Нильс Адольф Эрик Норденшельд.

Плавание на «Веге»



скачать книгу бесплатно

С необычайным искусством пробивает поморник дыру в яйце и высасывает его содержимое. Если необходимо торопиться, то поморник так жадно выпивает одно яйцо за другим, что иной раз стоит неподвижно и не в состоянии лететь дальше, пока не извергнет поглощенное. Поморник, таким образом, принимает каждый раз участие в сборе яиц на гагачьем острове. Зверобои так ожесточены этим подрывом их промысла, что убивают поморника при всяком удобном случае. Китоловы прозвали поморника «охотником за дерьмом», так как считали, что он гоняется за чайкой, чтобы заставить ее отдать экскременты, которые «охотники за дерьмом» едят как лакомство.

Поморник гнездится на низменных, голых, нередко пропитанных водой мысах и островах, где на голую землю кладет одно или два яйца, часто не свивая никакого гнезда. Яйца так похожи цветом на землю, что их можно отличить только с трудом. Самцы во время высиживания яиц находятся вблизи. Если человек или животное, кажущиеся птице опасными, приближаются к яйцам, супруги стараются отвлечь их внимание, удаляясь от гнезда, ползая по земле и волоча по ней крылья, чтобы придать себе несчастный вид. Птицы при этом с большим мастерством разыгрывают настоящую комедию, но очень следят, чтобы самим не быть пойманными.

Известны две разновидности этой птицы по цвету оперения: одноцветная бурая и вторая – бурая в верхней части туловища и белая снизу. Я только один раз встретил в арктических странах одноцветную, именно в 1858 г. в Бельзунде. У всех же сотен других поморников, виденных мною, шейка и нижняя часть туловища были белого цвета.

На Шпицбергене и на Новой Земле поморник водится в большом количестве, но вряд ли он гнездится в северной части Северо-восточной Земли. Кроме упомянутых видов, встречаются, хотя и редко, два других: поморник средний (Lestris pomarina Tem.) и поморник длиннохвостый (Lestris Buffonii Boie). Последний отличается более нежным телосложением и имеет два очень длинных рулевых пера. Вид этот значительно более распространен далее на восток, чем на Шпицбергене. Относительно образа жизни этого вида я не имел случая сделать каких-либо наблюдений.

Как поморник преследует моевку или чайку-бургомистра, так его в свою очередь с особой ожесточенностью преследует маленькая, быстро летающая и смелая крачка или морская ласточка (Sterna macroura Naum.).[108]108
  Sterna Paradicea Briinn. (Прим. ред.)


[Закрыть]
Эта красивая птица встречается повсюду на берегах Шпицбергена, но довольно редко на Новой Земле. Птицы эти гнездятся большими стаями на низменных, лишенных травяного покрова мысах и островах, покрытых песком или гальками. Яйца, которые они кладут на голую землю без всяких признаков гнезда, цветом так похожи на обросшие мхом гальки, что их трудно различить.

То же, еще в большей степени, относится к только что вылупившимся птенцам, которые, несмотря на покрывающий их редкий пушок, обычно лежат без всякой подстилки среди голых камней. Из-за своих коротких ног и длинных крыльев крачка с трудом ходит по земле. Для нее поэтому невозможно защищать свое гнездо так, как это делает поморник. Зато эта самая маленькая из плавающих птиц полярных стран, не задумываясь, нападает на всякого, кто посмеет приблизиться к ее гнезду. Птица кружится над нарушителем ее покоя с явным озлоблением и от времени до времени проносится над его головой с такой отчаянной быстротой, что ему каждое мгновение приходится опасаться быть раненым ее острым клювом.

Кроме вышеперечисленных плавающих птиц, на всем побережье встречаются два вида гаг: обыкновенная гага (Somateria mollissima L.) и гребенушка (Somateria spectabilis L.).

