Николай Метельский.

Унесенный ветром: Меняя маски. Теряя маски. Чужие маски



скачать книгу бесплатно

В короткие сроки был устроен развод, и Наталья оказалась у разбитого корыта в чужой стране. Та история закончилась для женщины месяцем черной депрессии и должностью главного повара в клубе «Ласточка». Ну а сейчас она живет в том самом клубе и пытается не обращать внимания на Шотгана, который подбивает к ней клинья. Но лично мое мнение: он ее дожмет и все-таки возьмет долгожданный отпуск.

– Привет, теть Наташ. Покормите? – спросил я по-русски.

– И тебе день добрый, – улыбнулась та в ответ. – Садись, сейчас что-нибудь придумаем. Тебе как, полегче или поплотней?

– Да я только проснулся, теть Наташ.

– Приготовлю-ка я что-нибудь из русской кухни, не против?

– Из ваших рук – что угодно. – У себя дома она тоже работала поваром. И мать ее, и бабка. Потомственная повариха, в общем. Так что действительно, что угодно. Плохо не будет.

Доедая манную кашу, кивнул на газету, которую читала женщина.

– О чем пишут?

– Да ничего нового. Мусолят эту историю с Токийским музеем.

– Это в котором все погромили, но ничего не взяли?

– Ну да. Сейчас проверяют экспонаты на подлинность. Считают, что вандалы могли что-нибудь заменить. Полиция начала получать новые боевые роботы. Министр образования у нас новый. – У нас. Ишь как. – Очередная стычка с малайскими пиратами. – Ага, знаем мы тех пиратов. Тут уж скорей корсары. – Да вроде и все, больше ничего интересного.

– Ух, как всегда, вкуснотища, – сказал я, отодвигая пустую тарелку. – Спасибо огромное. А теперь пойду, пожалуй… Делами займусь.

– Давай. Удачи тебе там с твоими… делами, – усмехнулась она.

Похоже, о чем-то непристойном подумала, хех.

Надо сейчас домой съездить. Переодеться, отметиться, что уж там, и ломануться в тир пострелять. Да, так и сделаю, убью время до шести.

На подходе к дому меня уже ждала Шина, наверное, пробила через службу безопасности клана, что я вошел на территорию квартала. Как же все-таки здесь тяжко жить. Скорей бы уж восемнадцать. Нет, я и сейчас мог бы найти себе квартирку. И проблема не в том, что меня потом спросят: а как это ты, несовершеннолетний и без родителей, смог снять квартиру? Ах, друзья помогли. А что за друзья, если не секрет? Проблема в том, что меня никто ни о чем не спросит. А просто возьмут на заметку и будут раскручивать «друзей». И кто его знает, до чего дойдут.

Шина была раздражена. Шина кипела. Шина стояла в позе жены, встречающей возвращающегося с пьянки мужа.

– Ну и где ты шлялся? – Где-то я уже слышал похожую фразу. – Захожу я в дом поговорить о произошедшем в столовой, а его нет. – О как. Просто взяла и зашла. Домушница чертова. – И вечером его нет, и ночью его нет. И даже утром его нет! Я, как дура, сижу, его жду, а он где-то шатается.

– Девушка, у вас какие-то проблемы?

– Проблемы у тебя, мелкий. Конкретные такие проблемы, – прошипела она.

– Постой, постой. Я вполне серьезно спрашиваю, – сказал я, подняв обе руки на уровень груди. – У девушки-подростка, сидящей весь день дома вместо того, чтобы найти тысячу способов оторваться по полной, явно какие-то проблемы.

– Ты… ты… Пф… Кретин, – и, развернувшись, быстрым шагом направилась в сторону своего дома.

А у самой калитки остановилась и повернулась. – И у меня полно дел! – крикнула она, перед тем как зайти внутрь.

«Бежать отсюда надо. Сейчас ведь успокоится, вернется и начнет мне мозг выносить. Быстренько переодеться в неприметное и валить», – думал я, поднимаясь к себе в комнату.

И ведь почти успел. Переоделся в темно-синие джинсы и серую водолазку и, уже открыв дверь комнаты, услышал, как хлопнула входная. Ну вот, опять через окно убегать. Хотя стоп, Шина не дура, ну, по крайней мере, большую часть времени, а значит, учитывает мое окно. Тем более не в первый раз сбегаю. И дверью она хлопнула что-то уж больно громко. Значит, к черту окно, уходим через главные ворота. Хотя она знает, что я знаю… А, да ну и фиг с ним, если что, прорываемся с боем.

Сбежав по лестнице на первый этаж, оглянулся. Пусто. Все – ноги, ноги. Дверь закрывать не стал. Какая разница, если ключей у кого только нет. А встретить левых прохожих в центре кланового квартала… Короче, быстрей, пока она не очухалась. И вообще, прочь с главной дороги. Уходим дворами.

В тир я сегодня решил не идти. Я как представил, сколько мне придется толкаться в метро и все ради того, чтобы убить пару часов, так сразу повернул на другую ветку. Уж лучше в клубе перекантуюсь, он в отличие от тира в нужной мне стороне.

Шагая до «Ласточки», думал о том, как паршиво без машины. Райдон, несмотря на пробки, хотя бы сидит, а мне в метро чаще стоять приходится, в жуткой толпе. И, я вам так скажу, в метро происходит всякое. Не только в русском, наверное. В любой стране метро – зона чудес, как правило, неприятных. Хотя в своем мире мне как-то везло, а вот здесь то одно, то другое, и далеко не всегда дело можно решить силой, как сегодня. Эх, лучше б эти малолетки докопались до меня, а не до старухи, быстрей бы все закончилось. Так что нужна машина, к черту малолеток и иже с ними, час пик куда страшней. А еще нужен шофер, в этой стране до восемнадцати ни-ни, никаких прав. Собственно, проблема в шофере, а не в машине, на нее-то я денег найду, а вот где мне найти преданного и молчаливого человека, которому я буду доверять, – вот это вопрос. Может спасти кого-нибудь от жуткой смерти? Вот сейчас в ближайшем проулке кого-то избивают. Э-э-эх, мечты, мечты. Если б все было так просто. Впрочем, зайти и глянуть, кого там пинают, надо банально из-за близости клуба, а то еще пойдут слухи, что тут клиентов обижают. Да и вообще, после одного случая в моем детстве этого мира я к таким ситуациям отношусь крайне негативно.

Меня тогда чуть насмерть не забили опьяневшие от вседозволенности детки аристократов. И забили бы, если б не один старик, имени которого я так до сих пор и не смог узнать. Такое впечатление, что его и не было, только прозвище – Стакан. Он тогда выхватил меня на бегу, одиннадцатилетнего, ничего не умеющего ребенка, спасающегося от своры ублюдков. Затолкал в щель между домами, чтобы меня не было видно. А тем уродам было плевать, с кем играть: ребенок, старик – лишь бы было тело. Так он и умер в метре от меня, сначала пытаясь объяснить, что ребенок вырвался и побежал дальше, а потом молча, я даже стонов его не слышал. Когда все закончилось, старик был мертв, а мне потребовалось четыре года, чтобы найти и убить тех аристократиков. Кроме одного. Сын князя с кулинарной фамилией Сатэ, дайме провинции Симоса. Сначала он был слишком крут для меня, а потом свалил в Германию учиться. Но вечно он там не просидит, так что я все еще жду. Не вернется до моего совершеннолетия, поеду к нему сам.

Но сейчас важно узнать, кого там избивают.

В конце проулка оказался тупичок, в котором и месили ногами скрюченное, чересчур маленькое для взрослого человека тело. Двое взрослых мужчин, стоя ко мне спиной, били ногами ребенка, что само по себе гадство. Так они еще делали это рядом с моим клубом, а это уже наглость. А еще я чувствовал эмоции парня. Повторюсь, эмпатия – прерогатива ведьм, но способности ведьмачества одинаковы, и в какой-то степени то, что доступно мужчинам, доступно и женщинам, и наоборот. Вот только сила таких «половых» способностей будет очень разниться. Я могу чувствовать только очень яркие эмоции и, как бы это сказать, не направленные на кого-либо. Одним из проявлений эмпатии, не зависящим от половых признаков, считается чувство взгляда через прицел, но сами ведьмаки с этим не согласны. Тот, кто хоть раз ощущал эмоции другого человека, понял бы меня. Чувство опасности ученые эмпатией, кстати, не считают. Ну да и я не считаю. Так вот, парень, а это был парень, испытывал сейчас сильное желание вытерпеть избиение молча. Не чтобы оно закончилось и не злость на людей, избивающих его, а желание не вскрикнуть. Достойно, что тут еще скажешь. Я бы на его месте желал лишь мести, тоже молча, конечно, но я-то внутри взрослый. А вот в свое первое детство… Даже не знаю…

Подойдя к мужчинам, хотя какие они мужчины, вырубил правого ударом по затылку, обеспечив ему сотрясение. Левому, повернувшему ко мне голову, сломал колено ударом ноги и вывел в аут левым махом в висок. Убивать я их не собирался, не рядом с клубом, а вот поговорить о жизни стоит. И то, переживут ли они этот разговор, зависит от их выносливости и настроения Вась-Васи. Не самому ж мне на них время тратить. Разобравшись с уродами, склонился над ребенком, лежавшим в позе эмбриона. Первичный осмотр никаких критических ран не выявил. Про остальное скажет доктор, к которому после подобного сводить парня все же стоит. Но этим займется тетя Наташа. Я, если честно, даже не знаю, где здесь ближайшая больница. Да и времени до шести может не хватить.

Пошевелившись, парень убрал руки, закрывавшие лицо и голову. – Оба-на! Да это же величайший воришка всех времен и народов – Сато Казуки!

Знакомый малец. Вот уже полгода пытается меня обокрасть. Я ему в первый раз чуть руку не сломал, когда он собирался залезть мне в карман. Хорошо, сообразил вовремя, что рука какая-то маленькая. Тогда он отделался пятью минутами насмешек и подзатыльником. Второй раз я уделил насмешкам минут десять и, отвесив щелбан, отпустил с миром, а в третий и последующий разы он отделывался одним лишь подзатыльником. Видимо, парнишка на принцип пошел да и жил где-то рядом, поскольку встречался он мне часто и только рядом с клубом. Я ему объяснил, внушил, как мог, с применением «яки», что, если его поймают или я узнаю, что он обкрадывает посетителей клуба, одним подзатыльником он не отделается. Пока что, кроме меня, он пойман никем не был. А что касается наших с ним отношений, то когда он сможет утащить у меня что-нибудь из кармана, я уйду на пенсию цветочки растить. Или начну тренировать нового ведьмака. Но так как ведьмаки появляются только на поле боя, ученик мне не грозит. Как, впрочем, и пенсия.

– С… Сакурай-сан, они хотели… начать грабить клиентов клуба, – приподнимаясь и то и дело морщась, сказал мальчишка. – Я подслушал… Решил вам сказать… и вот, как-то так.

Ох уж этот ребенок. И что это он озаботился репутацией моего заведения?

– Ладно уж. Давай-ка отнесем тебя в клуб, а оттуда в больницу. Ну или в «скорую» позвоним, там видно будет.

– Нет, не надо меня нести, я сам… дойду. Домой.

Ах да, он же тут рядом где-то живет.

– У тебя дома-то кто-нибудь есть? – Хотя если подумать, что это за дом? Вряд ли в благополучной семье ребенок пойдет воровать.

– Да, – скривился тот явно не от боли, – отец.

– А мать? – спросил я, придерживая вставшего на ноги парня.

– Умерла.

Вот дерьмо. Неудачно я спросил. И не извинишься, ему от моих извинений…

– Знаешь, давай все-таки сначала в клуб. Хоть ссадины обработаем. – И кровоподтеки, и бровь разбитую, и губы. И еще черт знает что.

– Только… ой, не надо меня нести, я сам… дойду.

Стесняется он, что ли?

– Ладно, ладно, держись за меня тогда.

– Я и…

– Или понесу! Ты б себя со стороны видел, герой боевиков, сразу бы меня понял.

Так и пошли. Он – ухватившись за мою правую руку и сильно припадая на левую ногу. И я – готовый в любой момент его подхватить. Доковыляв до клуба, вошли внутрь. В зале пусто. Вот и где все, когда они так нужны? Усадив Казуки на ближайший диванчик, один из тех, что стояли вдоль стен, пошел искать людей. Впрочем, дойдя до барной стойки, опомнился и, достав телефон, позвонил Василию Рымову.

– Здорово, Василий, – начал я по-русски. – Ты где сейчас?

– И тебе не хворать, Синдзи. – Он, как и большинство представителей других наций, не догонял насчет важности суффиксов и частенько опускал их в разговоре. А меня вообще всегда называл просто по имени. А я, его бывший соотечественник, не обращал на это внимание. – В клубе я сейчас, на кухне.

Большой русский медведь. Даже по телефону складывалось подобное ощущение.

– Рядом с тобой никого нет? Васи-тяна, например.

Несмотря на его отношение к суффиксам, он вполне понимал, что это такое и когда что применять. Так что первым суффикс «тян» японскому Васе присоединил именно он.

– Здесь он. Что-то случилось?

– Да так, ерунда, надо кое с кем поговорить. О хорошем поведении. Кстати, тетя Наташа не у вас там?

– Не, у себя она, кажется.

Вот странно: не любит Наталья ходить по этому городу в одиночку, уж и не знаю почему. Вроде ничего такого с ней не происходило.

– Понятненько. Ладно, жду вас в зале. – И, нажав отбой, набрал номер нашей славной поварихи.

В том, что парни не станут задерживаться на лишнюю чашку чая, я был уверен. Они, как и вся охрана «Ласточки», были наняты мной и прекрасно знали, что я являюсь совладельцем клуба, а значит, и их начальником. Также они знали, что об этом лучше молчать. И хоть найти их мне помогла Акеми, к ней они не имели никакого отношения. Парни вообще к криминалу отношения не имели, однако и чистоплюями не были. Эх, как вспомню, чего мне стоило, чтобы они подчинились подростку, то есть мне… Учитывая, что все они Воины… Так что любителям избивать малолеток скоро не поздоровится.

– Привет еще раз, Синдзи.

Брр. Аж мурашки по коже. Почему-то когда видишь ее вживую, этот грудной, завораживающий голос действует не так сильно. Хоть с внешностью у нее очень даже. Короче, приставания Хонды к ней вполне понятны. Будь она помоложе, сам бы приставать начал.

– Привет, теть Ноть. Вы сейчас у себя?

– Да, телевизор смотрю.

– У меня к вам просьба будет. Спуститесь, пожалуйста, в зал и захватите аптечку. Надо тут паренька одного подлечить.

– Что-то серьезное? – Судя по звуку, на месте она уже не сидела.

– Да не, теть Наташ, было б серьезное, я бы в «скорую» позвонил.

– Уже иду.

Нажав отбой, вернулся к Казуки. Тот с любопытством оглядывал зал. А я размышлял, глядя на него.

Рано или поздно, так или иначе, но мне потребуется набирать себе людей. Я не планировал вечно оставаться простолюдином, живя рядом с главой клана Кояма. И даже если он не даст мне герб, я постараюсь добыть его в другом месте. Конечно, герб не дарит особых привилегий, он вообще мало что дает. Но его обладатель становится свободным аристократом, а это уже кое-что. Навскидку могу вспомнить как минимум один несомненный плюс. Свободных аристократов, тех, у кого есть герб, но нет господина, никто не может захомутать на службу. Вон как при Петре Первом: ра-а-аз – и ты в армии. Просто потому, что на глаза попался. Я, конечно, утрирую. Но император вполне может потребовать моей службы, стоит мне только приподняться. И это не беря в расчет мое патриаршество. Стану ли супербойцом или супер-магнатом, даже если меня никто не тронет, как с большинством людей и случается, надо мной всегда будет висеть дамокловым мечом воля императора. А свободный аристократ, хоть и только официально, от этого защищен. Подобная аристократия вообще мало чем от обычных подданных империи отличается, кроме таких вот мини-привилегий. Но мне и этого хватит. В клан я вступать тоже не намерен. Ибо там то же самое подчинение, а карьерный рост, если присмотреться, еще меньше, чем на государственной службе. Хотя черт с ним, с карьерным ростом, я просто не могу никому служить. Клятвы, данные ведьмаками, не могут быть нарушены даже в другом мире. Это против нашей природы, это выше нас. Тот плюс, который позволяет государствам использовать ведьмаков, а не пытаться их уничтожить. Ведь все мы когда-то были неоперившимися новичками. И на мне по сей день висят некоторые клятвы, которые, например, отсекают любую военную службу. Имея герб, мне придется подчиняться установленным правилам, они же законы, но местные законы мало чем отличаются от таковых в моем мире. Так что моя ближайшая цель – это герб. А уж потом я начну подниматься, для чего нужны верные люди, а не просто работники, как в моей фирме. Нет, я и оттуда людей наберу в ближний круг, если попадутся, но верных людей много не бывает, а по-настоящему верных людей приходится растить, как говаривал мой незабвенный начальник – Некромант. Это, конечно, не совсем верно, но и специфика работы у Некроманта не позволяла сказать другого. Спросите, зачем мне вообще выпендриваться и стараться чего-то добиться? Ну а как насчет обычного человеческого желания быть круче ближнего своего? Если не суетиться, не хотеть чего-то большего, наступает стагнация, а потом регресс. И это касается всего. А с учетом моей предположительно длинной жизни меня это даже как-то пугает. Но это между нами. Вы думаете, что после моей персональной войны против государств моего мира и дачи этих чертовых клятв я стал примерным среднестатистическим семьянином? Ха! Три раза. Денежку я зарабатывал только в путь. Крутился, как мог, а мог я много. Эх. Гады. Такой жизни лишили. Добраться бы до этих… этих… Так, спокойно, Макс, уймись. Успокойся.

Кхм, м-да. Люди. Ближний круг. Те, на кого я смогу опереться в будущем. Их искать и собирать никогда не рано. У меня есть Фантик, Акеми, Нэмото Таро, уверен, если я позову, он пойдет за мной, несмотря на опасность. Еще есть Вась-Вась, волевые и верные ребята, их тоже можно подтягивать поближе. Шотган, если подумать, при всей своей честности и надежности, не подходит. Просто потому, что у него уже все есть и ничего сверх того ему не надо. Разве что Наталью, хе-хе. Он банально не захочет ни во что ввязываться и ничего менять. Хоть положиться на него можно в любом случае. Наверное, и в фирме моей кто-нибудь есть, но я с теми сотрудниками практически не контачу, так что почти никого не знаю. В итоге получается до смешного мало людей, половину из которых еще только придется подтягивать. Хотя надо признать, что для моего возраста и это прилично.

И вот гляжу я на этого паренька и думаю: а почему бы и нет? Сила воли есть, желание подняться повыше есть, верность воспитаем, хотя зачатки, судя по тому, за что он получил, тоже имеются. Ум… да вроде есть. Но это не так важно, хоть и желательно. Теперь главное – не устроить в клубе детский сад, а то что-то я разошелся. И не забыть узнать, что у него в семье творится. А то мало ли.

Пока размышлял, в зал зашли Вась-Васи. Махнув им рукой в сторону выхода, обратился к мальчишке:

– Я отойду ненадолго. Сейчас сюда придет женщина и займется твоими синяками. Смотри не убегай, мне с тобой потом поговорить надо будет.

– Я понял, Сакурай-сан, я дождусь вас.

Кивнув ему, отправился на выход и, поманив за собой охранников, пошел к лежавшим в переулке.

– Хватайте и идем обратно.

– Они хоть живы, босс? – спросил Горо.

Он чаще всего именно так ко мне обращался. В редких случаях по фамилии, с суффиксом «сан».

– Живы, но что забавно, вон тот, левый, притворяется.

Покосившись на меня, оба Васи направились к телам.

– Слышь, урод, сам пойдешь или тебе тоже ногу сломать? – пнул Рымов притворщика, после чего повернулся ко мне и шмыгнул носом. – Молчит.

– Ты хочешь тащить тело, которое может идти само?

– И правда. Если уж тащить, то по причине. Какую ногу ему сломать, босс?

А вот его «босс» явно на публику.

– Можешь ломать обе, так уж и быть.

– Стойте, не надо. Я… может, договоримся? Мы ведь вам ничего не сделали, претензий не имеем. Да мы вас даже не видели, просто заблудились, а тут вот… в обморок упали.

– Вот и вставай, обморочный, мы вас в больницу отведем, – ответил ему Вася-русский.

– Нет, пожалуйста, мы… ай… – Вася пнул его еще раз. – Мы заплатим, у нас есть день… ай.

– Я очень хочу сломать тебе ноги, но тащить тебя лень. Так что выбор за тобой. У тебя три секунды на размышления.

Горо вздохнул, ему-то своего тащить придется.

– Я ему щас сам ноги сломаю.

– Своему ломай, а этот сам пойдет. Ведь так?

– Да! Да. Я встаю.

– И только попробуй убежать. Бегать я люблю еще меньше, чем уродов всяких таскать, – сказал ежедневно бегающий по утрам индивидуум.

В ответ гопник попытался встать, но его явно повело, и он опять шлепнулся на асфальт. Видимо, я переборщил с ударом.

– Хотя можешь и попробовать. Какое-никакое, а развлечение.

– А может, все-таки…

– Это мое тело, Вася-тян, хочу – ломаю, хочу – нет.

– Эх, – вздохнул очередной раз Горо, взваливая на себя «свое тело».

Вот так парни и развлекаются. Я имею в виду шутки, а не ломание костей.

Через главный не пошли, там сейчас Наталья, а ей такое лучше не видеть, так что направились к служебному.

– На кухне есть еще кто?

– Не, пусто пока.

– Тогда тащите, хомяки, куда обычно тащите.

– Господин, может, договоримся все-таки? Мы ведь вас знать не знаем и здесь случайно оказались. – Я лишь помахал рукой, показывая, чтобы парни поторапливались. – Господин! За что? Пощадите, господин! – стал упираться этот придурок.

– Эти в высшей степени благородные господа объяснят тебе и твоему другу, что к чему. И если ты, наконец, заткнешься и не будешь сопротивляться, то скорей всего даже калекой не станешь. Все, тащите их.

– Господи-и-ин!

Вот дурак-человек. Видать, нехило его жизнь потрепала, если он думает, что мне здесь трупы нужны. Или по себе судит. Лучше, конечно, первое, но скорей всего второе.

В зале тетя Наташа все еще обрабатывала ушибы Казуки. Тот шипел и кривился, но вырваться не пытался. Подойдя к ним, словил резкий вопрос.

– Кто это сделал? – спросила меня женщина.

На что Казуки вильнул взглядом. Ясно с ним все.

– Упал он.

– Я серьезно, Синдзи. После такого надо обращаться в полицию. Сначала в больницу, а потом в полицию. А этот мальчишка молчит, как партизан. Все упал да упал.

– Ну а вы как думаете, теть Наташ? – спросил я по-русски. – Мужчина не может проявлять слабости и жаловаться даже столь красивым женщинам, – попытался я убрать серьезность из ее голоса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20