Николай Антипов.

Край человечества



скачать книгу бесплатно

Часть 1. Пришествие

– Имя? – спросил до боли знакомый голос.

– Александр Гурской

– Звание?

– Старший лейтенант ВКС.

– Подразделение?

– Секретно.

В динамиках раздалось недовольное ворчание, затем голос добавил таким тоном, будто сообщал приевшуюся формальность, – Подтверждение доступа 1132391

– Космическая разведка.

– Задание?

Александр пропустил вопрос мимо ушей. В голове гудело, будто он много часов решал невероятной сложности задачи. Тело же буквально все затекло. Мышцы не хотели слушаться и при каждом движении отзывались чуть ли не скрежетом. Глаза болели так, будто Александр солнечным зимним утром разглядывал ярко-белые заснеженные пейзажи, а не сидел в едва освещенной комнате. Но больше всего его тревожило, что он понятия не имеет, где он, как здесь оказался и кто задает ему все эти вопросы.

Комната не была похожа на казарму, скорее на палату медотсека. Разве что свет был какой-то мутный, да и палата поменьше, чем обычно. Может, вчера он не в казарме ложился… Хотя вроде бы там. Вообще, когда он пытался вспомнить вчерашний день, мысли слипались и растекались в бесформенную серую массу, не выдавая ничего информативного.

– Конечная цель миссии? – терпеливо уточнил голос.

– Разведка и подготовка к колонизации КТ Глизе 667 С с, – пробормотал он охрипшим голосом и, договорив, шумно прочистил горло. Ему казалось, что в легких у него что-то плещется.

– Этап?

– Прохождение отбора.

– Опять двадцать пять, – буркнул динамик, – этап отбора?

Александр нахмурился, усилием воли собрал мысли в кучу и уверенно ответил:

– Устойчивость к повышенным физическим нагрузкам в условиях перенасыщенной атмосферы, – и, подумав, обрадованно добавил, – вчера побил рекорд Робинсона!

Радовался Александр даже не своим достижениям, а воспоминаниям о вчерашнем дне, начавшим понемногу возвращаться.

– Ух ты, что-то новенькое, – как бы в сторону сказал голос, – проходите, старлей.

В стене шумно, со скрежетом открылась дверь. Это заставило Александра напрячься. В бараках и тренажерах нет такого старья – там они все смазанные, большинство буквально только установленные. Идя по тесному, тусклому коридорчику, Александр отметил, что это место кажется ему знакомым. Как будто он здесь уже был, но много лет назад. Внезапно в стене открылась еще одна дверь. Там был туалет, довольно чистый, но очень холодный. Только здесь Александр понял, что совсем голым ходить неудобно. Стоило ему об этом подумать, как в стене у раковины распахнулся шкафчик с комплектом стандартной формы, а также полотенцем, мылом и ушными палочками. Последние были особенно кстати – уши Александра были забиты чем-то липким и текучим.

Умывшись и натянув одежду, он уже собирался идти, но тут его взгляд прилип к отражению в зеркале. С ним было что-то не так. Александр даже сразу не понял, что именно, вроде вид был обычный. Просто он выглядел каким-то… свежим. Прикоснулся к лицу – мягкое, гладкое.

Даже сразу после бритья такого не бывает. Да и мягкие, светлые волоски на щеках и подбородке как будто и не брили никогда. Прическа тоже вроде не та. Не то, что бы Александр следил за модой, но в последнее время ему нравилось немного отращивать сверху и подбривать бока, а сейчас прическа выглядела очень равномерно. Но дольше разглядывать себя ему не дали.

– Старлей, попрошу на выход, – приказ из динамика дополнила ультимативно открывшаяся дверь.

Пройдя по коридору чуть дальше, Александр вошел в маленькую комнатку, половину которой занимал стол с тремя мониторами. За мониторами сидел человек в капюшоне. Освещение здесь было даже более скудным, чем в предыдущих помещениях, так что лица за капюшоном было совершенно не разглядеть.

– Александр, – обратился к нему человек. Без электронного искажения динамиков его голос казался еще более знакомым, – Присаживайтесь.

Он небрежно махнул в сторону стула, но выглядела эта небрежность слишком наигранно. Нервничает, – подумал Александр, – И с каких это пор у нас капюшоны часть формы? Наверное, очередной внешний специалист. Совсем эти штатские обнаглели. Присев, Александр направил все внимание к человеку, который уже задавал очередной вопрос.

– Расскажите о миссии, Александр.

– О чем именно?

– О целях, ресурсах, но особенно – о вашей роли. И как можно подробнее, пожалуйста.

– Ну что ж… Я кандидат на первую в истории Земли миссию по колонизации экзопланеты. Как я уже говорил, в качестве пилотного проекта был выбран полет к Глизе. Разрешите говорить так просто, коротко, без номеров и букв? Для обеспечения безопасной и быстрой доставки экипажа… в лице одного космонавта… должен использоваться экспериментальный гиперпространственный двигатель. Его еще называют "пронизывающий", так как он как бы… ну… пронизывает пространство, – Александр замялся, поскольку никогда особенно не понимал принцип работы этого двигателя, хотя физики и пытались всячески объяснить его курсантам. Даже использовали всякие наглядные приемы, в основном, протыкая сложенную вдвое бумагу карандашом, – Однако даже с учетом этой новейшей разработки, полет внутри гиперпространства должен длиться более 2 лет. Сложность также заключается в том, что по расчетам наших ученых, расширение экипажа даже до двух человек невозможно. Поскольку понадобится вдвое большая мощность для перевозки дополнительных ресурсов, а бюджет проекта это не позволяет. Хочу отметить, что я был отобран, помимо своих служебных заслуг, за высокую устойчивость к жизни в условиях изоляции и адаптивность психики к экстремальным условиям. В лагере я был лучшим в тесте на выносливость при экстремальных температурах, третьим из всех рекрутов в марафонском плавании, а также…

– Очень интересно, Александр, – совершенно незаинтересованно протянул капюшон, – Расскажите лучше протокол при успешном приземлении.

– Конечно. После посадки на Глизе, мне необходимо развернуть модули корабля. Начать предлагается с… Ах, да! Цель миссии, конечно же! – Вдруг понял, к чему с самого начала клонил его экзаменатор, – После успешной посадки и последующей разведки близлежащей территории, я должен как можно скорее начать установку и настройку маяка и телепортационных врат. По расчетам наших инженеров, это займет от трех до пяти дней работы, из расчета по десять часов в день. Хотя на тренировках мне удавалось достичь полной готовности за 26 часов работы с двумя перерывами общей протяженностью четыре часа. Но я сомневаюсь, что в тренировочной модели, которую дают на текущем этапе, учтены все нюансы. После перехода врат в режим синхронизации, необходимо развернуть жилой и хозяйственный модули, затем обследовать близлежащие районы на предмет наличия питьевой воды и пищи. Преимущественно растительной, дабы не навредить сильно биосфере.

– А что если вы поранитесь? – человек явно вел к чему-то.

– На корабле есть экстренная аптечка, содержащая различные антибиотики, иммуностимуляторы и несколько кибершин на случай переломов. Правда, инструкций на случай болезни не так много. Основной принцип – выполни задачу, а дальше выживай своими силами.

– А если вы погибнете, не успев выполнить установку оборудования?

– А, вот вы к чему, – Александр не очень хотел касаться этой темы, но, видимо, придется, – На случай моей скоропостижной кончины в корабле есть модуль клонирования. Мне в сердце вживили датчик. При остановке более чем на 10 минут он передает сигнал кораблю, а тот начинает производство клона. Там вроде есть какой-то бульон, а может и заготовка клона – я не изучал подробно этот вопрос. Жутковато как-то, если разрешите быть честным. В любом случае, мое участие в процессе не потребуется. Хотя и признаю, сам процесс, на мой взгляд, эффективен – вдвое большая вероятность успеха миссии. Да, еще одно. Процесс одноразовый. Сама капсула, насколько я понимаю, может быть использована и в дальнейшем, но основной материал – питательное желе, как-то так, – весь уйдет на создание… организма. Клон, по идее, получит все мои воспоминания, которые должны быть записаны сразу перед.., – У Александра пробежал холодок по шее от смутного ощущения, – сразу перед вылетом. Чтобы клон был готов продолжить начатое…

Человек поднял взгляд. Когда их глаза встретились, Александр понял, кто сидит перед ним. Взгляд этих карих глаз нельзя было спутать ни с чем. Человек шумно выдохнул через ноздри и медленно, будто неохотно откинул капюшон. Следующее мгновение, казалось, длилось вечность. Александр смотрел прямо перед собой, он не закрывал глаза и не отворачивался, но он больше всего на свете не хотел видеть этого. Напротив сидел он сам. Это было так очевидно, как будто он смотрел в зеркало. И в то же время это был другой человек – старше, с уже давно заложенными бороздами морщин и выцветшими, с проседью волосами. Но ошибиться было невозможно. Каждый человек может узнать свое лицо, даже в толпе. Но не каждому предоставляется такая возможность.

Второй Александр с неловкой улыбкой на лице встал из-за стола и мягко сказал:

– Пойдем, дружище. Теперь я тебе буду рассказывать.

Он нажал кнопку на пульте перед собой, затем встал, обошел стол и положил руку на плечо Александру. Из открывшейся в стене двери полился солнечный свет и дыхнуло свежестью.

***

Александр со всех ног несся через лес, стремясь уйти как можно дальше от того, другого. Окружающий мир сливался в бесконечное багровое пятно. Бе?гом он пытался заглушить возникающие мысли, но они тоже набирали обороты. Кто он? Где я? Почему этот лес такого странного цвета? И он бежал все быстрее. Его не остановил даже начавшийся подъем. Хотя его состояние и было близко к паническому, он не сбивал дыхание, заранее сличал все ухабы, поваленные деревья и прочие препятствия. Умудрялся просчитывать и альтернативные маршруты. Даже немного попетлял, намереваясь запутать следы. Тренировки не прошли даром. Остановился он только выбежав из леса прямиком к крутому обрыву.

Отсюда открывался прекрасный вид. Розоватое небо еще сильнее обагряло лежащие внизу краснолистные леса. Несколько извивающихся рек ближе к горизонту впадали в огромный, простирающийся насколько хватало взгляда темно-бирюзовое море. Но сейчас Александру было не до пейзажа. Воспользовавшись вынужденной остановкой, он сел на бревно и стал лихорадочно думать.

Почему все багровое? Это они ради дурацкого теста целый лес покрасили? Но в чем смысл? А где они парня такого взяли? Вылитый я… Хирургия. Да нет, специально кого-то порезали? И так для всех кандидатов? Бред. Грим это. Но зачем? Меня же к одиночеству готовили, ну или к возможной смерти… А, понял! Типа, во время полета я должен надолго остаться наедине с собой! И потом еще, на планете. Хитро! Психологи хреновы.

– Молодцы! Гениально! – закричал Александр на облака, – Вы бы еще кого в родителей моих нарядили – ну, как воплощения моих моральных устоев. Было б весело! И я был бы рад дать по морде "папаше"! Ценю старания, но вы облажались. Дурацкий тест!

Осмотрел краснеющие костяшки. Знатно я тому капюшону врезал – даже за мной не погнался. Так ему, будет знать, как эксперименты над людьми ставить. Другие кандидаты ни о чем таком не говорили. Надеюсь, я первый это прохожу. В пилотных версиях тестов всегда дают поблажки. А то здесь я провалился по полной!

