Николай Удовиченко.

Излом. Книга третья. Эмигранты. Долгая дорога домой



скачать книгу бесплатно

– Прекрасно, Циала, ждем вас. С большим нетерпением и радостью.

– Ну тогда до встречи.

– До встречи.

Циала положила трубку. Посидели еще с часик, поговорили и Калюжные пошли домой.

В субботу, накормив вставших детей, посадив их сзади в специальные сидения и пристегнув ремнями, на двух легковых машинах выехали в Ванкувер. Вышли на хайвей и пошли на север. Часа через два с половиной доехали до границы. Очередь была небольшой, но продвигалась медленно. Потратили на проезд границы тридцать пять минут. Еще через полчаса припарковались у дома, где жили Исаевы. Вылезли из машин, помогли выйти детям и тут же распахнулась входная дверь. К ним бежала женщина редкой красоты. Немного полноватая, светящаяся счастьем и здоровьем, она как будто засветила все вокруг мягким светом.

– О, Стыр Хуцау, неужели это Хадизат? – ахнула Циала, – Ну конечно же она!

Ее как будто кто-то толкнул навстречу бежавшей и они, подбежав друг к другу, обнялись. Подошли все. Хадизат крепко обняла Зарему, потом поцеловала в щеки Георгия и Владимира.

– Это Владимир, мой муж, – представила мужа Зарема.

Хадизат пожала Владимиру руку. потом все разом заговорили, не слушая друг друга. Хадизат ахала, поднимала детей, целовала их. На глазах у нее стояли слезы. У Заремы и Циалы глаза тоже стали влажные. Все были несказанно рады.

– Пойдемте, – сказала Хадизат.

Пошли в дом. Навстречу шла Радейгуль с Парвазом, у нее уже заметно выделялся живот, она была беременной. Поздоровалась со всеми.

– Гости? – спросила Ралейгуль.

– Не просто гости, а дороже родственников. Мои односельчане, мы все из одного селения, даже учились вместе в одной школе.

– Счастливая ты, для таких гостей нужно двух баранов зарезать.

– Приходите к нам Николаем.

– Приду позже, ближе к вечеру. Я на компьютерные курсы хожу, вот идем вдвоем с Парвазом.

– Я свои уже отходила, ждем вас в гости.

Прошли к лифту, поднялись на этаж, где жили Исаевы. У раскрытых дверей стоял Денис, держа Верочку на руках. Отдал ребенка Хадизат, крепко пожал руки и обнялся с Георгием и Владимиром, поцеловал в щеки женщин, расцеловал по очереди детей. Познакомился с Владимиром, до этого он его никогда не видел.

– Входите в дом, просим вас к нам.

– Мир этому дому и благодать, – входя, на кавказский манер сказал Георгий, – пусть из этого дома не уходит благополучие и счастье.

Гости зашли. Дети сразу начали исследовать квартиру. Исаевы сейчас жили в двуспальной квартире, по российским понятиям это была трехкомнатная квартира. Кухня была сделана по-европейски, то есть отделена от зала в отдельное помещение. Посредине зала стоял большой стол, уже накрытый для встречи гостей. Гости помыли в ванной руки и сели за стол.

– Хотя я и хозяин, – сказал Владимир, – но старшим за столом будет пусть Георгий. Он старше всех нас.

Герогий сел во главе стола. Зарема и Циала поставили на стол то, что привезли с собой. Пироги осетинские напекла Хадизат.

– Что будем пить? – спросил Владимир, – Хадизат у нас делает настоящую осетинскую араку.

– Конечно, араку, – сказал Владимир, – я ее сто лет уже не пробовал.

– Тогда вот эту, из пшеницы, – Владимир поставил на стол стеклянную большую емкость с краником, потом принес для мужчин отделанные кавказские рога.

– А рога где взял? – спросил Георгий.

– Хадизат привезла, она же умница, все знает, что может понадобиться в доме.

– Не на один день ехала, – сказала Хадизат, – вот и привезла все, чтобы было чем и гостей встретить.

