Николай Ресслер.

Путин по Фрейду. Тайное и явное



скачать книгу бесплатно

Главными отличительными чертами данного типа являются недостаток воли и неспособность противостоять давлению со стороны внешнего мира. Такие личности легко сбиваются с пути истинного, как под давлением обстоятельств, так и под влиянием окружающих.

Последним в принятой классификации типов характера является мазохистский тип (который не следует путать с известной формой сексуального отклонения). Человек, ведущий себя мазохистически, терпит боль и страдает в сознательной и бессознательной надежде на некоторое последующее благо. Мазохистские личности считают себя страдающими незаслуженно, жертвами преследования или просто родившимися под несчастливой звездой, проклятыми не по своей вине.

Этот тип в быту обычно считают наделенным комплексом неполноценности. Его основная черта – замкнутость, уход в себя (интровертированность), основанные на заниженной самооценке. Люди этого типа обычно искаженно воспринимают отношение к себе, преувеличивая его негативность. Преувеличивается не только негативное отношение окружающих, но и вообще риск и опасности повседневной жизни. Им трудно говорить на публике или просто обратиться к кому-то. Они не достигают ответственных постов, оставаясь малозаметными, всегда готовыми услужить. Покорность является основным мазохистским признаком.

* * *

Психологический портрет составляется на основе комплексного изучения всех обстоятельств, влияющих на формирование характера, темперамента, типа личности данного индивидуума. Обычно такие сведения психолог получает из бесед с этим человеком. В них важны все детали: от самых ранних детских воспоминаний, фантазий, желаний и т. д. до особенностей поведения, разговора, привычек индивидуума.

Гораздо труднее составить психологический портрет «дистанционно», когда приходится по крупицам собирать сведения об объекте исследования. Этот метод похож на собирание картинки из пазлов, когда ее окончательный вид складывается из множества отдельных фрагментов.

Но и здесь психология достигла больших успехов за последние годы. Можно вспомнить достаточно точные психологические портреты, составленные Робертом К. Ресслером (Robert Kenneth Ressler; 1937–2013), всемирно известным специалистом в области криминальной психологии. Он был признанным экспертом в расследовании тяжких насильственных преступлений, в особенности серийных и сексуальных убийств.

Знакомясь с обстоятельствами преступлений, по явным и косвенным уликам Роберт Ресслер пытался выявить в них закономерность, проникнуть в подсознание убийцы, чтобы понять, что им движет. В результате тщательного анализа вырисовывался облик преступника – его пол, возраст, сексуальная зрелость, психическое здоровье, привычки, семейное и социальное положение, особенности поведения в быту, взаимоотношения с жертвой, возможные следующие шаги. Все эти зацепки в итоге приводили к самому преступнику. Свыше 30 монстров, чьи злодейства пугали своей изощренностью, были задержаны и переданы в руки правосудия благодаря таланту составления психологического портрета Робертом Ресслером.

Следует заметить, что при составлении психологического портрета подобных монстров психолог подвергается колоссальной психоэмоциональной нагрузке.

Помнится, Роберт Ресслер как-то процитировал своим молодым коллегам высказывание Ницше: «Охотясь на чудовищ, остерегайся сам стать чудовищем. Ибо, когда ты смотришь в бездну, бездна смотрит на тебя».

При составлении психологического портрета Владимира Путина мы использовали как опыт Роберта Ресслера («модус операнди»), так и «метод пазлов». Сведения о Владимире Путине, как далее увидит читатель, были получены нами из многих независимых источников, иногда противоречащих друг другу, – как ни странно, но мы до сих пор не имеем даже достоверной биографии Путина, хотя он уже более пятнадцати лет правит Россией. Закрытость Путина отмечена многими исследователями, и это уже само по себе дает материал для психоанализа.

Разумеется, недостаточность и противоречивость сведений о Владимире Путине определяет и приблизительность его психологического портрета: мы не станем настаивать, что результаты наших исследований являются истиной в последней инстанции, но они могут стать базой для дальнейшего анализа личности по-прежнему загадочного правителя России.

Детские комплексы Путина

Определяющая роль детских психосексуальных впечатлений в формировании характера человека – это краеугольный камень теории Фрейда. Что мы можем сказать о детских психосексуальных впечатлениях Владимира Путина? Сразу оговоримся, что информация об этом крайне скудная, но кое-что все же можно узнать. О детстве Путина писали, например, его учительница Вера Гуревич (Гуревич В. Владимир Путин. Родители. Друзья. Учителя), Рой Медведев, историк и писатель (Медведев Р. Владимир Путин), Александр Рар, немецкий биограф Путина (Рар А. Путин. Немец в Кремле), Владимир Прибыловский, известный российский публицист (Прибыловский В. Кооператив «Озеро» и другие проекты Владимира Путина), Эдуард Лимонов, писатель и общественный деятель (Лимонов Э. Лимонов против Путина) и ряд других авторов.

Ниже мы приводим сведения, взятые из их книг. Вначале остановимся на биографических данных.

А. Рар: «Владимир Путин родился 7 октября 1952 года. Спиридон, его дед по отцу, был поваром, но не совсем обычным. Сперва он готовил пищу Ленину, а затем Сталину. Человек на такой должности и при такой близости к кремлевской верхушке не мог не быть штатным сотрудником Народного комиссариата внутренних дел – предшественника КГБ. Спиридон ежедневно обслуживал диктатора, и потому за ним наверняка следили даже более тщательно, чем за членами Политбюро. Его отец – прадед Путина – до Октябрьской революции жил в Рыбинске и занимался там сбытом швейных машин “Зингер”. Жена Спиридона Ольга – бабушка Путина – была родом из очень простой семьи.

Отец Путина Владимир родился в 1911 году в Санкт-Петербурге. Во время Первой мировой войны предреволюционные неурядицы вынудили его семью перебраться под Тверь. Неподалеку от него в деревне родилась бабушка Путина, там вырос и начал работать его отец, там же в 1928 году он познакомился со своей будущей женой Марией Ивановной Шеломовой. В это время дед Путина уже жил на одной из подмосковных сталинских дач и, как было сказано выше, находился под постоянной “опекой” НКВД. Владимир Путин-старший в молодости принимал самое активное участие в развернувшейся по всему Советскому Союзу антирелигиозной кампании и возглавлял в своем районе молодежный атеистический кружок.

В 1932 году родители будущего президента переехали в Ленинград к брату Марии Ивану, служившему на Балтийском флоте. Сперва отец Путина работал в охране вагоностроительного завода. Мать устроилась туда же медсестрой. Позднее Владимир Путин-старший перешел в слесарный цех и почти сразу же был призван в Красную армию. Служил он на той же подводной лодке, что и его шурин. После начала Великой Отечественной войны он был зачислен в истребительный батальон НКВД. В задачу этих подразделений особого назначения входило проведение диверсий во вражеском тылу. Отец Путина успел принять участие в проводимой на территории Эстонии операции по подрыву эшелона с боеприпасами. Его отряд попал в засаду, сам он был тяжело ранен осколками гранаты. После выздоровления Путин-старший воевал уже в действительной армии и дважды буквально чудом избежал гибели. Боли в раненых ногах не оставляли его до самой смерти. Он умер в августе 1999 года за несколько дней до назначения сына главой правительства. Матери Путина осколками сильно посекло лицо. Она скончалась от рака в Санкт-Петербурге в 1998 году.

После войны Владимир-старший устроился мастером на вагоностроительный завод имени Егорова. Мария Путина работала сперва уборщицей, затем сторожем на складе. Владимиру Путину был 41 год, а его жене немногим меньше, когда у них родился третий сын, которого тоже назвали Владимиром.

Семья Путиных ютилась в двадцатиметровой комнате коммуналки в Басковом переулке. Воду приходилось таскать ведрами на пятый этаж. По лестнице шныряли крысы, за которыми Владимир в детстве гонялся с палкой. Загнанные в угол, они иногда даже бросались на людей».

* * *

Попробуем теперь на основе этих данных составить представление о формировании характера и типа личности Владимира Путина в ранние детские годы.

Как уже говорилось, в раннем детстве, согласно Фрейду, есть два важнейших этапа: отрыв от материнской груди и приучении к горшку. Это имеет колоссальное значение для каждого индивидуума: в работе «Три очерка по теории сексуальности» Фрейд подробно изложил свои взгляды на этот вопрос.

Российский психоаналитик В. Лейбин дал популярное изложение на русском языке данного аспекта теории Фрейда: «По мнению Фрейда, первые сексуальные побуждения возникают уже у грудного ребенка и проявляются во время его сосания материнской груди. Насытившийся и удовлетворенный ребенок блаженно засыпает, что напоминает собой то состояние, в которое впадает взрослый человек после достижения оргазма, так как сексуальное удовлетворение является наилучшим снотворным средством.

Правда, может возникнуть вполне резонный вопрос: о каком сексуальном удовлетворении может идти речь у ребенка, если кормление грудью обусловлено его чувством голода, удовлетворение которого как раз и сопровождается засыпанием младенца? Но Фрейд обратил внимание на то обстоятельство, что хотя главный интерес ребенка направлен на прием пищи, тем не менее младенец часто прибегает к акту сосания даже тогда, когда он не находится во власти голода. В качестве объектов сосания он может использовать части своего собственного тела, включая пальцы рук и даже ног, а также находящиеся в пределах его досягаемости предметы, например резиновые игрушки или пустышку. В этом случае акт сосания сам по себе, без какого-либо соотнесения с утолением голода, доставляет ему удовольствие, после чего он может блаженно уснуть. Сексуальная природа этого действия подмечалась некоторыми врачами. Поэтому, обратив на акт сосания особое внимание, Фрейд пришел к выводу, что, переживая первоначальное удовольствие при приеме пищи, впоследствии через акт сосания ребенок стремится к сексуальному удовольствию посредством возбуждения эрогенных зон рта и губ.

Фрейд исходил из того, что сначала удовлетворение от эрогенной зоны напрямую связано у ребенка с удовлетворением его потребности в пище, с утолением голода. В акте сосания материнской груди или ее заместителей (при искусственном кормлении) младенец выполняет определенные функции, связанные с сохранением и поддержанием его жизни. При этом удовольствия от кормления и раздражения эрогенных зон совпадают между собой, представляя единый процесс. Позднее два типа удовольствия ребенка становятся независимыми друг от друга, и потребность в сексуальном удовольствии отделяется от потребности в принятии пищи.

Отход ребенка от материнской груди в акте сосания и замена ее частью собственного тела являются первым опытом обретения самостоятельности в получении удовольствия. Ребенок не становится самостоятельным, он все еще зависит от матери или ее заместителей. И тем не менее он оказывается способным получить удовольствие не только от внешнего объекта, но и от своего собственного тела, к которому начинает проявлять свой первый инфантильный исследовательский интерес.

Обретая относительную независимость от внешнего мира, ребенок открывает для себя эрогенные зоны своего собственного тела, наиболее чувствительные к раздражению, возбуждению и доставляющие ему удовольствие. Он касается рукой своих гениталий, играет со своими испражнениями и даже может употреблять в пищу кал. И от всего этого он сам, не прибегая к помощи других лиц, может получать удовольствие.

Обнаружение своих гениталий ведет к переходу от сосания к онанизму, а способности к задержкам в мочеиспускании и испражнении – к раздражению эрогенных зон и последующему удовольствию от совершения соответствующих актов».

Что касается приучения к горшку, то, по Фрейду, «все будущие формы самоконтроля и саморегуляции берут начало в анальной стадии». Напомним, что между годом и тремя годами в своем развитии ребенок проходит эту стадию, и особое значение для дальнейшего формирования личности ребенка имеет опыт установления контроля над своей выделительной системой. Если процесс прошел спокойно, без насилия и, тем более, жестокости со стороны родителей, то в дальнейшем ребенок вырастет уверенным в себе и трезво оценивающим ситуацию. Если же взрослые стыдят ребенка за неумение пользоваться горшком и наказывают за неудачи, то в зависимости от некоторых уже сложившихся черт личности ребенка он вырастет либо грубым, жестоким, несобранным, либо чрезмерно педантичным, скупым, неуверенным в себе.

Что же можно сказать об этих этапах детства Путина? Выводы мы можем делать, конечно, исключительно на основе косвенных данных, путем «параллельных рассуждений».

Прежде всего, следует отметить, что в советском обществе, особенно при Сталине, когда родился Путин, и в последующие три-четыре десятилетия система воспитания детей было жесткой, принудительной, а детская сексуальность вообще рассматривалась как нечто порочное и постыдное. Жесткое воспитание во многом было связано с тяжелыми условиями жизни советских людей: из вышеприведенной биографии Путина мы узнали, что «семья Путиных ютилась в двадцатиметровой комнате коммуналки… Воду приходилось таскать ведрами на пятый этаж». Требования гигиены в таких условиях приобретают особое значение: понятно, что чем раньше ребенок приучится к горшку, тем более это облегчит жизнь семьи. До сих пор самостоятельные мочеиспускание и дефекация в специально отведенных для этого местах (или на специально предназначенных для этого приспособлениях) в российском обществе считаются одними из базовых навыков, которые ребенку нужно приобрести, значимым достижением в процессе социализации. Неудивительно, что в некоторых российских семьях ребенка пытаются приучить к горшку уже в первые недели (!) после появления на свет, а нормой считается приучение к горшку в 7–8 месяцев, чтобы к полутора годам у ребенка возник стойкий навык. При этом совершенно не берется во внимание тот факт, что полноценный сознательный контроль над выделительной функцией формируется у ребенка только в 1,5–2 года.

Повторим, семья Путиных была обычной советской семьей с далеко не лучшими бытовыми условиями, следовательно, у нас имеются все основания предположить, что приучение детей к горшку начиналось у них в самом раннем возрасте и сопровождалось определенной степенью насилия. Мы не знаем, посещал ли Владимир Путин специальное дошкольное учреждение («детский сад»), но если посещал, там тоже была принято приучать детей к горшку далеко не мягкими методами. У нас есть ужасающие свидетельства тех, кто ходил в советские «детские сады» в то время: один из респондентов, участвующих в соответствующем опросе, рассказал, что однажды он не смог дотерпеть до горшка и испачкал штаны; тогда наставница («воспитательница») измазала его фекалиями и выставила на всеобщее обозрение, употребляя оскорбительные прозвища. Похожие случаи описывали и другие респонденты.

Что касается отрыва от материнской груди, то недостаток продуктов и опять-таки тяжелые бытовые условия заставляли российских матерей выкармливать детей грудью до предельно допустимого возраста ребенка, потому что это было проще, чем готовить для него специальную пищу. Такая традиция наблюдалась в бедных семьях еще в дореволюционной России и перешла «по наследству» к советским матерям. И уж, конечно, родители Путина не задумывались о психосексуальных последствиях этого шага: учитывая советскую ментальность, исследование ребенком своих гениталий и попытки самоудовлетворения, скорее всего, решительно пресекались. Снова обращаясь к ужасному опыту советских «детских садов», мы знаем, что детей, пытавшихся заниматься онанизмом, там связывали перед тем, как положить спать, иногда били по рукам; обязательным требованием было держать руки поверх одеяла в кровати. Все, что связано с сексуальностью и анатомией человеческого тела, находилось под строжайшим запретом.

Парадоксально, но наставники при этом применяли иной раз наказания сексуальной окраски: так, один из респондентов рассказал, как в летнем детском лагере, в наказание за самовольную отлучку во время прогулки, «воспитательница» заставила провинившихся мальчиков (по словам респондента, лет 5–6) раздеться ниже пояса догола, и в таком виде они должны были стоять перед всеми другими детьми примерно в течение часа. Судя по опросам, такие сексуальные унижения детей были широко распространены в качестве наказания в советских «детских садах».

Какие же выводы мы можем сделать о влиянии ранних детских впечатлений на формирование типа личности Владимира Путина? Вероятнее всего, отрыв от материнской груди произошел достаточно поздно, в период, когда у ребенка уже появились зубы, в результате кусание и жевание стали важной формой психосексуального состояния. Исходя их теории Фрейда, возможно формирование орально-агрессивного или орально-садистского типа личности. По Фрейду, такой тип отличают, в том числе, цинизм, сарказм, склонность к господству.

Приучение к горшку, напротив, происходило рано и, вероятно, с применением насилия, следовательно, в этом возрасте можно предположить формирование анально-удерживающего типа личности. Он характерен упрямством, скупостью, чрезмерной аккуратностью, пунктуальностью.

Заметим, что пунктуальность вроде бы не соответствует нынешнему поведению Путина: известно, что он постоянно опаздывает на официальные встречи, даже на прием к королеве Великобритании опоздал на 12 минут (что совершенно недопустимо по регламенту), а обычное время его опозданий еще больше – 1–2 часа. Но если мы снова вспомним Фрейда, который говорил, что насилие при приучении к горшку и отношение к дефекации как к чему-то унизительному, во всяком случае, подлежащему строгой регламентации по времени и месту, может вызвать психосоматические реакции, то в данном случае вероятен «синдром раздраженного кишечника», имеющий биопсихосоциальный характер. Для людей, страдающих этим недугом, характерен навязчивый страх неожиданных позывов к дефекации, им бывает трудно заставить себя выйти на улицу, где они могут попасть в неловкую ситуацию, связанную с дисфункцией кишечника. Они по многу раз посещают туалет перед тем, как решиться покинуть дом, и из-за этого часто опаздывают на работу или на встречи.

* * *

Если о ранних детских впечатлениях Владимира Путина мы имеем лишь весьма и весьма приблизительное представление, то мере его взросления информация прибавляется.

А. Рар пишет: «В сентябре 1960 года восьмилетний Володя был зачислен в школу № 193. По словам его учителей, он оказался трудным подростком. Вова вырос на улице, и другие дети очень боялись его, так как он умел драться и всегда бил первым. Вместе со своими одноклассниками он наводил страх на всю округу, дрался со шпаной с соседних улиц и был неоднократно порот отцом.

Все эти обстоятельства не могли не наложить отпечаток на его характер. Путин довольно рано научился скрывать свои чувства и почти всегда четко определял, откуда может исходить угроза. Из-за дурной репутации Володю долго не принимали в пионеры, что, впрочем, его нисколько не смущало. Отец держал его в ежовых рукавицах, учительница постоянно жаловалась на него.

Один из российских психоаналитиков рискнул создать на своем сайте в Интернете психологический портрет Путина. В его понимании Владимир в раннем детстве был очень неуверен в себе. Вероятно, в секции самбо и дзюдо его привело желание постоянно одерживать верх на школьном дворе над своими гораздо более сильными одноклассниками. Правда, вначале Владимир по традиции занялся боксом, но после того, как ему разбили нос, перешел в секцию самбо».

Из этого описания следует, что детство Владимира Путина трудно назвать спокойным и счастливым. Строгий отец, постоянные побои, физическое насилие – такое воспитание обычно вызывает серьезные проблемы в поведении и характере.

Фрейд писал в свой книге «“Ребенка бьют” – к вопросу о происхождении сексуальных извращений»: «Сознание вины [ребенка] не умеет найти кары более жестокой, нежели: “Нет, он [отец] тебя не любит, поскольку он бьет тебя”. Сознание вины не может овладеть этим полем в одиночку; что-то должно перепасть и на долю любовного импульса. Именно этим детям особенно легко осуществить возврат к догенитальной, садистско-анальной организации сексуальной жизни. Когда едва достигнутую генитальную организацию поражает вытеснение, отсюда вытекает не только то, что всякое психическое представление инцестуозной любви становится или остается бессознательным, но также и то, что сама генитальная организация претерпевает регрессивное понижение. “Отец любит меня” подразумевалось в генитальном смысле; регрессия превращает это в “отец бьет меня (я избиваюсь отцом)”».

Регрессия к садистско-анальной организации (то есть к соответствующему типу личности), писал далее Фрейд, осложняется эдиповым комплексом, которые проявляется у мальчиков одновременно любовью и ненавистью к отцу (как к подсознательному сексуальному сопернику в отношениях с матерью). В обычных условиях при формировании Супер-Эго ребенок подавляет инцестуозные побуждения по отношению к своей матери и начинает идентифицировать себя с отцом, но при постоянных физических наказаниях со стороны отца это вытеснение происходит в иных формах, самые распространенные из которых – сексуальные извращения в виде садизма и мазохизма.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4