сазонова улыбаться. И даже его щеки, бледные как первый снег, всегда розовели при этом, а голубые глаза светились особым светом. Михаил был замечательным другом, верным, заботливым, только очень слаб здоровьем, сколько его помнила Маргарита. Но Сазонов снова отдернул руку, и девушка с удивлением заметила, что он натянул перчатки.

– Ты собрался уходить? Что с тобой, Миша? – Ее голос был полон тревоги, а во рту снова так пересохло, что язык не слушался.

Михаил ничего не ответил, просто молча прошел между девушками и смешался с потоком студентов, бурно обсуждающих последние новости. Подруги переглянулись, Сунан пожала худыми плечами, но обе не нашлись что сказать.

– Пойдем, пожалуй, я покажу тебе, что привезла. – Юн Хи потянула Маргариту в коридор.

– Только не говори, что это новые духи. Если я сейчас почувствую какой-нибудь запах, меня вывернет, – простонала Воронцова.

– Да ладно, это не духи. Мама достала платье, о котором я тебе говорила, – сказала Сунан.

– Мы говорили о платье? – удивленно пробормотала Маргарита.

Сунан вздохнула. Кажется, сегодня она разговаривает с зомби.

– Давай обсудим это позже, Марго.

– Прекрасная идея, подруга, ты лучшая… – Воронцова резко остановилась, так что подруга едва не свалилась, дернувшись вперед.

– Что опять случилось? – Сунан нахмурилась, затем ее темные брови взлетели вверх от удивления. – Н-да, какие люди!

Она скептически поглядела, как Маргарита отвернулась, пряча смущенное лицо, и нервно пригладила и без того идеально ровные волосы. Вишневский тряхнул блестящей челкой, одаривая их своей сверкающей улыбкой. Оставалось только добавить сверху блесток и звон серебряных колокольчиков. Ну чем не ангел? Юн Хи хмыкнула.

Губы Маргариты дрогнули. Вадим был так элегантен в своей форме, которая смотрелась на нем не хуже смокинга, она же сейчас выглядела так жалко… Вот невезение!

– Девочки! – раздался медовый голос Вишневского в коридоре.

Он прислонился к дубовым дверям библиотеки. Сейчас за его спиной в огромнейшем помещении хранилось более восьми миллионов книг и рукописей на разных языках мира.

– Мне нужна ваша помощь. – Вадим беспомощно выставил вперед руки, которые неожиданно оказались покрытыми зеленой краской. – Кажется, я приложил слишком много сил, надавливая…

– Что от нас-то надо? – Сунан приподняла подбородок, оглядывая старшекурсника. – Сочувствие?

Маргарита дернула подругу за рукав.

– Сунан… – Голос ее был едва слышен от смущения.

В этом вся Юн Хи. Зачем сейчас подначивать его? Маргарита прерывисто вздохнула и подняла взгляд на Вадима. – Чем… чем тебе помочь?

– Рукава подверни, пожалуйста. Нужно смыть, пока я навсегда не остался зеленым. – Вадим искрился улыбкой, довольный собой без меры.

Маргарита заставила себя подойти к нему и, задерживая дыхание от волнения, принялась закатывать край рукава на его пиджаке. Смотреть в лицо молодого человека она не решалась, наблюдая за цепочкой, на которой мерно покачивался его медальон. Пятый курс. Он был недосягаем для нее, словно с другой планеты. Такие, как Вадим Вишневский, смотрели на первокурсниц как на воспитанниц детского сада. Почему ее всегда трясло, когда он проходил мимо? Нужно было что-то делать с чертовой влюбленностью. Маргарита собралась с духом и подняла взгляд.