– Ну ладно вам! Выходите! – пытаясь сохранить браваду, прокричал Александр предательски треснувшим голосом, – Я уже все завалил, это понятно, закругляемся.

– Как банально, – тот же голос прозвучал со стороны леса.

Александр резко обернулся и вдруг поперхнулся всем матом, которым готов был обложить наглого экспериментатора. Всего в пяти шагах от Александра, скрестив руки на груди и облокотившись на ствол дерева, стоял Александр. Но страшнее всего, что это был не тот же, что раньше. Этот был более худой и бледный, а вместо выцветшей толстовки он носил странную почти полностью закрывающую левую руку накидку. Но сомнений быть не могло.

– Ты, ты… я…

– Да-да, ты – это я. И наоборот, – двойник нетерпеливо закатил глаза и со слишком показушной надменностью скривил губы. Помолчав секунду, он резко оторвался от дерева и приветственно махнул рукой, – Можешь называть меня Гуревич. Это для удобства, потом наши умники и тебе что-нибудь подберут. И хватит пялиться, пойдем. Сашок уже по-любому весь лагерь на уши поднял.

– Ты! Ах ты! – наливаясь краской, выплюнул Александр и кинулся на самозванца.

Гуревич легко увернулся от удара. Едва устояв на ногах, Александр развернулся и с яростным воплем вновь метнулся к двойнику. Гуревич, недовольно цокнув языком, увернулся и от этого рывка. Затем, не отрывая взгляда от Александра, резким движением снял с пояса флягу, ловко открыл и плеснул приготовившемуся к третьей попытке сопернику водой в лицо. Александра передернуло, он опустил руки и с тупым выражением уставился в землю.

– Хех, безотказный метод перезагрузки, – сохраняя кислую мину, язвительно заметил Гуревич, – Готов слушать?

– Это все, – Александр медленно обвел рукой окрестности, закончив указывая пальцем на Гуревича, – Это все настоящее?

– Да. Поздравляю, солдат, миссия выполнена. Мы на Глизе.

Радости в голосе Гуревича было столько же, сколько и на лице Александра.

– Пойдем, чего тут унылить. Я бы тебе рассказал все, но я не спец. Это Сашка? работа. И чего меня послали с новичками нянчится, – последнее Гуревич пробурчал скорее себе.

Прошло еще минут пять прежде чем Александр взял себя в руки и поплелся за своим двойником. Вернее, это ж я его двойник. Даже не его, он-то моложе этого «Сашка?». Видимо, тот и есть настоящий… Но как? Если я клон, то кто этот тощий? Капсула же одноразовая… Что здесь вообще происходит?!

Пока они шли, Александр начал потихоньку приходить в себя и заметил другие странности леса помимо цвета. Здесь совершенно не было травы, но рос какой-то мох, как на севере, только серо-фиолетовый, хотя и было довольно тепло и очень даже сухо. Всюду по земле тянулись тонкие и гладкие отростки. Наверное, корни, – подумал Александр. Листья местных деревьев – или огромных кустов? – были здоровенные, как у пальм, но по форме напоминали папоротники. Их опавшие гигантские бордовые собратья застилали практически всю землю вокруг. Александр отметил, что с тропинки, по которой его вел Гуревич, листья были аккуратно убраны. А еще было очень тихо. Ни пения птиц, ни стрекота насекомых. Разве что листья шумели на слабом ветру.

– Гуревич? А как ты меня так быстро нашел?

– А ты как думаешь? – ухмыльнулся провожатый и со зловещим лицом добавил, – Я все про тебя знаю.

Клон бросил взгляд на шедшего за ним Александра. У того на лице смешивалось смущение, непонимание и вновь пробуждающейся злости. Глядя на это лицо, Гуревич все же смягчился.

– Ладно, извини. Сам бешусь, когда они так делают.

Александр шумно выдохнул и сконцентрировался на дороге. Под действием адреналина к вершине холма он поднимался напрямик. Сейчас же они свернули к более пологому спуску, из-за чего идти пришлось дольше. Это время позволило Александру пусть и не полностью осознать, но хоть немного принять весь груз той мысли, что это все вокруг – другая планета! Он начал принюхиваться, задерживать дыхание, а затем, наоборот, дышать чаще, пытаясь уловить что-нибудь другое, что-то новое.

– Ну что, чувствуешь разницу? – с ухмылкой поглядывая на Александра через плечо, спросил Гуревич.

Александр не знал. Он сорвал веточку с ближайшего куста и, повертев ее в руках, сказал:

– Какое-то все обыкновенное… Только цвета немного другие. Помню, дома кленовые листья осенью такие же алые были, но никогда не видел такого равномерного цвета. Все-таки обычно они местами желтые, коричневые… А тут просто алые.

– Все пытаются поначалу отличия найти, но только про листья эти и говорят. Еще про звуки непривычные. А вот воздух и не отличить. Многие думают, что это потому что мы появились здесь. Хотя может, наш.., – Гуревич запнулся, и тут же добавил, – Ладно, потом все.


– Многие пытаются, ты говоришь? – Александр не отступал, – И много вас… нас здесь?

– Хм, человек 30. И ты все-таки подожди с вопросами до лагеря, там Сашок ответит. А то и Скай, может он продрых уже.

Вновь погрузившись в себя, Александр продолжил оглядывать окрестности. Скай? Что за Скай? И он говорит, «Многие думают». Разве могут думать только многие, а не все, если мы одинаковые? Вон, Гуревич точно знал, куда я прибегу. Если уж кто-то что-то подумал, то и все остальные подумали так же.

Погрузившись в размышления, Александр не сразу заметил, что лес заканчивается. У кромки их встретила небольшая группа практически одинаковых людей, от лиц которых у Александра вновь пробежали мурашки по спине. Во главе группы стоял тот самый, которого Гуревич называл "Сашок". Он и задавал Александру вопросы после пробуждения.

– Ну как, успокоился? – улыбнулся он, потирая покрасневшую щеку, – Идем тогда, дружище, потолкуем. Пора мне тебе разъяснить, что здесь происходит.

***

За сорок лет до того, как очередной Александр Гурской открыл глаза, космонавт с лычками старшего лейтенанта и нашивкой на груди "Александр Гурской" успешно приземлился на Глизе 667 С с, второй по счету планете от звезды Глизе 667. Полет прошел успешно. Александр превосходно, насколько это возможно, справился с тяготами двухлетней изоляции. Он много читал, несколько раз пересмотрел всю, достаточно обширную, кинотеку корабля. Ежедневно выполнял физические упражнения – как для общего поддержания формы, так и для сохранения самодисциплины. Для той же цели он еженедельно проводил полную диагностику систем. Изучил каждый винтик, всю корабельную документацию, от технической и кибернетической до медицинской. Разобрался даже в нюансах программного кода автопилота (хотя это, вообще-то, противоречило инструкции).

Было непросто, но Александр – хороший боец. Каждый день полета, от первого до последнего, он концентрировался на своей миссии. Самой важной миссии в истории человечества.

Долгожданная посадка прошла успешно, на ровном плато у кромки леса. Первые полчаса на Глизе Гурской позволил себе потратить на неспешную прогулку, изучение ландшафта и преимущественно бордовой растительности. Неподалеку от корабля он нашел ручей и взял пробы воды. Но дольше медлить с выполнением первоочередной задачи Александр не смог. Установка маяка также прошла по плану. Всего три дня ушло на полную сборку и калибровку антенны, а затем оставалось только ждать, когда сигнал примут на земле. Благодаря технологии искривления пространства, на которой основан и передатчик, и сам телепорт, сигнал должен был дойти примерно за земные сутки. Плюс обратный сигнал – итого 48 часов. Они ушли как раз на сборку телепортационных врат для первой группы колонизаторов. Соблюдая протокол, Александр не терял из поле зрения врата дольше, чем на 15 минут, не считая краткие перерывы на сон. Однако ни через два дня, ни через четыре и даже через две недели врата не оживали. Колонизация Глизе не начиналась. Отчаявшись и устав ждать, он все же решил нарушить протокол и ушел на разведку.

Глизе напоминала осенний лес. Хотя растительность покрывала все обозримое пространство, разнообразием она не отличалась – Александр нашел всего несколько видов местной растительности. Багрово-красные листья огромных кустарников, из которых и состояли местные леса, по форме напоминали земные папоротники, только гораздо больше – каждый лист был размером с двух Александров. Помимо этих гигантов, он заметил только растущий концентрическими спиралями розоватый мох (который при ближайшем рассмотрении стал больше напоминать колонию грибов) и стелящиеся по земле, скалам и даже забирающиеся на кустарники гладкие лозы. Последние были буро-коричневые и не имели никаких листьев, но периодически на них встречались маленькие буро-зеленые шарики. Поначалу, Александр принял их за корни гигантских папоротников, но его смутили лозы, покрывающие сами папоротники. Какой-либо животной жизни не было. Цветов тоже. Впрочем, Александра это смутило только через месяцы жизни на планете – поначалу, он подумал, что сейчас здесь просто не сезон для цветов.

Впрочем, само понятие сезонности на Глизе оставалось загадкой. Период обращения планеты вокруг звезды составлял приблизительно 28 земных дней. Такой короткий год не позволял планете сильно охладиться или нагреться, поэтому местная живность не зависела от перепадов температур, а значит, жизнь местных обитателей регулировали какие-то иные факторы. Возможно, фазы вращения спутников (у Глизе их два, но оба меньше луны) или сейсмическая активность самой планеты.

Чтобы не потеряться, Александр все время шел вдоль ручья, вода из которого оказалась пригодна для питья, хотя и солоновата на вкус. Через полчаса неспешной прогулки, он вышел к большому озеру, заполненному прозрачной, немного зеленоватой водой. Утомленный путник буквально чувствовал свежесть, которую источало озеро. Не сдержав порыва, Александр скинул одежду и нырнул в прохладную воду. Сквозь поразительно прозрачную воду он легко разглядел каменистое дно. Из-под камней там и тут выглядывали тоненькие водоросли, но никакого намека на животных не было. Обсохнув под красноватыми лучами полуденного солнца, Александр осмотрелся в поисках следующей цели. Его взгляд привлекли скалы в километре от места купания, а точнее, звук падающей воды, идущий от них.

За скалами действительно обнаружился водопад. И под его искрящимся покрывалом скрывалось гораздо больше, чем путник ожидал увидеть. У подножия водопада через водяной туман пробивалось голубоватое свечение, ярко выделяющееся на фоне багровых пейзажей Глизе. Аккуратно ступая по скользким камням, Александр пробрался за водопад, в узкий проход между скользкими камнями. Пожалев, что не взял фонарик, он протискивался внутрь. Впрочем, фонарь здесь был бы лишним: чем глубже шел первопроходец, тем ярче становился голубоватый свет. Вскоре тоннель расширился, и взору Александра предстало светящееся подземное озеро. Свечение было яркое, но не слепящее. Подойдя ближе, он обнаружил, что свет исходил от кристаллов, заполонивших все дно озера. Затаив дыхание, исследователь подошел ближе и даже набрался смелости, чтобы дотронуться до одного из них. Кристалл был холодный и гладкий. Александр сжал его рукой покрепче. Набравшись смелости, он решил исследовать кристалл поподробнее на корабле и с небольшим усилием отломил от одного из них кусок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении