Николай Калифулов.

Серия криминальных детективов «Погоня». Том 2



скачать книгу бесплатно

– Куда и с кем?

– В какой—то пансионат. Поехала одна. Она сказала, что чувствует здесь агрессивную среду и свою вину перед погибшим парнем. Поэтому ей надо немного побыть одной, подумать.

– Жаль, что мне не удалось с ней встретиться. Но если она вам позвонит, скажите, чтобы связалась со мной.

– Хорошо, я ей передам.

В это время мне позвонили, и я взглянул на дисплей. Это был Кирюхин. – Что случилось, Николай Николаевич?

– Вихров хочет тебя видеть в управлении. Он попросил найти тебя.

– Коля, но у меня дела, – заявил я, немного раздражённый.

– Ему всё равно. Он сказал, что если ты будешь несговорчивый, то тебя привезут в сопровождении охраны полицейских.

– Он не имеет право так себя вести со мной! – негодующе воскликнул я.

– Ладно, не горячись. Вихров лишь хочет немного поговорить об этом убийстве. Лучше приезжай, дружище.

Я мельком взглянул на девушку. Жанна вежливо сделала вид, что читает журнал и не слушает.

– Хорошо, скоро буду, – сказал я и отключил связь.

Я поднялся с кресла. Жанна отложила журнал и тоже встала.

– Мне надо ехать, хотя мы ещё не договорили, – пробубнил я извиняющимся голосом. – Вы разрешите с вами встретиться?

– Обычно в это время я на работе. Вечерами посещаю ночной клуб «Луна». Приходите. Там есть, где поговорить и развлечься.

– Я обязательно приду, – произнёс я, галантно распрощался и покинул её жилище.

Глава 3

Я припарковался в торце здания управления полиции. Кирюхина я нашёл в кабинете. Выражение его остроносого лица было весьма встревоженное, взгляд довольно мрачный.

– Что готовит твой всезнающий шеф против меня? – настороженно спросил я.

Вихров желает с тобой пообщаться, – сообщил Кирюхин. – Будь с ним аккуратней. Не зли его. Он не в настроении. Полковник считает, что ты многое не договариваешь об этом убийстве. Имей в виду, он умеет укрощать необъезженных коней. Так что будь осторожней.

Мы вышли из кабинета, я двинулся за ним в конец коридора. Он остановился у двери с надписью «Начальник управления уголовного розыска полковник Вихров В. В.»

Кирюхин осторожно постучал в дверь, открыл её и кивнул мне.

Кабинет был огромный. Никаких излишеств. Классический письменный Т – образный стол. В углу металлический двухъярусный сейф. По периметру выстроились стулья. На стене портрет президента. На трёх окнах жалюзи. На столе раскрытый ноутбук. Во главе стола сидит плотный бледнолицый мужчина с большой копной волнистых густых пшеничных волос с лёгкой проседью, лоб высокий, нос острый—прямой, ноздри широкие, губы сжатые в узкую полоску, глаза с прищуром, уши большие плотно прижатые к голове. Вихрову было около шестидесяти лет, выше среднего роста, склонный к полноте. Его хмурый взгляд обшарил меня сверху донизу. Казалось, ничего нельзя было утаить от его внимательного взгляда.

Он был в полицейском кителе с погонами полковника, в форменных брюках, галстуке. На кителе академический значок МВД.

– Присаживайтесь, – сказал он, кивнув на стул возле стола. – Я считаю, настало время нам поговорить.

Я промолчал и медленно опустился на стул.

От напряжения спина взмокла.

С Вихровым мы не раз виделись, с любопытством разглядывали друг друга, но ни разу не разговаривали.

Кирюхин находился возле двери и глядел на начальника, готовый по первому приказу шефа выполнить любое задание. Вихров был строгий и решительный руководитель. Я слышал, что оперативники боялись его. Исходя из смиренного молчания Кирюхина, это не было преувеличением.

– Что вам известно о ночном убийстве? – спросил Вихров.

– Об убийстве я узнал от Кирюхина, с которым приехал на место происшествия. Больше мне ничего неизвестно.

Он вынул из тумбочки початую бутылку минералки, плеснул в стакан и, не предлагая мне, выпил.

– Как вы считаете: кто мог убить Фёдора Лапина? – спросил он, глядя мимо меня куда—то вверх.

– Думаю, что Лапин оказался свидетелем какой—то драмы или бандитской разборки, – произнёс я. – Вероятно, он узнал то, что не следовало бы знать. Поэтому его устранили.

– Фёдор Лапин был вашим сотрудником?

– Да, – утвердительно кивнул я.

– Следовательно, вы знаете о нём больше, чем мы?

– Наверное.

– У него были враги? – спросил он.

– Я не знаю об этом. Но думаю, что нет.

– Любовница?

– Мне об этом неизвестно. А он мне об этом не говорил.

– Судмедэксперт заключил, что Лапин был убит между двумя и тремя часами выстрелом из пистолета «Макарова». Как вы думаете: почему он оказался ночью возле кинотеатра «Победа»?

– Не знаю.

– Вы сказали Кирюхину, что Лапину было поручено заниматься делом одного из ваших клиентов, – произнёс он, пристально уставившись на меня. – Это верно?

– Если я сказал Кирюхину так, значит это верно.

– Назовите клиента.

– Это Раиса Марковна Шмулович.

– Надеюсь всё оформлено?

– Нет. Мы получили задание, но оформить не успели.

– Какое задание вы получили от неё?

– Это касается её супруга Виктора Астахова. Без ведома Шмулович раскрывать подробности не могу. Целесообразно этот вопрос задать ей.

– Здесь я буду решать, что целесообразно, а что нет, – грубо отрезал он. – Если выяснится, что вы нарушаете закон о детективной деятельности, я прихлопну вашу лавочку в два счёта.

Я вскинул брови и спокойно выдержал его холодный взгляд.

Полковник напирал. – Итак, какое задание вы получили от неё? – спросил он с нажимом.

Я решил уклониться от истинного ответа. – Она заподозрила мужа, что он на стороне имеет другую женщину, – озвучил я одно из предположений Раисы Марковны. – Об этом есть косвенные признаки: женский волос, губная помада на его одежде.

– Допустим. А что вы делали вчера вечером?

– Я был дома, занимался делами.

– К вам кто—нибудь приходил? – осведомился он.

Вихров наклонился вперёд и злобно взглянул на меня. Видя его в таком состоянии, я понял, почему оперативники так его боятся. Полковник выглядел таким же приятным и общительным, как и ядовитая змея.

– Конечно.

– Кто?

– Ко мне многие заходят. Но они ничего общего не имеют с этим делом.

– Это был Астахов? – резко спросил он и перегнулся через стол, чтобы пристально взглянуть мне в глаза.

Я понял, что ему кое—что известно, иначе единолично не стал бы меня допрашивать.

– Да. Он тоже заходил. Астахов обнаружил за собой хвост и пришёл выяснить, откуда растут ноги. Я успокоил его и вынужден был объяснить истинные цели его жены. На это он нисколько не удивился и сказал, что позволяет себе частенько увлекаться красивыми девушками.

– Мы не продвинемся в расследовании, если я буду клещами вытягивать из вас каждое слово. Вы пытаетесь вилять и вести свою игру. Вам не удастся обмануть меня. Фёдор Лапин работал по заданию на вашего клиента и был убит. Вы умышленно утаиваете факты, тем самым покрываете убийцу.

– Я не покрываю убийцу. Убит мой сотрудник, и я должен сам во всём разобраться.

– Ах, вот оно что? И не пытайся проводить собственное расследование. Это может для вас плачевно закончиться.

– Я так не говорил, – хладнокровно проронил я. – Вы ведёте предварительное расследование в рамках уголовного дела, и можете его проводить, как вам заблагорассудится.

Он ухмыльнулся, плеснул в стакан ещё минералки и выпил.

– Вы себя считаете умным, не так ли? – сказал он. – Что ж, время покажет. Когда в следующий раз вы окажетесь в этом здании, с вами будут говорить по—другому. Есть множество способов разговорить такого никудышного человека, как вы.

– Похоже, вы не блефуете, – согласился я, направляясь медленным шагом к двери. – Тем хуже для вас. Существует множество способов, выгнать вас из полиции. Пожалуйста, не забывайте об этом.

Лицо полковника полиции надулось и побагровело, глаза вспыхнули.

– Вон отсюда! – исступлённо закричал он.

Я спокойно вышел из кабинета.

***

Я вышел из здания управления полиции и направился в кафе «Пегас». Было обеденное время и в кафе в это время было многолюдно. Но для нашего агентства был зарезервирован стол. Хозяин заведения Карпов был обязан нам за услуги, которые мы ему оказываем. Я устроился за служебный столик в углу и огляделся. Я увидел в зале только что вошедших моих сотрудников: Юдина и Фомина. Они заметили меня и направились ко мне. На их лицах были улыбки, а в руках вместительный пакет. Подошла официантка и я заказал комплексные обеды. На столе появилось несколько бутылок пива, я почувствовал жажду и не возражал.

– Пиво из холодильника, – пояснил Фомин и стал их откупоривать.

Не сговариваясь, мы молча ухватились за бутылки и сделали по нескольку глотков.

Я выдохнул с облегчением, салфеткой смахнул пену с губ и вернул бутылку на стол. – Олег, как насчёт Рябова? – спросил я.

– Юдин нехотя оторвался от пива. – Я встречался с ним. Он странный, живёт в сарае у знакомого. Вечерами и ночами собирает пустые бутылки, а утром их сдаёт. Этим в основном промышляет.

– Ты от него что—нибудь узнал? – спросил я.

– Да. Он как обычно обходил свою территорию в поисках пустой тары и натолкнулся на тело Фёдора. Когда увидел кровь и рану на теле, то побежал в полицию. Он сказал, что там никого не видел. Когда я сказал, что заплачу за информацию, он заявил, что не уверен в том, что никого не видел. Он посетовал на плохую память, и что ему потребуется какое—то время, чтобы вспомнить.

– Похоже, он этого не сказал Кирюхину, – сделал вывод я.

Юдин покачал головой: – С полицией он в контрах. У меня такое ощущение, что Рябов кое—что видел и хочет заработать на этом.

– Может быть, он видел убийцу, – задумчиво предположил я. – Если он его знает, то может его шантажировать.

– Я тоже об этом подумал. Это похоже на него.

– Мне нужно с ним встретиться. Я поговорю с ним более жёстко, – и я потёр свой правый ударный кулак, который на ринге никогда не подводил. Бокс это спортивное прошлое в моей жизни. – Надо сделать так, чтобы он боялся меня, а не полицию.

– Но имей в виду, если Вихров узнает, что ты докучаешь свидетелей, то тебе не поздоровится.

– Постараюсь быть или бить аккуратней, – усмехнулся я и посмотрел на Фомина. – Влад, ты был в ночном клубе «Луна»?

Фомин кивнул. – Да. Ночная смена появляется около шести вечера, но я встретил там своего знакомого Игоря. Он музыкант, днём с коллегами репетирует. Дело в том, что мы с Лапиным несколько дней назад случайно попали в этот клуб, неплохо провели время. Там познакомились с этим музыкантом. Игорь мне сообщил, что видел вчера вечером моего друга. У него произошла стычка с верзилой. Выяснять отношения они вышли на улицу. После этого он их не видел.

Я поскрёб затылок. – Похоже, это был Астахов. Надо его срочно отыскать.

Фомин поднял руку. – Подожди, шеф, я ещё не всё рассказал, – деловито произнёс он.

Я вскинул брови, разглядывая Фомина.

– Ты ещё что-то обнаружил?

– Есть немного. Один восьмидесятилетний старичок, очень шустрый не по годам. Он назвался дядя Жора, проживает в квартире напротив жилища Фёдора. Этому пенсионеру делать нечего, и он целыми днями наблюдает за соседями, то с балкона, то через глазок в двери. Я дал ему денег. Он мне поведал, что прошлой ночью видел, что брат Фёдора Лапина – Юрий привёл в квартиру девушку с большой копной чёрных волос. Она была в очках. Наверное, близорукая. На ней было тёмно-синее платье. Лицо разглядеть не смог. Через час девушка покинула квартиру. Старик был удивлён. Юрий никогда не приводил девушек в дом.

Я усмехнулся. – Не приводил, так начал приводить.

– Дело молодое, – буркнул Юдин. – Каждый из нас, когда—нибудь приводил девушку на ночь.

Я наморщил лоб, размышляя о странной ситуации. – Это, конечно, звучит скверно, но предположим, Астахов передал Лапину драгоценную вещь, с одной лишь целью: иметь в агентстве своего человека, чтобы тот освещал наши действия.

Фомин нервно повёл шеей. – Не мог Фёдор пойти на сделку с совестью. Не такой он человек.

Я хмуро оглядел ребят. – Успокойтесь. И я так думаю. Он не упоминает о портсигаре, а значит, его подбросили. Тогда нам необходимо выяснить: С какой целью и кому это выгодно?

Фомин вздохнул. – А по—моему ответ очевиден. Тот, кто застрелил Фёдора, тот подбросил портсигар.

– Ну и кто же это сделал? – спросил я.

Фомин почесал за ухом. – Ясно одно, владельцу портсигара это не выгодно. А это значит, Астахов выпадает из обоймы подозреваемых.

Я улыбнулся. – Не спеши с выводами. Здесь может быть более изощрённая игра. Где подозреваемыми могут быть абсолютно все. В мутной воде, убийце действовать легче. Поэтому он умышленно наводит тень на плетень.

Юдин нахмурился. – Тогда я не понимаю, зачем убивать сыщика детективного агентства? Ведь мы только начали заниматься делом Раисы Марковны Шмулович. Фёдор вёл наружное наблюдение за Астаховым и за это надо его убивать. Не понимаю. Просто не понимаю мотив убийцы. Какой в этом смысл?

Я тяжело вздохнул. – Но ничего ребята будем распутывать этот клубок. Мы должны найти Астахова. Он может скрываться в доме Раисы Марковны, в клубе «Луна», а также у любовницы Ларисы Будиной. Если, конечно, он не покинул город.

Наступила минутная пауза. Присутствующие переваривали информацию. Я продолжил: – А я попробую встретиться с компаньоном Раисы Шмулович – Романом Богдановым и ещё кое с кем.

Подошла официантка с подносом, выложила на стол три порции бифштекса с двойным гарниром и удалилась. Я сделал глоток пива и посмотрел на Фомина.

– Ты, Влад, возвращайся в квартиру Лапина и постарайся выяснить у Юрия Лапина, кого он приводил ночью, ну и всё в этом роде. Затем пройдись по предполагаемому маршруту Фёдора Лапина до места его гибели. В общем, проверь каждый метр, попытайся найти людей кто мог его видеть. Поговори с жильцами дома, примыкающими к кинотеатру «Победа». Может быть, кто—то в это время выглядывал в окно, выходил во двор и видел что—то подозрительное. Это слабая надежда. Ну, а вдруг…

– Хорошо, – сказал Фомин.

– Ты, Олег, займись поисками Астахова, – произнёс я и принялся за бифштекс.

Фомин и Юдин переглянулись и тоже налегли на еду.

***

После обеда я пошёл на стоянку, чтобы забрать внедорожник Ситроен, но прежде я позвонил в офис Марии и через неё выяснил домашний адрес Романа Богданова. Он жил в Плещеево. Я сел в автомобиль и поехал за город. Через четверть часа я был на месте, обозревая фешенебельный посёлок. Повсюду за высокими заборами прятались шикарные особняки. Двухэтажный дом Богданова стоял на краю, почти примыкал к лесному массиву. В лес вела дорога. Я остановился возле кованых ворот, вышел из машины и огляделся. Вокруг было безлюдно. Я подошёл к калитке и нажал несколько раз кнопку электрического звонка. Было тихо. Никакого движения. К сожалению, в доме никого нет. Я надавил на дверь, но она была заперта. Я решил проникнуть в дом, это сделать было не так сложно. Небольшой осмотр вполне мог принести результаты. Но оставить автомобиль возле ворот, это наглядная реклама для соседей. Я сел в машину, отогнал её по дороге в лес, потом вернулся, прихватив с собой «воровской набор отмычек».

Я позвонил ещё раз, но по—прежнему было тихо. Мне хватило несколько секунд. Замок под воздействием отмычки щёлкнул, калитка отворилась. Я прошёл во двор и взглянул на большой фруктовый сад. Кругом были цветы: жасмин, гладиолусы, розы. Двухэтажный дом был из кирпича, стекла и пластика. Пролёт из мраморной плитки поднимался к веранде. Послеобеденное солнце было жарким, сквозь заросли плодовых деревьев во двор не проникал ветер. Я немного вспотел. Я обошёл дом со всех сторон. Одно из окон первого этажа было приоткрыто. Я толкнул его и заглянул внутрь. Это был большой холл. Я забрался на подоконник, бесшумно спрыгнул на пол, прикрыл за собой окно. Справа просторная лестница вела на второй этаж, где, я предполагал, находились спальни. Осторожно ступая, я поднялся на второй этаж и оказался в небольшом холле, на которую выходили шесть дверей. На стене висели несколько охотничьих ружей, карабин с оптическим прицелом и пара биноклей. От удивления я присвистнул. Это кого же Богданов собрался истреблять? Неужели весь арсенал приготовлен для зверей. А может для двуногих?

Осторожно нажав на ручку крайней слева двери, я толкнул вперёд и заглянул внутрь. Видимо, это была дамская комната. Там стояла шикарная кровать в розовых оттенках. Этим оттенкам соответствовали шторы на окнах и два роскошных кожаных кресла. Я осмотрелся по сторонам, но не нашёл ничего для себя интересного.

На туалетном столике стояла большая шкатулка с драгоценностями, которая привела бы в восторг любого грабителя, но меня оставила равнодушным. Единственное, что я понял, у этой дамы денег куры не клюют. Я открыл верхний ящик и увидел интимную фотокарточку, лежащую лицом вверх. Я взял фото в руки и внимательно стал изучать. На фотоснимке верхом на красивых лошадях в полуобнажённом виде сидели Виктор Астахов и Лариса Будина. На заднем плане виднелись лодочная станция и водная гладь большого озера. На обратной стороне надпись: «Дорогой Ларисе с любовью от Виктора. «Марьино». Дата указана три месяца назад.

Фотография была небольшая, и я сунул её в карман. В остальных ящиках не было ничего интересного.

Я продолжил осматривать комнату. Мне удалось обнаружить то, что я смутно надеялся найти. Около платяного шкафа на полу лежал полиэтиленовый пакет, чем-то заполненный. Когда я вытряхнул вещи на пол, то увидел джинсовые штаны и рубашку.

Я стоял, глядя на брендовые джинсы от фирмы Dolce Gabbana и рубашку той же фирмы с двумя карманами, валявшиеся на полу.

Я оставался неподвижен несколько секунд, затем почувствовал, как по моей спине пробежал холодок. Я нагнулся, поднял их и внимательно осмотрел. Я видел их достаточно часто. Они принадлежали Фёдору. Я помнил, что на его теле отсутствовала одежда.

Неожиданно в тиши коттеджа на первом этаже громко хлопнула об стену распахнутая ударом дверь. У меня чуть сердце из груди не выскочило. Затем мужской голос прокричал: – Лариса!

Я узнал этот голос. Это был Виктор Астахов.

Я схватил джинсы, скомкал их и сунул в платяной шкаф, потом осторожно прикрыл дверцу.

Бесшумно двигаясь, я выскользнул из спальни. Я подкрался к перилам площадки и осторожно выглянул вниз. Никого не было видно. Заиграла громко музыка, затем послышалось пение известной певицы. Я стоял, не шевелясь и выжидал. Не хотел я показываться на глаза Астахову. Пение внезапно оборвалось, и тишина показалась мне ещё пугающей, чем шум. Я стоял в полуметре от перил, снизу меня не должно было быть видно. И это было хорошо, ибо я внезапно увидел Астахова, стоявшего в дверном проёме холла. Я попятился назад. Потянулась долгая изматывающая пауза, во время которой Астахов стоял неподвижно. Он склонил голову набок, как будто к чему—то прислушивался. Я затаил дыхание. Сердце учащённо колотилось в груди. Он медленно прошёл на середину холла и остановился, широко расставив ноги, упершись руками в бока и уставившись на лестницу. Он был грозен, с бычьей шеей, крупными чертами лица, красивый какой-то животной красотой. На нём была сиреневая сорочка и серые брюки. На вид он был силён, как бык. Сравнительно долго он стоял, уставившись как раз туда, где я прятался. Я был уверен, что он не мог меня видеть. Опасаясь привлечь его внимание, я не смел пошевелиться.

Внезапно он закричал: – Давай, топай сюда, пока я тебя оттуда не скинул!

И я, как ни в чём не бывало, сошёл вниз. А что мне оставалось делать? Драться? Мы были разных весовых категорий. С другой стороны Астахов преградил мне путь на выход. Надо учитывать ещё одно обстоятельство: меня нельзя было назвать слабаком, ведь я в прошлом боксёр, но здесь исход боя был предрешён заранее. Такой исполин должен обладать большой силой. И перемещаться он умел стремительно – я видел, как он вышагивал к центру холла. Но я был оптимистом и не унывал.

Я спустился по лестнице. Он усмехнулся, обнажив ровные белые зубы.

– Привет, Григорий! – произнёс он. – Не считай, что я удивлён твоим появлением. Я следил за тобой с того момента, когда ты вышел из кафе «Пегас», взял со стоянки машину и направился сюда.

Он отошёл в сторону, чтобы не оказаться слишком близко ко мне. Он напрасно опасался. Я не собирался нападать первым.

Кивнув в сторону, Астахов сказал: – Проходи, присаживайся.

Я двинулся вглубь холла, и сел на спинку дивана. Астахов последовал за мной и опустился в кресло напротив. На его лице присутствовала ядовитая усмешка.

– Стало быть, отыскал его манатки?

Я утвердительно кивнул. – Зачем ты его убил?

Его глаза округлились. – Ты что псих? Я стянул его одежду на пляже, когда он купался в реке.

– Зачем? – удивился я.

– Чтобы не ходил за мной по пятам, – нервно рявкнул он.

– Не верю.

– А я не собираюсь оправдываться. У меня есть свидетели.

– Кто они? – спросил я.

– Здесь задаю вопросы я. Как ты попал сюда? Кто дал адрес?

– Ты забыл, кем я работаю. Адрес, где ты свёл гнёздышко с возлюбленной, узнать несложно.

Физиономия Астахова побагровела. Я неожиданно для себя, перестал его бояться. Подумал, что он оказался в ситуации быть обвинённым в убийстве, поэтому обязан отвечать на мои вопросы.

– Итак, я повторяю свой вопрос, – с металлом в голосе произнёс я. – Зачем ты убил Фёдора Лапина.

Взгляд его стал недобрым. Он красноречиво сжал огромные кулаки. – Послушай меня легавая ищейка. Предупреждаю тебя – я обожаю разбивать морды. Пока ещё у меня нет такого желания, но и моё терпение не безгранично.

Я как в былые времена надел на себя маску следователя, грозно прорычал: – Закрой свой рот и отвечай на вопросы.

Внезапно он подскочил как ужаленный. Его лицо исказилось в злобной гримасе. Он стремительно преодолел разделяющее нас пространство, но я вовремя поднялся и отскочил, огромный кулак просвистел в сантиметре от моей головы. Я успел схватить рядом табуретку и со всего размаха опустил на голову нападавшего. Стул рассыпался. Астахов рухнул на пол лицом вниз, но через пару мгновений тяжело поднялся, опираясь на руки и на колени, мотнул головой. Я усмехнулся с презрением и саданул правой, Астахов неуловимым движением тела, избежал удара, и, когда я, по инерции подавшись вперёд, раскрылся, тот нанёс мне молниеносный удар ниже пояса. Я был дезориентирован и нетвёрдо стоял на ногах. Моё дыхание остановилось, колени подогнулись. Я был совершенно беспомощный, пытаясь не упасть, в судорожных попытках вздохнуть. Словно в замедленной съёмке, я увидел, как физиономия противника скривилась в сарказме и намерении нанести удар левой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8