Ника Соболева.

Сердце Арронтара. Две судьбы



скачать книгу бесплатно

– Вы дартхари? – она больше не смотрела на собеседника, вновь наклонив голову и уставившись на поверхность пруда.

– Да. Меня зовут Нарро. А вас как зовут? – он никак не мог вспомнить её имя.

Бледные ладони, лежащие на коленях, сжали в кулак ткань платья. Что-то этот жест ему напомнил… что-то…

– Эллейн, – ответила она наконец очень тихо, опустив голову ещё ниже. – Меня зовут Эллейн.

Он улыбнулся.

– А вы знаете, на что похоже ваше имя? «Эллайна» – «пламя» на древнем наречии оборотней. Очень красиво. Вам подходит.

– Я Эллейн. Не Эллайна.

– А это неважно. Имя не важно, важен тот, кто его носит.

Тут она впервые покосилась на Нарро с лёгким интересом во взгляде. А он в тот момент вдруг заметил, какого чудесного цвета у неё глаза. Зелёные… как листва в Арронтаре летом.

– Когда-то меня звали совсем не Нарро, – сказал он почему-то. – А теперь я ношу это имя.

– А как вас звали?

– Дэйнар.

Несколько секунд она молчала, словно превратившись в камень. А затем неожиданно вздрогнула и, схватив обе его руки в свои ладони, закричала:

– Дэйн!.. Это же ты – Дэйн! Ты помог… Ты придумал это заклинание! Помнишь?! – и она приподняла цепочку, висевшую у неё на шее, обнажив кулон с ярко-бирюзовым камнем в форме капли.

Нарро помнил. И хотя он мог поклясться, что никогда не слышал от Аравейна имя Эллейн, тем не менее, сейчас на её шее висел тот самый амулет, который когда-то маг принёс ему и попросил подумать над тем, что сам считал невозможным.

– Помню.

Эллейн улыбнулась.

– Спасибо. Спасибо! Спасибо! – повторяла она без конца. А из её глаз вдруг потекли слёзы.

Нарро сам не понял, почему он придвинулся ближе к Эллейн и осторожно вытер её слёзы собственными ладонями.

– Не плачь.

Она всхлипнула.

– Я прошу тебя, не плачь. Я не слишком хорошо умею обращаться с плачущими женщинами.

Она рассмеялась, продолжая плакать.

– Почему ты плачешь?

Нарро даже не ожидал, что она действительно ответит… но Эллейн ответила. Очень тихо, почти шепча, но она ответила.

– Я не знаю, что делать…

– Что делать… с чем? – дартхари подался вперёд, положил одну руку на талию девушки и чуть наклонился, чтобы лучше слышать, потому что следующую свою фразу Эллейн скорее подумала, нежели сказала.

– Со своей… жизнью…

Нарро не успел ничего спросить – она продолжила:

– Я думала, что умру. Я готовилась, я ждала, я смирилась… Но она спасла меня, спасла от смерти, подарила второй шанс, подарила жизнь… А я не знаю, что с ней делать! Я знала, что делать со смертью, но жизнь… Это так… сложно…

Нарро медленно поднял руку и погладил Эллейн по волосам.

– Вариант «просто живи» тебе не подходит?

– Если бы я знала, как это… Но я не знаю… Никогда не знала… – она на мгновение прикрыла глаза, а потом вдруг выпалила: – Забери меня с собой!

– Что?..

– Забери меня с собой… Пожалуйста! Ты ведь скоро уезжаешь… Одна я не смогу уехать…

Это было так странно.

Он сидел, осторожно касаясь её волос, гладил их, стараясь утешить её, и чувствовал, что всё правильно. Хоть Эллейн и была совершенно незнакомой женщиной. А теперь она ещё и попросила взять её с собой… Зачем? И в каком качестве?

Впрочем, это было не важно. Важно было лишь то, что сейчас она подняла голову и смотрела на Нарро с такой дикой надеждой во взгляде, что у него внутри всё переворачивалось.

– Хорошо. Поедем вместе. Когда ты хочешь уехать?

Эллейн на секунду застыла, а потом, зажмурившись, выдохнула:

– Завтра.


***


Если бы не она, неизвестно, когда бы Нарро уехал из Лианора. Ему нравилось в императорском замке, нравилось общаться с Эдигором, гулять по парку и не думать об Арронтаре. Ну или по крайней мере делать вид, что он не думает об этом.

Почему Нарро согласился на предложение Эллейн уехать завтра? Если бы он знал. Он не знал этого тогда, не знал и позже, спустя несколько недель, месяцев, лет. Просто чувствовал, что всё правильно.

Эдигор воспринял новость об их скором отъезде спокойно. Только улыбнулся и, пожав Нарро руку, тихо сказал:

– Береги её.

Аравейн же долго молчал, а потом, вздохнув, произнёс:

– Я так и знал, что этим кончится.

Дартхари не стал уточнять, почему. Просто обещал, что не обидит, и отправился собирать вещи, которых, правда, было немного. Все они влезли в один заплечный мешок.

А на утро следующего дня, спустившись вниз и выйдя на улицу через главные двери, Нарро обнаружил, что у Эллейн вещей ещё меньше. Точнее, их у неё не было вообще, только одежда, которую девушка надела на себя – чёрное платье, тяжёлые кожаные башмаки и… всё.

В сочетании с чёрным платьем и алыми волосами, заплетёнными в тугую косу, кожа Эллейн казалась бледнее обычного.

– А где твоя сумка? – спросил Нарро вместо приветствия. Девушка поглядела на него исподлобья и пожала плечами.

– Мне ничего больше не нужно.

Он лишь вздохнул. Ладно, пусть так. В конце концов, не силой же заставлять её брать с собой сменное платье, бельё и непромокаемый плащ.

– Нарро!

Дартхари обернулся. По главной лестнице, перепрыгивая через ступеньку – что совсем не подобает императору – мчался Эдигор.

– Я боялся, что вы уедете и я не успею… Дурная моя голова, совсем забыл отдать тебе это, – и он протянул Нарро кольцо с гербом Эрамира.

– Что это?

– Знак моей защиты. И дружбы. Прошу тебя, возьми его. Это кольцо открывает многие двери.

– Единственная дверь, которая нужна мне открытой – твоя.

Эдигор вздохнул.

– Я так и знал, что ты откажешься. Между прочим, я могу и обидеться…

– Попробуй, – усмехнулся Нарро. Император рассмеялся и покачал головой.

– Обязательно попробую, но в следующий раз. Мы ведь ещё не закончили, ты так и не научился владеть мечом. Вот как научишься – так я сразу и обижусь. Будешь доказывать мне свою правоту с помощью клинка.

– Как пожелает ваше величество, – Нарро отвесил шутливый поклон, и Эдигор, подмигнув ему напоследок, повернулся к Эллейн.

Она стояла неподалеку, напряжённая, натянутая, как струна. Нервно перебирала пальцами кончик своей косы и не знала, куда деть глаза. А когда император сделал шаг вперёд и положил свою ладонь поверх её руки, вздрогнула.

– Возвращайся, Элли. Если сможешь.

– Я… – начала она дрожащим голосом, но Эдигор не дал ей продолжить.

– Не нужно. Не говори ничего. Я всё понимаю и не требую от тебя положительного ответа. Я вообще больше никогда не буду от тебя что-то требовать, клянусь, Элли… Я такой болван.

У неё задрожала нижняя губа.

– Нет-нет, Элли, не нужно… Я просто хочу, чтобы ты знала – я буду рад, если ты вернёшься. Но если нет… я пойму. Пожалуйста, будь счастлива.

У Эллейн дрожала уже не только нижняя губа, но и всё тело. Поэтому девушка просто молча кивнула и слабо улыбнулась.

А Эдигор сделал мимолётное движение рукой – и к парадным дверям подкатила карета. Самая обычная тёмная карета, без изысков и гербов.

– Всё как договаривались, Нарро – она отвезёт вас к границе леса, там и оставит. Ты уверен, что не хочешь с комфортом прокатиться до Арронтара?

– Уверен.

