Николай Рерих.

Дневник Маньчжурской экспедиции (1934–1935)



скачать книгу бесплатно

Подчеркиваю, что программа кооператива может быть выполнена в любом размере и пределы возможностей кооператива зависят как от руководящего управления, так и от энергичной самодеятельности его членов.

Само собой разумеется, что в основу кооператива будет положена величайшая хозяйственность и деловитость без всякого попустительства или небрежности интересов кооператива.

Также само собой разумеется, что кооператив оказывает содействие и помощь именно членам кооператива. Говорю это в предвидении, что могут возникнуть многие сторонние просьбы и предложения, которые могут вывести из равновесия и нарушить цельность смысла сотрудничества членов кооператива. Итак, сотрудническое содействие и сопомощь именно членам кооператива, которые несут на себе ответственность за благосостояние кооператива и потому прежде всего имеют право на содействие и помощь.

Кроме сельского хозяйства, кооператив естественно заботится о культурных преуспеяниях своих сочленов. Потому как строительство Православия, так и образовательные меры являются насущными заданиями кооператива. По поводу популярных национально-просветительских заданий мы имели беседы с В[севолодом] Н[иканоровичем] Ивановым, и в этом смысле он был бы весьма полезным сотрудником в кооперативе.

Надеюсь, что при развитии кооператива будет обращаемо внимание на лучшие современные формы хозяйства, которые будут разъяснены членам кооператива в форме, доступной и привлекательной для применения.

Во всяком случае, кооператив “Алатырь” должен явиться достойным показателем, насколько сельскохозяйственное сознание за эти годы преуспело и является одною из ближайших основ земного бытия.

Конечно, следует предположить, что полезное взаимное доброжелательство и доверие, трезвость, честность и трудолюбивость будут истинным залогом преуспеяния кооператива.

Во всех делах имя Христово, предстательность Преподобного Сергия Радонежского являлись прибежищем и оплотом. Также и в этом деле да благословит благодатный воспитатель русского народного духа трудолюбие и взаимное доброжелательство членов кооператива “Алатырь”.

Да будет этот Кооператив истинным Алатырем, тем светлым драгоценным камнем, о котором заповедают былины и который, как камень краеугольный, поможет многим трудящимся сойтись в совместном преуспеянии»[121]121
  Цит. по: Дубаев М. Харбинская тайна Рериха. С. 509–510.


[Закрыть]
.

Жизнь в Харбине вносила некоторые коррективы в изначальные планы. В августе Н.К. Рерих, находясь в степях в окрестностях Хайлара, пишет американским сотрудникам о новом проекте в рамках предыдущих планов: «На этот Маслодельный Кооператив желательно было бы получить американских долларов 10–15 тысяч при 10–12 % годовых на этот капитал, держание которого может быть возобновляемо ежегодно.

Капитал этот нужен для оборота и усовершенствования дела, но, как видно из актива этих Кооперативов, может быть возвращен через год. Конечно, этот Маслодельный Кооператив является особым от хозяйственного плана уже имеющегося у Вас Сель[ско]хоз[яйственного] Кооператива, который теперь Вы можете пустить в ход»[122]122
  Рерих Н.К. Письмо американским сотрудникам от 8.08.1934 // Письма в Америку. 1923–1947. М.: Сфера, 1998. С. 33.


[Закрыть]
.

Клеветническая кампания против Рериха сделала эти планы неактуальными. Покидая Харбин, он с сожалением констатировал, что «кооператив окончен». Но вскоре в его письмах появляются свидетельства о новых возможностях: первоначальный проект Сельскохозяйственного кооператива «Алатырь» в Маньчжурии в видоизмененном виде перенесен на территорию Внутренней Монголии, где проходил второй полевой сезон Маньчжурской экспедиции.

Идея этого проекта зародилась еще в Пекине. Состоялась ли в Пекине встреча с монгольским князем Де-ваном, письменные источники умалчивают. Упоминание о новых возможностях в дневнике Н.К. Рериха впервые появляется 7 декабря 1934 года. Двумя днями позже в дневнике Ю.Н. Рериха от 9 декабря 1934 года читаем: «Знаменательный разговор с Э. Очировым»[123]123
  Рерих Ю.Н. Дневник Маньчжурской экспедиции (1934–1935) // Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия. T. IL С. 165.


[Закрыть]
. Амбан-нойон Очиров тесно общался с Де-ваном и, вполне возможно, мог вести переговоры от его имени.

Второй проект кооператива в пустынях Азии был гениальным и в то же время рискованным предприятием – тем зерном, из которого мог произрасти Новый Мир. По воспоминаниям Фрэнсис Грант, «для монголов задуманное направление их объединения и конструктивной национальной жизни – то, которое могло сплотить до сих пор кочевые и угнетенные части их расы, – лежало в кооперативах. Предполагая успех, который кооперативы сулили в настоящем времени в регионах, еще свободных от[влияния] китайского мира, они высказали Рериху свои надежды и свое намерение начать это движение, которое могло стать импульсом к их расширению. Эту убежденность, переданную Рериху, тот в свою очередь передал Уоллесу»[124]124
  Frances R. Grant Papers // Special Collections and University Archives, Rutgers University Libraries. Box 14. File 82.


[Закрыть]
.

Н.К. Рерих, горячо поддерживающий любые конструктивные строительные начинания современных ему политиков, писал: «Сейчас хочет строиться Монголия. Та самая Монголия, которая дала истории человечества столько потрясающих страниц, теперь хочет мирно и культурно устраиваться»[125]125
  Рерих Н.К. Листы дневника. T. I. С. 531.


[Закрыть]
. Именно на волне этого нового строительства и был задуман проект, в котором немаловажную роль играли руководители автономной Монголии. Энергичность принца Де дополнялась мудростью старого князя Юн-вана. «Юн-Ванг, князь хошуна Дархан Бейле, является главою автономного правительства Внутренней Монголии. <…> Князь очень духовный человек, друг Таши-ламы. При упоминании о Шамбале его лицо принимает соответственно торжественное выражение»[126]126
  Там же. С. 543–544.


[Закрыть]
.

В дневниках и переписке Рерихов возникло новое условное обозначение – «Канзас» (в переписке Е.И. Рерих – «Калифорния»), имеющее двоякое прочтение. За ними, если выражаться современным языком, стояла коммерческая тайна – кооператив, предполагаемый на земле Внутренней Монголии. Так же обозначалась в переписке Рерихов и собственно Внутренняя Монголия.

Описание проекта кооператива варьировалось. Под минеральные богатства Внутренней Монголии планировался заем в 1100 000 американских долларов. В этой хозяйственной структуре Рериху отводилась роль главного советника. Параллельно развивалась идея «фонда сколаршипов[127]127
  Scholarship (англ.) – стипендия, гуманитарное образование, поддержка гуманитарных наук.


[Закрыть]
» – кооперативного банка и фонда просвещения, как следовало из его названия. Н.К. Рерих писал в своем дневнике: «В записи вчерашнего дня говорилось о Скул-Канзас. Не только надеюсь, но убежден, что предполагавшийся “Алатырь” состоится в более подходящем месте, но и радуемся этому. Может быть множество выполнений, начиная от общественного и государственного и до частного. Как по нынешним временам легче, так пусть и будет. Главное, чтобы творилось добро»[128]128
  Рерих Н.К. [Дневник Маньчжурской экспедиции.] 09.12.1934.


[Закрыть]
.

Точного описания нового проекта не было, современным исследователям приходится реконструировать эту идею по разрозненным письмам. Рерих опасался излагать все в целостности из-за постоянной перлюстрации корреспонденции. И отсюда возникают многие домыслы.

Новой автономией очень интересовались японцы. Не развивая до поры свою экспансию на запад, они, тем не менее, присылали своих людей для переговоров, о чем свидетельствуют страницы дневника Н.К. Рериха. Имелась также информация, что Внутренняя Монголия является «важным рынком сбыта для тиг[ров]»[129]129
  Грант Ф. Письмо Е.И. Рерих от 08.06.1935 // ОР МЦР. Ф. 1. Оп. 5–2. Д. № 209.


[Закрыть]
, который «тигры» (так в переписке обозначался СССР) будут ревностно охранять. О том же писала и Е.И. Рерих, деятельно участвовавшая в этом проекте своими советами:

«Нужно так торопиться, ибо много лап тянутся к сладкому пирогу! Два дня назад, размышляя о возможностях ско[л]аршипов и поддержке со стороны С[тефана][130]130
  Ф.Д. Рузвельт.


[Закрыть]
и о тех деталях, которые хотят иметь люди, якобы заинтересованные, мне было сказано: “Нельзя мед оставлять открытым”. Многое сказано этою краткою формулою: и о срочности, и об опасности чрезмерного оповещения. Мы знаем природу акул, и приемы их всюду одинаковы.

Все выведать и захватить. Если бы предполагаемое дело принадлежало одному лицу, многое было бы легче, но, будучи таким, как оно есть, узнав все подробности, так легко отставить кого-то и действовать самим. Это нужно иметь в виду»[131]131
  Рерих Е.И. Письма. T. III. С. 137–138.


[Закрыть]
.

О поддержке президента Рузвельта Е.И. Рерих, уже более полугода находившаяся с ним в переписке, говорила не случайно. В ее письмах президенту прослеживается информация о будущем объединении Азии и связи этого процесса с начинающимся там культурным строительством: «Предвидится союз народов Азии, и объединение племен и народов будет происходить постепенно, там будет своя Федерация стран. Монголия, Китай и Калмыки составят противовес Японии, и в этом объединении народов нужна Ваша Добрая Воля, г-н Президент. Вы можете выразить Вашу волю во всем ее многообразии, и в этом направлении можно утвердить мысли. Потому пусть культурное строительство начинается в сердце Азии. Ничто не помешает Америке следовать Нашему Руководству. Пусть культурная корпорация растет, и мирное сотрудничество привлекает народы»[132]132
  Там же. С. 63.


[Закрыть]
. Напомним, что целью предполагаемого во Внутренней Монголии кооператива или «фонда сколаршипов» было культурное развитие депрессивного региона.

План создания кооператива во Внутренней Монголии и построение Новой Страны в том понимании, в каком писала о ней Е.И. Рерих, – духовно преображенной России, – были связаны неведомыми, надмирными путями: «…Слышу о спешности и о том, что нужно сильнее написать в Ам[ерику] о скол[аршипах], и потому моя обязанность, как дятел, повторять о том, что скол[аршипы] есть основа всего благополучия страны. Также Указано, что “как ручательство, нужно Нов[ую] Страну утвердить”. То есть за денежный вклад будет отвечать не только К[алифорния], но и Н[овая] Стр[ана]. Думается, широкий ум поймет. Также знаю, что все сложится особым путем, ибо давно указаны пути необычные, и мы только что явились свидетелями такого чуда[133]133
  Имеется в виду торжественное подписание Пакта Рериха в Белом Доме 15 апреля 1935 г.


[Закрыть]
»[134]134
  Рерих Е.И. Письма. T. III. С. 218.


[Закрыть]
.

Проект кооператива во Внутренней Монголии должен был состояться при участии американского капитала. В дело активно включились Луис Хорш и Генри Уоллес и начали поиски людей с Уолл-стрит, которым перспектива таких вложений могла бы показаться интересной. Уоллес и сам вложил 4500 долларов в проект (но потом отозвал свои деньги). Кроме того, министр лично написал Генри Форду, но получил отказ. Судя по письмам Фрэнсис Грант к Е.И. Рерих, изначально все надежды были на поклонницу творчества Н.К. Рериха Мэри Ромсей, известную меценатку, владеющую миллионами. Но как раз в декабре 1934 года она умерла, не оправившись после падения с лошади. Двумя основными персонами, с которыми велись переговоры, были промышленник и изобретатель Винсент Бендикс и брат Мэри Ромсей, политик и бизнесмен Аверилл Гарриман. Кроме того, этой идеей заинтересовался Chase National Bank, один из крупнейших банков того времени. Упоминаемые в письмах Грант люди владели крупными состояниями, но за полгода переписки особых сдвигов в деле не произошло. Всем требовались дополнительные сведения и, прежде всего, гарантии. Американцев интересовала и сама Внутренняя Монголия, состав и местоположение ее администрации, так как о столице недавно возникшей автономии ничего не было известно в США:

«На этой неделе наш Друг был в Нью-Йорке, и я разговаривала с ним. Он продолжает свои усилия в этом направлении, но, как было телеграфировано Вам, он должен иметь следующую информацию, в настолько полных деталях, насколько это возможно.

1. Признано ли правительство Канзаса другим правительством – если так, то имеет ли это правительство дипломатическую миссию там и какие другие правительства имеют там представительства. Другими словами, каков точный статус Канзаса.

2. Является ли Канзас частью Алабамы[135]135
  Китай.


[Закрыть]
. Если нет, то каковы его взаимоотношения с Алабамой и соседними государствами. Какова его государственная организация.

3. Имена глав Канзаса, описание их позиций – какова администрация в целом и т. п.

4. Каким был бы правовой статус Банка, предоставляющего ссуду, если бы он придал силу своим соглашениям? Если в четыре года не было бы возврата займа, каково было бы его положение? Получил бы он собственность и ценные бумаги? Как было бы гарантировано их получение?

5. Пожалуйста, дайте дополнительные детали относительно гарантов и обязательств, обещанных Канзасом. Вы дали нам их имена и суммы – но было бы необходимо иметь дополнительные детали, такие как: насколько они надежны, <…> получение годового дохода и его рост.

6. Какие суммы из займа были бы потрачены в Америке и на что. Это очень важный пункт, они хотят знать, какой процент был бы потрачен, и, естественно, больший процент предпочтительнее. Кроме того, на что именно он будет потрачен – на сельскохозяйственные принадлежности, товары или другие вещи. Это необходимо знать.

7. Было бы население Канзаса заинтересовано в бартерном проекте – это возможность торговли их товарами и владениями в обмен на вещи здесь. Сообщите детали, были бы они готовы согласиться, что компанией, дающей заем, там должны быть учреждены фактории. Также предоставили бы они концессии, и если да, то концессии какого рода. Предоставили бы они привилегированные условия сбыта для компании, дающей заем, если так, она должна иметь возможность продавать там товары на определенных правах продажи, на определенных привилегированных основаниях.

8. Имеют ли эти люди в обеспечение ответственности какое-либо накопление драгоценных камней или металлов, которые могли бы также повысить гарантии, или любые другие гарантии безопасности застрахованных ценностей.

9. Где именно располагается правительство – и сообщите как можно больше информации о правительстве, насколько это возможно»[136]136
  Грант Ф. Письмо Е.И. Рерих от 04.04.1935 // ОР МЦР. Ф. 1. Оп. 5–2. Д. № 209.


[Закрыть]
.

Из дневника Н.К. Рериха следует, что в администрации будущего кооперативного предприятия предполагался действующий правитель Внутренней Монголии – князь Де-ван: «Возвращаюсь к вопросу о Канзасе. Теперь уже имеете имя и портрет лица подписывающего. <…> Устроив стоянку, к вечеру поехали к князю Де-вану (в газетах он пишется “Тех”, портрет его вы имеете). Дружественная беседа»[137]137
  Рерих Н.К. [Дневник Маньчжурской экспедиции.] 25.06.1935.


[Закрыть]
. Деятельность этого проекта должна была протекать в границах «штата», ибо, отвечая на просьбу прислать «блю принты» (контурные карты) «Канзаса», Н.К. Рерих недоумевает: «Должны ли эти так называемые блю принты представлять общеизвестную карту штата или что другое, понять никак невозможно»[138]138
  Там же. 08.04.1935.


[Закрыть]
. Соответственно, в планах кооперативного строительства ни о каком перекраивании существующих административных границ не могло быть и речи. Если учесть активные переговоры с Де-ваном, то становится понятным, что в вышеприведенных строках имеется в виду подвластная ему Внутренняя Монголия, крупномасштабная карта которой была послана Рерихами в Вашингтон. Упоминая о главном городе «штата», Н.К. Рерих подразумевал Батухалку, где находилась ставка князя. Таким образом, достаточно подробно представлен частно-государственный хозяйственный проект, где «концессии возможны, гарантированы штатом»[139]139
  Там же. 14.04.1935.


[Закрыть]
.

В бумагах Фрэнсис Грант находим следующие финансовые детали, почерпнутые из писем Ю.Н. Рериха:

«Следующие озера (соленые) обеспечивают заем:

Алашань Джиаронто-нур – М $ 500 000

Ихе и Бага Шикир-нур в Ордосе – М $ 300 000

Хара-Манге М $ 200 000–150 000

Ирене Дабасу-нур – М $ 200 000–150 000

Шон-хор Дабасун-нур – М $ 200 000»[140]140
  Frances R. Grant Papers // Special Collections and University Archives, Rutgers University Libraries. Box 14. Folder 78.


[Закрыть]

Но сама Грант находилась в затруднении по поводу этих сведений: «Я не знаю их месторасположения и, так как я не могу найти их на карте, я не уверена в их точных названиях, и Юрий не дал их географических координат. Мы также не знаем – этот доход от налогов, от продажи соли, и как этот доход обеспечивается и как он гарантируется»[141]141
  Грант Ф. Письмо Е.И. Рерих от 05.04.1935 // ОР МЦР. Ф. 1. Оп. 5–2. Д. № 209.


[Закрыть]
.

Когда пришли дополнительные сведения от Н.К. Рериха, оказалось, что американские миллионеры, с которыми вели переговоры Уоллес и Хорш, запросив подробности, скорее всего, просто придумали себе удобную отговорку. Как сообщала З. Лихтман, «“местные условия” этой группе прекрасно были известны, но они не нашли их достаточно привлекательными для себя»[142]142
  Лихтман З.Г. Письмо Н.К. Рериху от 08.03.1935 // Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.


[Закрыть]
.

Когда стало очевидным, что такой крупный заем никто давать не торопится, начали обсуждаться планы создания корпорации или синдиката с долевым участием в 100 000 долларов, также рассматривался вариант займа через Экспорт-импорт банк. При этом все участники переговоров утверждали, что для крупного займа за границу необходимо личное разрешение президента Рузвельта, но Уоллес пока не решался с ним говорить об этом напрямую. Е.И. Рерих также не рекомендовала поспешность в прямом разговоре с президентом США на эту тему.

Уоллес пообщался также с неким бизнесменом, «чьи офисы[находятся] в Нью-Йорке и по всему миру»[143]143
  Грант Ф. Письмо Е.И. Рерих от 09.05.1935 // ОР МЕ[Р. Ф. 1. Оп. 5–2. Д. № 209.


[Закрыть]
, и узнал, что Внутренняя Монголия уже год назад (вероятно, сразу после того как была установлена ее автономия в апреле 1934 г.) запрашивала заем от 5 до 12 миллионов долларов, но ей было отказано.

Ожидавший положительных вестей из США Н.К. Рерих оказался в затруднительном положении – местные князья «ему говорят, что откроют свои торговые книги, если он удостоверит, что решение ньюйоркцев вполне благоприятно, и открытие торговых книг есть лишь процедура к завершению. С другой стороны, ньюйоркцы сообщают ему, что могут начать рассмотрение, когда торговые книги будут открыты»[144]144
  Рерих Н.К. [Дневник Маньчжурской экспедиции.] 22.05.1935.


[Закрыть]
.

Монголы в эти полгода тоже времени не теряли. Надеясь на американский капитал, они, тем не менее, пытались найти какие-то варианты более близкого и более выгодного политического союзничества. Русскоязычная газета «Возрождение» писала: «Маньчжурское правительство опубликовало официальное сообщение об отношениях ко Внутренней Монголии. В сообщении говорится, что за последнее время поступил ряд ходатайств о присоединении Внутренней Монголии к Маньчжурии. В Долонноре группа монгольских князей обратилась с просьбой к маньчжурским властям о разрешении передать маньчжурскому императору в Синкинге петиции о воссоединении Монголии с Маньчжурией. Власти разрешили монгольским князьям проехать в Синкинг»[145]145
  Монголия и Маньчжурия // Возрождение. 16.03.1935.


[Закрыть]
.

Наконец, Уоллес переговорил с Рузвельтом и рапортовал, что «Мюррей не может дать денег, хотя симпатизирует сколаршипам. Дело должно быть основано на сугубо деловой основе, разумный план должен быть представлен, также нужны названия ответственных госструктур там…»[146]146
  Хорш Л. Телеграмма Е.И. Рерих от 09.06.1935 // ОРМЦР. Ф. l.On. 5–2. Д.№ 412.


[Закрыть]
Эту фразу «стриктли бизнес базис»[147]147
  Strictly business basis (англ.) – сугубо деловая основа.


[Закрыть]
Е.И. Рерих не раз потом будет цитировать в своих письмах, полагая, что американским сотрудникам в общении с представителями американского капитала не хватило не столько делового плана, сколько силы убеждения. Об этом были и все предыдущие письма Елены Ивановны, касающиеся кооператива. Вдохновленная ими, Зинаида Лихтман «положила немало труда на уверениях наших, что в таких делах необходимо действовать иными путями и убеждениями, нежели только фактами и цифрами. Там, где предвидится огромное строительство, там нужно иметь веру в большие горизонты, в будущее, иначе говоря, нужны для этого люди “уис вижен”[148]148
  With vision (англ.) – с видением.


[Закрыть]
, и таких людей именно необходимо привлечь. Мне казалось, что Друг мог нащупать таких людей, но и он сам должен был зажечься верою в это огромное дело, больше того, он должен был ручаться за него, говоря, что сам участвует в нем. Опять-таки, для этого он должен был быть зажженным сам. Стараться же найти только “бизнес мен” мне не казалось очень правильным»[149]149
  Лихтман З.Г. Письмо Н.К. Рериху от 18.05.1935//Архив Музея Николая Рериха в Нью-Йорке.


[Закрыть]
.

Но ключевыми фигурами в этом вопросе были не З. Лихтман и не Ф. Грант, а Г. Уоллес и Л. Хорш…

Члены правления Музея Рериха и комитета Пакта Рериха Луис Хорш, его жена Нетти и Эстер Лихтман, мало интересовавшиеся Уоллесом, пока он был просто фермером, после его назначения министром всячески старались завязать с ним личные отношения. И это им удалось. В 1935 году они смогли отодвинуть на второй план Фрэнсис Грант в делах Пакта Рериха и экспедиции и начали утверждать везде и во всем свой личный приоритет. И это закончилось полным крахом для многих начинаний, прежде всего для кооператива во Внутренней Монголии.

Эстер Лихтман была одной из ближайших сотрудниц Рерихов, но в какой-то момент ей, служившей до приезда в США гувернанткой в Швейцарии, захотелось большего – стать главной во всех делах. Е.И. Рерих так писала об этом ее демарше 1935 года: «Самоутверждение этой особы может пагубно отразиться на делах. Очень уж хочется ей усесться на неподобающее ей место и всюду, где только возможно, намекнуть и выдать себя за непосредственное звено с Первоисточником»[150]150
  Рерих Е.И. Письма. T. III. С. 299.


[Закрыть]
.

Изначально доверие Е.И. Рерих к Хоршам и Эстер Лихтман было так велико, что именно им она поручила передавать ее конфиденциальные письма президенту Рузвельту, в которых писала о судьбах современного мира. Эти письма передавались лично, из рук в руки. Хотя по письмам Е.И. Рерих отчетливо видно, что связь была двусторонней, известные на сегодняшний день документы свидетельствуют, что Рузвельт, в отличие от Уоллеса, не написал Рерихам ни строчки. Президент читал письма, задавал вопросы, получал на них ответы, а Луис Хорш потом направлял Е.И. Рерих подробный отчет о визитах и вопросы президента, на которые сам не смог ответить. Эта и была обратная связь. Имя Рузвельта, естественно, было в отчетах зашифровано.

Так продолжалось около полугода (в архиве Библиотеки Рузвельта в его имении в Гайд-парке хранится шесть писем Е.И. Рерих). Одно из писем к Рузвельту Эстер решила дописать – так к нему добавился абзац о значении серебра в мировой экономике, совет, несомненно полезный бизнесмену Хоршу. Елену Ивановну возмутило такое самовольство, а Хорши, «обиженные» на ее суровые слова и вдохновляемые Эстер, посчитали, что прочные и доверительные контакты с Рузвельтом и Уоллесом – гарант их будущего финансового успеха, и Рерихи им больше не нужны. В итоге люди, которые были связующим звеном между Рерихами и самыми значительными персонами в США, решили порвать эту связь и предать своих духовных наставников. А Уоллес и Рузвельт, во-первых, в силу своего положения не имели возможности сноситься с Рерихами напрямую, во-вторых, вполне доверяли тем, с кем они тесно общались достаточно продолжительное время. Кроме того, ходили слухи, что Уоллеса и Хорша связывали еще некие финансовые дела.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12