Наталья Самсонова.

Помолвка по расчету. Яд и шоколад



скачать книгу бесплатно

Старик опустил голову и зашаркал к лестнице.

– Каждому воину нужен помощник. Кто-то чистит доспех и коня, кто-то следит за оружием, – негромко произнесла Лиа.

– Хороший воин делает все сам.

– А если из боя в бой? Пойдем, дедушка, я покажу и объясню, как пить одно замечательное зелье.

Старик криво улыбнулся и тихо спросил:

– Думаешь, поможет?

– Знаю, – твердо сказала Лианон. – Только ты, дедушка, молчи, а то меня за него посадят. «Вторая молодость», ее без лицензии готовить нельзя.

– А чем эта твоя лицензия зелью помогает?

– Не зелью, а казне. Налоги, – вздохнула Лиа. – Много бумажек, где купил, у кого купил, подпись продавца, подпись зельевара. Мрак.

– Так если я помолодею? – Слав остановился. – Поймут же?

– Так не внешне же, – улыбнулась Лиа. – Здоровье вернется, а чтобы убрать морщины, там другие зелья. Люди обычно ими пользуются, чтобы быть больными, но хотя бы красивыми. «Вторая молодость» очень дорого стоит…

– Ну уж, я и по молодости-то красавцем не был, – хмыкнул дед.

– Еще мазь приготовлю, втирать в запястья, щиколотки, колени… – Лиа нахмурилась, припоминая. – И в локти. Эффект продлится лет десять – пятнадцать, не больше. Я все же не мастер.

Дед Слав посмотрел на огорченную Лианон как на дурочку. Но ничего не сказал – еще не хватало, чтобы вдохновленная комплиментами девчонка начала зельями из-под полы торговать.

Несколько дней прошло в бесконечных заботах. Слав с каждым приемом зелья чувствовал, как к нему возвращается энергия молодости. Помогал таскать ящики со странными то ли фруктами, то ли орехами. Лианон называла их «какао-бобы» и хлопала в ладоши, находя среди обычных яйцеобразных уродцев какие-то особенные.

– Из этих получится просто невероятный порошок, – непонятно бурчала девчонка, – а эти на масло пойдут. Ох, вот тут вижу основу для мази. Куда нам столько мази? Только и шоколад из таких не выйдет…

– Почему? – не выдержал дед. – Они же все одинаковые?

– Я так чувствую, – развела руками Лиа. – Магия у меня очень слабая, даже на полноценного зельевара не тяну. Но зато есть интуиция – я ощущаю, что вот из этих лучше сделать основу под шоколад, а остатки пустить в переработку. А вот эти лучше и не пытаться сделать съедобными – не выйдет. С некоторых пор я себе верю.

– Творцу видней. – Слав схватил тяжелый ящик и потащил наверх, на чердак. – Не думал, что когда-нибудь переноска тяжестей будет доставлять такое удовольствие.

Лианон только улыбнулась и достала плотные перчатки. Очищенные плоды предстояло разложить по разным кувшинам и зачаровать – через сутки можно будет приступить непосредственно к созданию какао-порошка.

– А раньше, – леди Дэрвогелл поднялась на чердак, подвинула колченогий стул к окну и села, – очищенные плоды укрывали листьями и оставляли. Там происходил сложный и долгий процесс. Но пятьдесят лет назад на помощь шоколадоварению пришла магия. Хотя по большей части процесс не изменился – мало кто будет тратить силы на это.

– А ты будешь, – утвердительно произнес дед.

– Я пробовала работать с готовым порошком, – Лиа печально улыбнулась, – и с дорогим и с дешевым.

Не тот вкус, не та текстура. Я ведь не на поток ставить собираюсь.

– А надо бы, – проворчал Слав. – Время идет.

– Я даже не рассчитываю, – фыркнула леди Дэрвогелл. – Окупить эту сумму за три месяца? Я молодая, но не глупая, – вернула Лиа фразу деда.

