Николай Побережник.

Принцип разумного вмешательства



скачать книгу бесплатно

Глава 1

«На ваш телефон пришло новое СМС сообщение» – обрадовал меня в четыре утра приятный женский голос. Медленно, без особого желания просыпаться и посылая мысленно того «доброго человека» очень далеко, потянулся к телефону и прочитал сообщение – «Заказу № 71986803 присвоен идентификатор отправления: 11772313053805. Проследить местонахождение отправления Вы можете на сайте http://www.spеed-сargo.ru».

– Отлично! – я даже подскочил в кровати.

– Ты чего? – это Наташка, моя девушка, она тоже проснулась.

У нас с ней отношения не то чтобы прям вот «душа в душу», но знаем друг друга пару лет, познакомились на поиске и так, уже два года периодически встречаемся, нам вместе просто хорошо, но не долго, сложный у неё характер, поживет несколько дней и пропадет на пару месяцев. Вот вчера опять пришла, злая как черт на весь мир и со свежей тату на бедре в виде оскалившейся пантеры.

– Да из интернет-магазина сообщение пришло.

– В четыре утра? – она подняла голову и посмотрела на электронные часы на стене.

– Так, магазин-то «вражеский», вот они и злодействуют, будят хороших людей по ночам, – я отложил телефон, обнял Наташку, и мы снова уснули.

Наталья убежала рано утром, ей на работу, а я в «свободном полете», после армии так и не смог устроиться толком нигде. То там, то сям поработал, везде что-то не сложилось, а как-то раз, прогуливался по нашему маленькому городку и заглянул в антикварный магазин в центре. Сколько помню, он все время там был, в цоколе здания «Детского мира». По сути, это не стопроцентный антикварный магазин, это и комиссионка, и ломбард, правда, ломбардом он стал только с приходом оголтелого капитализма. Хозяином там Альберт Кузьмич, ага, такое гремучее сочетание имени и отчества, интересный старикан. Я еще мальчишкой забегал к нему поинтересоваться, не продалась ли моя игровая приставка, которая мне уже надоела и занимала место в ящике под кроватью. И вот что тогда, что сейчас Альберт Кузьмич выглядит абсолютно одинаково, разве что редкие волосы стали совсем седыми, «консерва» – как мы с приятелями называем его меж собой. Приятели… их не особо много, Володька – мой одноклассник и напарник по спортзалу в ДК, где мы еще с детства колотим мешок и тягаем железо, без фанатизма, просто чтобы быть в форме. Ещё есть Павел, это наш «профессор», на пару лет старше нас с Володькой, учится в аспирантуре на истфаке, умный он очень, и во всяких добытых нами железках и артефактах отлично разбирается, за что берет с нас скромную оплату, вроде как за экспертизу. Экспертизу чего? Вот… вот это и есть моя работа я, как принято говорить «черный копатель»… нет, останки погибших воинов не беспокоим, упаси Господи, мы в основном интересуемся кладами, как это ни смешно звучит, во времена высоких технологий, и прочих достижений и безумств человечества. По области есть много мест, где? А вот не скажу! Зачем «рыбные места» выдавать, за них такая порой нешуточная борьба идёт, похлеще любого криминального боевика.

Но всякое лихо, тьфу-тьфу-тьфу, пока обходит стороной, и я имею свой скромный доход, на жизнь хватает, даже отчиму иногда подкидываю деньжат.