– Хорошо. Тогда… Идите скорее. Скорее уедете – быстрее вернётесь.

Напоследок ещё раз пожав императору руку, Нарро осторожно подхватил будто бы оцепеневшую Эллейн под локоток и повёл по направлению к карете.

Через несколько минут они, застыв на сиденьях напротив друг друга, смотрели в окно на быстро мелькавшие мимо столичные улицы.

И оба не знали, что делать дальше.


***


– Я думала, мы поедем в карете.

– Ты же слышала, о чём я говорил с Эдигором.

– Да. Но я не понимаю, зачем…

– Скорее, почему. Сюда я ехал в карете, потому что торопился попасть на день рождения императора. А сейчас я никуда не тороплюсь.

Несколько минут они молчали, оглядываясь по сторонам.

В Тихом лесу было, как обычно, тихо. Только ветер шелестел в кронах деревьев. Погода была по-летнему жаркой, время близилось к полудню, и Нарро, принюхавшись, сказал:

– Невдалеке есть ручей, пойдём туда? Я хочу попить, а потом можно будет собираться в путь.

«Что же мне с ней делать?» – эта мысль вертелась и крутилась в голове Нарро, пока он пил из обжигающе холодного ручья, жевал кусок сыра и кормил Вима сушеным мясом. Эллейн сидела на траве, уставившись в пространство совершенно пустым взглядом. Её глаза, сливаясь по цвету с зеленью травы, ничего не выражали.

– Ты ведь маг, Элли?

Она кивнула.

– По силе, наверное, как Аравейн? Я чувствую. У него магия в каждой клеточке, он из неё будто соткан, и ты тоже.

Она пожала плечами.

– А ты можешь в кого-нибудь превратиться?

Эллейн вздрогнула и наконец-то перевела взгляд из неизвестности на Нарро.

– В каком смысле?..

– Ты можешь превратиться в какое-нибудь животное? В собаку, например.

Она вздохнула, расслабившись, а затем покачала головой.

– В собаку не пробовала, не знаю. Я могу стать птицей. На очень долгое время, это моя индивидуальная особенность…

Птицей!

– Это прекрасно! Так и отправимся дальше – я побегу в образе волка, а ты полетишь.

Кажется, она удивилась.

– Но… А твои вещи? Я могу стать птицей прямо в одежде, но оборотни…

– Я не совсем обычный оборотень, Элли.

Нарро усмехнулся, надел обратно свой заплечный мешок и, потрепав Вима по холке, потянулся…

Эллейн даже не поняла, как так получилось – перед ней стоял Нарро, крупный и мускулистый мужчина, а затем она моргнула – и обнаружила, что на месте мужчины появился большой и совершенно белый волк с голубыми глазами. С заплечным мешком на спине.

Она раньше никогда не видела оборотней во второй ипостаси, и поначалу даже испугалась.

«Не бойся», – раздался голос Нарро у неё в голове. Эллейн прижала ладони к груди и прошептала:

– Все оборотни такие… большие?

«Нет, конечно. Все разные, как и люди. Бывают маленькие и слабые – мы называем их анта. Бывают «середнячки» – адме. Самые сильные и крупные – ара».

– Ты – ара?

«Я дартхари. Вожак».

Эллейн медленно оглядывала его с ног до головы. И вдруг спросила:

– Можно… погладить?

Если бы Нарро мог, он бы рассмеялся, но в зверином обличье это было невозможно.

«Можно».

Элли чуть приподнялась от земли и, не вставая, практически поползла вперёд. Она напоминала Нарро маленькую и испуганную рыжую кошку. Которая, достигнув большого и сильного белого волка, с удовольствием погрузила свои коготочки в его густую шерсть.

– Ох…

Он зажмурился и старался не рычать, чтобы не спугнуть Элли. Хотя Нарро всегда порыкивал от удовольствия, когда его гладила Фрэн, но Эллейн – не она…

– Какой ты мягкий… Удивительно…

«Я думал, у меня жёсткая шерсть».

– Смотря с чем сравнивать… Если с человеческими волосами, то да, – и Элли неожиданно улыбнулась. Впервые с тех пор, как они познакомились.

Нарро всё-таки рыкнул и, обхватив девушку передними лапами, рухнул на землю – Дарида с ними, с вещами! – прижал к себе и позволил ей гладить свой живот.

Эллейн хохотала. Ей было мягко и тепло лежать сверху на таком большом белом волке, и ей было щекотно от его шерсти, лезущей в нос.

Алые волосы смешались с белой шерстью, человеческие пальцы с восторгом ощупывали звериные когти, смеющиеся голубые глаза смотрели в не менее смеющиеся зелёные, и было так хорошо и спокойно…

«Элли! Ну же, хватит! Нам пора! Обращайся в птицу, я тоже хочу посмотреть на твои пёрышки!»

Нарро не знал тогда – не узнал и после – что Эллейн обещала самой себе не обращаться птицей до возвращения той, которую она называла своей маленькой сестрой, но… В тот момент она меньше всего на свете хотела отказывать Нарро.

И просто, кивнув, превратилась в птицу.

Такую же белоснежную, как и шерсть волка, сжимающего её в объятиях.


***


Так прошла неделя.

Нет, они отправились не в Арронтар. Они шли – точнее, бежали и летели – от Лианора на запад, по направлению к Арронтару, но не в Арронтар. Кружили по полям и лесам, проходили мимо человеческих деревень и крошечных городов, нигде не останавливаясь. И даже почти не разговаривали друг с другом.

На ночь Эллейн и Нарро останавливались в лесу. Он спал в обличье волка – так теплее – Элли же, обернувшись обратно в человека, прижималась к его боку, укрываясь единственным одеялом, которое Нарро захватил из императорского замка. Готовили на костре по очереди, хлеб покупали в человеческих деревнях, сушеное мясо для Вима тоже. Щенок, кстати, был в восторге от этого «похода» и с удовольствием бежал рядом с Нарро, стараясь не отставать. Только по вечерам навёрстывал силы, питаясь удвоенными, а то и утроенными порциями.

Нарро нравилась Эллейн. Ему нравилось, что она никогда не жаловалась, даже когда – он чувствовал – уже с трудом летела или очень сильно хотела есть; ему нравилось, как она по ночам прижималась к его боку и, даже не замечая, закидывала на него одну ногу, чем страшно смешила; Нарро нравился и её запах. В зверином обличье все запахи обостряются, и обычно Нарро не нравилось, как пахнут люди. Все, кроме самых близких.

Запах Элли ему понравился сразу.

На седьмой день они были уже достаточно далеко от Лианора, и не менее далеко от Арронтара. Тихий лес давно кончился, начался другой – на карте он значился как Арден, а вот жители близлежащих деревень и городов прозвали Лихим – лес славился своими разбойными отрядами, в нём обитающими.

Впрочем, Эллейн с Нарро никаких разбойников в первый день нахождения в Ардене не встретили. Но это их и не волновало. Разбойникам, которые на своём пути повстречали бы Эллейн Грант, по силе равной Аравейну, и дартхари Нарро, лучшего мага Разума в Эрамире – можно было только посочувствовать.

В тот вечер Нарро, оставив Элли у костра, пошёл в кустики неподалеку – набрать грибов для супа. Он чувствовал их запах и, сняв с себя рубашку, отправился на поиски, собираясь использовать рубашку вместо корзинки.

Когда Нарро спустя примерно двадцать минут вернулся к костру, то чуть не уронил свой грибной «улов» на землю.

Они с Эллейн остановились на берегу быстротекущей реки, точнее, даже на обрыве. Внизу шумела и пенилась вода, течение было столь быстрым, а сама вода – столь холодной, что никто из них даже не помышлял о купании.

Но, вернувшись, Нарро обнаружил, что Эллейн стоит в одной нижней рубашке на краю обрыва и смотрит вниз.

– Элли?..

Она медленно обернулась.

Закатное солнце, находящееся в тот момент сзади, обрисовывало контур её фигуры, которую Нарро прекрасно видел и без его помощи – рубашка ничего не скрывала. Длинные стройные ноги, тонкая талия, высокая грудь с розовыми вершинками сосков, распущенные алые волосы… Элли соблазнила бы даже святого.

Он осторожно положил свой грибной улов на землю и, перешагнув через него, в несколько широких шагов оказался возле Эллейн.

Она по-прежнему продолжала молчать, только смотрела на Нарро своими удивительными глазами цвета весенней зелени, полными невыплаканных слёз.

А потом тихо вздохнула, сделала шаг… и, обвив его шею руками, прижалась тёплыми, сладкими губами к его рту.

Запах… Её запах… Обычно не менее сладкий, чем её губы в тот миг, когда она целовала Нарро, обнимая его и прижимаясь к нему всем своим телом… В тот миг запах Элли стал горьким. Он пробрался в ноздри Нарро, заставив его зажмуриться и от неожиданности сжать ладонями талию девушки.

Она вздрогнула и, вновь вздохнув, приподняла одну ногу, позволяя его руке соскользнуть ниже, гораздо ниже талии. Выгнулась, и его губы прочертили дорожку от её рта к беззащитной шее…

Запах Элли стал ещё более горьким.

Улыбнувшись, Нарро подхватил девушку на руки и, дождавшись, пока она прижмётся к нему всем телом и скрестит ноги сзади, шагнул вперёд, вниз с обрыва…


***


Когда они падали в бурлящий водный поток, Элли визжала. Она визжала так, что Нарро думал – навек оглохнет.

А потом был удар об воду, и ощущение дикого холода, впившегося в кожу, мышцы и даже кости, стремительное движение поперёк течения реки – главное, не выпустить эту наивную соблазнительницу из рук – вперёд, к берегу… Неважно, к какому, потом разберёмся, лишь бы почувствовать под ногами твёрдую землю, пока они оба не утонули.

Почувствовали, вынырнули… Они стояли в ледяной воде примерно по пояс, стараясь удержаться на ногах и глядя друг на друга вытаращенными от шока после падения глазами… А потом Эллейн всхлипнула.

И не успел Нарро среагировать, как она, всхлипнув ещё раз, запрокинула голову и расхохоталась.

Она прижимала обе свои руки к животу, совершенно не смущаясь промокшей насквозь нижней рубашки, которая и раньше-то ничего не скрывала, и хохотала так искренне и громко, что спустя некоторое время Нарро тоже не выдержал и засмеялся.

Хохоча, они оба выбрались из реки. Хохоча, поднялись по наиболее пологому месту к оставленному костру. Хохоча, плюхнулись на землю и, обнявшись, продолжали хохотать…

Через какое-то время Нарро перестал смеяться, а смех Эллейн превратился в рыдания.


***


– Прости… Прости меня…

– Перестань. Это ерунда.

– Нет, нет, ты не понимаешь… Не понимаешь! Никто и никогда не делал что-либо ради меня просто так, всем и всегда было что-то от меня нужно. Отцу, Эдигору, Люку, и даже Аравейну. Всем… Я никому не была нужна просто сама по себе. Требования, условия, просьбы, приказы… – она всхлипнула. – Я попросила тебя взять меня с собой под влиянием момента, а потом задумалась: что нужно тебе? Я даже в мыслях не допускала, что ничего, понимаешь? Я думала, ты хочешь… А сама хотела, чтобы это кончилось побыстрее, чтобы ты получил то, чего хочешь, и мы были в расчёте. Прости…

Нарро обнял её покрепче и легко поцеловал в висок.

– Прощаю. Забудь, Элли.

Но она будто не слышала. Вновь рассмеялась и продолжила:

– Я просто шлюха… Шлюха! Я так привыкла думать и действовать, как шлюха, с чего я решила, что отъезд это изменит! С чего я решила, что смогу измениться и изменить… я никогда не стану никем, кроме шлюхи!

Нарро оцепенел. Он знал об Эллейн совсем мало, поэтому не слишком понимал, о чём она говорит, и уж тем более не представлял, почему она может называть себя шлюхой.

Вим тоже не представлял, и вообще недоумевал, с чего они валяются на земле, поэтому сидел рядом, тревожно и тихонько поскуливая.

– Элли, перестань. Ты никакая не шлюха, что за глупости…

– Ты просто не знаешь, – она нервно хихикнула, а потом икнула. – Ты ничего про меня не знаешь…

– Так расскажи.

Она на секунду сжалась в комочек, но почти тут же разжалась и кивнула.

– Хорошо…

– Только давай сначала оденемся в сухое и сделаем ужин?

– Нет! Иначе я не решусь… Пожалуйста, давай так…

– Тогда я обращусь хотя бы.

Эллейн кивнула и Нарро, вздохнув, стал волком. Сжал лапами её ледяное и мокрое тело, незаметно растирая его, боясь, как бы она не заболела. А Элли, прижавшись покрепче к волку и зарывшись одеревеневшими от холода пальцами в его шерсть, начала рассказывать.


***


Никогда раньше Нарро не слышал ничего более печального.

История о девочке, проклятой собственной матерью ещё до своего рождения и мечтающей просто о том, чтобы умереть, как все нормальные люди – маги и не маги. Ведь в этом и была суть проклятья – Эллейн не могла умереть, потому что на самом деле она не была живой по-настоящему.

История о девушке, которая влюбилась в наследника престола, а тот, узнав про её «талант» менять внешность как душе угодно и переноситься в любое – даже защищённое – место, решил привлечь Элли к работе на Тайную службу. И она работала, делала всё, что было нужно, и даже – спала с главарём заговорщиков.

История о девушке, которая всё-таки нашла способ умереть. И умерла, но её спасли и подарили второй шанс – жизнь, ту же самую жизнь, только сняли проклятье.

Элли не знала, что делать с жизнью, потому что всегда жила только мыслью о смерти.

– Я хотела, чтобы такие, как я – проклятые маги – больше не рождались. Я хотела найти способ закрыть Источник, питавший проклятье, и просто умереть, потому что я не верила в свою возможность быть счастливой.

Нарро гладил её по голове и молчал, не зная, что сказать.

– Я хочу, чтобы ты понял – Эдигор не заставлял меня, не мучил, я сама… Не вини его… Достаточно и того, что он винит сам себя. Но я поступила бы так же, даже не проси он меня о подобной работе. Потому что иначе не получилось бы снять проклятье, понимаешь?

– Понимаю.

– Эдигор хороший человек. Он…

– Ты его любишь? Всё ещё любишь?

– Нет… По крайней мере не так, как тогда, двенадцать лет назад. Я… То чувство… Оно осталось позади, мы изменились, оба… Понимаешь?

– Понимаю. А твоя мать?

Эллейн вздохнула.

– Что – моя мать?

– Она ведь прокляла тебя.

Нарро осторожно прикоснулся мохнатой и когтистой лапой к подбородку Элли, заставляя её приподнять голову, чтобы видеть глаза девушки.

В них дрожали слёзы. В ту секунду её глаза напоминали Нарро Море Скорби в ясный день – зелёное, бурлящее, пахнущее солью, оно тоже всегда было полно слёз, и брызгало ими на всех, кто к нему приходил…

– Да. Она прокляла меня, – прошептала Эллейн едва слышно. – Она ненавидела меня ещё тогда, в своём животе, ненавидела так сильно, что прокляла.

А потом я умерла и встретилась с мамой. Она держала мою душу в ладони, плакала и просила прощения за свою ошибку. Я помню её глаза, тепло её рук, дрожащий голос и слова: «Прости меня, дочка. Я была молодой и глупой, я не понимала… Прости меня за это проклятье».

Они замолчали.

Несколько секунд Нарро и Эллейн просто лежали. Где-то в вышине летела маленькая птица, слышался шум от бурлящего потока воды, на лес медленно опускалась вечерняя прохлада, Вим забавно похрапывал, устроившись у костра… А они всё молчали.

– Ты простила?

Маленькая слезинка выкатилась из зелёных глаз и затерялась в густой белой шерсти.

– Да.


***


Просто «да», без лишних слов и рассуждений. Просто «да»…

Наверное, так и нужно прощать – от чистого сердца, без лишних слов? Нарро не знал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9