– Что тогда?

– Крепко встать на ноги, взять ссуду в банке, обогатить господина Анграма и спокойно работать, выплачивая ссуду. Вот за год и справлюсь. – Лианон была спокойна. – Сейчас никто не знает ни про меня, ни про мой шоколад. Будет тяжело.

Дед неопределенно фыркнул. Принес кувшины и сел рядом – посмотреть, научиться и помочь.

На следующие сутки Лианон запустила «молотилку», собственноручно зачарованную. Старик только посмеивался, пока Лиа прыгала вокруг огромного, почти в ее рост кувшина.

– Ну что, – обиделась леди Дэрвогелл, – я еще дома набросала схему «молотилки». Если честно, то не я, а мальчишка с артефакторного отдела. Он специально сделал такую, чтобы я могла сама повторить. А я для него рецепты зелий переработала, чтобы он мог повторить.

– Я просто радуюсь. – Слав потер гладко выбритый подбородок.

– С первой продажи сходим купим тебе, дедушка, молодильный крем. Купим и выкинем, – хмыкнула Лиа, – потому как то, что нам по карману, – настоящая отрава. Я хороший сварю.

– Да зачем мне, – скромно отмахнулся старик.

– Строго для здоровья, – соврала Лиа и хитро улыбнулась.

Дед покивал и ушел. Лианон закончила рассыпать какао-порошок, остановила «молотилку». Наскоро оборудованный разделочный стол звал – нужно было обработать мякоть и кожуру. Когда-нибудь потом, когда нужда пропадет, Лиа будет выбрасывать отходы как мусор, не пытаясь выжать из них все.

Крепко подумав, Лианон взялась за подготовку лекарственных зелий. На основе мякоти можно сделать простейший «заживитель» для небольших порезов и царапин – того, что преследует ее по жизни.

Леди Дэрвогелл увлеклась настолько, что очнулась лишь тогда, когда свет ушел окончательно.

Спускаясь вниз и ощущая, как желудок начинает разъедать сам себя, она гадала, куда делся дед. Но теряться в догадках не пришлось. Слав сидел на лестнице вместе с крупным, кряжистым мужчиной.

– Вот и спустилась хозяюшка. Лианон, внучка моя нежданная, – представил леди Дэрвогелл Слав. – Мастер Дан Хорс.

Мужчина встал, и Лиа чуть рот не раскрыла оттого, каким высоким он оказался.

– Добрый вечер, – вежливо улыбнулась она. – Может, чаю?

– Некогда, – пробасил мастер. – Слав дело предложил. Вашему, госпожа, магазинчику нужны витрины. А мне – клиенты. И еще кое-что.

Тут мастер Хорс выразительно пошевелил бровями, и Лиа глянула на деда.

– Оно, конечно, под заказ я сделать забесплатно не могу, – продолжил Хорс. – Но вы бы, госпожа, пришли и посмотрели. У меня стоит кой-чего, в отказ пошло. Я верх могу и переделать. Оно на первое время пойдет.

– Назначайте время! – Лиа едва не подпрыгнула на месте.

– Так завтречка, с утреца, со Славом и приходите. И это, не ешьте. Жена у меня до того гостей кормить любит, если за стол не сядете, потом мне плешь проест, – смущенно предупредил мастер.

Проводив мастера до дверей, Лиа резко развернулась и крепко обняла деда. Непрошеные слезы хлынули из глаз.

– Вот девка дурная, тебе бы радоваться.

– Просто не верится. И витрины будут, и сырье пришло хорошее, все на дело уйдет, нигде ни гнили, ни паразитов. Мастер и ты, дедушка. Не верится. Будто затишье перед бурей.

– А ты не каркай, буря-то дом и обойдет. Давай поедим, я кашу наварил на твоей кухне.

– Ну я же просила, – только ради проформы проворчала Лиа.