Хороший он мужик, мой отчим, но пьет сильно, и ничего не могу с ним поделать, да и осуждать его не в моем праве… До трех лет мама воспитывала меня одна, а потом в ее жизни появился Борис, мой отчим, он меня, по сути, и воспитал. Мужик рукастый, умный, правильный, как говорится, на оборонном заводе инженером работал, а потом, когда я только в первый класс пошел, мама пропала без вести. Ушла утром на работу в городскую библиотеку и все… Никто и никогда ее больше не видел, милиция искала несколько лет, а потом за давностью дело закрыли. Борис очень любил маму и до сих пор любит. Пока я рос, и была необходимость заботиться обо мне, он держался, а вот ушел я в армию – и все, слетел мужик с катушек. В моменты просветления, то есть в перерывах между его запоями я заезжаю к нему… посидим на обшарпанной кухне в старой «хрущевке», чаю попьем, погрустим и разбегаемся – он к собутыльникам, а я к друзьям. Лезть к себе в душу Борис не позволяет, и тем более учить его жизни, а буду настаивать – на порог не пустит в следующий раз, крепко обижается. Я во многом благодарен отчиму, особенно в том, что дал мне правильные представления о жизни, о стране, в которой я живу, и о мире в целом. Я всегда отличался от своих сверстников пониманием жизни, желаниями, потребностями, а в армии наш комроты шутил, что я скрываю свой возраст и мне минимум тридцать… я мог поговорить о Высоцком, о фильмах Гайдая и назвать командующих фронтами РККА на период начала Второй Мировой войны. Это все Борис, он отдавал всего себя после пропажи матери, а потом вот так, перегорел…

Следующая СМС-ка пришла через неделю, и в ней было написано, что мне можно прибыть в пункт выдачи заказов, а так как доставка была «самая быстрая», то некую сумму предполагалось заплатить по получению. Проинспектировав кошелек и Большую Советскую Энциклопедию, меж страниц которой я иногда делаю заначки, обнаружил, что с деньгами засада. Набрал Володьку… «абонент недоступен», ладно, тогда «профессору»…

– Слушаю?

– Паш, привет.

– Угу… Макс, я в Питере… что-то срочное? Просто роуминг, сам понимаешь…

– А, ну тогда отбой, Паш, отдыхай в культурной столице.

– Да какой отдых! Очередную работу привез на рецензию, я домой через неделю.

– Хорошо, до встречи, – я положил трубку, побарабанил по кухонному столу пальцами и включил чайник.

Отмыв кружку от помады и в очередной раз помянув Наталью «добрым словом» за эту ее привычку накрасить губы, а потом кофе пить, я насыпал кофе и себе, а затем снова взял в руки телефон.

– Да Максим, доброе утро, – ответил Альберт Кузьмич бодрым голосом.

– Доброе утро… простите, что беспокою с утра, но не могли бы вы мне деньгами помочь?

– И на какую сумму ты рассчитываешь?

– Совсем немного, мне надо новый металлоискатель у службы доставки выкупить, а я что-то на мели.

– Почему же на мели, я вообще-то думал, Володя тебе передал, что я продал тот серебряный поднос восемнадцатого века, который ты с развалин особняка графа Покровского мне принес.

– Да вы что! Да Вовка что-то недоступный, наверное, к бабке в деревню укатил, он вроде собирался… Это очень радостная новость, Альберт Кузьмич, когда мне можно приехать к вам?

– Сейчас почти девять, я открываюсь в десять, вот к открытию и приезжай.

– Хорошо, скоро буду! – я отключился, быстро допил кофе, обулся и, схватив ключи с тумбочки в коридоре, вышел за дверь.

Новый микрорайон новостроек, в одной из которых я снимаю квартиру, находится на окраине города, зато с балкона отличный вид на Волгу, вокруг никакой промышленности, но и с общественным транспортом проблемы. Поэтому, как только переехал сюда год назад, так сразу и озадачился покупкой автомобиля. Купил «Ниву» 2121, с рук, естественно, но состояние хорошее, особого ремонта не требовала, разве что с кузовом беда – куча грунта и покрашена, чуть ли не кисточкой. Да и ладно, на проходимость и работу двигателя это никак не влияет, а с движком все в порядке.

Спустя полчаса я уже ехал по Советской… не так, чтобы быстро, движение плотное, и все едут на работу. Поток движется потихоньку, начинаю ругаться на едущий впереди «Форд-Фокус» с блондинкой за рулем, которая то разгоняется, то тормозит вопреки логике, а с другой стороны, чего ругаться? Очень даже неплохие виды вон на тротуаре – студентки спешат на занятия, весна, тепло и минимум одежды.

Припарковался недалеко от «Детского мира», фасад которого выходит на широкую пешеходную улицу Горького. Тротуарная плитка, аккуратно обрезанные кроны деревьев, лавочки, урны, чисто… центр города и одно из мест для прогулок выходного дня. Посмотрел на часы «9:40», даже раньше приехал, антикварный еще закрыт, и я, купив в киоске сосиску в тесте и коробку кефира, присел на лавочку напротив антикварного – решил позавтракать поплотнее. Я очень удивился, когда увидел, что в магазин входят двое каких-то высоких двое мужиков, странные какие-то, с виду так неформалы от рок-панк культуры… короткие куртки, пояса с заклепками, какие-то кожаные шлемы «с ушами», прямо как у пилотов тридцатых годов прошлого века. Посмотрел на часы – без десяти, странно, Кузьмич вроде не пускает в магазин никого раньше времени. Решив, что, возможно, у Кузьмича какие-то проблемы, я бросил в урну недоеденный завтрак и поспешил к антикварному…

– Доброе утро, Альберт Кузьмич, ничего, что я пораньше? – спросил я, закрыв за собой дверь.

– Доброе утро, – Кузьмич приветливо улыбнулся, но когда я повернулся к двоим «неформалам» и кивнул им в стиле «здрассти», он даже в лице переменился как-то.

Двое мне тоже, кивнули, но в глазах читалось удивление, хотя нет, скорее озадаченность и тревога. Один из них пощелкал каким-то брелком на поясе, снова посмотрел на меня с еще большим недоумением…

– Альберт Кузьмич, я, наверное, не вовремя? Ну я пока погуляю, когда подойти?

– Да ничего, ребята просто зашли узнать насчет одной вещицы… они уже уходят.

Двое кивнули и молча вышли из магазина.

– Странные они какие-то, – хмыкнул я, – так что могу я получить денежку?

– Да, да, конечно, – Кузьмич явно нервничал, я его раньше никогда таким не видел, – я сейчас… тебе как, долларами?

– Нет, давайте «деревянными».

– Сейчас.

Кузьмич ушел в подсобку за прилавком, а я сел на старый кожаный диван с массивными подлокотниками и осмотрел магазин, не переставая удивляться, где Кузьмич все это старье берет. Старые мебель, посуда, книги, даже ювелирка кое-какая, также имеется куча хлама «советской эпохи», меня особенно всегда интересовал патефон, стоящий в углу на тумбочке и две больших коробки со старыми пластинками. Когда у Кузьмича хорошее настроение, он, бывает, заводит его, и редких посетителей радует старая музыка с шуршащим фоном, исходящая от музыкального артефакта.

– Ну вот, – Кузьмич вышел с конвертом и протянул его мне, – уже за минусом комиссионных.

– У вас все в порядке? – спросил я, обратив внимание, как подрагивает у него рука, в которой он протянул конверт.

– Максим, у меня что-то давление с утра пониженное, я вот сейчас с тобой закончу, да схожу, наверное, в поликлинику.

– Обязательно сходите, Альберт Кузьмич, здоровье – это дело такое… – посочувствовал я старику. – Может подвезти? Я на машине.

– Нет, спасибо, я пешочком, погода хорошая, да и быстрее дойду дворами-то.

– Ну, всего хорошего, не болейте, – я попрощался со стариком, вышел из магазина и направился к машине.

Получив в пункте выдачи длинную коробку, затянутую пленкой, я сел в машину и попробовал снова набрать Володьку, поделиться радостью, так сказать, ну и похвастаться, если честно. Но снова «абонент вне зоны действия сети».

– Ну и ладно, – бросил я телефон на сиденье, включил передачу и, выкрутив руль, вывернул с парковки, – буду в гордом одиночестве распаковывать девайс! Разве что Наташка может на обед придёт, вот, тогда еще надо в магазин заехать.

Но на обед Наташка не пришла, и я, разогрев в микроволновке блинчики с творогом, с удовольствием «в одно лицо» их поедал, запивал чаем и гипнотизировал коробку на полу. Пообедав, я сел на полу на кухне и приступил к распаковке…


###

Командору инспекции ZX002338235/3

Рапорт.

/голографическое сообщение передано с курьером в зашифрованном виде/

Сего дня, во время посещения патрульными добровольного экспата в системе Вариант#34, был обнаружен представитель Вариант#34, который имел визуальный контакт с патрульными. Неисправность модуля мерцания исключена, модуль проверен мной лично, о чем есть запись в журнале осмотра средств маскировки.

Прошу разрешения на инициацию расследования.

Старший инспектор наблюдения Вариант#34,
Лем Сайвик.

###


###

Старшему инспектору наблюдения Вариант#34.

Приказ.

/голографическое сообщение передано с курьером в зашифрованном виде/

Приказываю инициировать расследование. В случае подтверждения «казуса» санкционирую изъятие.

Командор инспекции ZX002338235/3
Дит Шах.

###


Чахнул над златом не долго, так, повертел металлоискатель в руках, радуясь приобретению. Мой-то старый сдох недавно, отнес одному самоделкину на ремонт, но тот, цокая языком, сказал, что ничего обещать не может, так как «пациент более мертв, чем жив», вот я и решил не ждать «реанимации» и купить новый. А новый, включить не получилось, так как индикатор заряда аккумулятора подмигнул красным светодиодом и потух. Поставил на зарядку и хотел заглянуть в ноутбук, прикинуть, куда выбраться на полевые испытания, но тут звонок на мобильный…

– Максим Владимирович?

– Да, а кто это? – я быстро глянул на экран, еще раз убедиться, что номер отразился.

– Капитан Игнатьев, ОЛРР Ленинского района.

– Понятно, слушаю.

– У нас тут проверка из прокуратуры в рамках очередной борьбы с оборотнями…

– И?

– Сотрудники прокуратуры проверяли карточки владельцев оружия, и у них возникли сомнения в подлинности вашей медицинской справки.

– Это как? Подождите… Какие сомнения? Я как положено неделю скакал по врачам…

– Вы знаете, у меня вот список, и нужно еще несколько человек обзвонить, конкретно в вашем случае, по медучреждению, где вы получали справку тоже идет проверка, в ваших интересах просто предоставить новую справку, иначе в конце недели я навещу вас и изыму ваш… что там у вас?

– «Сайга» и «Оса»…

– Вот. Максим Владимирович, вы лучше сделайте побыстрей новую справку в платной поликлинике и все, ни у вас проблем, ни у меня нервотрепки не будет.

– Понятно, – тяжело вздохнул я, и откровенно говоря, расстроился, – постараюсь сделать к пятнице.

– На Заводской поликлинику знаете?

– Да.

– Вот и хорошо, туда обратитесь, они на медосмотрах специализируются, быстро все делают. До свидания.

Можно было бы, конечно, встать в позу, мол, у вас сомнения, вы и проверяйте, но остаться без ствола на полевой выход, не хотелось. Там всякое случается: или местные быкуют, или… в общем, не хочется на время всяких проверок остаться без оружия.

Глава 2

На следующий день с утра дозвонился в поликлинику, записался на медкомиссию. Назначили на 14:20 и пока есть время, решил съездить к Борису, что-то он уже второй день на звонки не отвечает. Поехал… старый район города, трехэтажные «хрущевки» стоят кварталами, много деревьев во дворах, вспученный асфальт, а местами его просто нет, не элитный район, так уж случилось. Вообще это уже третья квартира отчима. Из нашей «двушки» на набережной мы съехали сразу же, как Борису, спустя год поисков матери, в милиции сообщили, что дело, скорее всего, безнадежное. Из гороно приходил какой-то чиновник и сообщил, что, мол, квартира служебная, и так как отсутствует ответственный квартиросъемщик, то есть мама, ее уже кому-то там распределили. Отчиму выделили от завода общагу, жили мы там долго, а когда я оканчивал школу, отец купил однокомнатную квартиру в центре, он раньше неплохо зарабатывал. А потом, когда Борис покатился по наклонной, он эту квартиру продал, чтобы было на что пить, и купил жуткую квартирку на первом этаже в «хрущевке»… Вот этот дом. Припарковался у выкопанной еще с прошлой осени ямы – теплотрассу пытались менять коммунальщики, захватив с сиденья пакеты с продуктами, закрыл машину, перешел по уже прижившемуся здесь деревянному мосточку с перилами и направился к подъезду. Может и показалось, конечно, но было чувство, будто кто-то на меня смотрит. Оглянулся – затонированый наглухо черный «Опель», притормозивший в проезде, тронулся и медленно скрылся за углом. Это что еще такое? Опять что ли Фриц со своими наездами… Постоял немного, покрутился, кроме двух бомжей у мусорных баков во дворе никого нет… вернулся к машине, достал из «бардачка» отвертку, сунул в задний карман джинсов и снова пошел к подъезду…

– Ну, елки-палки, все флаги в гости к нам, – толкнул я незапертую дверь.

В воздухе висел устойчивый запах многодневной пьянки и какой-то тухлятины. Из коридора заглянул на кухню – какой-то мужик спит лицом в тарелке, на столе помойка, куча бутылок…

– Эй, – толкнул я мужика в плечо, – ну-ка поднимай жопу и вали отсюда.

– …эм-нем-мням-мням… – пробубнил тот что-то нечленораздельное, не поднимая головы.

Не на шутку разозлившись, схватил собутыльника отчима за шиворот, выволок на площадку… хотел «катнуть» его с лестницы, но передумал, еще убьется… поволок его дальше из подъезда и уложил на лавку, а тот и не возражал – в полном ауте.

– Борь… – присел я в комнате у дивана, со стопкой книг вместо одной из ножек и попытался разбудить отчима, – слышишь меня?

– Угу…

– Ты когда нормально ел?

– М? А… Максимка… – открыл один глаз Борис, – привет… ел? Не помню…

– Давай-ка, поднимайся, иди в ванну, а я пока тут, – я осмотрел весь ужас, который творился в комнате и вздохнул, – приберу пока тут…

На уборку ушел почти час, пока собрал и отнес кучу мусора в баки на улицу, пока посуду перемыл. Борис, конечно, сразу не поднялся, но когда я включил старый, еще советский пылесос «Урал» и комната стала напоминать аэропорт, отчим сел на диване, пару минут соображал, что происходит, а потом, пошатываясь, побрел в ванную.

– Спасибо, Макс… – не поднимая глаз, отчим громко втягивал с ложки пельменный бульон, – а выпить ничего не привез?

Я молча выставил на стол «чекушку», как называют бутылку 0,25. Борис быстро открутил пробку и выпил почти половину из горлышка, зажмурился, громко выдохнул и продолжил работать ложкой. Я сидел и смотрел на него… раньше, мне было его жалко, а сейчас нет, сейчас я просто понимаю, что я единственный в этом мире человек, от которого он может ожидать помощи и поддержки, и тот, который его будет хоронить… Похоже, уже скоро… проблемы с печенью у него уже давно и сейчас он выглядит просто ужасно.

– Борь, ты б не водил никого, а? Спалят же хату… пятна вон, смотри, от бычков, – кивнул я на рассохшийся деревянный пол, крашеный много-много лет назад.

Борис ничего не ответил, допил прямо из тарелки бульон, взял вилку, и приступил к пельменям, обильно посыпав их перцем.

– Телефон твой где?

– А хрен его знает… потерял, наверное, – пожал Борис плечами.

– Понятно, ладно, завтра заеду, привезу тебе новый. Мне надо, чтобы ты на связи был.

– Зачем? – наконец поднял он пустые глаза.

– Как зачем?

– Не трать деньги, захочешь меня проведать – приедешь.

– А вдруг что-то срочное.

– Максим, – отчим взял в руку «мерзавчика», – посмотри вокруг, посмотри на меня… что у меня может быть срочного?

– Тебе денег оставить?

– Оставь…

– Сколько?

– Сколько не жалко…

Уехал я от Бориса с тяжелым сердцем и наипоганейшим настроением. Подъехал к поликлинике, и, выжидая назначенное время, сидел и смотрел в никуда минут десять. Потом снова набрал Володьку.

– Слушаю…

– Это я тебя слушаю! Ты где провалился?

– Привет, Макс! Да я это к бабке ездил… Слушай, извини, я забыл совсем, «консерва» тебе…

– Да был уже у него.

– Ну хорошо, я тут это, по трассе еду, связь может прерваться… давай я, как в город въеду, наберу тебя?

– Приезжай сразу ко мне, похвастаюсь.

– Чем? А! Заказ твой пришел?

– Ага.

– Заметано, через пару часов буду.

– Опять этот «Опель», – сказал я, когда увидел черную тонированную машину в зеркале заднего вида.

– Чего?

– Да тут непонятки какие-то, похоже, следят за мной, что ли… может, Фриц?

– Да ладно! Вроде ровно с ним разошлись.

– С Фрицем ровно ничего не бывает, он думает, что ему все должны и он хозяин мира…

– Он даже мозгам своим не хозяин! Ладно, ты там не лезь никуда, скоро приеду.

– Давай, – я отключился и посмотрел на часы, ну вот, можно идти.

Некогда ведомственная поликлиника, теперь больше напоминала пятизвездочный отель, и изнутри, и снаружи. На ресепшне, точнее в регистратуре, мне приветливо улыбнулась красивая девушка, в коротком халатике и, взяв у меня паспорт, быстро застучала на клавиатуре, а спустя буквально минуту из принтера выскочил бланк установленной формы.

– Четыре тысячи с вас, и проходите в двенадцатый кабинет, – сказала девушка, вручив мне еще не испачканную «докторским» подчерком справку, и вернула паспорт.

Расплатившись и поблагодарив ее, я направился по длинному коридору.


Вообще, я не думал, что заплатив «такие деньжищи», мне придется реально сдавать кровь, читать «нижнюю строчку», прикрыв один глаз, «дышите – не дышите» и прочие процедуры… некоторые из них мне даже показались лишними, для справки на оружие. Например, мазок из горла, я в кино видел, так тест на ДНК берут, но медсестра в процедурном кабинете сказала, что это для посева там какого-то… бред, но как говорится – «уже уплачено», так что смиренно все перенес. И вот, спустя полтора часа, я имел на руках новую справку, с кучей печатей и подписей, и, пока есть время, решил ее сразу и отвезти в ОВД по месту прописки.

Прежде чем сесть в машину, сделал вил, что вожусь с замком двери и проверил наличие «Опеля» – стоит, ждет, и уже начинает меня раздражать. Отъехав от поликлиники, стал петлять, крутиться по району и очень обрадовался, что «Опеля» больше не видно.

– Здравствуйте, – склонился я к переговорному устройству у окошка дежурной части, как в банке прям себе тут все понастроили.

Седой усатый майор в ответ мне лишь кивнул, даже не оторвавшись от телевизора.

– Мне надо в разрешительный пройти.

Майор снова кивнул, снова, не поворачиваясь, потянулся к кнопке на столе и открыл магнитный замок зарешеченной двери.

– Спасибо, – сказал я и, пройдя в коридор, направился к лестнице на второй этаж.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6