Последнее, что она успела заметить, это изумленное лицо Вадима, и немедленно вознеслась наверх. Маргарита испуганно вскрикнула, понимая, что схвачена кем-то неизвестным и перекинута через его плечо. Ее возмущению не было предела. Она принялась молотить кулаками по спине нахала, узнав черную кожу куртки. Но казалось, ее похитителю не было никакого дела до этого. Неужели не больно? Маргарита замахнулась ногой, но ее удержали, схватив железной хваткой за щиколотку.

– Еще раз заговоришь с ней или приблизишься – сверну шею, – мрачно кинул Дамиан.

Маргарита в отчаянии закусила губу. Проклятье! Откуда взялся этот ненормальный? Он все испортит! Вадим решит, что она как-то связана с подобным типом, и ее репутации конец! Маргарита готова была поклясться, что услышала рычание. Дамиан впился взглядом в Вадима, возмущенного словами нахального незнакомца.

– Да ты вообще знаешь, кто я? – кинул ему Вишневский.

– Я должен знать каждого идиота в этом городе? – огрызнулся Дамиан.

– Что?.. – Вадим подавился воздухом.

– Существо столь жалкое, что не способно обслужить себя самостоятельно! – Губы демона презрительно изогнулись.

– Я жалкое существо? Да ты знаешь, сколько эта форма стоит? Хотя откуда тебе знать! – Вадим с отвращением оглядел его. – Выглядишь так, словно только что выпрыгнул из ада.

Дамиан оскалился, довольный неожиданной похвалой смертного мальчишки, растерявшегося от его слов. Но что он сам сейчас творил? Демон отвлекся, и нога его пленницы больно ударила по ребрам. Дамиан отвесил ей увесистый шлепок по мягкому месту, решив тем самым угомонить, но Маргарита вскрикнула и запротестовала еще сильнее.

– Сунан! Где чертова охрана! Немедленно отпусти меня!

Но подруга лишь загадочно улыбалась, продолжая наматывать свой чудный хвостик на палец.

– Люблю решительных мужчин, – вздохнула Юн Хи, – наконец-то хоть один нормальный в этих стенах завелся.

Над их головами переливами зазвучал звонок, предупреждающий, что занятия начались. Маргарите только и оставалось, что беспомощно наблюдать, как Сунан подмигнула ей и побежала к лестнице на второй этаж.

– Предательница! – крикнула ей вдогонку Воронцова.

Вадим презрительно фыркнул и тоже покинул их, оставляя в полном одиночестве в широком коридоре.

– Что тебе нужно от меня? – Маргарита вырывалась и колотила незнакомца куда попало.

Только когда Дамиан почувствовал жар в том месте, куда впечатывался ее гневный кулак, он понял, что девчонка снова призвала огонь на помощь. Это нужно было прекратить, иначе отец просто низвергнет его сам.

– Немедленно отправляйся ко мне в кабинет! – Громогласный голос за спиной был самым страшным тому подтверждением.

Дамиан повернулся, от неожиданности выпуская свою жертву, которая болезненно приземлилась на пол. Девушка, едва заметила самого ректора, хотела скрыться. Но Дамиан крепко схватил ее за запястье, не давая ладони обжечь его. Огромный, почти двухметрового роста мужчина внушал такое благоговение всем своим видом, что коленки у Маргариты снова предательски дрогнули.

Какой ужасный день! Она ведь не виновата, так почему же должна страдать? И почему должна следовать за ним? Меж тем ректор пальцем указал, что им двоим надлежит направиться следом, и ее снова потащили вперед. Маргарита пыталась освободить руку, но тщетно. Дамиан терпел, понимая, что теперь в каждом месте, где она касалась открытой кожи, будет ожог.

– Не прикасайся ко мне! Никогда не прикасайся ко мне! – Ее злобный шепот (она конечно же не посмела бы кричать в стенах академии, да еще в присутствии ректора) звучал сбоку от него.

Дамиан повернул голову, обжигая девушку в ответ ледяной синевой своего взгляда.

– Ты же сама умоляла любить тебя, – сквозь зубы процедил молодой человек.

Он волоком затащил Маргариту к отцу в кабинет. Она продолжала возмущаться, но Дамиан был доволен, что все так удачно складывалось. Только когда за ними закрылась дверь, он отпустил девушку, поддерживая свою обожженную руку.

Ректор негодовал и как отец, и как ответственный за порядок в этих стенах. Но сейчас в нем преобладал отцовский гнев. Едва увидел их обоих, Виктор понял все без лишних слов. Одним взмахом руки он заставил Маргариту замереть, как и сам Дамиан поступил с охранником во дворе, затем повернулся к сыну.

– Как ты посмел явиться сюда так открыто, да еще вести себя подобным образом? – Его голос обрушивался на стены, которые, к счастью, не пропускали ни звука в коридор, скрывая происходящее в кабинете от лишних ушей.

Зато в ушах Дамиана до сих пор стоял звон.

– Зачем тогда вызвал меня? – прорычал сын в ответ. – Ты же знал о Перерождении!

– Я не мог позволить тебе оставаться в Майтрее. Мне доложили о большой активности Великих и их низших приспешников.

Дамиан со злостью пнул стул, а затем сел на него, разглядывая застывшую девушку. Еще больше слов отца его раззадорило внезапно возникшее желание разбудить ее. Все это было как-то неправильно, нелогично, противоречило всей его сути, доводя до неистовства. Он желал быть самим собой!

– Здесь этих тварей не меньше, – сквозь зубы выругался молодой человек.

Низшие – мелкие демоны, служащие Ордену взамен на их жалкие жизни. Они нюхачи и доносчики, а также, при достаточно большом уме, хоть и малой силе, могли быть охотниками. Как и те двое, что напали на него. Только вот один сбежал, и теперь Орден наверняка знает о том, что он вернулся в город и что объявился новый огнетворец.

– Поскольку ты жив, мы обошлись малой кровью. Там тебя ожидала бо?льшая опасность. А теперь… – Ректор присел на край великолепного старинного стола, скрестил руки на широкой груди и задумчиво глянул на Маргариту.

Сегодня на нем был элегантный темно-серый костюм, тонкая белая рубашка и темный галстук. Около сорока лет, около двух метров роста, черные волосы, черные глаза. Черты лица резкие, выразительные, но они делали его достаточно привлекательным. Виктор некоторое время изучал девушку взглядом спокойного хищника.

– Теперь расскажи мне, как ты позволил такому случиться, – поинтересовался отец.

Дамиан потер переносицу и зажмурился на мгновение.

– Это досадная случайность, и я скоро все улажу. Это просто не может продолжаться дальше!

Отец поднялся, и сын заметил, как потемнел воздух вокруг него.

– Ты не сможешь разрушить эти чары никогда, – холодно сообщил Виктор.

– Это полная чушь и не может быть правдой! – раздраженно произнес молодой человек.

– Ты сам дал свое согласие, – заметил Виктор, – это было сделано не против твоей воли. А она наложила чары на тебя, сама не понимая по наивности, что сотворила. Девушка связала твою душу.

– Спасибо матери за подарок, – язвительно усмехнулся Дамиан.

– Не смей, мальчишка! Душа – дар, за который ты должен быть благодарен до конца дней твоих.

– И что теперь? Я не могу отойти от нее ни на шаг, – возмутился сын.

– Верно. Ведь привязала, не имея ни капли чувства к тебе.

– И что это должно значить? – Дамиан ожег отца негодующим взглядом.

– С тем, как будут усиливаться ее чувства к тебе, будет увеличиваться твоя свобода. В итоге вы поменяетесь местами. Ты станешь таким же свободным, как и она сейчас. Но…

– Что – но? – раздраженно поинтересовался молодой человек.

– Она примет всю твою боль и займет твое место, – повторил Виктор едва ли не по слогам, понимая, что имеет дело со своим сыном.

Это означало, что его слова вряд ли сейчас дойдут до адресата.

– Мне до этого должно быть дело? Она сама это начала! – выкрикнул Дамиан.

– Думаю, тебе придется пересмотреть свое отношение к людям, сын, – невозмутимо посоветовал отец.

– Я – не ты, – отрывисто бросил молодой человек.

– Не будем поднимать эту тему сейчас. Просто уясни, твоя свобода зависит от того, как быстро ты заставишь эту девочку любить тебя.

Дамиан в панике поглядел на Маргариту, застывшую статуей. Влюбить в себя человека? Никогда! Он не такой, как его отец! Пусть его мать и была человеком, но люди так жалки, так примитивны и хрупки, одно неверное движение – и жизнь покидает их. Как было и с его матерью. Он не собирался связываться с этим миром. Но как быть? Неужели придется сыграть эту роль?..

Глава 6

Дамиан остановился у тяжелой, гладко отполированной двери, ведущей в коридор. Молодой человек уже поднял руку, намереваясь взяться за резную дверную ручку и покинуть кабинет отца, но остановился, понимая, что должен договорить. Он резко развернулся и устремил взгляд на окаменевшую у стола девушку.

– Она – огнетворец, – раздался холодный голос Дамиана.

– Нет. Она не принадлежит к огнетворцам. – Виктор даже не поднялся, говоря спокойно, словно они обсуждали погоду.

Он не удивлен? Дамиан был обескуражен.

– Но я сам видел, она низвергла одного из низших. Я видел огонь! – Молодой человек перешел на крик.

– Тебе стоило бы больше времени уделять учебе, сын. Если ты хотя бы между боями в Майтрее мог перелистнуть пару страниц, то увидел бы отличие. Орден уже давно учуял бы ее, будь она одним из их драгоценных воинов. Эта девочка не имеет никакой власти над огнем.

Дамиан замотал головой, отмахиваясь от отца, словно от наваждения.

– Посмотри на свою руку, – невозмутимо посоветовал ректор академии.

Не понимая, молодой человек автоматически поднял ладонь, выставляя ее перед собой.

– Ну? – полюбопытствовал отец.

Легкая улыбка заиграла на его губах. В синих глазах Дамиана застыло неподдельное изумление. Не осталось и следа от ожога.

– Как это возможно? Это пламя оставляет следы на несколько дней даже у меня!

– Оставляет. Но для этого ему нужно было бы коснуться тебя, – усмехнулся Виктор.

– Давай уже, говори! – Терпение Дамиана лопнуло.

– Амсир, маленький, очаровательный амсир. – Ректор поднялся, продевая палец в узел галстука и ослабляя его.

Он подошел к Маргарите и пригладил ее волосы. Затем поправил ее одежду.

– Это имя им дали еще древние кельты, точнее будет сказать, жрецы-друиды. Они ревностно охраняли свои знания, так как опасались потерять свое влияние. Обучение друидов, надо отметить, производилось исключительно устно, и ученик в первую очередь развивал память, чтобы запомнить огромное количество информации. Поэтому и не осталось письменных подтверждений существования амсиров с того времени. Кельтская культура была богата легендами и преданиями, которые веками передавались из уст в уста и, как правило, сохранились в нескольких вариантах.

– Отец! – фыркнул Дамиан.

– Амсир – великолепный мастер иллюзий. При желании, владея собственной силой на достойном уровне, он может создавать потрясающие вещи. И ты даже не заподозришь обмана. Будь осторожен, Дамиан, или она сведет тебя с ума своими иллюзиями. – Виктор улыбнулся краешком губ. – Они дали тебе имя Марсель?

Теперь он повернулся обратно к сыну. Молодой человек глядел на него исподлобья, словно дикий зверь. Иллюзии, значит? Все это время она морочила ему голову и он был так глуп, что не смог заметить этого? Проклятье!

– Ты знаешь собор Нотр Дам де ла Гард, базилику в Марселе? – Виктор приподнял черную бровь. – Помню, как он был построен по проекту этого вечно молчаливого Анри-Жака Эсперандье… Местные жители прозвали ее «La Bonne Mere» – «Хорошая Мать», считая хранительницей города. Здание построено на фундаменте древней крепости, той самой, где был разбит первый Орден, на самой высокой точке города. Но пятого июня тысяча восемьсот шестьдесят четвертого года базилика была освящена, и больше ни один из пришедших с Майтреи не мог ступить в нее.

Мужчина горько усмехнулся.

– Именно тогда я решил возвести здесь академию, практически повторив чертеж Эсперандье, и надеюсь, что все эти годы «Corde puro» по праву может считаться La Bonne Mere для своих воспитанников.

– Вот только избавь меня от восхваления этого проклятого города, – зарычал Дамиан, – я достаточно наслушался этого утром!

Смех ректора был неожиданным. Он действительно забавлялся смятением сына и его растерянностью.

– Я никогда не слышал об амсирах, – фыркнул молодой человек, разозленный весельем отца.

– Несомненно, – ректор потер гладко выбритый подбородок, – им же не надо отрывать головы или махать мечом до изнеможения. Они скучны и невоинственны. Зачем тебе о них знать?

Дамиан припомнил ночь встречи с Маргаритой и скептически поглядел на отца. Издевается он, что ли?

– Корни ее семьи со стороны матери берут свое начало в землях восточных кельтов, ранее расселенных по долине Дуная. Они, поверь мне, знали, как пользоваться даром амсиров.

– Как ты догадался о ней? – Молодой человек привычным движением одернул куртку.

– Когда она пришла на собеседование, я целый час разговаривал с Аль Пачино, который дымил сигарами на весь мой кабинет. Видимо, яркий образ Аль Капоне в его исполнении казался девушке достаточно внушительным в тот момент. Пока Маргарита сама верит в свои иллюзии, считая, что просто имеет богатое воображение. Она еще не поняла, кем является, и, похоже, нет никого, кто бы разъяснил ей, что к чему. – Ректор тонко намекнул сыну на хороший повод для сближения, но горячий мальчишка конечно же не услышал его.

– И что, весь этот бред видит каждый, кому не лень?

– Нет. Иллюзию видит каждый из мира Майтреи. Человек же, если только она ему предназначена. Будь готов. Это действо, словно мед для пчел, будет приманивать все, что вырвалось за пределы завесы в этот мир.

– Мне еще и гостей встречать! – Терпение Дамиана лопнуло, и он прекратил беседу, покинув кабинет.

Там, снаружи, он прижался спиной к холодной стене, переводя дыхание. Ну конечно! Далеко ли он собрался? Молодой человек зарычал и рассыпался черным туманом…

– И почему ты не спросил, что будет, если сам влюбишься, сын? – Ректор легким движением руки вернул Маргариту к реальности.

Он ловко поддержал студентку под локоть, понимая, что ноги у бедняжки наверняка затекли от долгого стояния без движения. Девушка испуганно приняла помощь Виктора и была усажена на огромный стул с резной спинкой. Давно она тут не была, почти год уже. И куда подевался негодяй, который приволок ее сюда?

Воронцова осторожно огляделась и поняла, что они остались одни. Как мальчишке удалось улизнуть так незаметно? Читая все по встревоженному лицу девушки, Виктор предложил Маргарите высокий бокал с водой с извинениями, что стакана в кабинете не нашлось. Затем проговорил:

– Надеюсь, этот мальчишка не причинил вам большого вреда? Вы, я вижу, храбрая девушка, судя по тому, как яростно отбивались.

Этот хриплый, с покровительственными нотками голос нагонял страх даже при всех благих намерениях говорившего. Маргарита робела, как пятилетний ребенок на первом в жизни школьном уроке. Девушка отпила из предложенного бокала, теряясь под темным взглядом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6