Поев, дед с названой внучкой перебрался на крыльцо – пить горячий чай. Слав негромко поведал, что если Хорсу подскажут, какое древесное масло получше, то он крыльцо перестелет. Лианон пожалела, что в строительных зельях не разбирается, но пообещала выбрать лучшее.

Глава 5

Жена мастера Хорса оказалась действительно очень гостеприимной хозяйкой. Лианон поймала себя на странном, неприятном чувстве – зависти. Особенно когда на большую кухню влетела стайка ребятишек – три девчонки и двое мальчишек. Получив по медовому коржику и крынку молока на всех, они умчались.

– К нашим девчонкам добавились племяши, – вздохнула госпожа Хорс. – Сестра моя слегла, а муж ее все навоеваться не может. Да вы идите, идите. Поговорите с Даником. А я пока на стол соберу.

Лиа с ужасом посмотрела на высокую, статную женщину. Они же только что плотно поели?

– Не спорь, – шепнул Слав. – Расплачется. Она на границе жила, пока с зелеными не замирились. Там с едой туго было. А она с девчонок тама. Вот теперь для нее пустой стол – хуже некуда. Словно вернуться туда…

– Хорошо, спорить не буду, – подняла руки Лиа.

– Идемте, отведу вас, а потом уж сюда вернусь.

Дом у мастера Хорса был большим, светлым. Просторные комнаты на деревенский манер. Кухня, в которой и готовили и ели. В большой гостиной стояла прялка и два ларя с цветными нитками.

– В городе делать нечего, – развела руками госпожа Хорс. – Вот, чтоб от скуки да безделья не исчахнуть. Эх. Огорода-то нету. Мне б хоть клумбочку.

– Ты, милая, только грозишься, – хмыкнул Слав. – Хотела бы, давно б нашла, где цветы посадить.

В столярной приятно пахло свежим деревом. Мастер Хорс сметал стружку и, увидев гостей, смущенно одернул рубаху. Супруга мастера перехватила метлу и поискала взглядом совок.

– Я-то думал, не заинтересует вас мое предложение, – пробасил мастер. – Вот они.

– Господи, такую красоту увечить, – ахнула Лианон.

Четыре невысоких комода из светлого дерева, с искусной резьбой. Изогнутые кованые ручки. Никакой вычурной, грубой позолоты. Только нежные, мягкие древесные переливы.

– Так-то оно так, да вот заказчице не понравилось. Каменья должно было в ручки вставить драгоценные, да все лепестки золотом расписать. А о таком не говорили. – Мастер пожал могучими плечами. – Мне-то что? Что сказано, то я бы и сделал. Да только эти если золотом покрыть – вид потеряют. А ждать нового оне не захотели.

– А ведь их можно не портить, – завороженно произнесла Лиа. – На верхней части поставлю плоские вазы на тонкой ножке, ящички, каждый будет выдвинут чуть больше, чем предыдущий. Этакая лесенка. Там конфетки попроще, а нижний – леденцы.

– Али закрытый пусть будет, незачем у ног еду держать. Нешто не найдешь, что положить? – поинтересовался Хорс.

– Найду, как не найти. – Лианон погладила пальцами дерево. – Теплое. Какая прелесть! Я заплачу, как только встану на ноги.

– Внучке Слава верю, – торжественно произнес мастер. – А за лаком сходим?

– Отчего б и нет? Перевезем мебель и пойдем, если чего плохого не случится, – улыбнулась Лиа.

Мастер выдвинул ящики так, как сказала Лианон, посмотрел, нахмурился и покачал головой:

– Нет, госпожа. Некрасиво. Я верхнюю планку сниму с каждого ящика, тогда получше будет.

– Мастеру видней. Во сколько мне обойдется стеллаж от пола до потолка в подобном стиле?

– Из крепкого, но недорогого материала, – уточнил дедушка Слав.

