Николай Метельский.

Призрачный ученик



скачать книгу бесплатно

– Я не боюсь, – перебил я его.

– Главное, чтобы твоя мать не боялась. И последнее – никакой платы я не требую. Ты… Возможность тебя обучать и есть моя плата. Если у нее есть вопросы, она может передать их через тебя. Но! Если у вас нет ни великих мастеров, ни магов, она может тебе не поверить, так что, если сможешь приходить ко мне незаметно от матери, ничего ей не говори. Сначала я научу тебя тому, что ты сможешь ей показать. Запомнил?

– Конечно!

– Повтори.

Я не смог. Точнее, не смог повторить все сразу и так гладко, как мой будущий учитель. Поэтому мы просидели еще час, за который он буквально выдрессировал меня.

Тогда я не задавался никакими вопросами, все было понятно и здорово. Например, такой нюанс, как понимание местного языка, даже не пришел мне в голову. Но на будущее могу сказать – все это было возможно благодаря тому самому великому ритуалу, который в свое время умудрился добыть учитель. То есть не он его придумал, он просто разложил специальный свиток, капнул на него своей крови и влил в него те крохи маны, которыми обладал.

Перемещаться между мирами мог только я, и работало это по принципу желания. Надо было отчетливо пожелать вернуться домой, раскрыть любую дверь – и вуаля, на той стороне – другой мир! В обратную сторону работало так же – пожелал, открыл какую-нибудь дверь, и ты вновь у себя дома. Выходишь при этом через ту же дверь, в которую входил в прошлый раз. Вот и я, полный энтузиазма, пожелал вернуться к маме, чтобы рассказать ей дивную историю. Открыл дверь, а за ней… мама. Сидящая на полу прямо напротив меня, растрепанная, заплаканная, глядящая пустым взглядом сквозь меня.

– Чего замер? – спросил учитель. – Я не вижу, что там происходит. Для меня это внутренности шкафа.

– Я… Я пойду…

– Иди, – посмотрел он на меня подозрительно. Похоже, видок от лицезрения заплаканной мамы был у меня тот еще. – И не забывай – я всегда буду ждать тебя.

– До свидания… – бросил я, проходя сквозь портал. И оказался в шаге от мамы.

Подняв на меня ошарашенный взгляд, мама мгновенно заключила в объятия, после чего разрыдалась. Как итог, что бы я ни говорил, как бы ни упрашивал, с меня стребовали обещание никогда больше не ходить в тот мир и никому про него не рассказывать. Если учесть, какой вид имела мама, долго ей меня убеждать не пришлось. Я очень четко чувствовал, как она была напугана моим внезапным исчезновением, и мне это крайне не нравилось. Я даже пару раз тогда сам чуть не расплакался, хотя очень гордился тем, что не делал этого уже года два.

Кстати, именно после того случая я стал видеть духов и призраков.

И вот я снова здесь. Мамы больше нет, обещание нарушено, а дядя Ичиро – совсем из другой весовой категории, нежели мама. Ему никаких обещаний из меня не выбить, а про удержание и вовсе молчу. Напомню: для меня любая дверь ведет сюда: рано или поздно я бы вырвался и уже вряд ли бы вернулся. Во всяком случае, в ближайшие годы. Но один шанс я ему дам – все-таки брат мамы.

Учитель находился на том же месте, что и в прошлый раз, только теперь он полулежал, положив голову на согнутую в локте руку, и читал какой-то свиток.

Когда я появился в его комнате, он поднял голову.

– Ну ничего себе! – произнес он удивленно. – И ста лет не прошло. Неужто сумел уговорить мать? Всего-то за два года, – усмехнулся он.

– Мама умерла, – произнес я спокойно. – Остался только дядя, но он не сможет удержать меня дома.

– Страсти-то какие, – принял он сидячее положение. – Ну подходи, присаживайся, – похлопал он по полу рядом с собой. – Заодно расскажи, как тебе жилось все это время.

Глава 3

– Еще раз, – потер переносицу учитель. – Какой-то монстр, проживший несколько сотен лет и думающий, что он мечник, назвал моего ученика… бездарем.

– Да, – подтвердил я.

– Хотелось бы мне с ним пообщаться, – пробормотал он. – Хотя ладно, зато ты вернулся. Но скажи мне, ученик…

– Учите… – отодвинулась в сторону дверь комнаты, – и-и-и!

– Визжалик, – покачал головой Учитель. – Я уж думал, он за два года успокоился. Как считаешь, он сам вернется или придется потом искать его?

Я только плечами пожал. Откуда мне знать? Я этого типа второй раз в жизни вижу. Правда, на этот раз – немного четче. Уже могу понять, что у него длинные волосы, убранные в хвост.

– У-учит-тель… – осторожно переступил порог Док Ше. – П-продукты приб… прибыли.

– Справедливости ради, – посмотрел на меня учитель, – Док Ше родом из Чжунго, а там с призраками все сурово.

– Я не призрак, – все же решил уточнить я.

– Знаю, но выглядишь для нас именно как призрак.

А они – для меня. Удивительная особенность.

– Мама говорила, – вспомнил я неожиданно, – что страх – это естественная реакция человека и это нормально. А вот показывать свой страх посторонним – это слабость. А мужчина не может быть слабым.

– Визгляк, – произнес учитель, приложив ладонь к лицу, – беги отсюда, а то у меня сейчас столько новых прозвищ для тебя в голове появилось. – Само собой, Док Ше очень быстро смылся. – Эх, – убрал учитель руку от лица. – Шутки шутками, но Док Ше – один из самых перспективных моих учеников. Учти это. Гений, если не сравнивать с великим мной. Но я верю в ритуал, ученик, и верю, что ты еще лучше. А всякие там монстры пусть идут… – покосился он на меня. – Идут куда подальше. Твоя судьба – стать еще одним великим мастером школы «Кен-но-иши». Вторым после меня, основателя. И то, что ты из другого мира, – только в плюс. Кто еще у нас может похвастаться, что его школа существует в двух мирах. Ну пока это не так, конечно, – поправил он себя, – но я надеюсь, что ты не подведешь меня и создашь школу меча стиля «Кен-но-иши» в своем мире.

– Конечно, учитель, – подтвердил я на полном серьезе.

До этого момента я ни о чем таком не думал, но звучало крайне заманчиво. Открыть свое додзё[15]15
  Зал или клуб для восточных единоборств.


[Закрыть]
. Свою школу… Это ли не достойная цель в жизни? Стать мастером… великим мастером меча – это мечта, а школа – цель.

– Вот и отлично, – вздохнул учитель. – Теперь к сложному. Я соболезную твоей потере, малыш. Пусть у меня никогда не было родителей, но что такое потеря близких, я знаю. И считаю, что разлад в семье недопустим. Точнее, считаю недопустимым, чтобы его причиной стало обучение у меня. Поэтому мы вновь попытаемся договориться, но уже с твоим дядей.

– А если он будет против, как мама? – спросил я.

– Это будет плохо. Но я вполне могу подождать до твоего совершеннолетия.

– А у нас говорят, что чем раньше начинаешь, тем сильней будешь потом.

– Не совсем так, – заметил учитель. – Хотя боги его знают, какие у вас там боевые искусства. Стоп, – задумался он. – Понятно. Про возраст у вас так говорят, скорее всего, те, кто не знаком ни с магией, ни с Волей. У нас проще. Да, время ты потеряешь и в ритм войти сложней, но тому, что дает настоящую силу, плевать на возраст, – произнес он, после чего задумался. – М-да, как бы попроще? Дело даже не в том, что Воля дает какую-то силу, а в том, что человек с Волей сам делает себя сильным. Понял? Конечно, не понял. Ладно, об этом потом, сначала – твой дядя. Брат матери, я правильно понял?

– Да, – ответил я слегка разочарованно. Хотелось побольше узнать об этой таинственной Воле.

– По глазам вижу, что ты умираешь от любопытства. Но давай все же сначала разберемся с твоим родственником, – и, глянув на то, как я сник, продолжил: – Ох, ладно. Но очень коротко и обобщающе. Мана – это некая энергия, которой пользуется маг. Топливо для его чудес. А Воля… это, собственно, воля. Сумеешь пересилить само мироздание, сломать законы природы – и ты получишь желаемое. Чем сильнее твоя Воля, тем более глубокие законы ты сможешь сломать. Или использовать. Воля далеко не всегда ломает. Я практик, малыш, так что не жди от меня развернутой лекции, как в школах магии.

– У вас тут даже школы магии есть?

– В нашей стране – нет, – усмехнулся учитель, – а вот в соседней Чжунго – есть. У Островной империи есть, у королевства Грифона, у Великого княжества есть. У нас все по старинке – семья, клан, личный учитель. Но пока у Рассветной империи есть семь великих школ, в одной из которых ты находишься, все эти маги не более чем смазка для наших мечей. Даже не так. Пока вообще есть выбравшие путь Воли, маги никогда не станут силой. Но давай все же вернемся к нашей проблеме.

Велев мне повторить много раз то, что надо говорить дяде, учитель отправил меня домой. Все тот же шкаф в комнате учителя привел меня в шкаф уже в моей комнате. Пройдя сквозь портал, я нос к носу встретился с дядей Ичиро и Коханой. Оба сидели на полу рядом с какой-то пентаграммой, по всей комнате в произвольном, казалось, порядке в пол были вбиты огромные гвозди, у одной из стен стояло зеркало-цукумогами со все тем же стариком внутри, а под потолком летали бумажки в форме человечков. Видимо, шикигами[16]16
  Призванные колдуном духи.


[Закрыть]
. Подняв голову, дядя пристально посмотрел на меня, в то время как Кохана вскочила и к чему-то приготовилась.

– Кеншин, где ты был? – спросил строго дядя.

Я напрягся.

– Ходил к учителю, – ответил я, глядя на него из-под бровей.

– Куда? – удивился он.

– К учителю.

– К какому еще учителю?

– Тэнгу сказал, что я бездарь, но он всего лишь жалкий монстр. Один из сотен тысяч. Слабак. А таких, как учитель, всего девять на весь мир. Его мир, – уточнил я. – И он готов меня учить. Я стану великим мечником.

– Кен-чан, – провел дядя ладонью по лицу. – Давай по порядку. Ты был в другом мире?

– Да.

– Как ты туда попал?

Ну, это просто.

– Учитель провел великий ритуал, призывающий идеального для него ученика. Теперь я могу ходить к нему и учиться фехтованию.

– И ты взял и поверил какому-то незнакомцу? – спросил дядя.

И этот вопрос мы обсудили.

– Но ведь я здесь? Он призвал меня два года назад, но отправил обратно, чтобы учебу одобрила мама. Она не одобрила. – Тут дядя явно что-то хотел сказать, но удержался. – Потом тэнгу назвал меня бездарем…

– Я прибью этого придурка, – прервал меня дядя.

– И я пошел к учителю, – все же закончил я предложение. – Но он знал, что вы будете беспокоиться, и опять отправил меня обратно, чтобы я уговорил вас разрешить мне учиться у него.

– Нет! – резко произнес дядя Ичиро.

– Он сказал, что вполне может подождать до моего совершеннолетия.

– Вот пусть и ждет, – заметил дядя.

– Но я не хочу ждать!

– Окава Кеншин, я сказал: никаких путешествий в другой мир!

– Вы не мама! – крикнул я. – И вы не удержите меня!

– Это мы еще посмотрим!

После этих слов я обиделся и разозлился, поэтому, даже не отвечая, просто развернулся и решительно потянулся к дверной ручке шкафа. Только вот сделать ничего не успел, будучи перехвачен Коханой, за мгновение переместившейся ко мне вплотную.

– Отпусти! – начал я вырываться.

– Простите, молодой господин, но Ичиро-сама будет расстроен, если вы уйдете.

– Отпусти меня, я все равно уйду! – не сдавался я.

– Молодой господин, успокойтесь, – увещевала меня Кохана.

А я в тот момент вспомнил слова учителя: «Твоя Воля ломает законы природы». Я абсолютно не понимал, что стоит за этим утверждением, но уж что такое сила воли, осознавал и в свои восемь лет. Поэтому я брыкался до последнего, и в какой-то момент, когда я понял, что не вырвусь, но отказался сдаваться, Кохана отлетела прочь от моего очередного толчка локтем. Просто отлетела. Как снаряд из пушки врезалась в стену и осталась там стоять на подгибающихся ногах. А мы с дядей Ичиро ошарашенно на нее смотрели.

Первым пришел в себя именно я. Наверное потому, что не так хорошо осознавал, насколько произошедшее невероятно.

– Я буду великим мастером, – произнес я с абсолютной уверенностью. – Учителю четыреста лет, он может ровнять горы с землей, и я стану таким же сильным. Лучше, чем он! И вы меня не остановите, дядя Ичиро.

Под конец фразы я даже немного загордился от того, как складно у меня получилось сказать.

– Так, я понял, – потер он лицо ладонями. – Кен-чан, давай успокоимся и поговорим о том, что произошло, как взрослые. Пойдем, – поднялся он наконец на ноги. – Серьезные разговоры лучше вести за чашкой чая. Ты в порядке, Кохана?

– В порядке, Ичиро-сама, – произнесла юки-онна.

За те несколько секунд, что прошли с момента ее полета к стене, она сумела прийти в себя и выглядела так, будто ничего не произошло. Только приближаться не спешила.

Немного подумав, я решил пойти с дядей на кухню. В конце концов, учитель настаивает, чтобы конфликтов в семье не было, а уйти я могу через любую дверь. Поэтому, кивнув с серьезным, как мне казалось, видом, я пошел вслед за дядей Ичиро. Спустившись на первый этаж, зашли на кухню, где я уселся за общий стол и приготовился слушать, что мне скажут.

– Коки, чай, – произнес дядя, после чего обратился уже ко мне: – Рассказывай.

Это меня немного сбило с толку, так как я почему-то приготовился, что говорить будут мне. Быстро прокрутив в голове то, что говорил мне учитель, решил начать с самого начала:

– Первый раз я попал к учителю два года назад…

Рассказ получился на удивление длинным. Не на час, конечно, но продлился дольше, чем я ожидал. По-быстрому все пересказать не получилось. Где-то я сам не мог подобрать слова, где-то дядя постоянно уточнял, и в итоге я сумел закончить лишь минут через двадцать.

– Интересная история, – откинулся он на спинку стула, крутя стоящую на столе пустую чашку. – Твою маму я более чем понимаю – ты даже не представляешь, как я волновался, когда в твоей комнате появился разрыв пространства, а потом ты просто исчез из дома. Мне десяти минут хватило, чтобы почти рехнуться от беспокойства, Кен-чан.

– Извините, – буркнул я, не удержавшись. Мне действительно стало стыдно, правда, сожаления я не испытывал.

– Да что уж теперь, – вздохнул дядя и, придвинувшись ближе и положив локти на стол, продолжил: – Ты пойми, Кен-чан, после смерти твоей мамы именно ты стал для меня самым важным в жизни. Как я могу позволить дорогому мне человеку шастать неизвестно где, общаясь при этом неизвестно с кем? А если с тобой там что-то случится?

– Учитель – великий мастер, и его школа – самое безопасное место в мире, – решил я уточнить то, о чем уже рассказывал.

– Но это по словам человека, которого ты видел всего два раза в жизни, а я так и вовсе ни разу, – ответил он мне. – Даже если этот твой мастер не врет, откуда нам знать, что он банально не заблуждается? Не существует идеальных людей, – и через секунду дополнил: – Кроме твоей мамы, конечно.

Для восьмилетнего мальчика слова дяди звучали логично и весомо, но тут вновь взыграла моя упертость, которую я тогда решил называть волей.

– Я все равно стану мастером меча. Великим мастером.

– О господи, – вздохнул он в ответ и вновь откинулся на спинку стула. – Пусть так, – произнес дядя через несколько секунд и, опять облокотившись на стол, мягко продолжил: – Кен-чан, давай отложим этот разговор на пару дней. Только обещай мне никуда не уходить в это время. Всего лишь два дня, обещаешь?

Два дня для меня были тогда целой вечностью, но отказать ему я почему-то не смог.

В школу меня на следующий день не пустили. Дядя не стал ходить вокруг да около, а просто пояснил, что, в отличие от Коханы, люди – очень хрупкие существа, и если я вновь не рассчитаю силу, кто-то может и умереть. О таком я даже не задумывался, так что после слов дяди стало немного страшно – я ведь уже предвкушал, как отлуплю Саюри, когда мы сойдемся с ней в кружке кендо. Она, конечно, плохая, но не до такой же степени! Так что ни на следующий, ни через день я в школу не пошел. Поначалу думал, что найду себе занятие, но уже к обеду первого дня изнывал от скуки. Интернет, игры, махание мечом – ничто не помогало. В какой-то момент я просто сел на пол перед шкафом в своей комнате и выпал из реальности. Уж и не помню, о чем тогда думал, а может, мечтал, но прервал мое времяпрепровождение дядя. Тогда я думал, это случайность была, что он просто зашел ко мне, но позже пришлось признать, что за мной банально присматривали, и когда ему доложили, что я сижу и молча пялюсь на «тот самый» шкаф, он решил не подвергать мое честное слово испытаниям.

– Кен-чан? – обратил на себя внимание вошедший в комнату дядя. – Как ты смотришь на то, чтобы посетить Южную Корею?

– Что? – повернулся я к нему.

– Южная Корея, Сеул. Хочешь там побывать?

Я не то чтобы не хотел, просто было лень куда-то там ехать. К тому же у меня школа.

– Не, – отвернулся я от него, – слишком долго.

– Так в том и интерес, что сделаем мы это всего за несколько секунд. За одну секунду. Всего лишь один шаг – и ты в Корее.

Любопытство разом подскочило на недосягаемую высоту. Один шаг – и ты аж в Корее? Правда, с глобусом у меня тогда были напряженные отношения, но то, что это далеко, я был уверен на все сто. Почти Китай! Но вместе с любопытством проснулась и подозрительность. Оформлена она была крайне размыто, но силу с ходу набрала приличную. В общем, я одновременно и хотел, и не хотел попасть в Корею. Или, если быть совсем точным, – но об этом я тогда не задумывался – мне хотелось узнать, как именно собирается перемещаться дядя. Мне было любопытно! А причины не важны. Как выяснилось, лететь или плыть в Корею не было необходимости – оказывается, зеркало-цукумогами может связываться с другими зеркалами, если на них стоит специальная метка, после чего просто создает связанный с тем зеркалом пространственный туннель. Мог и без метки, но там и силушку свою нужно было приложить не в пример больше, и настройка происходила дольше, и защита почти любая мешала настройке, и… в общем, дело это было нелегкое. Упрощенную версию всего этого дядя рассказал мне чуть позже. Переход выглядел как обычное окно. Зеркальную поверхность заволокло туманом, а когда он рассеялся, ни старика, ни даже стекла не было. С этой стороны – наша гостиная, а с той – какой-то рабочий кабинет.

– Пошли? – спросил дядя, улыбнувшись. И, слегка наклонившись, шагнул на ту сторону.

Как-то это не круто. Если бы не портал в другой мир, который выглядел почти так же, то я точно повосхищался бы, а так…

Кабинет оказался комнатой в современном двухэтажном доме, который располагался в богатом районе Сеула. Приличного размера двор утопал в зелени, а в гараже стояли две машины черного цвета. Тогда я не разбирался в марках, но по секрету скажу, что это были дорогие «порше». Дядя вообще имел к данной марке слабость – у нас дома у него тоже «порше», но классом пониже, чтобы не смущать родителей моих предполагаемых друзей.

В корейском доме дяди тоже обитали дзашики-вараши. Аж две штуки. Сестры-близняшки, на глаз – постарше Коки. И более общительные. Вся внутренняя и внешняя защита была завязана на них, но, как сказал дядя, дзашики-вараши все-таки мирные духи, не боевые, и такой вариант защиты неоптимален, но пока здесь никто не живет, сойдет и так. Кроме них сильных духов тут не обитало, а всякой мелочовки было не меньше, чем у нас.

Из достопримечательностей Сеула я в тот день посетил только какой-то там известный ресторан для богачей, который славится своей традиционной корейской кухней. А под вечер мы, вновь сделав всего один шаг, переместились домой в Японию. В целом было прикольно.

На следующий день меня вновь не пустили в школу, однако в обед дядя сумел поднять мне настроение.

– Сегодня ты сможешь навестить своего учителя, – обрадовал он меня смещением графика.

– Здорово! – подбежал я к нему. В тот момент я находился в тренировочном зале и бездумно махал мечом, который мне подарил дядя Ичиро. – А когда?

– Иди в душ, переоденься и подходи в свою комнату.

Я даже ответить не потрудился, на полной скорости рванув в ванную. Ополоснувшись, переодевшись в детское кимоно, я все так же быстро помчался к себе, где меня уже ждал дядя.

– Уже можно? Вы отпускаете меня? Разрешаете обучаться у учителя?

– Помедленней, малыш, – с улыбкой поднял руки дядя. – Да. Можно. Отпускаю. А вот с разрешением обучаться решу после разговора с этим твоим учителем.

– Что? – не понял я. – Но учитель сказал, что только я могу перемещаться через портал. И язык того мира знаю только я – из-за ритуала. Вы даже переписываться не сможете.

– Вот видишь, не стоит бездумно верить первому встречному. Да, переместиться во плоти я не смогу, но твой дядя, Кен-чан, – самый крутой крутяк в мире! Есть мало задач, которые мне не по плечу после необходимой подготовки. Я точно круче этого твоего учителя.

– Ну… – замялся я. С одной стороны – вряд ли, а с другой – если он действительно сможет сделать то, о чем говорит…

– Эй, – слегка толкнул он меня в плечо, – это было обидно. Не надо сомневаться в великом брате твоей великой мамы.

Шах и мат. В таком ключе я о ситуации как-то не думал. Ладно.

– Вы оба круты, дядя Ичиро, но мама круче.

– Ну это неоспоримо, – подтвердил он.

После этого меня поставили в какую-то пентаграмму и дали в руки непонятный прозрачный камень. Сам дядя встал в другую пентаграмму. Несколько слов на непонятном языке, какой-то туман, появившийся из ниоткуда, – и между камнем и дядей образовалась едва видимая белая нить.

– А вам не больно, дядя Ичиро? – спросил я, когда все закончилось.

– Что? – не понял дядя.

– Ну… эта нитка вам прямо в грудь уходит. Это не больно?

– Нитка? Стой, подожди, – поднял он руку. – Ты видишь… связь духа… связь камня со мной?

– Наверное, – пожал я плечами и добавил, будто это все объясняет: – Нитка.

– Нить выходит из моей груди и уходит в камень, я правильно тебя понял?

– Ага, – кивнул я.

– А что ты видел во время ритуала?

– Туман в камень втянулся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6