Наталья Самсонова.

Помолвка по расчету. Яд и шоколад



скачать книгу бесплатно

– Дети назвали его Бантик, – усмехнулся мастер. – А я не против. Бантик так Бантик.

– Хорошее имя.

Передвигаться по городу, сидя верхом, для Лианон было не внове. В Нэй-Оксли у нее долгое время жила смирная низкорослая кобылка, но когда лошади брата издохли, спустя два дня чем-то отравилась и Бруста. Лиа была уверена, что это братец так отомстил. Почему-то Ронан был уверен, что она станет ухаживать не только за своей лошадью, но и за его новым выездом. Конечно, Лиа никому ничего не сказала. Но готовиться к отъезду стала еще тщательнее и скрытнее.

– Вот и приехали, – прогудел мастер и похлопал коня по холке.

– Дух захватывает, – призналась Лианон, едва Дан поставил ее на землю.

В лавке Лианон сразу скривилась и покачала головой, после чего вполголоса принялась пояснять:

– Чувствуете запах?

– Обычный.

– Нет, с кислинкой. Где-то протекает бочонок, масло скапливается, ночью застывает, на солнце греется, сверху на него еще капает. Запах старый. Если присмотреться, видны места, где скопилась протечка. Видите? Что получается?

Лиа показала на едва заметную поблескивающую полоску вдоль всего ряда бочек.

– Получается, что протекает каждый бочонок.

– Но это началось недавно, масло застыло, но не потемнело. Неделя или две.

– Старик отошел от дел, – так же тихо пояснил Хорс. – Теперь его зять всем заправляет.

– Здравствуйте, мастер Хорс? – К заговорщикам направился высокий щеголеватый молодой человек. – Мне говорили, что вы придете. Вам как обычно?

– Нет, спасибо.

– А как же? – растерялся щеголь. – Я вот вам уже и подготовил все.

– Так у нас постоянного-то договора нет. Я зашел посмотреть, прицениться да принюхаться. Как-никак в этом магазине «новая метла». Всего доброго.

Выйдя из лавки, Лиа погладила Бантика меж ушей и тихо спросила мастера Хорса:

– Это была проверка?

– Нет, – мастер развел руками, – раньше старик был моим поставщиком. А тут недавно он передал дело зятю, и масло испортилось. И цвет, и запах, и все прочее – как было. А дерево портит. Я уж грешил на саму древесину. Но тут-то я мастер, тут-то я могу проверить. А потеков на полу не было раньше, никогда.

– Половицы старые, не перестилали, – согласно кивнула Лиа.

– Тут недалеко, пройдем пешком?

– Конечно, зачем лишний раз тяжести на Бантика грузить.

– Ой, госпожа, да в вас весу-то как в мышонке. Половины бочонка не будет, – добродушно рассмеялся мастер.

– А вы не думаете, что это могло быть масло специально для вас? – вдруг остановилась Лианон. – Просто если кто подсыпал чего-нибудь? Вы уж простите, у вас не мастерская, а проходной двор.

– У меня пес есть, – неуверенно возразил Дан.

Лиа поняла, почему госпожа Хорс звала супруга Даником. Огромный шумный мужчина был невероятно добр и простодушен. И окружал себя такими же людьми и зверьми. Вот только далеко не все разделяют его взгляды на жизнь.

– А маслом кто-то кроме вас пользуется?

– Нет, только я с ним и работаю.

– Вот тогда я бочонки и заколдую, – решила Лианон. – Как кто другой коснется, так и позеленеет, и розовая крапка пойдет.

Я по-другому не умею – меня как профессор научил, так и делаю. А то выберем мы масло, а вдруг кто в него чего-нибудь подмешает? Получится, что это я ошиблась.

Во второй лавке масло купили быстро. Бочонки Лиа выбирала сама, по чутью. Дан заплатил не торгуясь и вместе с сыном лавочника навьючил груз на Бантика.

– Проводить вас? – спросил он Лиа.

– Да я сейчас в продуктовую лавку. Гость у нас будет особенный.

Дан согласно кивнул, купил у прохожего горсть леденцов на палочке, одним Лианон угостил, остальные в переметную суму забросил – детей порадовать.

Так, с леденцом, Лиа заглянула в продуктовую лавку. Две курицы, немного овощей, зелень, свежее молоко, сметана и творог. Часть продуктов леди Дэрвогелл собиралась накрыть консервирующими чарами. Будут юному герцогу творожники с шоколадно-сметанным кремом.

Путь домой отнял немного времени. Из проулка вынырнула Шэдда, ходившая проведать сына. Так, до самой калитки, Лианон наслаждалась неспешной беседой ни о чем. Дома дед уже все убрал и ушел спать. Леди только усмехнулась и, разложив покупки, устроилась на своем сундучке со старым справочником. Она с трудом подавила желание подняться в работную комнату и наготовить сладостей впрок. Нет, завтра будет новый день.

Глава 9

Послезавтрашнее утро оказалось хлопотным. Кель путался под ногами и заикался. Дед Слав ворчал, что прислали самого бестолкового бойца, а Лианон сосредоточенно укладывала сладости в красивые, изящно украшенные коробочки. Коробочки была закуплены заранее, а вот плотные бумажно-тканевые салфетки не только пришлось купить сейчас, но еще и сделать им красивую узорчатую окантовку. На таких приемах на вкус обращают внимание в последнюю очередь. Главное – правильно подать.

По лестнице прогрохотал передвигаемый ларь. И Лиа только вздохнула: хорошо, что она способна поставить слабенький щит, иначе поднятая воином пыль щедро украсила бы угощение. Конечно, не стоит забывать, что запыленное вино – одно из самых дорогих, но вряд ли это же правило работает и для конфет.

– Вот ведь бестолочь, – проворчал Слав.

Дед помогал Лиа убирать последствия катастрофы. У него на редкость умело получалось сметать мусор и мыть пол.

– А казарму, по-твоему, кто убирает-то? – хмыкнул Слав в ответ на удивление Лиа.

– Что ты его так ругаешь, дедушка?

– Да не его ругаю – герцога. Был нормальный воин, а сегодня кого поставили? Новобранца, что ли?

– Это не Кель?

– Ну, он отзывается на это же имя. Да посмотри же, внучка! Меч не тот, ростом он ниже. На руках – браслеты с метательными ножами.

Лианон проводила взглядом подтянутую фигуру мага и ни метательных браслетов, ни разницы в двуручном мече не заметила.

– Если ты не против, дедушка, я поверю тебе на слово. А меч у него длинный, как вчера.

– Вчера был длинный, а сегодня полуторный, – вздохнул дед. – Они к одному семейству относятся, и их не все распознают. Но разница видна. Ладно ты, но у герцога-то глаза в какое место смотрят?

Лианон стало любопытно, прав ли дед. Она выскочила во двор, где воин снимал гамак, и, улучив момент, задумчиво произнесла:

– В прошлый раз под этой личиной был другой человек.

– Пожалуйста, не говорите герцогу.

– Скажи ему об этом сам, так будет правильно. Это не я заметила. У вас там какое-то несоответствие в оружии.

Воин коротко поклонился и, забросив гамак на плечо, пошел к дому.

– А ребенка герцог сам доставит? Неужели ему не нужно готовиться к приему?

– А герцог стоит позади вас, леди Дэрвогелл, – весело отозвался Сагерт, открывая калитку. Из-за его спины выглядывал довольный и счастливый Ритар.

– Добрый день, милорд. И все же, неужели вы настолько свободны?

– Так ведь я не девица, – поразился герцог. – Прическа и краска на лице мне ни к чему. Костюм еще неделю назад госпожа Ратта подготовила, моя… экономка. Пришел, переоделся – и красавец.

– А вы самоуверенны, – улыбнулась Лиа. – Проходите, у нас уже появился стол. Думаю, предлагать вам чай нет смысла. Поднимете сына наверх или передадите Келю?

– Кель будет караулить дом снаружи, – негромко произнес Сагерт. – Ведите.

– То есть? Ночью холодно, и роса, знаете ли, бывает, – поразилась Лианон. – А сейчас – солнцепек и жара.

– Я сказал.

– Хорошо, а если мне понадобится его помощь, я могу к нему обратиться, или мне бежать к соседям? – хитро сощурилась Лиа.

– Можете, леди Дэрвогелл.

Для ребенка уже было приготовлено место. Ларь, перенесенный Келем, свежий тюфяк. Рядом табурет, на нем чистые листы и простые краски. Краски почти закончились – Лиа рисовать не умела, но очень любила, поэтому акварель у нее долго не держалась.

– Мне сказали, ты хорошо рисуешь, – улыбнулась леди Дэрвогелл. – Я только узоры умею и люблю, но мне это по работе требуется. Всего доброго, милорд.

Ненавязчиво выставленный, Сагерт коротко поклонился и вышел.

– Я немного поработаю, а ты тихонечко посидишь, порисуешь. Хорошо? Кто там у тебя? Коняшка? А что же у нее с шеей? Может, стоит зашить?

Ритар кивнул и протянул игрушку леди Дэрвогелл.

– Нитки с иголкой у меня далеко убраны, – улыбнулась Лиа, – пусть так будет?

Она погладила кончиками пальцев старую, потрепанную игрушку – и порванные нитки срослись сами собой. Ритар широко открыл глаза и благодарно прижался к руке Лиа.

– Ну все, теперь немного подожди. Будет хорошо, если ты лошадку нарисуешь. Для меня. Я повешу где-нибудь здесь. – Лиа показала рукой на стену.

Час прошел в тишине. Леди Дэрвогелл сосредоточенно работала, совмещая подсоленные орешки с горьким шоколадом. Ритар с серьезным видом водил облезлой кисточкой по бумаге. Наконец, Лиа встряхнулась, глянула на часы и начала расставлять ингредиенты по местам. Жить по плану оказалось немного утомительно, но это действительно экономило время.

– Иногда мне становится очень грустно в тишине, – задумчиво произнесла леди Дэрвогелл. – с тобой так не бывает? У меня есть детская книжка, очень хорошая. Мы сейчас спустимся вниз, на кухню. Я приготовлю нам покушать, а ты почитаешь. Ты умеешь читать?

Ритар неуверенно пожал плечами и отвел глаза в сторону.

– Тебе придется мне помочь, я слабая девушка и не смогу тебя отнести.

Малыш крепко ухватился за Лиа и жалобно вздохнул.

– Если хочешь, можем сделать тебе тросточку. Как у старичка. Вот дедушка Слав уже без нее ходит, может тебе отдать.

Этот момент Лиа вчера обсудила с дедушкой. Им обоим показалось странным, что ребенок молчит и не ходит, но при этом остается здоровым. И одновременно может сделать два-три шага до интересующего его объекта.

До кухни добрались еле-еле, но леди Дэрвогелл отметила, что мальчик практически шел сам. Он перебирал ногами, наваливаясь на нее всем весом. Знал ли герцог, что сын не так болен, как выглядит со стороны? И может ли она, Лиа, открыть ему глаза?

Кухня изменилась. Пока Кель носил вещи, Лианон с дедушкой сделали перестановку, оградив место приема пищи от места ее же приготовления. Усадив ребенка на лавку, леди сунула ему в руки книжицу, а сама отошла к столу. Она встала так, чтобы Ритару было все хорошо видно.

Леди Дэрвогелл хотела проверить свою теорию. Ей казалось, что молчание юного герцога – это действительно болезнь, а вот ноги… Не ходит он по какой-то иной причине. Лиа старалась нащупать эту причину, но не могла. Наблюдение украдкой показало, что у мальчика действительно слабые мышцы на ногах. Он действительно плохо ходит. Но плохо – не значит никак. Правда, делиться своими выводами Лиа пока ни с кем не собиралась. Мальчик совершенно точно не притворяется. Он ребенок, он не смог бы сознательно отказаться от игр и баловства надолго. Сказаться больной, чтобы не пойти на глупый и шумный праздник, – так в детстве делала Лианон. Но ее притворства не хватало больше чем на пару часов.

– Я сделаю творожники с кремом. Пробовал?

Ритар пожал плечами. Лиа только улыбнулась и ловко принялась катать шарики. Скатав шесть штук, она ловко приплюснула их ладонью и отправила на сковороду. Весь процесс леди Дэрвогелл сделала как можно более зрелищным, чтобы маленький герцог захотел присоединиться. Лианон по себе помнила, насколько захватывающим приключением было лепить пирожки вместе с кухаркой. Правда, пирожки те ели только слуги да сама Лиа. Мама такую пищу на столе не воспринимала.

Книжка была забыта. Ритар следил за движениями своей временной няни горящими от любопытства глазенками. И даже начал попискивать, когда очередная порция творожников отправлялась на раскаленную сковороду.

– Хочешь помочь? – полуобернувшись, спросила Лиа. – Надо крем перемешать. Только сначала я тебе повяжу косынку, как у меня. Иначе крем будет с волосами, а это противно и невкусно.

Ритар с готовностью подставил голову и позволил убрать кудри под плотную повязку. И сразу вытянул руки, прося миску со сметанным кремом.

– Я буду вливать шоколад, а ты мешай, хорошо? Вот и молодец, начали.

Обоюдными усилиями был приготовлен крем, выставлена на стол карамель и переложены на тарелку сырники.

– Дедушка, пошли кушать, и Келя зови, скажи, что мне нужна помощь, а герцог обещался! – крикнула Лианон, выглянув в зал.

Крикнула и сама себе поразилась. Ей ведь всю жизнь запрещали повышать голос. Нельзя было кричать из окна, с лестницы, да откуда угодно. У леди нет никаких срочных новостей. Леди спокойно подойдет и вполголоса изложит все что нужно. Лиа встряхнулась и пожала плечами. Ну и пусть. Леди – это не только кровь и манеры, говорила тетушка. Благородные люди становятся таковыми не из-за длины родословной, а по состоянию души. А те, кто славен лишь родом, – породистые. Надо признать, что тетушку не слишком любили в Нэй-Оксли.

– Присаживайтесь. Кель, возьмите стул и садитесь рядом с дедушкой. Творожники макать сюда, запивать несладкой фруктовой водой. Да, все по-простому. По двум причинам – во-первых, их так и едят, на родине. А во-вторых, у меня на такое количество едоков столовых приборов нет. Приятного аппетита.

Ели с удовольствием. Лиа добавила в творожную массу капельку ванили и теперь наслаждалась смешением вкусов. И одновременно с этим ей пришла в голову мысль попробовать сделать охлажденные творожные конфеты. Эта идея захватила леди Дэрвогелл, но усилием воли она оставила ее на потом. Когда уже будет наработана хоть какая-то репутация и люди с интересом воспримут новинку.

После своеобразного полдника Лианон отправила всех на улицу. Дедушка смолил трубку, сидя на крыльце, Кель вместе с Ритаром были вооружены деревянными лопатками и формами. Формы были из-под конфет, старые, на которых Лиа училась.

Сама леди Дэрвогелл на скорую руку забросила в котелок мясо и крупу, немного овощей и щепотку соли. Убрав огонь до минимума, она открыла свой блокнот. Со своеобразным заказом мастера меча пришлось повозиться. Но сейчас у нее три возможных пути решения.

До обеда Лианон работала с бумагами. Подготавливала отчет для банка – откуда деньги и каким образом получены. Посчитала, сколько будут стоить соленые орехи в шоколаде и сколько надбавить сверху, чтобы цена получилась не слишком завышенная, но и не в убыток.

После обеда пришла пора продолжить работу в мансарде. Ритар выразил желание пойти вместе с Лиа. И впоследствии она была этому невероятно рада.

Негромкий стук в дверь заставил Лианон удивленно поднять голову, а Ритара – отложить краски.

– Госпожа Лианон, там пришли. – Голос Келя звучал напряженно.

– Останься с мальчиком, – коротко распорядилась Лиа.

По залу прохаживался высокий господин в дорогом сюртуке. Трость с серебряным навершием ритмично постукивала по полу в такт его шагам.

– День добрый, чем могу помочь?

– День добрый, – эхом откликнулся господин и слащаво улыбнулся. – Мы можем помочь друг другу. У меня мало времени, поэтому позволю себе быть кратким.

– Это хорошо, мое время тоже не тянется, – кивнула Лианон. Предлагать незваному гостю чай она не собиралась. – Вот только не хотите ли вы назвать свое имя?

– Это бессмысленно, я всего лишь, мм, представляю некую волю, знаете ли. Волю конкретного человека, женщины. Вы нашли подход к ребенку. Должен преклониться перед вами, этот гадкий мальчишка многих с ума свел, да-да. А вы обладаете удивительным терпением.

– Нормальный ребенок, – возразила Лианон.

– Конечно-конечно, но вам не стоит переживать. Этот разговор останется нашей тайной. Так вот, одна прекрасная леди, настоящий цветок, заинтересована в том, чтобы, как и вы, найти общий язык с мальчиком. Вы ведь понимаете, вам это без надобности. Герцоги на кухарках не женятся. А вот та добросердечная красавица могла бы достойно оплатить ваши услуги.

– А где, простите, указано что кухарка и продажная женщина – одно и то же? – коротко и зло спросила Лианон.

– У нас есть особые обстоятельства, милейшая, которые заставят вас чуть более широко посмотреть на мир, – улыбнулся господин в сюртуке.

Он подошел к окну и развернулся к Лианон. Из-за яркого света ей пришлось сощуриться. Но леди Дэрвогелл дважды хлопнула в ладоши, и гроздья осветительных шаров залили зал своим сиянием.

– Итак, госпожа Лианон, нам доподлинно известно, что вы испытываете денежные трудности. – Визитер упивался собой и своими словами, произносил их сочно, с чувством, явно пребывая в уверенности: стоящая напротив женщина – в его полной власти. – Вы бежали, об этом говорят малый скарб, манера говорить, манера поведения. Да и выглядите вы не слишком столично.

– Вы пришли оскорблять меня? – кротко спросила Лиа и, перекинув косу через плечо, вцепилась в ее кончик.

– Не стоит так нервничать, – покровительственно произнес господин в сюртуке. – Моя прекрасная леди не будет запрещать вам любиться с герцогом. Более того, она закроет на это глаза. Пара-тройка ушедших на сторону побрякушек – ничто по сравнению с герцогской короной.

Леди Дэрвогелл нахмурилась, пытаясь сообразить, с каких пор герцоги носят короны. Но так ничего и не припомнила. Не может же быть, что речь идет о подвеске-печатке, традиционной для дам, на которой изображен герб их мужей? Лианон бы в жизни не стала украшать себя подобной безвкусицей.

– И все же давайте ближе к теме, – попросила Лиа. – У меня ребенок один оставлен, там неподалеку нож. Очень острый. Мало ли что.

– Это аргумент. – Было видно, что господин в сюртуке ни на секунду не поверил собеседнице. – Вам нужны деньги, это факт. Этот дом – в списке возможного имущества[1]1
  Возможное имущество – имущество, под которое взят крупный залог либо купленное в долг. Список такого имущества желающие могут запросить у нотариуса и, если что-то пришлось по душе, оставить распоряжение, чтобы в случае продажи первыми узнать об этом.


[Закрыть]
 – значит, либо под него взят залог, либо он сам – часть залога, либо вы приобрели его в долг. Вы пытаетесь готовить шоколад. Что ж, похвальное начинание. Но в наших силах отозвать вашу лицензию. Ведь признайте, вы получили бумаги лишь благодаря прекрасным глазам. Верно, милая?

Лианон сглотнула. Она ни на миг не соблазнилась предложением Сюртука. Но всеми силами старалась найти такой обтекаемый ответ, чтобы остаться при своем мнении и избавиться от гостя. Вот только все воспитание, все известные жизненные истории и ситуации капитулировали перед чистым бешенством, которое испытывала леди Дэрвогелл.

– Я вынуждена отклонить ваше предложение, – наконец произнесла она. – В данное время сотрудничество с герцогом несет большую выгоду.

– У вас есть семья, – наугад произнес Сюртук.

– О да, как и у вас. Моя семья не слишком законопослушна, – холодно улыбнулась Лиа.

И пусть она лгала, но неназвавшийся гость поверил. Поправил цилиндр и направился к выходу.

– Вы ведь понимаете, что моя леди сделает все, чтобы вы пожалели о своем решении? – бросил он через плечо. – Я напоминаю, ваш дом – в списке возможного имущества. И если мы не договоримся, моя леди будет первой, кто его купит.

– Я думаю, что ваша красавица и знать не знает о вашей инициативе, – огрызнулась Лиа.

Ей уже в третий раз пришлось напомнить самой себе, что она благовоспитанная леди в сложной жизненной ситуации, а не рыночная торговка. Только вот хотелось ухватить гостя за мясистое ухо да спустить с крыльца. О, с каким удовольствием Лианон однажды наблюдала за такой сценой. И как завидовала смелости госпожи Анки.

Лианон стояла, облокотившись о калитку, и следила за тем, как Сюртук устраивается в карете. Сам транспорт не имел опознавательных знаков, но вот плюмаж у лошадей был выполнен в цветах герцогства Орнат, давних противников Сагертов. Леди Дэрвогелл нахмурилась – вряд ли они действительно хотят породниться. Хотя что провинциальная кухарка может знать о высокой политике? Ничего. А что хочет знать? Тоже ничего.

Вернувшись в дом, Лиа поднялась в мансарду. Кель встретил ее виноватым взглядом:

– Я буду вынужден доложить.

– А мне стыдиться нечего, – отмахнулась Лиа. – Что будем делать? Играть на улице или почитаем по ролям? Я не понимаю, что ты хочешь, Ритар…

Лиа удалось вытянуть из Ритара негромкое мычание – ребенок хотел, чтобы ему читали. До ужина время пролетело незаметно. Только Кель вздыхал и ежился – переживал, что скажет ему герцог.

Поели быстро. Ни у кого не было настроения для разговоров. Только дед многозначительно намекнул, что ему есть что по этому поводу сказать. Но позже. Лианон только вздохнула – гости в доме начали ее немного утомлять.

Воин тоскливо посмотрел в сторону выхода, и Лиа разозлилась. Она жертвует своим покоем, пытаясь быть гостеприимной, а маг на улицу рвется.

– Кель, если вы настолько хотите ходить вокруг дома – пожалуйста. Я просто пытаюсь быть гостеприимной хозяйкой. Притом что уложить вас на ночь мне некуда.

Боец смутился и склонил голову.

– Герцог справедлив и честен, – уклончиво произнес Кель. – У него были причины оставить такое распоряжение.

– Малыш, мы отпустим Келя на улицу? Там уже стемнело, пусть на небо полюбуется.

Ритар тоже захотел на улицу. И Лианон согласилась – она и в детстве, и сейчас любила смотреть на звезды.

– Что ж, Кель, вот твое задание – завернуть юного герцога в одеяло так, чтобы вражеский ветер не смог укусить его за пятку, – с этими словами Лиа пощекотала Ритара.

Под робкий смех мальчика Лиа и Кель пошли к выходу. Следом шел Слав, тоже возжелавший выйти посмотреть на звезды.

– Они хорошо понимают друг друга, – негромко произнесла Лиа.

– Он молодой совсем. – Старик выпустил клуб дыма и спросил: – Тебе не мешает?

– Дым? Нет. Тем более у тебя табак фруктовый.

– Вовсе нет, – насупился старик и отвел трубку в сторону, – тебе кажется. Старые вояки сладкую гадость не курят.

– Как скажешь, – рассмеялась Лиа, – только не стесняйся меня. Не надо.

Оставив старика курить на крыльце, леди Дэрвогелл перебралась поближе к Келю. Он рассказывал старые легенды о созвездиях и боге. И даже не замечал, что Ритар уже сладко уснул.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7