– Я так скажу, – мастер поскреб подбородок, – надо посчитать, посмотреть. От пола до потолка – это сколько в сантиметрах? А ширина? А глубина? Вот не люблю, когда так приходят…

– Разворчался, – рассмеялась госпожа Хорс. – Давайте кушать.

– Да я не ворчу. Просто приходят: «Мне бы комод. Такой, чтоб в простенок встал». Я спрашиваю, какого размера простенок, а они мне: «Ну обычный, как у всех».

Лианон улыбалась, слушая, как возмущается мастер. Издержки профессии. Зельевары и целители тоже страдают от подобных, «как у всех», «комодов».

Усадив гостей и мужа, госпожа Хорс начала снова собирать на стол. На шум прибежали дети. Лианон прикусила губу, чуть призадумалась и улыбнулась:

– Госпожа Хорс, может, помочь чем?

– Порежь каравай, – кивнула хозяйка.

Лиа поднялась, подошла к столу. Ловко перевернула пышный мягкий хлеб и принялась нарезать тонкие, полупрозрачные кусочки. Повариха, еще когда она была у рода Дэрвогелл, научила маленькую и любопытную девчонку правильно нарезать хлеб – и не только его. Позже навыки пригодились на зельеварении. Как и полезная привычка держать ножи в идеальном состоянии.

– А я-то думаю, как оно получается, а вы, значит, переворачиваете?

– Меня однажды так научили, – смутилась Лианон. – Я не знаю, правильно или нет. Но всегда так делаю.

– Я тоже попробую. Кому какао развести? – Госпожа Хорс окинула детей внимательным взглядом.

– Мне!

– И мне!

– Всем, – постановила старшая девочка.

– Развести? – ужаснулась Лианон. – Позвольте мне?

– Разбалуете, – нахмурилась госпожа Хорс, но махнула рукой. – Ой, делайте. Вот какао, вот сахар.

– Орехи? Жирные сливки?

Получив требуемое, Лианон в ступке размолола орехи, поставила на водяную баню сливки и, едва появились пузырьки, тонкой струйкой всыпала какао. Магия не позволила порошку слипнуться в комочки.

Конечно, сама она своим трудом довольна не была – не те ингредиенты. Но вот запах, поплывший по кухне, заинтересовал всех, в том числе и взрослых.

Детям досталось по кружке. Проследив за взглядами взрослых, Лиа добавила немного воды к остаткам сладости, попросила специи и ликер. Через пару минут на стол были поставлены маленькие чашки терпкого слабоалкогольного напитка.

– Вкусно, – крякнул мастер. – Будете кафе открывать?

– Боюсь загадывать, – покачала головой Лианон. – Если получится, то сделаю открытую площадку. Два-три столика, не больше. Затевать что-то огромное я не хочу. Нам с дедушкой еще и жить где-то надо.

– Тоже верно, – кивнул мастер.

Дети подтерли пряниками остатки шоколада из чашек, схватили по куску печеной курицы и умчались на улицу. Госпожа Хорс свою долю лакомства смаковала маленькими глотками.

– Дал вам бог талант, – вздохнула она наконец.

– Я вам напишу рецепт, – открыто улыбнулась Лианон.

– Нет, мне сладости совсем не удаются, – отмахнулась супруга мастера. – Но спасибо, приятно.

– Неразумно открывать секреты мастерства, – укоризненно заметил мастер Хорс.

– Это не секрет, – покачала головой Лианон. – в моих конфетах будут зелья. Болит голова? Открыл коробочку, съел конфетку – никто ничего не заметил. Разные будут зелья. В пределах первого круга по силе – на большее моих способностей не хватит.

Леди Дэрвогелл лукавила. Она могла создать себе карьеру мастера зелий. Но не хотела и искренне надеялась, что не придется идти на поклон к гильдии.

В гостях Лианон устала с непривычки. Все же мало кто желал приглашать чрезмерно гордых и высокомерных Дэрвогеллов, так что почти все праздники обходились без них.

По дороге домой Лиа следила за состоянием Слава.