Первая преимущественно гнездится на низменных островках, которые ко времени кладки яиц окружены уже свободной ото льда водой и благодаря этому недоступны для рыщущих на материке песцов. Самые богатые гагачьи острова, виденные мною на Шпицбергене, это Пуховые близ Горнзунда. Когда я посетил это место в 1858 г., весь остров был почти сплошь покрыт гнездами, и, чтобы не давить яиц между ними, приходилось пробираться с величайшей осторожностью. В каждом гнезде 5–6 яиц, иногда и больше, и промышленники объясняют это тем, что самка гаги, когда ей это удается, крадет яйца у своих соседей. Я сам видел в гнезде гаги яйцо стадного гуся (Anser bernicla L.). Самка сидит на яйцах, но поблизости от нее сторожит самец в своем великолепном оперении и дает знак к бегству, когда приближается опасность. Гнезда представляют очень мягкое пуховое ложе. Лучший пух добывается из выложенных пухом гнезд, менее хороший – от ощипывания убитых птиц. Когда птицу выгоняют из гнезда, она торопливо старается прикрыть яйца пухом, чтобы их не было видно. Кроме того, она их обливает очень вонючей жидкостью, отвратительный запах которой всегда свойствен только что собранным яйцам и пуху. Но это вонючее вещество настолько летучее или так быстро разлагается от действия воздуха, что в течение нескольких часов запах исчезает. Гаги, которые еще несколько лет тому назад были особенно многочисленны на Шпицбергене,[109]109
  Количество гагачьего пуха, привезенного из полярных стран в Тромзе, доходило в 1868 г. до 540 килограммов, в 1869 – до 963, в 1870 – до 882, в 1871–до 630, в 1872–до 882, в 1871–до 630, в 1872 —до 306 килограммов. Полная добыча за год получится, если утроить эти числа. (Прим. автора)


[Закрыть]
за последние годы заметно уменьшились в количестве, и их быстро совершенно изгонят из этих мест, если не будет наложена узда на ту безудержность, с которой теперь не только обирают яйца на гагачьих островах, но и убивают птиц ради одного только удовольствия. На Новой Земле гага также очень распространена. Она гнездится в большом количестве на высоких островах Кармакульского залива. Мясо гаги мало отзывается рыбьим жиром, но грубо и гораздо хуже, чем мясо кайры. В особенности несъедобно мясо самки.


Медвежий остров. Место гнездований чайки-бургомистра


Гребенушка встречается реже обычной гаги. На Шпицбергене она называется «гренландская гага», в Гренландии же – «шпицбергенская гага»; это, очевидно, показывает, что ни одна из названных местностей не является вполне ее родиной. На Новой же Земле она, наоборот, водится в большом количестве. Мне удалось только однажды видеть гнездо этой птицы, именно в 1873 году на островах Акселя в Бельзунде, где она тогда гнездилась в незначительном количестве вместе с обыкновенной гагой. В 1858 и в 1864 годах, когда я посетил это же место, она уже там яиц не высиживала. Быть может, настоящее гнездовье гребенушки – на Новой Земле, у озер, в некотором расстоянии от берега. Промышленники утверждают, что яйца этой птицы вкуснее яиц обыкновенной гаги. Они немного меньше и более яркого зеленого цвета.

На Пуховых островах вместе с гагами гнездится длинношейная чернозобая казарка (Anser bernicla L.). Верхняя часть ее туловища черного и буро-серого цвета. Самки кладут 4–5 белых яиц в простые гнезда без пуха, разбросанные тут и там среди выстланных пухом гнезд гаги. В пору высиживания яиц этот вид гуся в большом количестве встречается возле небольших озер вблизи берега: например, на побережье между Бельзундом и Айсфиордом и на Гусиной Земле. Промышленники называют их иной раз «рябчиками». Название это сбивает с толку, и оно заставило меня в 1873 году высадиться на открытый берег к югу от Айсфиорда, где «рябчики» будто бы водились в большом количестве. Прибыв на указанное место, я увидел только сидевших на яйцах стадных гусей. Чернозобые казарки добывают себе пищу больше на суше и на озерах, чем на море. Мясо их вследствие этого не имеет привкуса рыбьего жира и довольно вкусно, за исключением мяса наседок, которые худы и жестки. Яйца вкуснее гагачьих.

На Шпицбергене встречается также близкий к чернозобой казарке вид Anser leucopsis Bechst. Но там он довольно редок и чаще встречается на Новой Земле. Там же попадается еще третий гусиный вид – пашенный гусь, названный промышленниками «серым гусем», или «большим гусем» (Anser segetum Gmel.), который на Шпицбергене заменяется близкостоящим видом Anser brachyrhynchus Baillon. Эти гуси значительно крупнее гаг и чернозобых казарок и, по-видимому, достаточно сильны для самозащиты от песцов. Они обычно гнездятся высоко на какой-нибудь поляне, покрытой мхом и травой, или среди каменных россыпей береговых гор, или на вершине крутого берегового обрыва внутри фиорда. В то время, когда пашенные гуси высиживают яйца, они собираются стаями у маленьких пресноводных озер, расположенных вблизи берегов. Мясо этого вида гусей вкуснее, чем мясо обыкновенных домашних гусей, и оно совершенно не отзывается рыбьим жиром.

Из плавающих, придающих особый отпечаток летней жизни на Новой Земле, можно еще назвать морянку и лебедя. Морянка (Filigula glacialis L.) редко встречается на Шпицбергене, но довольно часто на Новой Земле и в особенности на Карском море, на берегах которого она собирается летом большими стаями. Малый лебедь-кликун (Cygnus Bewickii Yarr.) – самая изящная по форме и по цвету оперенья северная птица. Я уже описывал его гнезда, в значительном количестве встречающиеся на Гусиной Земле. Птица эта ослепительно белая, похожа на обыкновенного лебедя, но немного меньше и со значительно отличающимся дыхательным горлом и гребнем грудной кости. Мясо, как говорят, грубое и не особенно вкусное.

Сухопутные птицы на Крайнем Севере как в отношении числа видов, так и отдельных экземпляров малочисленнее, чем морские, но некоторые все же встречаются – и в большом количестве. Тотчас же после того, как причаливаешь к берегу, видишь в прибрежных бухточках маленьких серо-бурых голенастых, деловито снующих взад и вперед то парами, то стаями от десяти до двадцати штук. Это самый распространенный на севере вид голенастых – песочник морской (Tringa maritima Br.).[110]110
  Calidris maritima. (Прим. ред.)


[Закрыть]
Он питается мухами, комарами и другими насекомыми, водящимися на суше. Переполненный зоб указывает на то, как хорошо птицы умеют находить пищу даже в местностях, где энтомологи только с трудом могут собирать всего несколько относящихся к их области исследований животных форм. Свои четыре или пять яиц песочник кладет в маленькое хорошенькое гнездо из сухих соломинок, на открытых равнинах вблизи моря, покрытых травой или мхом. Он защищает свои яйца, разыгрывая такое же представление, как и поморник. Мясо его очень вкусно.

В обществе этой птицы часто встречаешь вид голенастого, немного большего по размерам или, вернее, переходную форму между голенастыми и плавающими. Это красивый плавучник плосконосный (Phalaropus fulicarius Bonar.). Он нередко попадается на Шпицбергене и очень распространен на северном берегу Азии. Я поэтому предполагаю, что он должен встречаться также и на Новой Земле, несмотря на то, что там до сих пор наблюдали только родственный вид – плавунчика круглоносого (одинова курица; Phalaropus hyperboreus Lath). Птица эта могла бы служить символом супружеской любви, – такими неразлучными видишь всегда самца и самку. Когда они отыскивают себе пищу в лужах у берега, они почти все время следуют друг за другом, плавая зигзагами, так что время от времени касаются друг друга; если охотник выстрелом убьет одного, другой только на мгновение отлетает, пока не заметит, что друг его отстал. Тогда птица возвращается, плавает с видимым беспокойством вокруг убитого друга, подталкивает его клювом, точно желая помочь ему встать. Но особой заботы о своем гнезде или о благополучии птенцов самка не выражает, по крайней мере, если судить по тому гнезду, которое Дюпер нашел в Бельзунде в 1864 г. О нахождении гнезда свидетельствовали три яйца, лежавшие без малейшей подстилки на голой почве, состоящей из каменной россыпи. Мясо плавунчика довольно вкусно, как и у некоторых других голенастых, о которых теперь речь, но на этих птицах я здесь не могу дольше задерживаться.

Во время экскурсий во внутрь прибрежной зоны часто слышишь исходящее из каменных куч и расщелин скал веселое чириканье. Звуки эти издает наш старый знакомый, известный каждому северянину, – пуночка (Emberiza nivalis L.). Эта милая птичка не перелетает зимой южнее границ снегов Скандинавского полуострова, а летом улетает на север к снежной границе Лапландии, в тундры северной Сибири или к берегам Шпицбергена и Новой Земли. Там она заботливо свивает себе гнездо из травы, перьев и пуха среди груд камней, на равнине, покрытой травой. Воздух звенит щебетом маленькой веселой птички, и щебетанье это производит здесь тем большее впечатление, что это единственное настоящее птичье пенье на дальнем Севере.[111]111
  Уже в южной части Новой Земли встречаются одновременно с пуночками различные другие певчие птицы, например жаворонковый подорожник (Emberiza lapponica L.) и горный жаворонок (Alauda alpestris L.). Они гнездятся на земле под каким-нибудь кустом, на кочке или камне, в старательно свитом и очень заботливо выложенном травяным пухом и перьями гнезде. Птицы эти не редки. (Прим. автора)


[Закрыть]

На Шпицбергене, внутри островов, иной раз встречаешь на скатах гор вид куриных (Lagopus hyperboreus Sund.) – шпицбергенскую куропатку.[112]112
  Тундряная куропатка. (Прим. ред.)


[Закрыть]
Близкий к нему вид встречается на Таймырском полуострове и вдоль всего северного побережья Азии. Поэтому вряд ли можно сомневаться в существовании этой птицы на Новой Земле, хотя нам до сих пор и не удалось ее там видеть. На Шпицбергене до 1872 года встречали эту птицу только в единичных экземплярах, но в упомянутом году мы, к нашей большой радости, нашли вблизи нашей зимней стоянки, немного южнее 80° сев. шир., скалу с огромным населением куропаток. Эта скала была, по-видимому, убежищем тысяч птиц, во всяком случае, нам в этом месте удалось убить в течение зимы несколько сот штук. Куропатки, вероятно, гнездятся летом под камнями и там же проводят зиму, некоторое время находясь, несомненно, в спячке и спрятавшись среди обломков скал.


Сова-белянка


По образу жизни шпицбергенская куропатка, по-видимому, сильно отличается от скандинавской куропатки, и вкус мяса их также не схож. Шпицбергенская куропатка чрезвычайно жирна и по вкусу представляет нечто среднее между тетеревом и жирным гусем.[113]113
  Геденштром также подтверждает («Отрывки из воспоминаний о Сибири», СПб., 1830, стр. 130), что куропатка зимует на Новосибирских островах и что она там жирнее и нежнее, чем на материке. (Прим. автора)


[Закрыть]
Из этого видно, что мясо ее очень вкусно.

Когда я осенью 1872 года возвращался из довольно продолжительной поездки по берегу залива Вийдебэй,[114]114
  Северный Шпицберген. (Прим. ред.)


[Закрыть]
я встретил одного из наших охотников, в руках у которого была белая с черными пятнами птица, которую он показал мне как «очень крупную куропатку». Но этим он делал большую орнитологическую ошибку, так как это была не куропатка, но другой вид птицы, имеющей зимой оперенье такой же расцветки, именно сова-белянка (Strix nyctea L.). Она гнездится и зимует обычно вблизи скалы куропаток, которую, несомненно, принимает за свой птичник. На самом деле оперенье этого хищника так сильно похоже на оперенье ее добычи, что куропатка и не подозревает об опасном соседстве. На Шпицбергене сова-белянка встречается все же очень редко, но на Новой Земле и на северном побережье Азии, где и пеструшка (лемминг), не живущая на Шпицбергене, попадается большими стаями, – она водится в значительном количестве.

Сова-белянка обычно сидит неподвижно на открытом склоне горы и видна уже издали, резко выделяясь своим белым опереньем на серо-зеленом фоне почвы. Даже при самом ярком солнечном свете птица эта, в противоположность другим совам, отлично видит. Она в высшей степени пуглива, и поэтому ее очень трудно убить выстрелом. Белая куропатка и сова-белянка – единственные птицы, о которых с уверенностью можно сказать, что они зимуют на Шпицбергене, и обе они, согласно Геденштрому, водятся и на Новосибирских островах («Отрывки из воспоминаний о Сибири», стр. 112).

В населенных местностях Европы крупные млекопитающие животные так редки, что большинство людей во всю свою жизнь никогда не видели дикое млекопитающее размером хотя бы с собаку. Но не так обстоит дело на далеком севере. Количество крупных млекопитающих тут уже, конечно, не так велико, как в XVII веке, когда охота на них давала прекрасное обеспечение 20–30 тысячам людей. Но охота еще и до сих пор кормит на Новой Земле и на Шпицбергене несколько сот зверобоев. Редкий летний день проходит, чтобы на берегах этих островов не увидели тюленя или моржа, оленя или белого медведя. Для полноты картины природы, окружающей полярного путешественника, и для понимания его образа жизни необходимо дать описание диких млекопитающих полярных стран.

Я начну здесь с оленя. Это травоядное животное водится на севере Старого Света почти всюду, где есть земля. Пайер, действительно, не наблюдал оленей на Земле Франца-Иосифа, но мы видели следы этих животных на глинистой почве мыса Челюскина; остатки оленей были найдены вблизи зимовки Баренца, на самом крайнем севере Новой Земли;[115]115
  Олени на крайнем севере Новой Земли водятся еще и в настоящее время. (Прим. ред.)


[Закрыть]
несколько чрезвычайно жирных оленей были убиты норвежскими зверопромышленниками на Земле Короля Карла к востоку от Шпицбергена, и несколько лет тому назад олени несомненно водились в большом количестве на северном побережье Северо-восточной Земли и на расположенных еще севернее островах Кастрена, Парри, Мартенса и Фиппса. Несмотря на то, что острова эти лежат между 80 и 81° сев. шир., оленю там, очевидно, живется очень привольно. Даже зимой он находит обильный корм на склонах гор, с которых бури сметают снег, на что указывает упитанность многих из убитых нами там животных. Кроме того, мы видели в мае 1873 года на острове Кастрена множество оленьих следов и тропок. По-видимому, и температура от – 40 до – 50° не так уже неприятна для этих родственников южных ланей. Даже норвежский олень прекрасно переносит климат Шпицбергена. Некоторые из выхолощенных упряжных оленей, которых я в 1872 году привез с собой на Шпицберген, вскоре после высадки сбежали и были летом 1875 года убиты зверопромышленниками. Они паслись вместе с дикими оленями и стали такими же тучными, как и те. Удивительно, что олени, несмотря на истребительную охоту на них на Шпицбергене,[116]116
  Одни звероловные суда из Тромзе доставили в 1868 году 996 оленей, в 1869 году – 975 и в 1870 году – 837. Если сюда прибавить то большое количество оленей, которых убивают весной и не считают при оценке лова, и принять во внимание, что количество зверобойных судов, снаряжаемых из Тромзе, меньше того, которое отправляется из Гаммерфеста, и что охотой на оленей на Шпицбергене занимаются зверобои и из других мест, как и туристы, – то нужно предполагать, что по крайней мере три тысячи животных было убито в каждый из названных годов. Прежде охота на оленей была очень выгодна, но с 1870 года она заметно пошла на убыль. (Прим. автора)
  Резкая убыль количества оленей на Шпицбергене в XX веке заставила норвежское правительство издать постановление, по которому охота на оленей на этом архипелаге была запрещена на 10 лет – с 1925 по 1934 год. Начиная с 1935 года на Шпицбергене разрешается убивать не более 250 оленей в год. (Прим. ред.)


[Закрыть]
все же попадаются там в гораздо большем количестве, чем на севере Новой Земли или на Таймырском полуострове, где они почти не преследуются охотниками. Даже в низменных частях на юге Новой Земли олени, несмотря на обилие летних пастбищ, так редки, что, высаживаясь там, едва ли можно рассчитывать на оленью охоту.[117]117
  Исчезновение оленей на южном острове Новой Земли объясняется исключительно хищническим убоем этих животных. В 1934 году в целях охраны оленей на Новой Земле было издано постановление, по которому охота на оленей на Новой Земле запрещена временно на 5 лет. (Прим. ред.)


[Закрыть]
Только уже дальше на север, по обе стороны Маточкина Шара, олень попадается в несколько большем количестве.

Следует упомянуть, что триста лет тому назад, когда северную часть Новой Земли впервые посетили европейцы, олень, по-видимому, не встречался в большем количестве, чем в настоящее время.[118]118
  Это предположение Норденшельда мало обосновано, в особенности для южного острова Новой Земли. (Прим. ред.)


[Закрыть]
В описании третьего путешествия Баренца (De Veer, Diarium nauticum) 21 июня 1596 года говорится: «Заметим здесь, что хотя земля эта, которую мы принимаем за Гренландию (нынешний Шпицберген), лежит под 80° сев. шир. и выше, на ней, тем не менее, растут в изобилии листья и трава, и там встречаются такие животные, которые едят траву, как, например, олени, тогда как, наоборот, на Новой Земле под 76° сев. шир. нет ни листьев, ни травы и никаких травоядных животных». Позднее все же были найдены следы оленей и у зимовья Баренца. Так, например, был убит медведь, пожравший оленя.

На Шпицбергене численность оленей значительно уменьшилась, сначала вследствие охоты на них голландцев и англичан, позднее – русских и норвежцев. В северо-западной части острова, где у голландцев были их салотопни, олени совершенно исчезли.[119]119
  Когда Шпицберген был впервые нанесен на карту, многие места получили названия от оленей, что указывает на то, что олень тогда водился там в большом количестве, и как раз в большей части этих мест олень в настоящее время совершенно исчез. Напротив, на Новой Земле голландские и английские путешественники XVI века не встречали оленей. Во время шведской экспедиции 1875 года совершенно не видели оленей на западном берегу этого острова южнее Кармакульского залива, зато множество было убито у Безымянного залива и Маточкина Шара. Когда некоторым из спутников известного норвежского промышленника капитана Сиверта Тобисена пришлось в 1872/73 году перезимовать на Северном Гусином мысе, они в течение зимы и весны убили всего 11 оленей. Несколько русских, которых кораблекрушение заставило провести шесть лет на берегу Станс Фореланда (Малый Брун), в течение этого долгого времени жили только охотой без огнестрельного оружия (у них имелось, когда они сошли на берег, пороху и пуль всего на двенадцать зарядов). Трое спасенных и вернувшихся в 1749 году рассказали, что убили двести пятьдесят оленей (P. L. lе Roy, Relation des avantures ariv?es ? quatre matelote russes jett?s par une temp?te pr?s de l’Isle d?serte d’Ost-Spitzbergen, sur laquelle ils ont pass? six ans et trois mois, стр. 1, 1766). (Прим. автора)
  Цитируемая книга Лe Руа «Приключения четырех российских матросов, к острову Ост-Шпицбергену бурею принесенных, где они шесть лет и три месяца прожили» была переиздана Арктическим институтом в Ленинграде в 1933 году. (Прим. ред.)


[Закрыть]
Они все же и в настоящее время еще встречаются в большом количестве в Айсфиорде и, конечно, быстро расплодились бы еще более, если бы их стали оберегать.

Несмотря на опустошительную охоту, год за годом происходящую на Шпицбергене, олень там еще не истреблен. Это дало повод к предположению о миграции оленей с Новой Земли. Но с тех пор, как я ближе познакомился с условиями пребывания оленей на Новой Земле, объяснение это кажется мне неправильным. Если судить по некоторым обстоятельствам, действительно дающим указания, что переселение на Шпицберген имеет место, то оно должно происходить из какой-нибудь еще неизвестной полярной земли, расположенной на северо-северо-востоке. По мнению некоторых промышленников, существует несомненное указание на то, что эта неизвестная страна населена, так как на Шпицбергене несколько раз ловили меченых оленей. Первое известие об этом находится у Витсена,[120]120
  Witsеn, Noort ooster gedeelte van Asia en Europa. 1705, II, стр. 904. (Прим. автора)


[Закрыть]
где говорится, что олени были мечены на рогах и ушах, и я сам слышал, как зверопромышленники, хорошо изучившие в Норвегии оленеводство, утверждали, что уши некоторых шпицбергенских оленей, убитых ими, были подрезаны. Возможно, что рассказ этот основывается всего только на том, что уши были повреждены морозом. Что переселение оленей с Новой Земли на Шпицберген не имеет места, подтверждается, впрочем, еще и тем, что олени Шпицбергена принадлежат к породе, отличающейся от породы оленей Новой Земли меньшим размером, более короткой головой и ногами, более коренастым и жирным туловищем.

Лучше всего известна жизнь диких оленей на Шпицбергене. Летом они пасутся на покрытых травой низменностях в свободных от льда долинах острова, позднее же осенью переселяются, по свидетельству зверопромышленников, к морю и питаются там водорослями, выброшенными на берег волнами, а зимой возвращаются на покрытые мхом склоны возвышенностей внутри страны, где им хорошо живется, несмотря на жестокие морозы. Когда олени возвращаются весной на берег, они еще довольно тучны, но несколько недель спустя, когда снег покрывается коркой наста и оледенелые горы становятся труднодоступными, олени так худеют, что их едва можно есть. Но летом они снова быстро нагуливают жир, и тучность их осенью так велика, что они, без сомнения, получили бы приз на выставке племенного рогатого скота. В музее в Тромзе сохраняется спинной хребет оленя, убитого на Земле Короля Карла. У этого оленя на окороках был жировой слой в 7–8 сантиметров.

В местностях, где много охотятся на оленя, он очень пуглив, но если почва не совсем ровная, к нему все же можно подползти на расстояние выстрела, соблюдая единственную предосторожность – не двигаться с наветреной стороны. В период течки, настающей поздней осенью, иногда случается, что самцы нападают на охотников.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45