Николай Конюхов.

Психоэкономика



скачать книгу бесплатно

Именно правая рука, именно простое действие… Если это левша, то для него более эффективным будет движение левой руки…

Основные динамические стереотипы, сформировавшиеся в детские, юношеские годы сопровождают большинство людей на протяжении всей их жизни. Система динамических стереотипов – это как выученный язык. Попробуй научись говорить на новом языке – огромнейшие усилия нужны и немалые средства. Смена важнейших динамических стереотипов – это как бы переучивание с одного языка на другой.

У большинства людей этого не происходит. Они сохраняют свои важнейшие динамические стереотипы на протяжении всей жизни. И если они не обеспечивают в силу каких-то причин успеха, то многие чаще смиряются с поражением, чем меняют свои динамические стереотипы. Слишком это энергозатратно. И сознание таких людей блокирует понимание того факта, что причина неуспеха кроется в самом человеке, в его привычках, в его психотипе.

Если система динамических стереотипов соответствует достижению личностью ведущего положения в обществе, потребностям развития общества – мы имеем резонирующий психотип.

Психотипологическая закономерность развития личности. Наиболее быстрое развитие личности включая и интеллектуальное, происходит при оптимальной маятниковой смене динамических стереотипов, в том числе динамических стереотипов мышления, метапрограмм мышления. Это выражается в психотипическом измененииличности.

Так, если человек работает бухгалтером, то в большинстве случаев (при отсутствии противопоказаний по причине конфликтующих акцентуаций и др.) через два – три года он приобретет черты личности, которые характерны для представителя данной профессии (разовьются осторожность, скрупулезность, ответственность и др.).

Перейди такой человек работать менеджером по продажам, то через 3–4 года у него сформируются нужные для данной профессии акцентуированные черты личности (при отсутствии противопоказаний по причине конфликтующих акцентуаций). Это истероидные, маниакальные, феминизированные черты. Однако у тех, кто по природе предрасположен к избеганию, осторожности, у кого психастеническая акцентуация доминирует в личности, такого психотипологического изменения не произойдет. Он будет вынужден всю жизнь работать бухгалтером.

Если человек сначала был рабочим, а затем стал инженером, то при прочих равных условиях у него большие возможности для личностного развития. Это касается, допустим, и смены военной деятельности на научную. Психотипы лучшего ученого и лучшего военного во многом разные. Но если такая смена произошла, то при прочих равных условиях это может ускорить освоение научных вершин. По-видимому, далеко не случайно всеобщая воинская повинность в Израиле (служат даже женщины) сочетается с наибольшим в мире количестве наукоемкой продукции, изобретений, приходящихся в среднем на одного человека.

Путем наблюдения, в процессе практики выявлена закономерность: если типичный человек на новой должности, в новой профессии находится менее года, у него не успевает сформироваться новая система динамических стереотипов, обеспечивающих успех в данном виде деятельности.

И у него не формируется способность вырабатывать новые системы динамических стереотипов. Но если человек пробыл на своей должности более 5–7 лет, то его психотип уже как бы «прирос» к его профессии, стал малоизменчивым и ему крайне непросто изменить свой психотип под новую профессию или должность. Так, если человек 7–12 лет был заместителем, то в большинстве случаев он уже не станет хорошим руководителем.

Наиболее же оптимально развитие человека происходит, когда он меняет свои профессии на относительно противоположные примерно раз в два года. Это – в среднем. В каждой профессии профессиональные динамические стереотипы формируются в течение несколько различного времени. Так, у менеджера по продажам он формируется в среднем за большее время, чем у бухгалтера, если мы имеем дело с типичным, не акцентуированным человеком.

Если человек переходит на новую должность уже после формирования крепкого, устойчивого профессионального динамического стереотипа на предыдущей, то он развивается максимально интенсивно.

То есть, как уже отмечалось, наиболее быстрое и устойчивое, всестороннее развитие личности происходит при маятниковой смене ее психотипа или просто ведущих динамических стереотипов. Например, овладение экстравертированным видом деятельности меняется на деятельность интровертированную. Соответственно меняются и динамические стереотипы. Деятельность с метапрограммой достижения меняется на деятельность с метапрограммой избегания. Причем она становится настолько автоматизированной, привычной, что появляется новый психотип личности. Но это, как было сказано, касается отдельных людей, способных к интенсивному развитию. У большинства людей основной психотип личности сохраняется всю жизнь.

Дело в том, что человек выполняет различные производственные функции. Они могут быть стабильными, постоянно повторяющимися. В этом случае нужна выраженная метапрограмма «общее». То есть способность человека эффективно выполнять постоянно повторяющиеся, циклические операции. Это не так-то просто.

Есть профессии, где человек постоянно имеет дело с подвижными, редко повторяющимися факторами, условиями. Ему каждый раз приходится выполнять новые функции, быстро сбрасывать с себя сформированные динамические стереотипы и формировать новые. В таких условиях нужна более развитая метапрограмма «отличие».

Так вот, более всего адаптивны, успешны в жизни те, кто может быть в разных ситуациях разнотипологической личностью: то с метапрограммой достижения, то с метапрограммой избегания; то типичным специалистом по продажам, то типичным бухгалтером и т. д. Но таким можно стать только пройдя через различные профессии, виды деятельностей, требующие порой противоположных качеств личности, метапрограмм.

Однако большинство людей довольствуются тем, что им выпало по судьбе. Выбрали одну профессию и всю жизнь работают по ней. Конечно, корректируя свой психотип, продвигаясь по служебной лестнице, с возрастом, с ростом профессионального мастерства.

Но в целом – выработан основной профессиональный динамический стереотип и он используются личностью всю жизнь.

По сути дела, система динамических стереотипов, которыми обладают люди, составляют каркас их культуры. Это их реальное поведение. Изменение всех динамических стереотипов – это изменение культуры человека в целом. Часто так бывает?

Мало кто сознательно меняет свои динамические стереотипы волнообразно, маятниково. Однако это путь наиболее быстрого, интенсивного развития. Умение сменить свой психотип на требующийся в данный момент – важнейшая особенность элиты. Есть у нее такая способность – элита самосохраняется. Нет – свергается.

Психотипологическая закономерность развития общества, социальной группы. Наиболее быстрое развитие общества, социальной группы происходит при оптимальном маятниковом психотипологическом изменении элиты, социальных групп, в первую очередь определяющих развитие общества. Одним словом, оптимальная смена динамических стереотипов, то есть психофизиологической основы культуры – как каждого человека, так и социальных групп, общества, но в первую очередь элиты – наиболее эффективный путь развития общества.

А теперь предоставим слово историкам в подтверждение вышеизложенного.

Развитие человеческой цивилизации протекало неравномерно. Но наиболее бурно цивилизация развивалась в условиях наличия двух конкурирующих между собой экономических центров. В средние века Генуя конкурировала с Венецией, Антверпен – с Копенгагеном, Англия со многими странами мира. Именно эта необходимость выживания в условиях борьбы с конкурентом заставляла четко осознавать ситуацию и прилагать все силы для преодоления усилий соперников-конкурентов.

Возникает вопрос: а какое отношение это имеет к закону маятникового типологического соответствия?

В истории с удивительной постоянностью волнообразно повторяется зависимость: один психотип элиты, руководителей заменяется относительно противоположным, но при этом таким, который как бы дополняет достоинства предыдущего психотипа. Тогда страна, организация бурно развивается. Допустим, «общественники» (смена «общественников» на «предметников» протекала в истории чаще других психотипологических смен) берут со временем власть в стране, в корпорации, в организации и после этого данная социальная структура разоряется, погибает, если к власти во время не возвращаются «предметники».

Но «предметники» надолго удержаться у власти просто не могут. Поэтому наиболее интенсивно развиваются те территории, страны, где волнообразно сменяются «предметники» и «общественники». Или же идет переобучение «предметников» на «общественников», и наоборот. Или где существует оптимальное сочетание «предметников» и «общественников». Если механизма для такой смены нет – противоречия выливаются в конфликты между господствующим классом и народом.

Возможно и иное психотипологическое колебание: лица с метапрограммой достижения сменяются лицами с метапрограммой избегания, например, сторонники войн меняются на сторонников мира (в момент, естественно, до развязывания ими войны) и т. д. Важно, чтобы такое психотипологическое колебание отражало потребности социального, экономического развития страны, организации.

Приведем пример из истории средневековой Италии.

Генуя процветала в XII веке. Во многом это процветание было связано с организацией Compagna – объединением генуэзцев, способных носить оружие, учреждаемым на несколько лет и беспрестанно возобновляемым. У этой преимущественно военной организации – чисто коммерческая цель: завоевание рынков, обеспечение торговли, укрепление торговых связей. Вступление в «компанью» фактически становится принудительным. Постепенно она превратилась в настоящую коммуну, охватывающую весь город. Во главе ее стоят консулы. Они постоянно меняются. Однако постепенно некоторые из них стали занимать эту должность дважды, трижды, а то и четырежды. И к концу XII в. в Генуе стала управлять довольно узкая олигархия. Все эти люди – крупные землевладельцы. Одновременно это «общественники», экстраверты в своем большинстве, у которых развита метапрограмма достижения и менее выражена метапрограмма избегания.

Власть знатных гвельфских фамилий не хотела делиться с народом прибылями. Страха перед народом не было. И в 1257 г. народ поднялся против знати на восстание. Часть знати то получала поддержку народа, то теряла ее. Поэтому власть попеременно переходит от гвельфской знати к гибеллинской, и наоборот. Кровь лилась при этом достаточно часто. Менее конфликтный механизм смены во власти «предметников» и «общественников» заменился маятниковой сменой одной знатной фамилии на другие через восстания. Среди представителей этих знатных фамилий были и «общественники» и «предметники». При этом каждая фамилия обещала улучшить положение дел. И вынуждена была это делать. Иначе ее тут же сметали. Период между 1257 и 1339 гг. был периодом маятниковой смены элит. Одновременно это является эпохой высшего расцвета могущества Генуи. Она подчинила себе в это время Пизу, одержала победу над Венецией, выиграв битву при Курцоле и др.

Восстание матросов и ремесленников в 1339 г. начало череду смут и одновременно утраты былого могущества, которое все более переходило к Венеции. После морского поражения при Кьоджи (1379 г.) морская мощь государства была сломлена. Финансовый кризис углубился. В порыве отчаяния Генуя отдалась под владычество Франции, длившееся тринадцать лет (1396–1409 гг.).

Таким образом, наиболее эффективными для развития Генуи оказались организация граждан по типу коммуны и маятниковая смена власти через народные волнения и приход к власти то одного, то другого богатого семейства.

После 1339 г. эта маятниковость более была связана с завоеванием экономического могущества так называемыми эмигрантами. Но маятниковость осталась, что послужило далеко не последней причиной бурного развития Генуи в эти периоды.

Впрочем, представим для описания этого процесса слово Ф. Броделю, удивительному историку экономического развития нашей цивилизации. «Итальянские города, как и греческие города классической эпохи, были склочными осиными гнездами. Там были граждане «внутри стен» и изгнанники – настолько распространенная социальная категория, что они получили даже родовое название: «эмигранты» (fuorusciti). Они сохраняли свое имущество и свои деловые связи в самом сердце того города, который их изгонял, чтобы в один прекрасный день принять снова; то была история множества семейств – генуэзских, флорентийских, луккских, – десяти против каждого одного, не изведавшего изгнания. Разве этих fuorusciti, особенно если они были купцами, не толкали таким образом на путь успеха?… Будучи изгнаны, они процветали в силу самого факта своей удаленности. Так, в 1339 г. в Генуе группа нобилей не приняла народного правления, которое установилось с так называемыми пожизненными дожами, и покинула город. Эти изгнанные аристократы были теми, кого называли «старыми нобилями» (nobili vecchi), тогда как те, что остались в Генуе при народном правлении, были «новыми нобилями» (nobili novi). И разрыв этот сохранится даже после возвращения изгнанных в свой город. И как бы случайно именно «старые нобили» станут – издали! – хозяевами крупных деловых операций с заграницей» (см. [1], с. 152–153).

В этом отрывке присутствуют все признаки того, чтобы изгнанных из города нобилей отнести к «предметникам»: они ушли после установления народного правления. А любая демократия – это более выгодные условия для прихода к власти «общественников». Демократия – это самая питательная среда для господства лиц, способных к быстрому объединению в группы, партии и получению преференций от такого объединения.

Обратим внимание: маятниковым образом сменилось до 90 % всех основных участников экономической жизни Генуи. Возвратиться снова в Геную, подчинив ее основные экономические связи, могут только «предметники», создав оптимальный союз с «общественниками». Такой механизм заставлял оптимально объединять различные психотипы для достижения своих целей.

Замена элиты за столетие на 90 % – не есть какой-то артефакт, характерный именно для Генуи. Это обычные цифры замены элит. Однако в Генуе эти элиты менялись маятниковым образом. Маятниковость дает особый эффект. И это подтверждается исторически.

История дает нам удивительные примеры волнообразной смены руководства страны, города, корпорации «предметников» и «общественников». При этом, при длительном беспроблемном развитии общества к руководству приходят чаще «общественники». При необходимости выживания в сложных условиях жизнедеятельности – призывают «предметников». Но наиболее эффективно общество развивается тогда, когда сочетание тех и других оптимально.

При отсутствии механизма маятниковой смены на вершине власти «общественников» и «предметников» (либо двух или нескольких, партий, двух или нескольких знатных фамилий), механизм столкновения интересов различных социальных групп более сводится к столкновениям между крупными собственниками и народом. До определенного уровня такое давление «низов» может так же способствовать маятниковой смене одной власти на другую. И эта маятниковость может быть так же оптимальной. Но на определенном этапе слишком активное давление «низов» приводит к упадку страны, города, организации. Именно этот механизм привел к упадку и Геную.

Аналогично происходило и развитие других городов, территорий. Ремесленники, собравшись в каком-то центре, вдруг начинали осознавать, что они потеряли власть над продуктами своего труда, что они вдруг попали в кабалу к «общественникам». Тогда они просто уходили в деревни. «Общественники» в городах, где они начинали управлять экономическими, финансовыми отношениями, теряли реальную власть над людьми, «предметниками», которые ушли промышлять в деревню или перевели свою торговлю в другой город. Прибыль, налоги снимать было не с кого. Вновь создавались условия для привлечения преуспевающих ремесленников в город. Вновь «предметники» получали дополнительную прибыль от труда в мегаполисе. Но через некоторое время вновь попадали под власть «общественников». Это безвыходное положение для «общественников»: хочешь стабильности в получении благ через «предметников» – создай оптимальные для их развития условия. Но сами «общественники» этого порой не понимают. И развитие общества может идти как путем создания оптимальных условий для труда «предметников», так и путем все более сильного экономического, силового, психологического, социального подчинения их «общественниками». В последнем случае экономическое, социально-политическое развитие страны замедляется и, в конечном счете, ведется к конфликтам, революциям. Другие страны, территории обгоняют данную страну в своем развитии.

На этот счет есть исследование Я. А. Ван Хаутте (Van Houtte), который констатирует маятниковое перемещение промышленности между городами, местечками и деревнями по всем Нидерландам от Средневековья до XVIII века. Вначале промышленность в Нидерландах была рассеяна по деревням. В XIII–XIV веках промышленность начала мигрировать в города. После долгой депрессии 1350–1450 гг. деревня снова была наводнена ремесленниками. Цеховая организация уже не удовлетворяла их. Да и наемный труд стал в городе более дорогим. Но ведь в цехах ведущее место в их руководстве стали занимать в первую очередь «общественники», лица, которые могли сплотить людей, заставить их делать совместные пожертвования на общие цели.

В XVI веке, по данным исследования Я. А. Ван Хаутте, вновь притягательными для Нидерландских ремесленников стали города, а в XVII веке снова ремесленников притянула к себе деревня. Я. А. Ван Хаутте объясняет эту миграцию величиной налогов. Но налоги ведь вводят чаще «общественники», а не «предметники».

Это вообще характерно для любых стихийных образований, объединений людей. Реальная демократия со временем заменяется правлением «общественников». Постепенно это правление приводит к притеснению «предметников», а затем – и к конфликтам с ними. Без определенного же числа «предметников» «общественникам» уже нечего делать, некого эксплуатировать. Они вынуждены создавать условия, которые вновь привлекли бы к ним «предметников».

И такое колебательное взаимодействие «общественников» и «предметников» в целом способствовало более бурному развитию общества. Это и понятно: таким путем быстрее вырабатывались компромиссные условия сосуществования «предметников» и «общественников», оптимальная социальная, экономическая структура общества. В Нидерландах такое колебательное перемещение ремесленников обусловливало выработку определенных производственных типов и способствовало в целом росту производительности труда, развитию производственных отношений. Это коррелирует с интенсивным развитием Голландии в эти годы.

Там, где таких колебаний нет, динамические стереотипы «низов» и «верхов» становятся малоподвижными, менее склонными к изменениям, в том числе и прогрессивным.

Маятниковость в смене элиты – абсолютно необходимая закономерность, если мы хотим сохранить государственность. Иначе наступает момент, когда надо выбирать между революцией или радикальной заменой элиты (если такая возможность еще осталась).

Соотношение в элите «предметников» и «общественников», их взаимоотношения предопределяли и историю развития всех цивилизаций. Так, в Китае «общественники» в средние века могли незаметно заполнить высшие должности в государстве. Они добивались высоких постов для себя и похожих на них психотипов. В результате теряли управляемость страной. Начинались восстания. И в этой ситуации у императора не было иного пути, как радикально заменить элиту или же потерять свой трон. И не случайно император Янди (605–617 г. н. э.) в объявленном указе о семи добродетелях главной назвал политику успокоения народа.

В основе смены основных центров экономического развития лежит так же соотношение «предметников» и «общественников» в руководстве, их колебательная смена. Так, между Генуей и Венецией была конкуренция за первенство в системе экономических отношений в средние века. Потеря лидирующих позицией этих городов-государств нередко была связана с приходом к власти в одном их них группы «общественников». Как правило, «общественники» приходят под вывеской демократии. Период интенсивного развития демократии это период особой активности «общественников». А затем «общественники» должны либо потерять власть под напором низов, либо уступить ее «предметникам».

Отношения «общественников» и «предметников» в России – особые. Россия испокон веков населена людьми с интровертированными чертами личности, лицами с чертами двойного зажима. Этот двойной зажим виден исторически. В России издавна боролись между собой партии «западников» и партии, ориентирующиеся на самобытность русского уклада. Ориентация на Запад – это внешняя референция, это метапрограмма достижения более высокого уровня благосостояния. Запад всегда отличался особым складом жизни, особыми ценностями. Чаще это ценности материального плана. Протестанты, например, деньги считают божественным даром. Деньги легко меняются на различные материальные ценности. В то же время духовные ценности – участь интровертов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55