– А какой у вас здесь статус? – спросила Зарема, – Вы имеете вид на жительство?

– Я уже гражданин Канады, – ответил Владимир, – а Хадизат Permanent Resident, постоянный житель Канады, т.е.

имеет вид на жительство.

– Понятно.

Георгий налил араки в рога. Владимир и Денис взяли их в руки. Женщинам налил в небольшие стаканы. За столом никто не прислуживал, младших не было, решили обойтись без адата. Георгий встал.

– Человек рождается и не знает, что его ждет впереди, – начал он тост, – но не у всех так. Сильные люди, особенно мужчины, должны знать, чего они хотят от жизни и уметь направлять свою судьбу. Тогда и судьба идет им навстречу, помогая одолевать жизненные трудности. Всевышний всегда дает успех настойчивому и упорному. Мы все мечтали встретиться друг с другом, ведь мы односельчане и наши родители часто разламывают хлеб друг у друга в их домах. Всевышний увидел наше желание встретиться и послал нам эту встречу. Поблагодарим же его и выпьем за него, за Всевышнего.

– Аминат, аминат, – сказали все присутствующие за столом.

Георгий выпил рог до дна, то же самое сделали и Владимир с Денисом. Женщины тоже выпили, только Хадизат подняла стакан и поставила снова его на стол, даже не пригубив.

– Что это ты? – спросила Циала.

– Сына жду, – шепнула ей на ухо Хадизат.

– Тогда все понятно. Молодец.

И обняла Хадизат. Мужчины сделали вид, что не заметили перешептывание женщин.

– Денис, а как ты попал сюда? – спросил Владимир.

Лицо Дениса стало каким-то резким и серьезным. Он опустил голову, потом поднял ее.

– Трудная дорога сюда выпала. Кем я пошел в армию? Мальчишкой, который ничего толком не умел. А меня сразу кинули в Афганистан и заставили выполнять интернациональный долг, а попросту воевать. Почти два года воевал, а потом попали мы в плен. Один из нас был сильно комсомольцем и заявил моджахедам, что он коммунист. А они коммунистов в плен не брали. И этому на наших глазах отрезали голову.

– Ты что? Как отрезали голову? – ахнули Зарема с Циалой.

– Очень просто, ножом… Потом больше двух лет плена. В горах, в кишлаке. Неизвестность, непонятно будущее. Наши приняли Ислам, и кое-кто женился на местных девушках. Мой друг Николай женился тоже, привез жену сюда, в Канаду, живут в нашем доме.

– Мы встречали его жену, с сынишкой, – вставила Хадизат.

– Мы уже собирались бежать, даже дорогу нащупали через горы и через реку, в Таджикистан. К тому времени советские войска ушли из Афганистана. А потом…нас выкупила канадская общественная организация, там в основном наши выходцы. Вот так и попал сюда. Потом больше двух лет ждал Хадизат, ей не давали визу в Канаду. А потом приехала и она.

Георгий снова наполнил рога и стаканы. Глянул на стакан Хадизат, он был полный.

– Ей нельзя, – коротко бросила Циала.

– Что ж, нельзя, значит нельзя. Придет время, будет можно, а принуждать к выпивке человека последнее дело.

Георгий снова встал.

– Судьба человека почти никогда не бывает прямой, – начал он снова тост, – обычно она идет то вверх, то вниз, то налево, то направо. Это и понятно. Всевышний дает нам жизнь как урок и мы, как и подобает ученикам, познаем жизнь и учимся, чтобы, придя потом к Богу, дать отчет, чему же мы научились. Нашему хозяину, другу и односельчанину Всевышний послал трудные испытания с самых молодых лет. Но он с честью прошел их, как подобает мужчине, и обрел все, а самое главное обрел прекрасную жену, тоже нашу односельчанку и Бог подарил им уже дочь. Я хочу выпить за Всевышнего и за нашего друга Дениса. И пожелать ему, чтобы его жизнь была впереди светлой и радостной. И хотя я нарушу этим тостом наш обычай, но за родителей и наших жен с детьми мы выпьем следующие тосты.

– Аминат, аминат, – произнесли все и на этот тост.

Мужчины снова выпили налитые рога, Зарема с Циалой выпили из стаканов. Съели каждый по куску пирога, принялись за молодую телятину и баранину.

– Пироги у тебя, Хадизат, отменные. Давно таких вкусных не ела, – сказала Зарема.

– Или я не осетинка? – с гордостью блеснула глазами Хадизат, – Очень рада, что понравились. Ешьте, если нужно сделаю еще.

– Георгий, а вы с Владимиром и здесь работаете моряками? – спросил Денис.

– Да, Денис. Мы от своей профессии никуда. Вроде бы иногда надоедает, а проходит время и снова тянет в море. Так нам определено свыше. Да и у тебя работа похожа на морскую. Уехал, потом приехал и снова уехал.

– Сейчас трак, на котором я работаю, это мой, я купил его. Работаем с соседом, Сергеем, он доволен. У меня больше денег получается и намного, а Сергею плачу больше, чем они имел в компании. Через некоторое время собираюсь купить второй трак. Тогда можно будет посидеть дома, помочь Хадизат. Верочка маленькая еще, ей скоро исполнится годик, а чуть позже Хадизат обещает родить мне сына.

– Во оно что! – сказал Георгий, – Как говорят у нас, мир входящему. Какая у тебя жена! Красавица, умница.

Хадизат опустила голову и зарделась.

–Хадизат, ты не бросила писать? – спросила Зарема, – Есть что-то новое? О твоем писательском успехе я слышала еще в Предгорном. Кое-что читала. Говорили о тебе мы в городе, в гостях у Мадины Муратовны.

– Нет, не бросила. Как это можно? Ведь это дар свыше. Сейчас, – сказала Хадизат и вышла из за стола.

Минут через десять она вернулась со стопкой книг. Две книги подала Зареме и две книги Циале. На каждой обложке книги, внутри, было написано: « Моим односельчанам и самым лучшим друзьям в день нашей встречи».

– Вот в этом томе мои первые книги рассказов, а вот в этом рассказы и повесть. Все издавалось еще в СССР, повесть предлагали исправить, но мой протеже, Мурзабек Джафарович, отстоял ее такой, какой я ее написала.

– Мурзабек Джафарович это родственник Мадины Муратовны.

– К сожалению, я с ней не знакома, – сказала Хадизат, – сейчас я работаю над большим романом из трех книг. Две книги уже написала, отредактировала и послала Мурзабеку Джафаровичу, он обещает издать их, третью книгу постараюсь закончить в течении года.

– А как бы прочесть и их.

– Давайте я из компьютера сброшу их на флешку, а вы дома в компьютере прочтете. Только на ошибки не обращайте внимания, не все отредактировано.

– Давай! – воскликнула Зарема.

Хадизат снова встала из-за стола и вышла. Через некоторое время принесла флешку и отдала Зареме.

– К сожалению, у меня только одна флешка. Вы дома поделитесь друг с другом. Да, еще моими книгами заинтересовалось русскоязычное издательство в Нью Йорке. Предагают издать здесь, в Северной Америке. Я уже дала согласие.

– Какая же ты молодец, Хадизат! – воскликнул Владимир, – Нашим землячкам цены нет!

Георгий снова налил в рога и в стаканы, встал.

– Всевышний всем дал нам родителей и учит, что мы обязательно должны их уважать. Родителей не выбирают, они даются свыше. Поэтому мы всегда должны выражать им особое уважение. Тот, кто не любит и не уважает свои родителей, в глазах Всевышнего большой грешник. Я предлагаю всем выпить за наших родителей и наших предков. Только благодаря им мы живем на этом свете.

– Аминат, аминат, – снова сказали все.

Все подняли рога и стаканы и выпили. Хадизат тоже выпила…налитого в стакан яблочного сока. Снова принялись за пироги и мясо. Снова потянулись разговоры. Начали вспоминать Предгорное, односельчан.

– Интересно, – сказал Георгий, – а Бежан еще живой?

– Живой, живой! – воскликнул Денис,– Я звонил последний раз домой, спрашивал о нем, ведь он лечил моих однополчан – моего зятя Батрадза и ингуша Башира, мы вместе были в Афганистане, их обоих тяжело ранили. Врачи ничего не могли сделать, а Бежан их вылечил. Батя смеется, что ему, мол, сделается. Пьет свои травы и бегает, как молодой. Юсупа, ингуша из Тимурюрта, отпоил своими травами, тот тоже прямо молодым стал.

– Так ему уже за девяносто! – удивилась Циала.

– Значит, нужен он Богу на земле, а не на небе. Дай Бог ему еще столько же прожить или два раза по столько.

– Молодец. Он говорил как-то мне, – начал рассказывать Георгий, – что на Кавказе есть корень, который ничуть не уступает знаменитому жень шеню и даже превосходит его. А если настойку этого корня сделать в смеси с другими травами и потребить ее, то человек может жить очень долго и ничем не болеть.

– Он большой знаток трав и народных методов лечения. Рак и тот лечит. Дай Бог ему многих лет жизни. Он людям помогает, а таким всегда Бог помогает.

Георгий еще раз наполнил рога и стаканы, для Хадизат налил сам соку. Поднялся.

– Люди рождаются мальчиками и девочками. Потом вырастают в мужчин и женщин. Но, ни мужчины, ни женщины не полные существа друг без друга. Недаром в народе говорят о жене или муже – моя половинка. Только когда мужчина имеет жену, тогда он полное существо вместе со своей половинкой. Мы выросли мужчинами и нам Всевышний дал особую обязанность – жить для наших жен, обеспечивать семью всем необходимым и помогать женам растить детей. Выпьем же за наших прекрасных жен, пусть они всегда будут с нами, в радостные и горькие минуты, пусть они во всем помогают нам. Выпьем за наших детей, пусть они растут настоящими людьми и никогда не огорчают своих родителей,

– Аминат, аминат, аминат, – произнесли все сидящие за столом и выпили.

Застолье продолжалось в разговорах и в удовольствии общения, каким и должно было быть настоящее застолье.

Пришли Николай с Радейгуль, потом Саша с Сергеем, обе семьи с детьми. Всех обзвонила и пригласила Хадизат.

– Знакомьтесь, – представил Денис своих друзей,– это Сергей и Саша, с Сергеем мы вместе работаем. Они с женой из Волгограда. А это мой однополчанин Николай, вместе служили и в плен вместе попали. А Радейгуль из того кишлака, где мы были в плену. Она жена Николая.

Хадизат всех рассадила. Застолье продолжилось. Николай, Саша и Сергей с удивлением и интересом наблюдали это застолье. Оно совсем было не похоже на разухабистое русское застолье, с песнями и танцами. В проходившем застолье все было чинно и спокойно. Наливалась арака, произносились тосты, выпивались рога и стаканы, потом велась спокойная беседа. Радейгуль ничему не удивлялась, она еще не видела осетинского застолья, поэтому воспринимала происходящее как должное, полагая, что это все по-русски. Григорий снова налил в рога и в стаканы араку. Встал, поднял рог.

– Люди идут по жизни, – начал он новый тост, – теряя что-то и находя что-то. Потери бывают горькими, а находки сладки, как горный мед. Но самая сладкая и важная находка в жизни это обретение друзей. Настоящий друг не тот, кто много говорит красивых речей и слов. Настоящий друг это тот, кто всегда придет на помощь в трудную минуту, без всяких лишних слов. Таких друзей нужно ценить и беречь, и нужно самому всегда быть готовым помочь таким друзьям. Я предлагаю выпить за настоящих друзей. Пусть они будут у каждого.

И снова прозвучали слова подтверждения, сказанные сидящими:

– Аминат, аминат, амен.

Николай, Сергей, Радейгуль и Саша тоже произнесли эти слова, научившись у хозяев. Радейгуль тоже не пила, помня наставление Хадизат.

– Были мы в гостях, – начал рассказывать Георгий, – у кого бы вы думали? У местных осетин. Это потомки ушедших в эмиграцию осетин, которые служили в белой армии. Но и хлебнули горя их предки! Скитались по всему миру, потом осели в США. Село, а вернее это небольшой американский городок, называется Батакокау. Но вот осетины эти от настоящих осетин уже резко отличаются. Даже язык у них не такой, как у нас. Я сперва, не подумав, после встречи с ними назвал их не осетинами. Обычаи они все забыли, сохранили только имена и язык. Потом подумал и решил, что я не прав. Нет, это осетины, только это уже осколки осетинского народа. Их мало, и они сохранили то, что могли. Но в поколениях они потеряют и это.

– Где вы их нашли? – спросила Хадизат.

– Случайно я и Владимир встретили их в магазине, потом побывали у них в гостях. Живут они недалеко от Сиэтла.

– Интересно как, – произнес Денис.

В это время из соседней комнаты раздался писк Милы и веселый хохот Алана. Зарема вскочила и пошла туда. Открыла дверь. И все услышали тонкий голос Милы, кричавшей по-русски.

– Дурак, он же с ума сошел совсем.

– Сама дура. А ты не дразнись.

Зарема сразу поняла в чем дело: Мила сидела рисовала за низким столиком у кровати, а Алан взял и завязал ее косички за спинку кровати. Когда Мила попыталась встать, она не смогла это сделать.

– Зачем ты это сделал? – накинулась Зарема на Алана.

– А пусть не дразнится. Она меня котом обзывает, а сама как обезьяна.

– Ну-ка замолчи! И чтобы я никогда больше не слышала таких слов. Быстро развяжи косички.

Алан насупил брови, как он всегда это делал, и начал развязывать косички Милы, развязал. Мила встала. Посмотрела на Алана и показала руками, как будто закручивает усы.

– Котяра усатый! Погоди, ты у меня еще попляшешь.

Зарема только всплеснула руками.

– Мила, нехорошо так. Он же тебе как брат, если нужно, то он и защищать тебя будет.

Помирив детей, Зарема снова пошла за стол.

– Что там? – спросила ее Циала.

Зарема рассказала. Все посмеялись.

– Дети, что ты хочешь, – сказала Радейгуль, она говорила уже по-русски довольно неплохо. Парваз не отходил от нее. Потом ушел тоже к детям.

– Так вот, – продолжал Георгий, – я вам рассказал про потомков осетин в США. Но постоянно думаю и боюсь того, что если мы останемся здесь насовсем, то наши дети и внуки станут такими же, а могут потерять все.

Все задумались. Радейгуль подняла голову.

– Я чувствую, что уже многое теряю даже не в детях и внуках. Мне часто хочется домой, к своему народу, хотя там намного тяжелее жить. И мы уедем отсюда. Сперва в Россию, а потом, может быть, в Таджикистан. Все-таки русские намного ближе к нам, чем канадцы и американцы.

– Я согласен с этим, – сказал Георгий, – осетины жили по всему Советскому Союзу и живут сейчас по всей России. И всегда они чувствовали себя в России дома. Русские добрый народ, хороший, только когда его выводят из себя, он становится злым к врагам. Поэтому ты, Радейгуль, в России не будешь чувствовать себя чужой.

– Мы еще год-два и уедем, – сказал Николай, – мои старики уже в том возрасте, когда им нужна помощь. Мы сейчас помогаем деньгами. Мои братья и сестры все взрослые, разлетелись. А я самый младший. Обязанность младшего заботиться о родителях до самой их смерти. Россия сейчас начинает подниматься с колен. Трудно, тяжело, но поднимается. Думаю, что поднимется.

Владимир и Георгий согласно кивнули головами. Сергей и Саша промолчали, потом Саша заговорила.

– А мы не знаем, что делать. Мы тоже много раз говорили об этом и тоже скучаем по дому. Но и жить так, как мы живем здесь, в России, я боюсь, не получится.

– Почему не получится? – спросила Зарема, – В своем доме и стены помогают. И я понимаю тех, кто вернулся.

– А есть такие? – спросил Сергей.

– Да, есть, – подала голос Радейгуль, – возвращаются не только в Россию. Возвращаются даже в Афганистан. Знаменитая афганская певица Саодат эмигрировала в США, имела там огромный успех, выступала даже перед президентом США, недавно вернулась в Кабул.

– Молодец, в ней я вижу человека, который любит свою Родину, – сказал Николай.

– А как сейчас в Афганистане? – спросил Владимир.

– Афганцы сейчас совсем по-другому смотрят на войну с русскими и очень сожалеют, что эта война была. Многие называют себя дураками. Да, шурави пришли с оружием, но и принесли много хорошего. Построили больницы, школы, дороги, заводы. А мне принесли мое счастье, – и Радейгуль прижалась щекой к плечу Николая, – Конечно, в Афганистане сейчас плохо, хуже, чем когда были шурави. Нет работы, нет еды, люди вынуждены зарабатывать на жизнь выращиванием и продажей наркотиков. Мне из кишлака пишут, что живут только тем, что вырастят на поле и овцами. Больше жить нечем.

Хадизат показала Радейгуль перстень, подаренный Денисом.

– Откуда у тебя это? – удивленно спросила Радайгуль.

– Муж подарил.

– Это очень дорогой подарок. Перстень с таким камнем можно дарить только матери иди жене. Этот перстень очень дорогой. От мужа можно принять этот подарок. А ты где взял его, Денис?

– Бахтияр мне подарил и сказал то же самое, что говоришь ты.

– Тогда понятно. Береги этот перстень, Хадизат, он приносит счастье. У нас говорят, что когда женщина ждет ребенка и носит такой перстень, то родится очень хороший и правильный человек.

– Я и берегу его.

Георгий снова налил в рога и стаканы араки. Снова поднялся и начал тост.

– Мы собрались за этим столом, мы друзья, но мы очень разные люди. Да было бы совсем неинтересно, если бы мы были одинаковыми. Поэтому Всевышний создал нас разными, но он же и объединил нас. Мы разных национальностей, но мы прекрасно понимаем друг друга. Даже Иисус Христос учил, что все люди равны, независимо от их национальности. «Нет римлянина и нет иудея» – говорил он. Я хочу выпить за наше единство в нашей разности. Пусть мы всегда будем одним целым в нашей жизни.

– Амен, аминат, аминь, – произнесли все.

Выпили. Николай и Сергей с удивлением заметили, что сидят уже давно, выпили много, но не пьяны и не видят никого опьяневшим. Хадизат подносила все новые порции еды, пироги все время были на столе, Зарема с Циалой помогали ей.

– Как у вас связь с родными? – спросил Георгий Дениса.

– Наверное, как и у всех. Звоним, писать письма нет смысла, идут долго.

– И что рассказывают о Предгорном?

– Наверное то же, что и вам с Циалой. Совхоз потихоньку встал на ноги, люди получают зарплату. Василий так же руководит совхозом. И у них с Залиной родился третий ребенок.

– Интересная это пара, – смеясь, начала рассказывать Циала, – они подружились еще в детском саду. Взрослые, говорят, смеялись сперва над их дружбой. Потом они выросли и поженились.

– Я с ними ходила в детский сад, – сказала Зарема, – Вася после обеда, в тихий час, ложится спать, а Залина рядом примостится и тоже спит. Воспитатели сперва пытались поломать это, но там было столько реву, что все махнули рукой. Они не могли друг без друга с самого раннего детства.

– Молодцы какие! – засмеялась Саша, – Надо же, уже третий ребенок у них. Вот это любовь и я понимаю, с самого детского сада.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9