Николь Уильямс.

Взлёт



скачать книгу бесплатно

Покосившись на Джуда, я перехватила его взгляд – он явно не понимал, что происходит и что ему со всем этим делать. Я глянула на дверь, потом снова на Джуда. Могу ли я его за это осуждать? Будучи отпрыском этой семейки, я и сама мечтала смыться подальше раз десять на дню, не меньше.

Покачав головой, Джуд склонился ниже, так что я почувствовала на шее его опаляющее дыхание.

– Ну уж нет, так легко ты от меня не отделаешься.

Стараясь справиться с охватившей все тело дрожью, я все-таки выдавила:

– Вот блин.

– Мэгз! – позвал отец. От его дикого вопля я подпрыгнула, а хрусталь в серванте жалобно звякнул. – Ужин на столе!

Он еще немного подождал у лестницы, надеясь услышать ответ, хотя знал, как знала и я, что никакого ответа не получит. Папа и я были единственными людьми на Земле, на которых маме было совершенно плевать. Так что через несколько секунд отец отвернулся и направился к столу, где уже устраивались мы с Джудом.

– Надеюсь, вам понравится, – сказал он, ставя перед Джудом блюдо с курицей.

Джуд окинул меня пристальным, острым, как лазер, взглядом.

– Мне уже нравится, – весело отозвался он.

4

Мне всегда нравилось сидеть у костра. Но сидеть у костра ночью, обнявшись, под одним одеялом с Джудом, когда матери нет, а отец собирается идти спать, – это уже не просто «нравится», это больше смахивает на любовь. А костер кажется самым красивым костром на свете.

– Спокойной ночи, дети, – пожелал отец, вставая и потягиваясь.

Мы решили после ужина развести костер на пляже. Мама так и не присоединилась к нам, она сидела у себя в кабинете и устраивала кому-то выволочку по телефону. А с отцом оказалось неожиданно легко, если забыть о том, что последние несколько лет он малость не в себе. Я старалась смириться с этим как с неизбежным, а у Джуда, кажется, вообще никаких проблем не возникло.

– Приятных снов, пап.

Сердце у меня уже колотилось как безумное. Я знала, когда мы останемся одни, что-то произойдет. Напряжение между нами неумолимо возрастало: пальцы сплетались все теснее, ноги сдвигались все ближе, и невысказанные слова, казалось, звучали громче, чем если бы мы произносили их вслух.

– Доброй ночи, мистер Ларсон. Спасибо еще раз за ужин, – крикнул Джуд вслед отцу, его рука гладила мое колено. – У тебя клевый отец, – заметил он, чертя большим пальцем круги на моей ноге.

Как я должна была на это ответить? Только улыбнуться и кивнуть.

– Но твоей маме приговор пока не вынесен, – хмыкнул Джуд.

Снова улыбка и кивок.

– И ты мне нравишься, – произнес он низким, вибрирующим голосом. – Очень нравишься.

Убрав ладонь с моей коленки, он поднял руку к моему лицу и положил ее мне на щеку. А потом – вторую руку. Теперь меня держали так крепко, что я могла смотреть только на Джуда, – и в то же время держали нежно, и думаю, попытайся я вырваться, он бы сразу же меня отпустил.

– Ты мне тоже нравишься, – сказала я.

Насмешливо изогнув бровь, он ждал продолжения.

– Очень-очень нравишься, – добавила я, чувствуя, как по телу разбегаются мириады чертовых искорок, готовые вот-вот вспыхнуть пламенем. – Кому угодно я, вообще-то, свой номер не даю, ты в курсе?

Улыбаясь, Джуд сдвинул большой палец к моим губам, коснулся нижней, прошелся по ней, изучая, словно собирался съесть меня прямо здесь и сейчас.

Сказать по правде, я всегда выступала за права женщин и все такое, но теперь, сгорая от жара его прикосновений, мне хотелось принадлежать ему – во всех смыслах, в каких только один человек может принадлежать другому.

Прошло, наверное, не меньше минуты, но и чувство времени с легкостью могло меня покинуть.

Я распахнула ресницы и перехватила его взгляд. Его глаза были совсем светлыми – такого оттенка серого я еще не видела.

– Можешь поцеловать меня, Джуд.

Я ожидала чего угодно, но точно не того, что он наморщит лоб, а глаза его потемнеют.

– Знаю, что могу, – напряженным голосом отозвался он. – Не уверен только, что стоит.

Боль вспыхнула в сердце и стала медленно распространяться по телу. Существовал только один способ облегчить ее.

– Тебе стоит поцеловать меня, Джуд.

Его глаза стали еще темнее, но взгляд он не отводил.

– Не стоит. – Его рука прошлась по моему затылку, шее, палец скользнул в вырез топа. – Но мне плевать.

Смысл его слов еще не дошел до меня, а губы Джуда уже были на моих. Такие же сильные, как руки, – и такие же нежные. Он разомкнул их, и его стон эхом отозвался у меня в груди. Не успев даже подумать, стоит ли так делать, я закинула ноги ему на колени – потому что, несмотря на все рациональные отговорки, мне хотелось быть к нему как можно ближе.

Его язык сцепился с моим, его грудь прижималась к моей, его руки держали меня так же крепко, как и мои – его, словно мы оба оголодали. Я вдруг подумала, не о таких ли моментах жизни потом вспоминают люди в самые свои мрачные дни – и улыбаются. Я бы не просто улыбалась – я бы купалась в этих воспоминаниях до самой смерти.

Мои ладони скользнули Джуду под рубашку, прошлись по груди, по животу и замерли, когда я поняла, что дальше можно двигаться только еще ниже.

– Люс, – выдохнул он, едва мои пальцы легли на его ремень. – Остановись.

Джуд крепко сжал мне бедра, но рот его не отрывался от моих губ.

– Остановлюсь, когда ты остановишься, – прошептала я.

– Вот черт, – вздохнул он, отталкивая меня ладонями, но его губы требовали продолжить начатое.

– Если ты с ней закончил, может, мне уступишь? – крикнул кто-то, видимо, снизу, с пляжа.

– Твою мать! – прошипел Джуд. Одним неуловимым движением он поставил меня на ноги и выпрямился сам.

– Что такое? – шепотом спросила я, пальцами пытаясь привести волосы в порядок.

Джуд заслонил меня собою.

– Иди в дом, Люс, – приказал он. – Прямо сейчас.

– С чего вдруг?

Не собиралась я никуда идти. По крайней мере одна, без него. Но тут я наконец разглядела несколько темных фигур, направлявшихся в нашу сторону.

– Кто это?

Он на мгновение резко обернулся и так отчаянно поглядел на меня, что я не смогла понять, от чего горят его глаза – от злости или от возбуждения.

– Не спорь со мной, Люси Ларсон. Тащи свою задницу в дом, и немедленно. – Схватив меня за плечи, Джуд развернул меня спиной к себе и подтолкнул в сторону дома. – Да живей же, черт тебя побери!

А он парень с характером. Это не очень здорово, потому что я такая же. Развернувшись обратно, я смерила его яростным взглядом и заорала:

– Не смей больше никогда меня толкать! И никогда не указывай мне, что делать!

На секунду лицо Джуда стало плоским, лишенным выражения, но уже в следующую секунду озарилось отчаянием.

– Пожалуйста, Люс. Просто уходи домой.

Он так меня умолял и взгляд его был так беспомощен, что я почти послушалась. Почти. Потому что в следующее мгновение нас окружили трое.

– Сбегаешь от нас, Джуд? – поинтересовался один из них, вступая в круг света от костра. Он был не таким высоким, как Райдер, но коренастым и крепким. Обвел меня взглядом – словно раздевал глазами – и снова заговорил: – Раскопал себе свеженькую телку, а с братьями поделиться воспитания не хватает, да?

– Братьями? – спросила я как раз в тот момент, когда Джуд шагнул вперед, заслоняя меня.

– Это метафора такая, крошка, – заржал коренастый. – Братья, которые всегда всем делятся. – От очередного похабного взгляда коротышки меня спасла только широкая спина Джуда. – Всем-всем, – повторил он, умудряясь одним словом рассказать целую гнусную историю.

– Вине. – Голос Джуда был убийственно ледяным. – Вали на хрен отсюда, пока я не надрал тебе задницу.

Вине снова заржал:

– Знаю я, что ты не прочь отделать какой-нибудь кусок дерьма, за тобой не заржавеет, угу. Вот только что-то сомневаюсь, что ты сможешь отделать всех троих. Мы тебя первого заставим землю жрать.

Остальные двое, по всей видимости близнецы, тоже шагнули в освещенный круг. С гигиеной они явно не дружили.

– А потом и девушку твою поимеем. Каждый.

Вот такие ситуации девчонкам и снятся в самых страшных кошмарах. Наверное, я должна была впасть в ступор от ужаса или инстинкт самосохранения должен был гнать меня домой на максимальной скорости. Но никакого ужаса я не испытывала. Не знаю, в чем было дело – в сжатых ли кулаках Джуда, в ярости, которой от него так и веяло, или в том, что мой инстинкт самосохранения взял выходной, – но я чувствовала себя совершенно спокойной. Спокойней не бывает.

– Сначала давайте выясним все насчет вас. – Джуд сжал зубы. – Ну, вперед, говнюки. Кто рискнет первым, а? – Ткнув в каждого пальцем, он замер в ожидании.

Какое-то время все молча ждали. Непохоже было, что кто-нибудь из троицы, особенно вонючие близнецы, сможет уйти отсюда на своих двоих, если сцепится с Джудом. По тому, с какой опаской они взирали на него, можно было подумать, что Райдер – просто ходячая смерть и один удар его кулака может успокоить человека навеки.

– Да оставим мы тебя в покое, – наконец сказал Вине. – Надо же дать вам закончить то, за чем вы сюда пришли. Прощальный летний перепихон.

Джуд издал звук, больше похожий на звериный рык, чем на человеческий вопль.

– Умное решение. Но оно тебя не спасет. Попадешься мне в следующий раз – вздрючу так, что мало не покажется.

– Как всегда, Джуд, жду с нетерпением, – отозвался Вине, направляясь вслед за близнецами, успевшими уже отмахать половину пляжа. Шагнул в сторону, чтобы увидеть меня, и гадкая во всех смыслах улыбка искривила его рот. – Маленький совет тебе, крошка. Проверь, чтоб у него резинка была. А то замаешься разгребать дерьмо за этим козлом.

Джуд напрягся всем телом, рванулся вперед, намереваясь броситься вслед за «братьями», но удержался. Оглянулся на меня – и расслабился: плечи опустились, руки безвольно повисли вдоль тела.

Его оскорбили и жестоко унизили. Ему угрожали, его дразнили, над ним издевались, а он остался здесь. В полуметре от меня. Парень, который – я не сомневалась – уложил бы этих троих в десять секунд, если судить по отчаянию, сквозившему в его глазах. А он остался здесь, со мной. Собирался защищать меня, если трое клоунов решат вернуться, или довести начатое до конца, когда мы попрощаемся? Я не знала, да мне было плевать.

– Эй, придурки! – заорала я в сторону топающей по пляжу троицы, встав в круг света от костра, чтобы уж наверняка до всех дошло мое послание. Подняла средний палец и крикнула: – Много чем еще можно поделиться!

– Какого черта ты творишь, Люс? – зашипел Джуд, снова заталкивая меня себе за спину.

Я и не подозревала в нем столько рыцарских замашек, но мне это определенно нравилось, причем гораздо сильнее, чем должно было нравиться девушке из двадцать первого века.

– Да я не натворила и сотой доли того, чего хочется, – отозвалась я, когда услышала дружный хохот – ответ на свой вызов.

– Слушай, мне нравится твой пыл и то, что ты ненавидишь компромиссы, правда. – Джуд повернулся ко мне лицом. – Но все-таки с такими людьми не стоит связываться.

– С такими людьми или с такими братцами?

За последние десять минут нервная энергия во мне уже столько раз прыгнула от максимума к минимуму и обратно, что я не представляла, как с ней справиться. Джуд вздохнул.

– Они правда твои братья?

Я коротко взмолилась, чтобы это была неправда.

– В каком-то смысле. – Он прикрыл глаза.

– И в каком же?

Снова открыв глаза, он отыскал руками мою ладонь.

– В таком, что это все не имеет значения.

– Тогда забей на них. – Я позволила ему взять меня за руку. Вообще-то зря, стоило бы прежде разобраться, кто или что он такое. – Я бы просто снова послала их куда подальше. Брехуны.

– Нет, – уверенно возразил Джуд. – Пожалуйста, Люс. Это ублюдки, настоящие ублюдки. Вгрызаются в тебя всеми зубами, и ты даже чертова предупреждения от них не дождешься. – Он схватил меня за руки и притянул ближе к себе, вгляделся, словно пытаясь убедиться, что его слова дошли до меня. – Не связывайся с ними. Если встретишь на улице, перейди на другую сторону.

Я только глаза закатила. Конечно, он преувеличивает. Я не сомневалась, что эта троица шутов внесла свою лепту в список преступлений – например, попортив государственное имущество, – но им бы духу не хватило сделать что-то такое, что обеспечит им веселую жизнь в тюрьме. Да у них на лбу было написано «ТРУС»!

– Черт, Люс… – Джуд скрестил руки на затылке и повернулся в сторону пляжа. – Именно поэтому я просил держаться от меня подальше. Так ты по крайней мере не утонешь с головой в моей хреновой жизни.

Только теперь я начала улавливать смысл в его предупреждениях. Поняла, почему он сказал, что, если я умная, мне не стоит к нему приближаться. Проблема в том, что если не стану приближаться к Джуду, то я не хочу быть умной.

– Джуд. – Я зацепила пальцы за его ремень.

Обернувшись, он поднял на меня усталые глаза:

– Да?

– Поцелуй меня.

Он помолчал. Но потом исполнил просьбу.


Я понятия не имела, сколько прошло времени, пока мы с Джудом наконец смогли оторваться друг от друга, но, залезая в постель, знала, что до рассвета осталась максимум пара часов. А значит, на убийственное трехчасовое занятие классикой я пойду, поспав всего два часа. Мне было плевать. Каждая недостающая минута сна стоила того, чтобы потерять ее в объятиях Джуда.

Я заставила себя закрыть глаза и угомонить перевозбужденный мозг. Но уже через секунду снова уставилась в темноту. Отчаянно, как ураганная тревога, лаял Рэмбо. Я выскочила из кровати и подбежала к окну. Рэмбо в принципе почти не лает. Он ворчит, скалится, изредка потявкивает – это да, но я никогда еще не слышала, чтобы он вел себя так, как сейчас. Как будто кто-то его душил – или кого-то рядом с ним.

В темноте я толком не могла ничего разобрать, только странное свечение от вольера да тени – то ли что-то развевалось на ветру, то ли люди двигались вокруг будки. Я подняла окно, чтобы лучше видеть, и в этот момент вокруг вольера взметнулась стена огня.

Размышлять времени не было. Решение пришло изнутри. Я вылезла из окна и спрыгнула на крышу. Единственная мысль, которая билась сейчас в голове, – спасти Рэмбо. Один раз я это уже сделала.

Кто и как устроил поджог – дело десятое, сейчас мне просто нужно было добраться до собаки. Я перекинула ноги через край крыши и спрыгнула на перила крыльца, а оттуда уже на землю. Я проделывала это уже десятки раз, но на сей раз, думаю, это не может считаться побегом из дома.

Огонь был уже везде, и лай смолк – то ли Рэмбо испугался до потери пульса, то ли погиб. Я схватила садовый шланг, валявшийся около дома, открыла кран и бросилась вниз, к вольеру. Сотня ярдов до него показались бесконечностью. Зажимая конец шланга пальцем, чтобы усилить напор, я направила струю воды на дверь вольера, чтобы можно было открыть ее и вытащить Рэмбо. Как только огонь перестал полыхать, я кинулась открывать замок, не обращая внимания, что раскаленный металл обжигает пальцы. Распахнув дверь, шагнула внутрь и закричала громко и отчаянно:

– Рэмбо! Давай же, мальчик, иди сюда.

Дым ел глаза и горло, но я все же сделала еще один шаг. Я уже была уверена, что найду только бездыханное тело Рэмбо на земле, но в следующее мгновение, коротко тявкнув, меховой шар влетел в мои объятия. От облегчения я расплакалась, а он стал вылизывать мне лицо, пока всю не обслюнявил.

– Как ты меня напугал, мальчик мой, – всхлипнула я, выбираясь из вольера.

Рэмбо вдруг замер, и я услышала его глухое, утробное ворчание. Не знаю, долго ли уже раздавался смех у меня за спиной, но, когда к нему добавились издевательские хлопки, я наконец обратила на это внимание. Опустив Рэмбо на землю, покосилась через плечо. Винс с близнецами направлялись ко мне. Их лица излучали угрозу. Без грозного и надежного прикрытия Джуда они пугали меня до смерти.

– Вот мы и встретились снова. – Винс шагнул ко мне.

От страха меня затошнило, но молчать я не собиралась.

– А я надеялась, что так и будет. Не уверена была, что ты хорошенько уловил мое последнее сообщение. – Подняв сжатый кулак, я разогнула средний палец.

Детский сад, знаю. Некстати, знаю. И знаю, что против троих парней все бесполезно. Но как же мне было в этот момент хорошо!

Винс изменился в лице. Должно быть, не мог поверить, что я отправила его в пешее эротическое, когда моя собака едва не сгорела, а сама я стою в одиночестве перед тремя парнями на взводе, которые не прочь внести свою лепту в повышение местного уровня преступности.

– Я с большим удовольствием посмотрю, как ты будешь гореть, сука. – Он сплюнул. – Хватайте эту шлюшку, научим ее, как нужно себя вести.

Мне надо было закричать, побежать, да хотя бы найти камень или палку, которые можно было использовать как оружие, но я никогда не была девушкой, которая делает то, что надо.

Я поглядела на дом Джуда, ожидая, что вот-вот распахнется дверь и он бросится меня спасать, но в этот момент две пары рук схватили меня и тряхнули с такой силой, что я взвизгнула.

– Лучше отпустите меня сейчас же! – рявкнула я близнецам, пытаясь вырваться из их хватки. – Если не хотите получить вмятину на лбу!

Снова оглянулась на соседний дом. Никаких признаков Джуда, даже намека на свет в окнах нет.

– Он не явится тебя спасать, детка. – Винс подошел ко мне. – Джуд не из тех парней, которым нравится корчить из себя героя. Он скорее антигерой, если ты сечешь, о чем я.

Справа и слева донеслось сдавленное хихиканье.

– Ха, – фыркнула я. – И это говорит тот, кто пытался сжечь беспомощную собаку, чтобы выманить девушку из кровати и попробовать запугать ее? Неужто такой тип вообще может распознать героя, даже если столкнется с ним нос к носу?

Мама лет с трех твердила мне, что мой язык когда-нибудь сведет меня в могилу, и, судя по убийственной вспышке, осветившей лицо Винса, она была права.

– Я что-то не понял. Что именно ты хочешь сказать-то, а?

Сузив глаза, я уперлась пятками в песок.

– Ты трус.

Нет, это нереально, что парень с таким телосложением может двигаться так быстро. Физически невозможно. Но тем не менее.

– Я собирался оставить тебя в живых, – прошипел он мне на ухо, толстые пальцы легли мне на шею. – Но теперь передумал.

Винс оставил в покое мою шею и схватил за волосы. Я сжалась в ожидании боли и с трудом удержалась от крика, когда он дернул меня – с такой силой, что мысленно я распрощалась с половиной шевелюры. Зажмурившись, я вознесла к небу коротенькую молитву. Я ждала второго рывка, но услышала яростный, отчаянный вопль, такой громкий, что, казалось, сам дьявол решил почтить Сапфирлейк своим визитом.

Я открыла глаза и увидела лицо Винса, вмиг сменившее мину превосходства на гримасу смертельного ужаса. В следующую секунду что-то воткнулось ему прямо между глаз. Он отшатнулся, хватаясь за голову, и свалился на песок. А потом над ним возник Джуд – появился словно из ниоткуда, – и его кулаки лупили по Винсу без разбору, куда могли достать.

– В следующий раз связывай меня получше, ты, тупой сукин сын!

Каждое слово сопровождалось ударом кулака, и каждый удар казался раскатом грома.

Я стояла, еще не оправившись от шока и полная злобы из-за пожара, и наблюдала, как Джуд с ненавистью избивает другого человека. Казалось, ему плевать, убьет он Винса или нет. И я не знала, радоваться ли тому, что Джуд на моей стороне, или бежать в ужасе от столь жестокого человека.

Но Джуд внезапно перестал махать кулаками, выпрямился и взглянул на меня.

– Люс, – голос у него был ровный – ни следа той ярости, которую я только что видела и которой по-прежнему ожидала, – иди домой и позвони девять один один.

Я замерла, словно примерзнув к земле, и он добавил:

– Я с ним разобрался. Больше я не позволю им причинять тебе боль.

В этот момент близнецы вышли из ступора и решили объединить усилия, двинувшись на Джуда. Или на меня – кто их там разберет?

– Иди же, Люс, – умоляюще повторил Джуд, махнув рукой в сторону дома. – Я тебя защищу.

На этот раз у меня получилось оторвать ногу от земли. Рэмбо, все время крутившийся рядом, семенил за мной по пятам. Я бежала по пляжу и чувствовала себя так, словно за час мне предстоит преодолеть марафонскую дистанцию, но собрала все силы и двигалась вперед. На каждом шагу я оглядываясь – как там Джуд, устоит ли он сразу против троих засранцев. Правда, «устоять против троих» – неверное выражение: пленных Джуд брать не собирался, и если бил, то наповал. Не хотела бы я знать, где он научился так драться, но сегодня я просто не могла не радоваться его умениям.

Пошатываясь, я завернула за угол дома и заметила красно-синие вспышки у дороги. В следующую секунду в лицо ударил свет фонарика.

– Нам сообщили, что кто-то на том берегу озера заметил сильный огонь где-то в этом районе, – объяснил полицейский, шагая мне навстречу. – Вы ничего такого не видели, мисс?

– Здесь. – После подъема от пляжа к дому дыхание у меня сбилось. – Огонь здесь.

Я махнула рукой в сторону вольера, и офицер внимательно посмотрел на меня, кажется, только сейчас разглядев как следует. Глаза его расширились от удивления.

– Мисс, вам нужна медицинская помощь? – спросил он, аккуратно приближаясь ко мне, словно я душевнобольная или эмоционально нестабильная. Хотя в тот момент это было не так уж далеко от истины.

– Может быть, – неуверенно ответила я.

По моим венам все еще бежал адреналин, и я просто не ощущала никакой боли и не могла сказать наверняка, все ли со мной в порядке.

– Хэл, вызывай скорую.

Его напарник кивнул и кинулся обратно к машине.

– Так, мисс, – продолжал коп, остановившись передо мной. – Я офицер Мёрфи. Как вас зовут?

– Люси, – сказала я и закашлялась. – Люси Ларсон.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении