Наталия Галаган.

Темная сторона света. Свежая кровь



скачать книгу бесплатно

ГЛАВА 1
Хочешь спрятать – прячь на видном месте [1]1
  Названия всех глав – японские пословицы.


[Закрыть]

Глеб так разошелся, что уже не мог контролировать собственного гнева. Его противник, семнадцатилетний мальчишка, и так лежал поверженный на земле, но Глеб продолжал наносить ему удар за ударом, не слыша кричащего младшего брата с просьбой остановиться.

– Перестань! Хватит! Ты же убьешь его! – кричал и пытался оттащить от жертвы своего старшего брата девятнадцатилетний Марк.

– Он надолго запомнит мой урок! – бросил в ответ, продолжая бить лежачего, Глеб.

– Да ты ему все мозги вышибешь, и запоминать нечем будет.

К счастью для битого у напавшего зазвонил телефон. Это звонила Лена, девушка Глеба, которая своей настойчивостью даже после того, как он пару раз сбросил вызов, заставила его отвлечься от избиения.

– Как ты посмел не отвечать на мои звонки?! – закричала девушка как только услышала голос своего парня.

– Я сейчас немного занят, – ответил Глеб, недовольно наблюдая за тем, как Марк пытается привести в чувства побитого подростка.

– Чем это ты так занят? Дай угадаю: снова дерешься, верно?

Глеб недовольно поморщился, но не от прозорливости подружки, а от ехидной улыбки брата и поднятого им вверх большого пальца руки в качестве реакции на услышанное.

– Женщины любят сильных, разве не так? Сама же говорила, – едва сдерживая злость, процедил сквозь зубы Глеб.

– Просто была дурой и хотела тебе понравиться. Я же не знала, что за такой красивой мордашкой скрывается настоящее чудовище. Тебе бы только людей избивать, – из телефона донеслось недовольное фырканье.

– Я просто так кулаками не размахиваю, – прошипел Глеб в ответ.

– Зачем ты вчера напал на Степана? Он просто попросил тебя передать какую-то информацию брату, а ты, нафантазировав невесть чего, избил его до полусмерти.

– Лена, я все видел! – свободная от телефона рука непроизвольно сжалась в кулак.

– Тогда купи себе очки для коррекции зрения, чтобы с новой девушкой не попасть впросак, а обо мне забудь.

– Что ты сказала?

Но разговор на той стороне уже прервали. Глеб со злостью отшвырнул телефон, который, ударившись о глухую стену дома, разлетелся вдребезги. Марк едва успел увернуться, чтобы осколки уничтоженного аппарата не поранили его.

– Еще и новый телефон мне должен будешь. Артем, слышишь? – обратился он к лежащему на земле.

– По ходу он в отключке, – констатировал Марк.

– Так приведи его в чувства, – рыкнул Глеб.

– А я что, доктор?!

– Изверги! Садисты! – послышались крики соседа, бегущего спасать сына. – Артем, что с тобой?

Мужчина лет сорока пяти среднего роста, светловолосый с аккуратно подстриженной бородой упал на колени перед бесчувственным телом сына и стал изо всех сил трясти его.

Парень не реагировал.

– Двое на одного, как вы могли?! Он же младше вас, а вы, подлецы, так его избили. Нелюди!

– Что тут за крики?

Глеб и Марк виновато попятились, увидев приближающегося отца. В свои пятьдесят Ярослав Константинович выглядел замечательно, много моложе своего возраста. Высокий, спортивная фигура, безупречная осанка, презентабельный вид в деловом костюме – эдакий Джеймс Бонд с проницательным взглядом. К слову, оба его сына внешне были точными копиями, вот только не хватало им отцовской сдержанности.

– Я звоню в скорую, – сообщил он после того, как оценил ситуацию.

– А я наберу полицию, – заявил Игорь Петрович, испепеляя взглядом соседских парней.

– Не возражаю, – грозно глянув на сыновей, сказал Ярослав Константинович.

– Папа! – попытался смягчить отцовский гнев Марк. Но под тяжестью родительского взгляда виновато опустил голову.

– За свои поступки будете отвечать. И молите Бога, чтобы с парнем все было в порядке, а Виктор Петрович по-соседски вас простил.

– На этот раз они зашли слишком далеко, – отрицательно покачал головой отец Артема, продолжая осматривать сына.

– Игорь, ты же знаешь, Глебу скоро двадцать один, – Ярослав Константинович попытался уладить вопрос по-дружески.

– Знаю, но это более не может быть оправданием. Если он не в силах справиться с агрессией, отпразднует день рождения в тюрьме.

– Папа, – попытался вступиться за брата Марк, но отец недовольно приподнял бровь, и для младшего сына этого было достаточно, чтобы умолкнуть.

В это время ко двору частного дома, где происходила драка, одновременно подъехали автомобили полиции и скорой помощи.

– Вика, я же тебе говорил, что не пройдет и месяца, как нас снова вызовут по этому адресу, – обратился старший по возрасту и званию полицейский к напарнице. Они неспешно вышли из автомобиля и подошли к месту происшествия.

– Это просто недопонимание между подростками, – заступился за сыновей Ярослав Константинович.

– Так можно было оправдывать ваших сыновей, когда они были школьниками, однако эти двое давно уже не дети. Должны осознавать серьезность своих поступков и отвечать за правонарушения, – недовольно пощелкивая языком, сказал старший полицейский. Он смерил презрительным взглядом насупленного Глеба и продолжил. – Итак… Хулиганство… Статья 296… Грубое нарушение общественного порядка по мотивам явного неуважения общества, сопровождаемое особой дерзостью или исключительным цинизмом. Наказывается штрафом до пятидесяти необлагаемых минимумов доходов граждан или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет.

Ярослав Константинович тяжело вздохнул и посмотрел на соседа, но тот был непреклонен. Полицейский же перевел взгляд на Марка и ухмыльнулся.

– Но вас было двое, – продолжил он, – значит, противоправные действия были совершены группой лиц…

– Виноват только я, брат тут ни при чем, – сказал Глеб офицеру, когда тот надевал на него наручники.

– Ага, просто рядом стоял и наблюдал – это называется соучастие. Из-за чего хоть сыр-бор? – спросила девушка-полицейский.

Марк поднял рюкзак Артема и выбросил его содержимое на землю. Среди упавших вещей оказалась полупрофессиональная видеокамера.

– Вот, этот паршивец, опять за нами следит. Придумал себе что-то и собирает доказательства для полиции. Мы имеем полное право на приватность, разве не так?

Мужчина-полицейский поднял видеокамеру.

– В участке разберемся, – сказала девушка-сержант.

Пока арестованных в наручниках уводили в полицейский автомобиль, двое интернов осматривали пострадавшего.

– У парня нет серьезных ранений, но все же лучше понаблюдать за его состоянием в больнице. Мы не хотим никого пугать, но если его били по голове, возможно сотрясение мозга, – сказал один из врачей.

– Вы родственник? – спросил другой Игоря Петровича.

– Я его отец.

– Тогда поедете с нами.

– Игорь, я очень сожалею, – остановил соседа Ярослав Константинович, схватив его за плечо. – Моя вина, что я недостаточно воспитал своего сына, но ты же знаешь, как только ему исполнится двадцать один…

– До этого времени он убьет Артема, – прервал его сосед. – Прости, Ярослав, но на этот раз никаких поблажек.

Тем временем, оставшись с братом в авто один на один, Глеб давал ему последние наставления.

– Даже если мне не поверят, Артем подтвердит, что ты его не бил, так что не сегодня-завтра окажешься на свободе, – спешно говорил Глеб, наблюдая за полицейскими, общающимися с неизвестно откуда появившимися соседями. – Как только выйдешь из полицейского участка, действуй по нашему плану, но до этого проверь того придурка, который клеился к Лене.

– Так она же тебя только что бросила, – удивился Марк последнему поручению.

– Я никому не позволю обижать свою девушку, пусть даже и бывшую. А этот подонок, когда узнает, что я в тюрьме, может захотеть отомстить за унижения Лене или ее брату.

– Хочешь ее вернуть?

– Нет, рано или поздно мы все равно бы расстались, но такую падаль, как тот тип, я не переношу даже больше, чем Артема.

В автомобиль сели полицейские: девушка – за руль, ее напарник – рядом на пассажирское место.

– Ну что, ребятки, прокатимся с мигалками? Вижу, вам это нравится, раз так стараетесь стать нашими постоянными клиентами. Только учтите, что вы уже вышли из детского возраста, и разговор теперь с вами будет серьезным. Хотите быть преступниками, так посидите в общей камере. Вот тогда прочувствуете, какая она, жизнь по ту сторону решетки.

Марк испуганно посмотрел на брата, но тот едва заметным кивком успокоил его и повернулся взглянуть на отца. Глеб никак не мог понять его дружбы с соседом. Что может связывать таких абсолютно разных людей? Его отец – успешный бизнесмен, Игорь Петрович же владелец небольшой ветлечебницы. У них разные увлечения, образ жизни, а главное – принадлежность разным видам. Не могут ангелы и инопланетяне, которых называют мирианцами, дружить. Возможно, их связывает общее прошлое. Но что в нем такого, что отец держит в секрете от собственных сыновей? Именно это Глеб и намеревался выяснить.


А тем временем в нескольких кварталах от места происшествия семнадцатилетняя девушка стояла на крыше больницы, спроектированной в виде просторного балкона, где пациенты могли прогуливаться и любоваться видом на невысокие дома совсем недавно появившегося провинциального городка. Изначально его строили как поселок для переселенцев, но используемые новейшие технологии при проектировании зданий, улиц, коммуникаций и инфраструктуры в целом привлекли внимание состоятельных людей. И через каких-то десять лет вокруг многоэтажных зданий стали появляться, как грибы после дождя, улицы с элитными особняками и районы с таунхаусами. А после строительства двух суперсовременных высших учебных заведений: академии искусств и института информационных технологий, появилось несколько районов с бывшими выпускниками этих вузов, оставшихся здесь и обзаведшихся семьями.

Вскоре численность населения поселка превысила тридцать тысяч и ему присвоили статус города. А поскольку это был молодой город не только по дате основания, но и среднестатистическому возрасту жителей, на заседании верховных властей приняли постановление назвать его «Юность». Еще через десяток лет в городе появился квартал с круглыми высотками по типу отелей в Эмиратах – внутри с огромными холлами. Местный народ тут же прозвал эти дома «термитниками». Такие строения оказались идеальными для нормализации температурных перепадов – от знойной жары летом до лютых морозов зимой. Строения такого типа стали фишкой Юности, и через двадцать лет численность жителей этого красивого современного города увеличилась многократно.

Ранее семнадцатилетняя девушка жила в столице. После сплошь пропитанного древностью Киева молодой город в плане эмоций казался светлым и чистым. Общий позитивный настрой местных жителей как-то незаметно передавался приезжающим.

– Катя! Вот ты где, а я тебя всюду ищу, – сказала запыхавшаяся красивая стройная женщина лет около сорока. – Я же просила тебя всегда держать при себе телефон, где бы не находилась, даже в душе и туалете.

– Прости, тетя, – ответила, улыбнувшись, девушка.

– Катя, не называй меня тетей! Сколько раз мы с тобой об этом говорили?! Теперь юридически я твоя мама.

– Никак не могу перестроиться, – Катя виновато опустила глаза.

– Постарайся. Скоро мы переедем, и я хотела бы, чтобы ты всегда называла меня только мамой, в крайнем случае, по имени, хоть это, на мой взгляд, не совсем правильно.

– Мне очень жаль, что ради меня ты жертвуешь собственной жизнью.

– Не думай так. Поначалу я действительно думала только о твоей безопасности, но сейчас на самом деле люблю этого человека и очень хочу стать его женой.

– Мне страшно, – прошептала Катя, едва сдерживая слезы.

– Моя малышка, – женщина крепко обняла племянницу, – запомни, я всегда буду рядом.

– Анна и Катя, вы обе забыли в палате свои телефоны, – обратилась к ним поднявшаяся на балкон врач. В свои шестьдесят два она выглядела красивой и здоровой. Ее идеальная осанка, гордо поднятый подбородок и величавая походка служили примером для подражания молоденьких медсестер. Доктор не спеша подошла к своей пациентке и сказала. – Не стоит удивляться повадкам ребенка. Она вся в мать.

Катя с тетей переглянулись и улыбнулись. Доктор же сурово взглянула на девушку.

– Там медсестры тебя обыскались – бегом на процедуры, – и пригрозила указательным пальцем.

Анна повернулась, чтобы проводить дочь, но доктор взяла ее за руку, остановив.

– Задержитесь, я хочу у вас что-то спросить, – сказала доктор и, дождавшись когда пациентка скроется из виду, продолжила. – Вы не передумали выходить замуж за того мужчину?

– Татьяна Васильевна, вы хотите меня отговорить? – встревожилась молодая женщина.

– Как практикующий психолог и вхожий в вашу историю, должна была бы это сделать, однако не стану этого делать.

Анна с удивлением посмотрела на доктора.

– Катя особенный ребенок и очень важна для нас, – продолжила врач, отстраненно глядя в сторону. – Ей многое уже пришлось пережить, но впереди еще большие испытания, поэтому очень важно, чтобы она находилась в комфортном окружении.

– Почему тогда вы посоветовали наладить отношения именно с Романенко? Катя сказала, что он очень опасен. Что с ним не так? Я уже достаточно хорошо его узнала и не понимаю, в чем его опасность. Ярослав Константинович открытый и добрый человек, иначе бы я его не полюбила.

– Романенко очень влиятельный человек, именно поэтому он лучшая кандидатуры для защиты девочки.

– Как только мы с Ярославом Константиновичем зарегистрируем брак, мы с Катей сменим фамилию и нас будет гораздо сложнее найти. Татьяна Васильевна, надеюсь, вы никому не выдадите нашего секрета?

– Об этом не беспокойтесь. Все, что я узнала на сеансах психоанализа с Катей, является врачебной тайной. Девочке очень повезло иметь такую тетю, как вы.

– Однако ей не повезло в том, что ее отцом был мой брат. Скажите, что на самом деле тогда случилось? Мне кажется, вы знаете больше, чем говорите.

– Меня там не было в отличие от вас.

– Я видела, что произошло, но не знаю причин, по которым бы уравновешенный человек мог совершить такое.

– Всему свое время. К любой информации надо быть морально готовым, иначе предсказатели не зашифровывали бы послания потомкам. Они должны быть понятны только после того, как произойдут.

– Вы хотите сказать, что судьбу не изменить?

– Да. Вы не сможете исправить прошлое, мертвых не воскресить, а от того, что вы узнаете мотив поступка брата, все равно не сможете повлиять на будущее.

– Но что в Кате такого особенного? С самого рождения она не проявляла талантов, была весьма заурядной и замкнутой девочкой.

– Сейчас она куколка с гусеницей, но придет время, когда она превратится в бабочку, расправит крылья и даже я не знаю, какие ее способности проявятся.

– Татьяна Васильевна, привезли Артема Ходоренко. Мальчик без сознания, – только ступив на балкон, выкрикнула юная медсестричка. – С ним приехал Игорь Петрович, говорит, что его сына побили.

– Позже договорим, а сейчас мне надо идти.

Доктор спешно попрощалась и быстро удалилась с балкона.

– Да, конечно, – сказала сама себе Анна и с поникшей головой тоже направилась к выходу с балкона.

Год назад ее жизнь кардинально изменилась: пришлось взять на себя опеку над осиротевшей племянницей и скрываться с девочкой, переезжая с места на место, пока не нашла Татьяну Васильевну. Обратиться за помощью к этой женщине порекомендовала покойная мать Кати, но Анна узнала об этом только спустя полгода, когда отважилась вернуться в родной город, чтобы присутствовать при оглашении завещания. Именно в прощальном письме покойной матери, переданном ей адвокатом, были указаны контакты врача.

Сейчас Анна с Катей находятся в безопасном месте, далеко от города, где произошла трагедия. Но преступник на свободе, а значит, жизнь девочки по-прежнему находилась под угрозой. Чудом избежав смерти, племяннице почти каждую ночь снились кошмары и она просыпалась с криками. В этой связи в помощи психолога она нуждалась особенно.


Татьяна Васильевна заведовала отделением травматологии и ортопедии согласно основной специальности. Она была, как говорят, хирургом от Бога с врожденной или развитой острой интуицией. А после интернатуры получила второе образование и лицензию практикующего психолога. Поскольку руководство больницы высоко ценило ее как классного специалиста, позволяло параллельно вести частную практику в качестве психолога. Личных пациентов доктор размещала в отдельном боксе, где сейчас находилась Катя и куда поместили Артема.

Осмотрев юношу, Татьяна Васильевна заверила его отца, что ничего страшного не произошло, дорогой аппаратуры не требуется. Игорь Петрович подписал документы о согласии наблюдения за его сыном именно этого врача. Когда же медсестра вышла из палаты, Татьяна Васильевна принялась за непосредственное лечение подростка собственным уникальным методом. Она прикоснулась к его оголенным стопам и закрыла глаза. Со стороны казалось, что ничего особенного не происходит, на самом же деле уже запустился процесс восстановления. Вскоре появились также видимые признаки исцеления: затянулись ссадины, исчезли припухлости от ушибов, посветлели, а затем исчезли синяки.

– Теперь все будет хорошо, – констатировала доктор по окончании столь быстрой процедуры.

– Артему все же лучше побыть некоторое время в больнице, чтобы не привлекать внимания, – предложил отец парня.

– Я представляю, что ожидает мое отделение, – страдальчески закатив глаза, вздохнула врач.

– Пусть только попробует шалить. Я ему тогда устрою, – Игорь Петрович погрозил указательным пальцем еще не очнувшемуся сыну. – Танюша, ты особо с ним не церемонься. Понимаю, что он твой крестник, но хватит его баловать, ведь Артем давно не ребенок.

– Ты слишком на него давишь, вот мальчик и бунтует. Кстати, кто его так?

– Соседский парень, о котором я тебе уже рассказывал.

– Глеб? – уточнила Татьяна Васильевна.

– Да. Не могу дождаться, когда ему исполнится двадцать один год.

– Ты в курсе, что его отец женится?

– Нет, – удивился Игорь Петрович. – А ты откуда знаешь?

– Потом как-нибудь расскажу. У меня просьба, присмотри за его невестой и ее дочерью.

– Они из наших? – еще более удивился Игорь Петрович.

– Нет, просто люди, но все же прошу позаботиться о них.

– Если честно, мне неприятно, что ты что-то недоговариваешь. Я думал, мы друзья.

– С Романенко вы тоже друзья, – укоризненно посмотрела на мужчину доктор.

– Он нам не враг.

– Я должна быть беспристрастной, поэтому позволяю вам дружить, но вынуждена ограничивать твой доступ к информации.

– Обидно, что ты мне не доверяешь.

– Тебе доверяю, ему – нет, – последнюю фразу Татьяна Васильевна произнесла с легкой улыбкой, стараясь мимикой «подсластить» горькую пилюлю, которую суждено принять ее другу. – Давай выйдем и дадим Артему поспать.

Уже в коридоре они столкнулись с Катей, направляющейся в свою палату. Доктор остановила девочку и спросила, как она себя чувствует, на что та ответила, что хорошо. Татьяна Васильевна удовлетворенно кивнула и отпустила пациентку, а затем повернулась к своему спутнику.

– Это ваша будущая соседка, дочь женщины, которая выходит замуж за Романенко.

Игорь Петрович посмотрел вслед удаляющейся девушке – ничего примечательного: заурядная внешность, к тому же пол лица скрывали огромные старушечьи очки в пластмассовой оправе. Длинные волосы заплетены в две тугие косы. И полное отсутствие женских хитростей: ни косметики, ни каких-либо украшений. Даже пижама смотрелась на ней невообразимо бесформенно, хотя под ней и угадывалось стройное и упругое тело.

– Что с этой девочкой? Почему она здесь?

– Психологическая травма, но я не в праве раскрывать врачебную тайну.

– Сплошные секреты, – тяжело вздохнул Игорь Петрович.

В ответ Татьяна Васильевна только развела руками. Отец Артема прошел ее тест: если он не разглядел сущности Кати, то и будущему отчиму нелегко будет раскрыть этого ребенка.

Но вот Катя сразу распознала, с кем общается ее врач, и едва не упала в обморок, проходя мимо собеседников. Хорошо, что доктор заговорила с ней и даже взяла за руку. Почему-то от прикосновений этой женщины ей всегда становится легче. Только в своей палате Катя смогла успокоиться.

Последующие несколько дней она с опаской проходила мимо дверей палаты, из которой вышел тот мужчина. Но и пациент Татьяны Васильевны, судя по всему, тоже не горел желанием видеться с соседями по отделению. Хотя, возможно, не мог.

Все же однажды Катя застукала парня из пугающей ее палаты: он воровал стикеры со стола медсестры на дежурном посту.

Несмотря на наставления отца не высовываться, Артем настолько измучился сидеть в палате в одиночестве, что решил отправиться за приключениями коридорами больницы. Катя сразу же поняла, что этот парень, скорее всего, сын мужчины, с которым ранее ее познакомила Татьяна Васильевна. Внешне они были весьма похожи: светлая кожа, голубые глаза, слегка рыжеватые волосы и довольно миловидные черты лица. Девушка интуитивно распознала его скрытую сущность: парень точно не был человеком, значит, ей следовало держаться от него подальше.

Тем временем Артем огляделся по сторонам и увидел прижавшуюся к стене коридора Катю.

– Тсс, – прошептал он, приставив указательный палец к губам. Когда же увидел шедшую по коридору в их направлении медсестру, подбежал к девушке, схватил за руку и, не дав опомниться, силой затащил в свою палату.

– Что ты собираешься со мной сделать?! – испуганно закричала Катя.

– Я? С тобой?! Ну точно не то, что ты подумала. Ты вообще на себя в зеркало смотрела? Честно скажу, красотой не блещешь, – Артем поджал нижнюю губу, демонстрируя недовольство, поцокал языком.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3