Оксана Головина.

Мой любимый демон



скачать книгу бесплатно

Что за дела? Она отправляла ее полностью уверенная, что вернется не позже десяти. Трезвая и обязательно довольная. Как и подобает девушке из приличной семьи. Куда смотрела администрация? Все платье пропахло дымом и спиртным! Его просто выбросить остается! Расстроенная женщина кинула золотистый шелк в корзину.

Маргарита, как была в одном белье, упала на застеленную кровать, засыпая раньше, чем ее голова коснулась подушки. Котенок выбрался из-под кровати, поднялся на задние лапы и посмотрел на одеяло, где лежала девушка. Заурчав, он развернулся и запрыгнул на подоконник.

Белоснежные занавески колыхнулись, зверь поднял голову, глядя в ночное небо. Синие глаза засверкали, когда лунный свет коснулся их. Котенок вздрогнул и моментально растворился в черном тумане, который на секунду рассеялся и резко собрался, принимая уже совсем другую форму.

Демон долго смотрел на спящую Маргариту. Затем он подошел к ее постели и опустился на одно колено, чтобы удобнее было добраться до нее. Рука пленника остановилась на шее Маргариты, замерла, так и не сжимаясь, и он лишь убрал волосы с лица девушки, не смея причинить боль. Это чувство испугало его. Два желания смешались. Он желал ей смерти и желал обладать ею.

– Черт! Ну почему ты не пожелала средство от похмелья!

Глава 3

Проснулась Маргарита от страшного грохота, ей показалось, что город бомбили. Она приоткрыла один глаз, затем второй и попыталась задержать взгляд на люстре. Глаза отказались что-либо видеть, и пришлось всей силой воли поднимать руки и долго тереть их, до слез, только тогда они перестали закрываться самопроизвольно.

Девушка вцепилась руками в одеяло и заставила себя сесть. Солнце резануло по бедным глазам, и Воронцова почувствовала себя так отвратно, что уже пожалела, что вообще очнулась сегодня. Страшный шум не стихал, и ей с трудом удалось распознать в нем работу кофемолки.

Тетя Вера обожала кофе по утрам. Это было частью ее каждодневной церемонии: усесться на огромной кухне, закинуть ногу на ногу (а они у тети Веры занимали с полкухни, и размеру ступни позавидовал бы снежный человек) и долго, медленно потягивать кофе из своей любимой фарфоровой чашки, откусывая пирожное.

Девушка осторожно опустила ноги на мягкий ковер, наслаждаясь пушистым ворсом, и поднялась. Ее голова закружилась, а в глазах потемнело. Маргарита ужаснулась тому, что просто стала заваливаться назад, когда спасительная стена удержала ее. Стена была странной и больно царапала голую спину чем-то холодным и жестким. Девушка отпрянула от неизвестной опоры и сердито обернулась. Но ей осталось только удивляться тому, что на самом деле до стены, к тому же скрытой распахнутым шкафом, была пара метров.

Маргарита тряхнула шумевшей головой, предполагая, что похмелье всему виной, и побрела к двери, намереваясь выйти из комнаты. Едва девушка скрылась, демон сердито захлопнул резные дверцы шкафа.

– Тоже мне, принцесса! – Он одернул полы своей куртки, при этом металлическая молния на ней царапнула его самого.

Пленник глянул на застежку, понимая, отчего надулась мелкая пьяница, когда он удержал ее.

А ведь грохнулась бы и развалила свою пустую голову!

– И никакой благодарности.

На минуту он представил себе, что бы было, оглянись Маргарита и встреться с ним, теперь трезвая. Молодой человек оскалился, предвкушая весь ужас, который отразился бы в глазах глупышки. Он засунул руки в карманы штанов, оглядываясь по сторонам. Большим разнообразием цветов комната не отличалась.

Светлое беленое дерево, богато украшенное резьбой, тонкие гнутые ножки стульев и столика, узорная атласная обивка, обилие позолоты и виньеток. Демон хмыкнул, качая черной головой. Все эти излишества создавали ощущение пребывания в дворцовом будуаре, чем и характеризовалась мебель рококо.

Все это не вязалось с хозяйкой самой комнаты. Здесь были светлые пастельные тона, мягкий розовый, светло-зеленый и голубой. Пленник поднял голову. Потолок покрашен в небесно-голубой цвет, украшен изящной лепниной. На стенах два зеркала, причем большого размера. Узорный паркет на полу покрывал мягкий ковер.

– Черт возьми!

Он даже высмотрел подсвечники, изготовленные из латуни, и позолоченную люстру со стеклянными подвесками, а также щедрую гору статуэток из фарфора и стекла.

На миниатюрном диванчике был небрежно брошен рюкзак из рыжей кожи. Гость некоторое время прикидывал, сколько же лет этой штучке и куда с такой сумкой можно было бы отправиться.

От рюкзака исходил запах, который, по каким-то странным причинам, показался ему знакомым. Но пока он не смог понять, что это могло быть. У другой стены комнаты его внимание привлек искусственный камин, невысокий, отделанный светлым мрамором и украшенный рельефным орнаментом. Над камином еще одно изящное зеркало в золоченой раме, а на каминной доске – замысловатые часы. И кому в голову пришло убрать дом таким образом?

К комнате примыкала гардеробная, он толкнул ногой двери, заглядывая туда. На вешалках ровными рядами висело не меньше сотни платьев, ниже стояло соответствующее количество пар обуви – туфли всех цветов радуги. Молодой человек с отвращением закрыл двери и возвратился обратно.

Из коридора поманил запах свежего кофе, и у пленника свело живот, напоминая, что последний раз он ел еще вчера утром. Демон остановился у двери и, тихо выругавшись, рассыпался черным туманом, который собрался во взъерошенного пушистого котенка. Малыш толкнул лапой дверь и проскользнул в коридор.


– Тетя Вера, во сколько я вчера пришла? – Маргарита боялась пошевелиться и смотреть на огромную тарелку с едой, которую тетя поставила перед ней.

Издевалась, что ли? Ее сушило нещадно, девушка опустошала уже второй стакан.

– Часам к двум ночи.

– Ужас какой, – простонала племянница.

– Что случилось-то вчера? – Вера снова поднесла чашку с дымившимся кофе к алым губам, прикрывая глаза и наслаждаясь вкусом.

Маргарита попыталась собраться с мыслями, но ничего не выходило.

– Что-то плохо помню все, – пробормотала она.

– Еще бы! Даже я столько не пью, – хмыкнула Вера.

– Не кричи… – Девушка оживилась и глаза ее восторженно расширились. – Не представляешь, какой мне сон приснился. Будто иду я ночью по улице, темно так, гляжу, а…

– А вдоль дороги мертвые с косами стоят, и гроб с покойничком летает. И тишина! – Вера громогласно расхохоталась, хватаясь за пышную грудь.

Женщина опустила свою чашку на блюдце, боясь пролить кофе, и, прикрывая рот рукой, виновато поглядела на племянницу.

– Прости, Рит, вырвалось.

Воронцова нахмурилась.

– Тебе ничего невозможно рассказывать! – Маргарита схватилась за стакан и тут же опустила его обратно на стол, изумленно глядя на высокий стул, который стоял рядом.

Она даже склонила голову, пытаясь разглядеть неожиданного гостя, а пушистый черный комок с синими глазами также наклонил свою мордашку. У девушки мурашки поползли по голой спине от этого пронзительного взгляда. Казалось, котенок бессовестно изучал ее, и Воронцовой немедленно захотелось прикрыться. Девушка схватила салфетку со стола и приложила к груди, скрытой лишь кружевным бельем.

– Ты притащила в дом кота? – Маргарита вопросительно поглядела на тетю, которая растерянно нахмурилась.

– Какого кота?

Девушка ткнула пальцем в притихшее животное. Вера повернула голову, и тут началось…

– А-а-а! – запищала женщина. – Какая прелесть!

Маргарита закатила глаза.

– Видно, он забежал с тобой вчера. Боже, ты только посмотри! – Вера схватила несчастное существо, поднимая перед своим лицом. – Посмотри на эти глаза! Разве не прелесть?

Котенок громко чихнул от ее удушливых духов, и когда тетя чмокнула его в мордочку, оставляя алый след от помады, укусил ее за нос. Но ей, кошатнице, было все равно. Вера смеялась и повторяла, какой он очаровательный, прижимая к своей огромной груди. Котенок царапался, шипел и вырывался, но эти попытки освободиться только вызывали большее умиление у женщины.

– Вдруг бешеный, давай выбросим? – Голос Маргариты заставил и Веру и пушистого чертенка повернуться к ней.

– Все, доедай и беги! Опаздываешь ведь. – Вера взволнованно повысила голос, боясь расстаться со своей новой мягкой игрушкой.

Котенок немедленно втянул когти и принялся тихо урчать, как и полагалось коту. Маргарита ехидно усмехнулась, когда проходила мимо них.

– Сговорились, значит? Ну-ну. Еще пожалеешь, приятель! – Она щелкнула животное по носу, и котенок щелкнул зубами, пытаясь укусить за палец.

Девушка махнула на сообщников рукой и отправилась к себе в комнату. Уже у самых дверей до нее донесся громкий, восторженный голос Веры:

– Я назову его Марсель!

– Да хоть Матроскиным, – проворчала Маргарита.

Вера продолжала любоваться котенком, который в свою очередь пытался испепелить ее взглядом. Марсель? Серьезно? Он – Дамиан, от первого вздоха и до последнего. И не собирался отзываться на это жалкое людское прозвище.

– О! Марсель – сочетание истории и стиля, третий по величине город Франции, – восторженно повествовала Вера, не обращая внимания на злобное шипение, – а воды в заливе, на берегах которого стоят форт Святого Николая и форт Сен-Жан, так похожи на эти восхитительные глаза!

Ну все, тетю понесло. Если что-то касалось Франции, то нужно было убегать без оглядки или пришлось бы слушать часами.

Глава 4

Маргарита с трудом надела форму и остановилась перед зеркалом. Шорты, рубашка с жилеткой и галстук-бабочка. Она поправила его, подавляя желание снять. Дышать было просто невозможно.

Девушка причесала спутанные волосы и решила их не связывать сегодня. Круги под глазами и мертвенную бледность лучше скрывать за их завесой. Она взяла рюкзак и, надевая в коридоре замшевые мягкие балетки, поняла, что действительно нужно поспешить.

С кухни Дамиан услышал, как хлопнули входные двери и Маргарита вышла. Дамиан в панике вывернулся из рук Веры, которая пыталась запихнуть в него кусок сырой рыбы. Приземляясь на все четыре мягкие лапы, он лихорадочно поискал глазами выход.

– Что такое, малыш? Тебе на лоток нужно? – заохала Вера. – Нужно срочно приобрести, пока не стал гадить по углам.

Котенок сердито фыркнул и побежал в коридор, ощущая поток свежего воздуха, который вырывался из комнаты его пленительницы. К счастью, окно действительно оказалось открытым, и Дамиан не останавливаясь, на бегу, спрыгнул с него.

Благо улица оказалась пуста. Молодой человек поднялся с колена и, выпрямляясь в полный рост, сердито вытер алую помаду со своего лица. Куда собралась эта девица? Дамиан одернул куртку, при этом его пустой живот напомнил о себе приступом голода. Кроме куска сырой рыбы, ему ничего так и не перепало.

Он зашагал за Маргаритой, щурясь от яркого солнца. Лицо его покрылось испариной. Дамиан шел, а перед глазами все продолжало плыть и плавиться. Он различал силуэт девушки впереди себя и шел за ним, словно на маяк. Почему она ходила пешком? Судя по достатку хозяев дома, за ней должны были присылать машину.

Дамиан усмехнулся и порадовался, что не пришлось бежать следом за этой самой машиной. Но ведь можно было залезть в нее и проехать с комфортом. Ему казалось, что любая девушка была бы рада мелкому пушистому существу, потому и выбрал образ кота. Но что с этой девчонкой было не так? Это ведь лучший способ находиться рядом и оставаться на нужной дистанции. Вот только бы еще избавиться от надоедливой тетки!

Теплый солнечный апрель радовал свежей зеленью и красками первых цветов. Маргарита, благодаря свежему ветру, уже бодрее прибавляла шаг. Дамиан же все больше и больше ловил на себе пристальные взгляды прохожих, чопорно хмурящих брови и шептавшихся у него за спиной, прикрывая рты ладонью. Молодой человек подавил желание свернуть кое-кому из них шею.

Подобные прогулки средь бела дня никак не входили в его планы. Нужно было срочно уйти в тень. Тем временем местность вокруг становилась все более древней, на мостовой появилась старинная потемневшая брусчатка, и с каждым шагом Дамиану становилось все яснее, куда держит путь девушка с рюкзаком. В глубине души он все же надеялся, что ошибается, до тех самых пор, пока, задумавшись, чуть не ткнулся лбом в гостеприимно распахнутые ворота.

– Не может быть, – пробормотал Дамиан.

И как она умудрилась попасть сюда? Но теперь у него появился прекрасный шанс, и девчонка сама привела его сюда.

– Что ж, вопрос о том, как притащить ее на встречу с отцом, отпал.

Кованая вывеска на воротах гласила «Corde puro», что означало не что иное, как «Чистые сердца». Здешние студенты получали образование в красивейшем старинном замке, и едва ли найдется вторая академия, сравнимая с этой по красоте.

Одна из самых престижных в стране, она была открыта еще в восемнадцатом веке. И с тех пор выпустила несколько премьер-министров, здесь даже обучался какой-то наследный принц, наследным ставший, впрочем, не без ее участия.

Раздувая огонек тщеславия в сердцах воспитанников и поднимая планку до заоблачных высот, дирекция советовала записывать сюда детей на следующий день после рождения – тогда к их поступлению найдутся места. Так, с серебряной ложкой во рту и квитанцией об оплате за обучение, подрастали будущие ученики «Corde puro».

Главный фасад академии имел три входа. Над стрельчатыми порталами входов находились скульптурные панно, изображавшие разные эпизоды великих древних сражений. Семь статуй, выстроившихся в ряд между порталами, изображали древних воинов в доспехах, опирающихся на свои мечи, и поддерживали арки входа.

Верхняя часть академии украшалась изображениями горгулий и химер, как на известном соборе Парижской Богоматери. Здесь, как и по задумке реставратора собора, архитектора Виолле ле Дюка, за образец были взяты средневековые горгульи, а выполнили их пятнадцать скульпторов, руководимых Жоффруа Дешоме.

Значительная часть витражей была создана еще в середине восемнадцатого века. Главный витраж, восхитительная роза над входом, сохранился со дня возведения самой академии.

Маргарита склонилась над клумбой, вдыхая аромат свежих тюльпанов. Дамиан остановился неподалеку, опираясь на кованую ограду, и неожиданно залюбовался профилем девушки. Сейчас, молчаливая и спокойная, она предстала перед ним совсем в другом свете. Он почувствовал неудержимое желание коснуться ее волос, протянул руку вперед, но немедленно отдернул ее, словно от огня. Тень деревьев укрыла демона, позволяя вздохнуть с облегчением. В академии всегда так, сколько он ее помнил. И зимой и летом – всегда в тени.

Дамиан склонил голову набок, продолжая наблюдать за Маргаритой, но девушка выпрямилась, поправляя съехавшие лямки рюкзака. Она хотела пройти через ворота, но, заметив подъезжавшую машину, немедленно отступила, прячась за оградой и надеясь, что зеленое буйство росших вокруг нее кустов укроет ее от посторонних глаз. Особенно от взгляда того, кто уже выходил из черной машины, а личный водитель услужливо открыл ему дверцу рукой в безупречной белоснежной перчатке.

Вадим коротко кивнул шоферу, приложившему руку к козырьку своей фуражки, и накинул обе лямки рюкзака на одно плечо. Расцветая улыбкой, Вишневский прошел по широкой, выложенной камнями дороге, которая вела в главный корпус академии.

Дамиан помрачнел и нахмурился. Он буквально ощутил те чувства, что испытывала девушка к смертному пижону, и ярость, смешанная с нежданной ревностью, окатила его, словно холодная вода. Маргарита продолжала наблюдать за Вадимом через забор, держась руками за холодные железные прутья. Затем, когда поняла, что юноша достаточно удалился, выбралась на дорогу.

– И что у нее в голове? – зло пробормотал Дамиан, засунул руки в карманы штанов и прошел следом.

Конечно, это было полной глупостью с его стороны, так как явиться сюда в подобном виде – все равно что в балетной пачке прийти в клуб байкеров. Об этом Дамиану собрался сообщить дюжий мужчина в аккуратной черной форме. Служащий жестом руки указал ему оставаться на месте, и молодой человек вынужден был подчиниться. Он подавил свой гнев и терпел, пока охранник прохаживался вокруг него, разглядывая, как какое-то диво. Воздух вокруг Дамиана накалился и потемнел, но он сжал кулаки и заставил себя успокоиться. Пусть это всего лишь человек, он не мог расправиться с ним на глазах у всех.

Но эта задержка была ему как кость в горле. Дамиан наблюдал, как силуэт Маргариты смешался с сотней подобных. Все девчонки были одеты одинаково. Их щебетание и шумные голоса сокурсников какофонией звучали у него в голове.

Дамиан повернул голову и дождался, пока мужчина сам встретился с ним взглядом. Глаза демона заискрились и потемнели. Охранник словно завороженный так и остался стоять посреди дороги, уставившись невидящим взглядом в пустоту. Дамиан довольно улыбнулся и направился к входу. Отец наверняка выскажет ему все, что думает, ведь он строго-настрого запретил пользоваться силой в стенах академии. Слишком много людей было вокруг, но соблазн оказался так велик.

К тому же Виктор сам виноват в его теперешнем жалком положении! Стараясь не обращать внимания на шепот за своей спиной и студенток, которые выглядывали из-за каждого угла и дверей аудиторий, Дамиан искал взглядом Маргариту, растаявшую как туман. Боль в груди усиливалась, а значит, девица уходила все дальше.

Молодой человек поднялся на второй этаж огромного здания и остановился в самом его центре, закрыв глаза. Медленно поворачиваясь, Дамиан прислушивался к боли, определяя, в каком направлении она уменьшалась. Он не видел, сосредотачиваясь на своем важном деле, как несколько студенток фотографировали его на свои телефоны. Через мгновение довольный Дамиан уже знал, где его пропажа.

Маргарита склонилась над мраморным фонтанчиком, жадно припадая к струе прохладной воды.

– Мама спрашивала, когда ты к нам зайдешь, Марго, – произнесла ее подруга с едва заметным акцентом.

Она ловко придержала волосы Маргариты и хитро улыбнулась.

– Когда вы вернулись, Сунан? – Воронцова напилась и выпрямилась, вытирая губы белоснежным платком.

– Вчера вечером. Жаль, что я пропустила все интересное. Бабушка плохо себя чувствовала, и мы не смогли вернуться раньше. Надеюсь, ты не скучала? – поинтересовалась девушка.

Темные волосы Сунан были собраны в идеальный высокий хвост; она покрутила цепочку с круглым медальоном первокурсника. Маргарита взяла подругу под руку, опираясь на нее, и положила голову на ее плечо.

– Кажется, вчера скучно не было. – Сунан легонько похлопала руку подруги, которая вцепилась в нее, и потащила мучающуюся похмельем девушку в аудиторию.

Дамиан отошел от стены, глядя им вслед. Итак, первый курс. Значит, ей лет восемнадцать – девятнадцать. Ему нужно будет добраться до личного дела девушки. Насколько он помнил, все они хранились в кабинете отца и, несмотря на все прелести цивилизации, до сих пор писались от руки. Та сила, что содержалась в руках Маргариты, не могла взяться из пустоты. Этого просто не могло быть.

Воронцова устало села на свое место в аудитории и опустила голову на стол, остужая лоб его прохладной поверхностью. Но тут же почувствовала чье-то присутствие и приподнялась, неожиданно встречаясь взглядом с Михаилом. Молодой человек хмуро и молча опустил подобранный вчера телефон на стол, продолжая глядеть на Маргариту. Девушка улыбнулась в попытке разрядить обстановку, но это не сработало.

– Миша, – протянула Воронцова.

– Ты знаешь, чего мне стоила прошлая ночь? – Голос Михаила был тихим, но тем не менее достаточно сердитым.

Дамиан хмыкнул, стоя за углом, и сложил руки на груди. Чего ему эта ночь стоила!

– Извини, Миш. Я все плохо помню. Мне жаль, что ты волновался. – Маргарита протянула к другу ладони, пытаясь накрыть руки, которыми он сжимал край стола, но Сазонов так резко отнял их, что ей стало обидно.

– Да не сердись ты так! – Воронцова нервно принялась выкладывать на стол книжки и тетради.

Ручка свалилась со стола, покатилась по полу, и Михаил наклонился, поднимая ее.

– Как ты себя чувствуешь? Голова болит? – Сазонов с беспокойством глянул в лицо подруги, замечая непривычную бледность.

Теперь Маргарита была так похожа на него, точно привидение. Он осторожно вернул ручку владелице.

– Я в порядке, – тихо отозвалась девушка, – поговорим позже, ладно? Я немножко…

– Я понял. – Михаил оставил подругу в покое, возвращаясь на свое место.

Сазонов расположился по правую сторону от нее, в соседнем ряду, и время от времени поглядывал на Маргариту, продолжая волноваться. Что-то с ней сегодня было не так, и виной тому не похмелье. Огромная аудитория постепенно заполнялась шумом, заставляя голову Маргариты раскалываться.

Она едва дождалась, пока все умолкнут и вошедший профессор истории начнет повествовать своим монотонным голосом. Маленький сухой человечек в больших очках, казалось, был таким древним, что сам лично участвовал во всех событиях истории, которую преподавал. Он говорил и говорил, убаюкивая девушку. Маргарита подперла голову рукой, боясь, что просто упадет на парту, а глаза продолжали слипаться.

– В начале пятнадцатого века борьба бургундионов и арманьяков вспыхнула с новой силой. Этой ситуацией воспользовались англичане, высадив на севере Франции тридцатитысячную армию. Война возобновилась. В условиях внутренней нестабильности Франции этот период войны был победоносным для англичан. Бургундский герцог предает французского короля и вступает в союз с английским королем Генрихом V… Вам совсем не интересно, мадемуазель Воронцова?

Маргарита встрепенулась, когда услышала собственную фамилию, но хоть убей, не могла понять, чего от нее хотели. Она вяло поднялась, скрывая сонное лицо в распущенных волосах.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное