Николай Лузан.

Скрипаль. Березовский. Пешки в большой игре



скачать книгу бесплатно

Идальго не стал акцентировать внимание Скрипаля на интимных обстоятельствах, которые привели Резуна к сотрудничеству с британской разведкой. Он тонко сыграл на особой струне его души – на идеалах, в которые Скрипаль когда-то свято верил, а затем глубоко разочаровался, и заметил:

– Так вот, Сергей, автор «Аквариума» – Владимир Резун, отказался служить тоталитарной системе, я имею в виду власти: КПСС и КГБ в СССР. Он выбрал свободный западный мир.

– Тоталитаризм в моей стране остался в прошлом. Сегодня мы живем в свободном обществе, – промямлил Скрипаль.

– Вы еще скажите, от каждого по способностям и каждому по труду. Право, не смешите меня и Луиса. Ваше нынешнее свободное общество больше напоминает серпентарий, где один норовит ужалить другого.

– Это временное явление, следствие перехода от социализма к капитализму.

– Сергей, вы все еще мыслите коммунистическими догмами. Последние советские вожди предали не только их, а и страну – СССР. При той власти, что сейчас находится в Кремле, Россию ждет та же самая участь. Ей осталось существовать год, от силы два.

Болезненная гримаса появилась на лице Скрипаля. Поиграв желваками на скулах, он с кривой ухмылкой произнес:

– Не спешите ее хоронить, Антонио. Поляки и Наполеон сидели в Москве, Гитлер находился в нескольких километрах от нее. И где они? На свалке истории.

– История, как и общество, развивается по спирали. У России спираль закончилась.

– Ну, это мы еще посмотрим.

– Хорошо. Будущее покажет, – не стал настаивать Идальго и сменил тему: – Сергей, вы слышали что-нибудь о полковнике Хаусе?

– Про барона Мюнхаузена слышал и читал. Хауса не знаю, – пытался язвить Скрипаль.

– Извините, но я все-таки напомню, Хаус был советником и другом президента США Вудро Вильсона.

– Ну, мало ли у кого какие советники и какие друзья.

– Действительно, друзья – это личный выбор. Речь идет о другом. В 1914 году Хаус разработал план расчленения Российской империи.

– У Гитлера тоже был план «Барбаросса», и что?

– План Хауса сработал в 1991 году. Пять лет назад мало кто мог подумать, что СССР перестанет существовать, но это же произошло!

– Да причем тут ваш Хаус! Если бы не предатели Горбачев и Яковлев, то вы бы до сих пор дрожали перед нами! Сволочи! Твари! Изговняли всю мою жизнь! – взорвался Скрипаль.

– Сергей, не горячитесь! Будьте реалистом, прошлого уже не вернуть, – пытался успокоить его Идальго.

– Все коту под хвост! Все, за что воевал мой отец?! Все, за что воевал я?! Твари!

– Сергей, перестаньте терзать себя. Это объективный процесс. Советская тоталитарная система исчерпала себя. Надо жить будущим.

– Каким будущим, Антонио? Каким?

– Если говорить о вас, то оно есть и очень светлое.

– Ага, есть. Одно светлое будущее нам уже обещали, и оно называлось коммунизмом, – буркнул Скрипаль.

– Я говорю о совершенно другом будущем. Вы и ваша семья найдете его в Англии.

– Туда еще надо добраться.

– Все зависит вас.

Скрипаль, пряча глаза, и как-то в сторону спросил:

– Сколько это займет времени?

– Еще раз повторю, все зависит только от вас.

– Год? Два? Три?

– Я не пророк, но полагаю немного.

Нынешние правители России еще хуже Горбачева. Поэтому дальнейшая судьба вашей страны печальна. Это очевидно.

– Очевидное, если говорить о России, еще не означает, что не может произойти нечто невероятное.

– Хотите сказать: умом Россию не понять, аршином общим не измерить?

Скрипаль хмыкнул и с сарказмом произнес:

– А вы, Антонио, оказывается читали не только Брежнева, а и Тютчева. Это же в каком таком Кембридже вы учились?

– Ха-ха, – рассмеялся Идальго.

Смеялся он от души. Смеялись его глаза. Плясали родинки на правой щеке. Смеялся Гонсалес. Скрипаль хмыкнул и откинулся на спинку стула. Страх, державший его в своих когтистых лапах, отступил. Игра в кошки-мышки подошла к концу. От слова «согласен» Скрипаля удерживало только то, что легкая победа в глазах Идальго девальвировала бы цену предательства. Не желая продешевить, он стал набивать себе цену и дал понять, аналитическая записка для концерна «Альбатрос» – это лишь вершина айсберга его информационных возможностей. Идальго понял это по глазам Скрипаля, похлопал его по руке и сказал:

– Сергей, мы с вами не так давно знакомы, но понимаем друг друга с полуслова. Не так ли?

– Пока находим общий язык, – уклонился от прямого ответа Скрипаль.

– Надеюсь, сохраним его и в будущем.

– Все зависит от того, как оно сложится.

– О'кей, давайте будем откровенны, – предложил Идальго.

– Давайте! – согласился Скрипаль.

– Страна, за которую сражался ваш отец во Второй мировой войне, а вы воевали в Афганистане, безвозвратно канула в прошлое, – это факт. Не так ли?

– Ну, – буркнул Скрипаль.

– Идеалы, которыми вы жили, растоптаны, или как?

– О чем вы, Антонио?! Какие идеалы? Их первыми растоптали те, кто сейчас сидит наверху и учит нас как жить!

– Итак, что осталось от той страны, которую защищали вы и ваш отец?

Скрипаль угрюмо молчал и играл желваками на скулах. Идальго продолжил.

– Осталась только географическое понятие России. Сейчас ее территорию рвут на части националисты и сепаратисты. Чечня – это запальный фитиль к пороховой бочке под названием Россия. И заметьте, фитиль поджигают политики из Москвы. Их имена и фамилии, думаю, для вас не секрет. Они вас цинично предали и продали, а вы им служите. Разве это справедливо, Сергей?

Вопрос Идальго подобно раскаленному гвоздю жег сознание Скрипаля. Он опустил голову и молчал. Пауза затягивалась. Гонсалес ерзал по стулу и бросал вопросительные взгляды на Идальго. Тот покачал головой и продолжал внимательно следить за реакцией кандидата в агенты. Скрипаль встрепенулся, повел плечами и севшим голосом спросил:

– Антонио, на что я могу рассчитывать, если мы договоримся?

В глазах Идальго вспыхнул и погас победный огонек. С трудом сдерживая рвущуюся наружу радость, он заявил:

– Я и стоящая за мной уважаемая в Британии организация сможем обеспечить вам, Сергей, и вашей семье достойную жизнь. В этом у вас не должно быть ни малейших сомнений. Слово джентльмена.

– Н-у, хорошо. Но мне надо время подумать, – оттягивал выбор Скрипаль.

– Безусловно, Сергей. Я не тороплю, – не стал настаивать Идальго, кивнул Гонсалесу; тот разлил вино по бокалам, и произнес тост:

– За вас, Сергей! За ваше и будущее вашей семьи! Оно будет счастливым!

Следующий тост сказал Гонсалес. Последний ход в этой многоходовой вербовочной операции британской разведки с будущим агентом Идальго оставил за собой. Расставаясь, он вручил Скрипалю книгу Резуна «Аквариум».

Получив «домашнее задание», тот проштудировал опус предателя от корки до корки и, отбросив последние сомнения, решил пойти на сотрудничество с МИ-6. На следующей встрече с Миллером, она проходила без Гонсалеса, Скрипаль признался, что является полковником ГРУ, и подтвердил свою готовность к сотрудничеству с британской разведкой. После короткого торга они сошлись на цене в 3000 долларов ежемесячно, плюс отдельный бонус за особо ценные сведения.

Вербовка теперь уже «крота» британской разведки в ГРУ была закреплена избранием псевдонима Немедленный. После чего Скрипаль выдал Идальго информацию о структуре центрального аппарата военной разведки России, резидентуры в Испании, назвал имена и фамилии ее сотрудников и их дипломатическое прикрытие. На последующих встречах, проводившихся в ресторанах и на конспиративных квартирах британской разведки, шпион сливал все и сдавал всех подряд: однокашников по академии и коллег по работе. Он предал находящихся на личной связи агентов. Позже следователи ФСБ и Главной военной прокуратуры установили, жертвами предательства Скрипаля стали более 300 кадровых сотрудников российских спецслужб.

В ответ за свою услугу предатель требовал денег и еще раз денег. Его патологическая жадность не могла не тревожить британскую разведку. Вняв доводам Идальго, «…непомерные траты могут привлечь внимание российской контрразведки», Скрипаль согласился, чтобы шпионские бонусы поступали на его личный счет в один из английских банков. Каждый месяц МИ-6 перечисляла на его имя по 3000 долларов. Позже денежные средства были переведены на счет в испанском банке Banco Central Hispanoamericano S.A.

Так продолжалось до сентября 1996 года. Деньги не приносили Скрипалю желанного удовлетворения. Двойная жизнь на службе и дома становилась для него непосильным бременем. Зараза предательства поразила не только душу, а и тело. Страх возмездия разрушал организм. Развившийся сахарный диабет не могли излечить даже лучшие лекарства и дополнительные бонусы, выплачиваемые британской разведкой. К концу осени состояние здоровья Скрипаля настолько ухудшилось, что ему пришлось срочно покинуть Испанию и возвратиться в Москву. Оставшиеся месяцы и почти весь следующий 1997 год он лечился, а потом продолжил службу в центральном аппарате ГРУ.

Она длилась недолго. Короткая встреча и беседа с сотрудником ФСБ майором Вячеславом Носовым пробудили в Скрипале, казалось бы, уже забытые страхи. Нервы у предателя сдали. Старая болезнь обострилась, и он снова слег в госпиталь. После завершения лечения медицинская комиссия вынесла пока еще врачебный приговор: «…не годен для прохождения дальнейшей службы».

Скрипаль был уволен со службы, но безработным не остался. Система, которую он предал и продал, не бросала в беде своих сотрудников. В руководстве ГРУ озаботились и нашли ему должность консультанта в МИДе. Коллеги на новом месте работы Скрипаля были от него не в восторге. Он то лечился, то занимался устройством личных дел, и вскоре его попросили на выход.

Старые друзья опять пришли на помощь и пристроили Скрипаля в один из комитетов правительства Московской области. На новом месте он тоже не прижился – деньги оказались не те, – и решил самостоятельно заняться бизнесом, учредил и самого себя назначил совладельцем компании «Юниэкспл». Скрипаль рассчитывал, выполняя миновзрывные и инженерные работы на бывших военных объектах министерства обороны, сорвать солидный денежный куш. Из этой затеи тоже ничего не вышло. Подряды доставались другим, тем, кто был близок к руководству Главного ракетно-артиллерийского управления. Ему ничего другого не оставалось, как только рассчитывать на скудную пенсию и шпионские сбережения. Их не хватало, почти все деньги ушли на покупку квартиры для сына, дачи в Тверской области и машины. Оказавшись на мели, Скрипаль вспомнил об Идальго.

На дворе стоял октябрь 1999 года. Со дня их последней явки прошло три года, Скрипаль набрал известный номер. После долгих гудков в трубке, наконец, прозвучал знакомый голос. Скрипалю не понадобилось называть себя, Идальго догадался, кто с ним говорит. В беседе пенсионер-шпион сообщил, что «готов продолжить совместный бизнес, – намекнул, – есть новые интересные связи». Намеки не остались без внимания Идальго. Возвращение в шпионский строй Немедленного могло открыть новые разведывательные возможности перед МИ-6. Он предложил Скрипалю провести «…деловую встречу в Мадриде и на ней согласовать позиции».

Для этого шпиону требовалось снять с себя, как бывшего важного секретоносителя, ограничения по выезду за границу. И, как говорят бывалые военные, знающие аппаратные ходы и выходы, «у нашего хитрого хохла в кадрах нашлась волосатая рука». Она по старой дружбе, после «товарищеского ужина» в ресторане быстро решила проблему. Со Скрипаля были сняты все ограничения. Оформив загранпаспорт, он обратился за визой в посольство Испании. Задержек с ней не возникло, оперативно сработали связи британской разведки.

В середине февраля 2000 года Скрипаль вылетел в Испанию и не с пустыми руками. Не надеясь на память, шпион зашифровал сведения, полученные в разговорах с бывшими и действующими сотрудниками ГРУ и сбросил на флешку. Они касались изменений в структуре военной разведки, назначений в резидентурах, а также содержали установочные и характеризующие данные на ряд руководителей и оперативных сотрудников.

Прилетев в Мадрид, Скрипаль в номере отеля не задержался. Ноги сами вели его на явку. Идальго назначил ее все в том же ресторане при отеле «Милья Кастилья», где состоялась вербовка агента МИ-6 Немедленного. С того времени в интерьере мало что изменилось, разве что сменился швейцар. Сдав плащ в гардероб, Скрипаль прошел в зал. В нем было немноголюдно, Идальго трудно было не заметить.

За прошедшее время британский разведчик-вербовщик нисколько не изменился. В элегантном костюме, с модной прической и располагающей улыбкой на аристократическом лице, он являл собой образец успешного в жизни и делах джентльмена. Скрипаль бросил взгляд на зеркало. В нем отражался расплывшийся пожилой мужчина с одутловатым лицом, и ревнивое чувство к Идальго кольнуло душу. Поморщившись, Скрипаль вошел в зал.

Идальго поднялся из-за стола, шагнул навстречу и, крепко пожав руку, отметил:

– Сергей, вы хорошо выглядите!

В Скрипале все еще говорила ревность, и он желчно произнес:

– Я должен сказать, вы, Антонио, выглядите не просто хорошо, а вызывающе хорошо!

– Ха-ха, – рассмеялся Идальго и, пригласив к столу, поинтересовался: – Сергей, что будете пить и кушать?

– Положусь на ваш вкус, Антонио.

– И все-таки, что?

– Из вин, на ваше усмотрение. Из блюд, я бы предпочел что-то из молодой телятины.

– О'кей, – не стал настаивать Идальго, сделал заказ и, пока он готовился, наводящими вопросами прощупывал настроение агента и выяснял его оперативные возможности.

Скрипаль изо всех сил пытался предстать перед ним источником важной информации: сыпал фамилиями, именами сотрудников ГРУ, заявлял, что находится с ними на короткой ноге, но когда дело доходило до конкретики, начинал плыть. Не вызвало особого интереса у Идальго и то, что через компанию «Юниэкспл», здесь Скрипаль откровенно врал, ему удалось установить связи в Главном ракетно-артиллерийском управлении Министерства обороны России. Не сыграл и последний его козырь – два бывших подчиненных, занимавшие высокие должности, один – в центральном аппарате ГРУ, другой – в лондонской резидентуре.

Миллер вежливо слушал, но активности не проявлял. В его глазах агент, лезущий из кожи вон ради того, чтобы урвать денежный куш, но не имеющий прямого доступа к источникам секретной информации, потерял свою ценность. Скрипаль выплеснув все, что знал, достал из кармана флешку, положил на стол и пояснил:

– Здесь в зашифрованном виде записаны сведения, которые я собрал. Особую ценность представляют те, что относятся к перемещениям в мадридской и лондонской резидентурах ГРУ.

– О'кей, я предам ваш материал нашим специалистам для расшифровки, – Идальго не проявил к ним большого интереса и заявил: – В случае, если понадобится помощь, к вам обратятся.

– Э-э, кто обратится? Вы что, не будете со мной работать, Антонио? Тогда зачем я летел сюда?! – растерялся Скрипаль.

– Все о'кей, Сергей! В наших отношениях, я имею в виду мою организацию, ничего не меняется. Работа с вами будет восстановлена, – поспешил успокоить Идальго.

– Кем будет восстановлена?! Разве это будете не вы?

– К сожалению, нет. Меня направили на другой участок, в Прибалтику. На мое место назначен опытный и надежный сотрудник. Уверяю, вам с ним будет комфортно работать.

Скрипаль ничего не ответил и ушел в себя. Вежливый тон и участливый вид Идальго не ввели его в заблуждение. Ему стало очевидно, в глазах британской разведки агент Немедленный потерял былую ценность и пошел по рукам. Скрипалю ничего другого не оставалось, как смириться. Теперь его интересовало только одно, на каких условиях будет продолжаться сотрудничество. Проглотив колючий ком, застрявший в горле, он уточнил:

– Антонио, условия нашего соглашения, что мы заключили три года назад, остаются в силе?

– О, да! Конечно! – заверил Идальго.

Кривая гримаса на лице Скрипаля разгладилась. Поерзав по стулу, он спросил:

– Если не секрет, кто придет вам на смену?

– Вам не о чем беспокоиться, Сергей. Стив Доу опытный и надежный сотрудник.

– Хорошо. Где и когда состоится наша встреча?

– Стив находится здесь. Если вы не возражаете, то можем провести ее хоть сейчас?

– Да, а чего оттягивать, – согласился Скрипаль.

– О'кей. В таком случае, нам придется прогуляться. Это недалеко, – пояснил Миллер и, расплатившись с официантом, вместе со Скрипалем покинул ресторан.

По пути на встречу с Доу они, не сговариваясь, избегали разговора на острые темы. Выйдя на набережную Мансанарес, Идальго свернул в кафе, где и состоялась передача на связь агента Немедленного новому сотруднику британской резидентуры в Мадриде. Доу оказался вежлив, тактичен в общении и быстро расположил к себе Скрипаля. Беседа приобретала все более непринужденный характер. Его собеседников интересовало как общее внутриполитическое положение в России, так и частности, прожиточный минимум в Москве и провинциальном Тамбове. В какой-то момент Идальго, сославшись на неотложные дела, пожелал им дальнейшей успешной работы и покинул кафе.

Доу взял инициативу в разговоре в свои руки и перешел от обсуждения общих тем к конкретным вопросам. Его, в первую очередь, интересовали оперативные возможности Скрипаля по добыванию разведывательной информации, уровень связей в ГРУ, других силовых структурах и их характер. Особый интерес у Доу вызвали сведения, касающиеся функциональных обязанностей ряда сотрудников, входящих в состав мадридской и лондонской резидентур, а также характеризующие их данные.

Скрипаля же больше волновали вопросы, связанные с обеспечением собственной безопасности и «материальной компенсации рисков в работе». Чтобы избежать провала, он настоял на том, чтобы все последующие явки проводились за пределами России. Доу с его доводами согласился. Что касается денежного вознаграждения, то он оказался более сговорчивым, чем Идальго. Они сошлись на том, что шпионская ставка должна составлять 10 000 долларов в год, а особо ценные материалы оплачиваться по отдельной статье. Схема оплаты шпионских услуг осталась прежней, одна часть денег, как и прежде, зачислялась на личный счет Скрипаля в испанском банке Banco Central Hispanoamericano S.A., а другая должна передаваться наличными при личных встречах.

Следующую явку, по обоюдной договоренности, они решили провести 3 июля 2000 года на Мальте, в городе Слим, в 12:00, в хорошо знакомом Скрипалю ресторане при отеле «Европа», расположенном на набережной Тауэр Роуд, запасную запланировали там же на 18:00. Чтобы не вызывать подозрений у российской контрразведки, встречи за границей решено было легендировать под бизнес-интересы компании «Юниэкспл».

В качестве очередного задания Доу поручил Скрипалю подготовить подробную информацию по сотрудникам резидентур СВР и ГРУ в Испании. Покидал Мадрид агент Немедленный с новым заданием МИ-6 и 2000 долларов в кармане, полученными в качестве аванса.

Спустя четыре месяца, 1 июня 2000 года, Скрипаль вместе с супругой и дочерью вылетел на Мальту. Он использовал их в качестве прикрытия от российской контрразведки, рассчитывая, что семейная поездка не привлечет ее внимания. В то время, как жена с дочерью предавались отдыху, Скрипаль, прогуливаясь по узким средневековым улочкам Слима, пытался выявить за собой слежку. Она себя никак не проявила.

3 июля 2000 года, ровно в полдень, Скрипаль прибыл на явку. Она проходила в ресторане при отеле «Европа». В уютном небольшом зале его ждали Доу и обед за счет британской разведки. Позволив Скрипалю, с утра нагулявшему аппетит, утолить голод, он перешел к делу, опросил по результатам выполнения задания и отработал новое. Оно касалось перемещений в центральном аппарате ГРУ, новых назначений в мадридской и лондонской резидентурах и функционала ряда сотрудников. Перед тем как расстаться, Доу передал Скрипалю 20 листов тайнописной копировальной бумаги, спецблокнот на 80 листах и объяснил, как ими пользоваться. В качестве стимула вручил шпиону 3000 долларов. Следующую явку они договорились провести, как только Скрипаль выполнит задание.

Тем временем, в МИ-6, ФБР и испанском Национальном центре разведки Centro Nacional de Inteligencia не преминули воспользоваться ситуацией. Теперь, когда агент Немедленный – Скрипаль, более чем два года не имел никакого отношения к ГРУ и подозрения о предательстве вряд ли могли пасть на него, спецслужбы начали охоту на оперативных работников военной разведки, СВР и их агентов. Ее начали не с Испании. Чтобы навести российскую контрразведку на ложный след ФБР и СИС повели атаку на разведывательные сети российской Службы внешней разведки и ГРУ в Великобритании и США.

ГРУ – Главное разведывательное управление Генерального штаба Российской армии (ГРУ ГШ ВС РФ). Центральный орган внешней разведки Вооруженных сил Российской Федерации. С конца 2018 года официально вновь стало именоваться Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7