Николай Удовиченко.

Излом. Книга третья. Эмигранты. Долгая дорога домой



скачать книгу бесплатно

Судьбу делает характер и трудолюбие

Известный афоризм

Хадизат медленно шла с Верочкой в коляске по улице. Душа ее была наполнена таким счастьем, что оно переливалось из нее и, как казалось ей, охватывало весь мир. Она часто останавливалась, поднимала с лица ребенка покрывало и смотрела на девочку. Господи, как она похожа на Дениса! И нос такой же, и разрез глаз, и маленький ротик. Просто скопировали Дениса и заложили все в девочку. Как это получается в Природе у Бога? Как можно передать столько похожих черт от отца ребенку? Какой же мудростью должно обладать то, что передает эти черты от родителей к детям? Кто это придумал и воплотил в жизнь? Природа это инструмент Бога, значит, это сделал Всевышний. Он же наделил ее и счастьем, через трудные дороги отдав ей Дениса. Денис в поездке, но она знает, где он, она чувствует его. Скоро он будет ехать из соседней провинции Альберта в Лос-Анджелес. К границе проедет через близлежащие городки. Они с Верочкой встретят его. Напекут осетинских пирогов, сделают домашний сыр, благо Хадизат наловчилась покупать молоко прямо на фермах у фермеров, магазинное молоко не подходит – слишком много добавок всевозможных. Потом созвонится с Деней, а потом Хадизат с Верочкой встретят его в том месте, в котором они в таких случаях встречаются. Она представила себе, как прильнет к Денису, как он обнимет и поцелует ее, как он будет есть все приготовленное ею и даже остановилась, так ей стало хорошо. Потом снова покатила коляску вперед. Никуда ей не хотелось, даже в магазины не тянуло, ей было приятно просто идти по улице с сознанием того, что она мама. Она очень любила этот выношенный нею комочек жизни, она чувствовала его, она обожала его.

Беременность ее протекала легко, она с радость взращивала в себе новую жизнь, ожидая и любя ее. И вот пришло время, она родила. Все в мире, казалось, осталось так же и таким же, но в то же время все изменилось. Мир наполнился счастьем, ее с Денисом счастьем, и это счастье вот оно, в коляске, живое и теплое. И она неразлучна с этим счастьем. Не затрудняли ее ночные вставания к ребенку, не выводил из себя его плач, она всегда находила причину плача дочки и устраняла ее. Первое время было немножко трудно, но потом она втянулась. Хадизат немного пополнела после родов, что делало ее еще красивее и мужчины часто оглядывались на нее. Она цвела той красотой, которую дано иметь только счастливой женщине. Уже полтора года они с Денисом вместе, но иногда ночью она просыпалась в страхе, ей снилось, что Денис далеко и она одна. Тогда не хотелось засыпать, а вдруг снова такое приснится? Денис уезжал в рейсы, возвращался, снова уезжал. Но Хадизат не чувствовала одиночества без него, ведь он быстро возвращался, и она знала, что скоро он будет снова рядом. А потом появился этот теплый, родной, живой комочек, еще больше спаяв их с Денисом в одно целое. Денис с поездок звонил чаще, смеялся над рассказами Хадизат об их доченьке, просил больше целовать ее за него, что она и делала с удовольствием.

Большую книгу, в которой она отражала взятое из жизни своей и Дениса и перенесенное на героев книги, Хадизат еще не закончила.

Принялась она за нее вскоре после приезда в Ванкувер. Пока ходила в положении, написала примерно половину. Потом роды, она полностью отдалась материнству, книга отошла за второй план. Но Хадизат знала, что книгу она допишет, это потребует от нее ее душа. И она готова была сделать это, как только времени свободного станет побольше. А пока дочь забирала все ее свободное время и все ее чувства. Но Денис не отошел на второй план, как это обычно бывает у родивших ребенка мам. Денис был в ней, а еще была Верочка, внешне точная копия Дениса. Это помогало переносить ей разлуку, когда Денис уезжал.

Полтора года она уже в Канаде, в Ванкувере. А Денис уже четыре года здесь. Да, хорошо здесь. Хорошая страна, быт которой напоминает быт Предгорного, хорошие добрые и приветливые люди. С языком Хадизат относительно освоилась. Но за Осетией, за Предгорным, она очень скучала. Она часто вспоминала горы, Сунжу, Светлую, особенно осенние, покрытые багрянцем увядания предгорья и горы, покрытые снегом. Горы вот они, рядом с Ванкувером, тоже покрыты предгорья лесами, красиво, но не то. Дом он и есть дом. Часто приходили на ум слова Радейгуль, что запах навоза ишака в родном дворе слаще запаха роз в раю.

Хадизат зашла с коляской в кафе, взяла стакан чая и пирожное и расположилась за столом в скверике у входа. С Радейгуль она сдружилась. Поражалась широкой и доброй натуре этой красавицы пуштунки, ее доброте и своеобразному пониманию мира. Николай тоже закончил школу водителей крупнотоннажных грузовиков и работал в той же компании, где работали Денис и Сергей. Друзья-однополчане помогли ему устроиться. Радейгуль часто приходила к Хадизат, а когда муж был в рейсе, частенько заходила к Радейгуль и Хадизат. И всегда удивлялась уму подруги и ее видению мира. Училась у нее. Но и сама давала много нового для Радейгуль. «Надо же, – удивлялась про себя Хадизат, – сама из глухого, заброшенного в горах кишлака, без образования, а рассуждения такие, что хоть книгу философскую пиши». При упоминании о Николае Радейгуль мгновенно преображалась, начинала светиться каким-то внутренним светом, глаза у нее становились теплыми и приветливыми.

Хадизат сидела за столиком, пила чай. Пирожное почти съела. Закряхтела в коляске Верочка, напоминая, что она тоже хочет есть. Хадизат взяла ее из коляски. Большие денисовы глазки Верочки смотрели на маму внимательно и просящее.

– Сейчас, милая моя, сейчас я тебя накормлю.

Хадизат взяла из коляски специальную накидку, набросила ее на шею, закрыла Верочку и свои груди. Достала грудь и вложила сосок в ротик Верочки. Та с удовольствием начала сосать грудь, изредка дергая маленькими ножками и покряхтывая. Сзади послышались шаги.

– Вот они где расположились, а мы их ищем. И домой к вам заходили, – послышался голос Радейгуль.

Она подошла к столику, отодвинула стул, села. Парвиза, топавшего своими ножками, посадила на колени.

– Большой он у тебя уже, сам ходит, – поприветствовала подругу Хадизат.

Говорили на русском, Радейгуль довольно неплохо уже освоила этот язык. На английском говорили обе, но предпочитали русский.

– Так уж и время самому ходить. Не век же в коляске или на маме ездить.

– Да, ты права. Как дела то?

– Все хорошо. Парвиз растет. Колиа в рейсе, завтра или послезавтра должен приехать, звонил вчера из США.

– Рада за вас. У нас тоже все хорошо, завтра мы и папу нашего увидим. Но недолго. Поедем с Верочкой на машине и встретим. Там есть место возле хайвея, где мы нашего папу всегда встречаем. С часик– второй постоит он и побудет с нами. А потом пойдет на Лос Анджелес.

– Рада за вас. А Колиа приедет, заходите в гости. Я забегу за вами.

– Хорошо, спасибо.

Радейгуль оглянулась вокруг, потом придвинулась на стуле поближе и наклонилась к Хадизат.

– Хадизат, я опять беременна. Колиа настоял. Уже второй месяц.

– Боже, поздравляю, какая радость! И что, ты довольна?

– Какая мать будет недовольна новой жизни в ней? Это уже не мать, это не женщина. Конечно, я рада!

– Пока беременна и кормишь маленького, спиртное даже не нюхай. Это очень вредно для развития плода и ребенка. Спиртное с кровью и молоком матери попадает в кровь ребенка и калечит его. Кого хочешь, мальчика или девочку?

– Очень хочу девочку. Назову ее именем моей несчастной полруги Гути. Ой, прости, Хадизат, сказала, не подумав!

– Ничего, все в порядке. Я понимаю твою подругу и возможно так, как ее никто не понимает. Но разделить с ней Дениса я не могу.

– Понимаю тоже. У нас запросто берут вторых, третьих и даже четвертых жен. Но я бы своего мужа тоже бы ни с кем не разделила, он мой и Аллах мне его дал.

– Вот видишь, какие мы с тобой. Мое и все!

– Наверное так хочет Аллах. А вот я знакомилась когда-то со старинными обычаями, мне бабушка рассказывала, что если две или более женщин любят одного мужчину, любят друг друга как сестры, то они очень счастливы и цветут необычайной красотой.

Хадизат задумалась.

– Может быить, Радейгуль, но…. Но я все-таки моего Дениса не смогу разделить ни с кем.

– Что ж, нас никто и не заставляет делить с кем-то наших мужей. А вот… вот Гути жалко. Очень жалко.

Хадизат взяла Верочку из-под накидки, она насытилась маминым молоком. Смотрела вокруг осмысленным взглядом, улыбалась. Хадизат сняла и накидку.

– Посмотри, Хадизат, она улыбается уже! Такая маленькая и уже улыбка. Как здорово!

Верочка была одета в костюмчик, шевелила ножками и ручками, что-то агукала. Хадизат прижала ее к себе, поцеловала.

– Красавица наша растет, дай ей Бог всего.

– Пусть растет. Парвизу невеста будет.

Подруги рассмеялись. Радайгуль коснулась темы писательства Хадизат.

– Ты пишешь книги?

– Да, пишу.

– Плохо еще знаю русский, не смогу всего понять. Но ты дай мне твою книгу почитать, которая не трудная.

– Хорошо, дам. Дам тебе первую книгу моих рассказов, мне было четырнадцать лет, когда их напечатали. Они простые, ты должна понять. Заодно и русский язык выучишь лучше, с книгами лучше учить язык. Что будет непонятно, я буду тебе помогать.

– Очень хорошо, Хадизат. Сегодня же я возьму у тебя эту книгу. Ты когда домой пойдешь?

– Не хочется пока. Надоело сидеть в четырех стенах.

– Мне тоже. Значит еще погуляем. Может быть в магазин за продуктами сходим?

– Кое-что нужно, немного попозже сходим.

Мимо шла какая-то старушка. Увидев Верочку, остановилась.

– Hi, – сказала она по-английски, – so nice baby. Is it a girl?

– Yes, it’s is a girl.

– She has kind eyes and smile.

– Thank you so much, – поблагодарила ее Хадизат.

Старушка пошла дальше. Посидев еще немного, Хадизат и Радейгуль с детьми пошли в магазин напротив.

На другой день утром раздался звонок мобильного телефона. Хадизат сразу почувствовала, что это звонит Денис. Схватила телефон.

– Привет, родная? Как вы там с Верочкой?

– Ой, Денечка, здравствуй. Все у нас в порядке. Собираемся к тебе на встречу.

– Я буду на нашем месте раньше немного, чем думал. Где-то часа в два я должен подъехать.

– Хорошо, Деня, мы будем собираться. Туда от нас езды примерно час. День будний, пробок не должно быть.

– Кому будний, а мне праздник. Вас обеих увижу.

– Нам, Денечка, тоже праздник. И еще какой! Ты с кем в этом рейсе в паре?

– С Райаном, ты его знаешь немного. Его жена с детьми тоже подъедет. Ладно, до встречи.

– До встречи, милая!

Хадизат начала собираться. Уложила в сумку домашнюю снедь, пусть Денис покушает и с собой возьмет. Переодела Верочку в свежий костюмчик, папа пусть полюбуется на дочь и порадуется. Зашла Радейгуль. Вчера Хадизат дала ей почитать свою первую книгу.

– Ну как, понравилась книга?

– Очень понравилась, Хадизат. Почти все поняла, кое где даже плакала.

– Спасибо, я очень рада за тебя.

– Ты куда собралась?

– К Денису, он в два часа будет ждать нас на стоянке. На обочине хайвея есть стоянка, мы там встречаемся иногда. Часик-второй поговорим, увидимся и он поедет дальше.

– Мне тоже нужно учиться водить машину. Вот рожу и начну учиться. Колиа говорит, что машин сейчас и в России полно. А мы все-таки переедем в Краснодар, у него родители уже старые.

– А в Афганистан поедете?

– Поедем. Вот рожу, подрастет немного малыш и поедем. Мой папа тоже уже старый.

– Как там в Афганистане сейчас?

– Плохо. Шурави как ушли, сразу много племен и группировок начали драться за власть. Война уже идет в Афганеистане больше двадцати лет. Не переставая. Работы нет, людям жить не на что. Многие уехали. Много живет в России. Папа Коли, – она сделала ударение на последнем слоге, – пишет, что у него двое соседей афганцы. О, Аллах, пошли мир на землю Афганистана!

– Да, картина не очень приятная.

– А вы, Хадизат, будете здесь жить?

– Нет. Я еще могу здесь пожить, но насовсем остаться не смогу. А Денис рвется домой уже сейчас. Но наши родители советуют не спешить. Страна только начала подниматься с колен. Работы тоже нет, люди живут своим хозяйством в основном. А Денис говорит, что отвык от земли, ему нравится больше с техникой возиться. А мне писать нужно. Я не могу не писать. Если я не пишу, то мне становится не по себе. Поэтому мы поживем еще здесь, поднакопим немного денег.

– Мы так же думаем сделать.

Посидели, попили чаю. Хадизат посмотрела на часы. Время перевалило за двенадцать.

– Милая Радейгуль, мне нужно уже ехать.

– Я тебе помогу.

Хадизат взяла ребенка, Радейгуль сумку. Вышли, заперли квартиру. Спустились на лифте в гараж. Выйдя из лифта, встретили семью афганцев. Радейгуль и афганцы заговорили на пушту. В речи слышалось частое повторение слова «шурави». Радейгуль засмеялась.

– Они говорят, что я совсем превратилась в шурави. Муж шурави, говорю на русском, даже подруга шурави тоже.

Афганцы перешли на английский.

– Смотрите, Хадизат, она и вправду стала шурави, даже волос светлее стал.

Все весело рассмеялись.

– Вы почему в гости не приходите? – спросила Хадизат.

– Денис приедет и тогда придем. Вы куда собрались?

– Я на встречу к Денису. Радейгуль мне помогает и провожает меня. Может со мной поедешь, Радейгуль?

– Нет, я думаю, что мешать буду, – ответила та по-русски.

– Мешать? Почему?

– А вдруг вы с Денисом захотите любить друг друга, – лукаво рассмеялась Радейгуль.

Хадизат покраснела.

– Вот же бессовестная!

– Почему бессовестная? Это Аллах нам дал всем и в этом нет ничего стыдного.

Хадизат махнула рукой и начала грузиться в машину. Их небольшой внедорожник стоял чистый, Хадизат его недавно вымыла на мойке и его натерли мастикой, поэтому он блестел. Хадизат поставила переносную люльку с Верочкой на заднее сидение, закрепила ее ремнями. Сама села за руль. Из машины уже попрощалась с афганцами.

– От нас большой привет Денису, – передала привет семья афганцев.

– От меня тоже, – сказала Радейгуль, – если встретит Колиа, то пусть обнимет его за меня. Целовать не нужно, мужчина мужчину не должен целовать.

– Хорошо, все передам.

Хадизат запустила двигатель и начала выезжать из гаража.

Через пятнадцать минут они с Верочкой были уже на хайвее. Дорога была не очень загружена и Хадизат двигалась к цели быстро. Вот проскочили мост через реку, вот выехали на Трансаканадскую трассу номер один, здесь можно было идти с большей скоростью. Хадизат увеличила немного скорость и так шла. Никаких препятствий не возникало. Ее обгоняли огромные грузовики-траки с контейнерами, автобусы, легковые машины. «Надо же, управляются с этими громадинами с контейнерами, как с велосипедами» – подумала Хадизат. Через примерно час езды показалась заправочная станция и площадка для стоянки. Хадизат припарковалась и глянула на часы. Без двадцати два, скоро должен подъехать Денис. Она взяла Верочку, та кряхтела, значит хочет есть. Накормила ее прямо в машине. «Вот поколение растет, даже мамину грудь в машине берут» – посмеялась она про себя. Верочка наелась и отвалилась от груди. Хадизат бросила взгляд на дорогу. Трак Дениса съехал с дороги и заезжал на парковку. Подъехал к свободному месту и остановился. И сразу же из-за руля выскочил Денис. Хадизат тоже вышла из машины, держа на руках Верочку. Денис улыбался и не шел, а бежал к ним. Подбежав, поцеловал Хадизат и сразу взял на руки ребенка. Верочка спала. Денис осторожно поцеловал ее в лобик. Потом снова потянулся к жене. Хадизат прильнула к нему.

– Как доехал?

– Все хорошо. Я ночью проходил горы, все перевалы прошел. После поспал сзади, на кровати. Ты как?

– Мы обе в порядке. Есть хочешь?

– Хочу.

– Пошли в машину, я тебя буду кормить.

Денис положил Верочку в люльку, сам сел на пассажирское сидение. Хадизат достала из багажника сумку, разложила наготовленное. Денис начал с аппетитом есть. Ел долго, с удовольствием.

– Эх, к такому обеду араки бы, но нельзя.

– Приедешь, тогда и араки выпьешь. Я сливовицу купила. Тебе привет от Радейгуль и от афганцев, от всей семьи.

– Спасибо.

Насытившись, Денис принялся за чай.

– Ты почему не ешь со мной? – спросил он жену.

– Сейчас и я немного поем.

– Кушай, ты за двоих живешь.

Хадизат принялась тоже за еду.

– Не могу я привыкнуть к их пище, – сказал Денис, – гамбургеры эти вообще не переношу. Вот стейки люблю, они на шашлык похожи.

– Домашнее все равно лучше.

После того, как поели, Хадизат все сложила, положила в сумку.

– Это тебе, возьмешь с собой.

– Хорошо, милая. Спасибо за заботу.

Денис обнял и поцеловал жену. Она потянулась к нему. Прижалась, обняла, начала целовать его.

– Деня, ты мое счастье! Как же я люблю тебя! Я еще хочу ребенка от тебя.

– Прямо сейчас? Я не против, – пошутил Денис.

Голову Хадизат затмили нежность и любовь, горячее желание охватило ее. «А ведь права Радейгуль, все предвидела и не поехала. И нет в этом ничего стыдного, это ведь от Бога». Она откинула спинку сидения. Люлька с Верочкой стояла на стороне Дениса, и спинка откинулась полностью. Тут же она почувствовала губы Дениса, его руку на ее груди. Сладкое чувство залило ее, она впилась губами в губы Дениса, крепко обнимая его тело. И все вокруг пропало для них… После сидели немного уставшие, но радостные и довольные. Хадизат подняла глаза на Дениса.

– Бессовестный, – шутя упрекнула она его.

– Такой уж я есть. А бессовестного ничего не вижу. Это нам Бог кусочек счастья дал. Разве плохо?

Хадизат опустила глаза и покраснела.

– Хорошо, – тихо сказала она, – не просто хорошо, а прекрасно. Спасибо тебе.

– И тебе спасибо.

Она снова прильнула к нему и тихо сидела так, наслаждаясь своим счастьем. Захныкала Верочка. Хадизат достала ее из люльки.

– Отвернись, Деня, я ее покормлю.

– Корми, я полюбуюсь на вас обеих.

– Ну и смотри. Мне перед тобой не стыдно.

Достав свою прекрасную грудь, Хадизат вложила сосок в рот ребенку. Верочка довольно зачмокала, дрыгая ножками. Покормив дочь, Хадизат отдала ее Денису.

– На, привыкай. Рожу второго, она еще маленькая будет, придется бросить тебе твои поездки и помогать мне.

– А как Саша? Одна управляется… Я думаю, что мы все-таки уедем домой. И нужно побольше накопить денег, чтобы дома можно было открыть свое дело.

– Какое дело?

– Я, Хадиза, хочу это опробовать здесь. Многие так делают. Я хочу купить свой трак, грузов полно, по всей Северной Америке можно колесить. Расходы только на ремонт и бензин. Все остальное останется нам.

– Ты думаешь так лучше будет?

– Думаю, что да.

– Что ж, попробуй. А деньги где на трак возьмем?

– Денег на трак у нас уже хватит. Вот поезжу еще и сделаю запас. Вдруг ты и вправду родишь еще одного. Подстрахуемся.

– Рожу, и не одного. Будешь ты у нас многодетным папой.

– Буду только рад.

Просидели проговорили почти два часа. Подошел Райан, напарник.

– Денис, я своих отправил уже. Пора нам ехать.

– Сейчас, Райан, мы тоже уже заканчиваем.

Денис вылез из машины, помог уложить Верочку в люльку, поцеловал ее. Потом обошел машину и подошел к жене. Хадизат обняла его и стояла, прижавшись к Денису.

– Счастливо, Деня, тебе. Ты когда рассчитываешь быть дома?

– Если груз не придется ждать, то дней через пять буду. Я долго в рейсах, думаю, что с недельку буду дома.

Она по-матерински взяла его за голову и нежно поцеловала в губы.

– Счастливой тебе дороги. Помни, что мы у тебя есть, любим и ждем тебя. Будь осторожен на дорогах.

Он взял ее руки, поцеловал их и пошел к траку. Хадизат подождала, когда их грузовик выедет с площадки, смотрела вслед машине, набиравшей скорость на дороге. Вот трак скрылся за поворотом. «Счастливо тебе, любимый, мы ждем тебя» – мысленно пожелала она. Села за руль и выехав на хайвей, поехала домой. На душе у нее было грустно и радостно одновременно. Грустно оттого, что Денис уехал. Радостно оттого, что повидала его, что любила его, что он скоро приедет, а главное их общая дочурка была рядом.

Перед траком Дениса расстилалась дорога. Хайвей этот соединял западные провинции Канады и западные штаты США. Проложен он был вдоль побережья Тихого океана. По нему можно без проблем добраться до Мексики, а если дальше, то, не претендуя на его качество, можно доехать и до Перу, Чили, даже до Патагонии. Но туда траки компании не ездили. Обычно ограничивались Мексикой, в основном ее столицей Мехико и близлежащими городами. Сейчас Денис с напарником направлялись в Лос Анджелес. Там сдадут груз с контейнером, возьмут другой контейнер на Канаду и поедут назад. Если все будет хорошо, то за суток пять управятся. Могут быть, конечно, и задержки с грузом. А идти без груза не выгодно. Бензин только сожгешь и ничего не заработаешь. По хайвею двигался непрерывный поток машин. В основном это были грузовые траки, но много было и легковых автомобилей. Кто-то, как Денис и его напарник, доставлял грузы, кто-то ехал в гости, кто-то путешествовал. Машина на американском континенте это второе «я». Автомобилем начинаются пользоваться с ранней юности и пользуются им до глубокой старости. Восьмидесятилетние бабушка с дедушкой могут запросто отмахать за рулем пятьсот километров, чтобы повидать внучат.

– Не устал? – спросил напарник, Райан.

– Нет, я сейчас готов без отдыха до самого Лос Анджелеса доехать. После встречи с женой и дочкой у меня появились огромные силы.

– Молодой ты, поэтому и сила. А вот я со своими тоже повидался и очень рад, но сил мне это, к сожалению, не прибавило.

Райану было уже под пятьдесят. Все свою сознательную жизнь он провел за рулем, исколесив всю Северную Америку.

По трассе с большой скоростью шел внедорожник «Ниссан». Он нырял с полосы на полосу, обгоняя все попутные машины, иногда сворачивая на полосу под носом идущих автомобилей. Он начал обгонять и трак Дениса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9