– Да что ж ты, внучка, – старик рассмеялся, – я хорошо себя чувствую. Эта старая развалина и до твоего чудо-зелья по гостям прытко шастала. А уж теперь!..

– А теперь, дедушка, тебе нужно прийти и отдохнуть. Зелье перестраивает организм, и заработать переутомление очень легко.

– А ты сама-то такое слово знаешь?

Лианон только улыбнулась. Знала. Когда-то очень давно она знала, как гудят от усталости мышцы, как тянет поясницу, если потаскать тяжести. Сейчас у нее огромная аптечка, и после работы она купирует все неприятные симптомы. А уж бодрящая настойка, любовно переделанная, с минимумом побочных эффектов – последние полгода леди Дэрвогелл пьет ее вместо вечернего чая.

– А ктой-то уселся на нашем крылечке? – возмутился дед Слав.

Лиа пожала плечами. Мало ли кто. Пригревшись на ярком солнце, она стала немного апатичной, равнодушной. Потому поднялась на крыльцо и прошла мимо поспешно вскочившего юноши. И очень хорошо одетого.

– Ты заходи, вьюнош.

– Я личный секретарь герцога Сагерта, – с достоинством представился молодой человек и горделиво выпрямился.

Лианон присела на краешек сундука, стоящего посреди пустого зала. Старик уселся рядом и сложил руки на трости.

– Мы внимательно слушаем, – откашлявшись, произнесла Лианон.

Правда, слушать ей на самом деле не хотелось. Дел было по горло.

– Герцог Сагерт желает навестить вас сегодня вечером. – Личный секретарь окинул взглядом просторную комнату и как-то растерянно обратился к Лианон: – Вы примете его?

– Пусть со своим креслом приходит, – фыркнула себе под нос леди Дэрвогелл и добавила уже громче: – Разумеется. Он не тот человек, которому принято отказывать.

– Тогда во сколько? – Юноша все так же растерянно оглядывался. Видимо, в его представлении герцог Сагерт не мог посетить настолько непритязательное место.

– Как будет удобно герцогу. – Лиа встала. – Как вы должны понимать, здесь вряд ли что-то изменится в ближайшие часы.

Личный секретарь герцога поклонился и вышел.

– Что-то мне это не нравится, – глубокомысленно изрек дед Слав.

Лианон пожала плечами и вздохнула:

– Нам недолго мучиться неизвестностью. Что ему понадобилось?

– Вы знакомы?

– В столице у меня мало знакомых, а друг и вовсе один, он же и дед, – улыбнулась Лианон и пожала плечами. – Я встретила в первый день мужчину с ребенком. Но вряд ли герцог гуляет с сыном вне стен «островка благополучия».

– Внученька уже перенимает местные словечки, – захихикал дед.

– Так ведь метко-то как названо, – смутилась Лиа. – Не каждый может позволить себе особняк с садом в черте города.

– Ну, сад-то там не такой, как ты привыкла. В центре дома – круглое помещение, сверху стеклом закрыто. Три-четыре дерева, пара скамеек, трава, по которой нельзя ходить, и фонтанчик, – перечислил дед. – Что? Я был героем войны, одно время нас было модно приглашать на всякие рауты. Я и дом этот получил за заслуги.

– А как же тогда вышло?..

– Дурак был, – непримиримо ответил дед и тяжело поднялся. – Отдохнуть, говоришь, надо?

– Очень надо, – кивнула Лиа.

В голове у леди Дэрвогелл понемногу складывались далеко идущие планы. И очень хотелось узнать, у кого же поднялась рука одурачить деда, героя войны с зеленошкурыми. Хотя сама Лианон особой неприязни к оркам не испытывала, в отличие от горожан.

– О чем задумалась? – Старик замер у лестницы.

– Об орках, – улыбнулась Лиа. – И о том, что из всего моего маленького города помогла мне только старая орчиха. Так что к зеленошкурым у меня отношение, нетипичное для жительницы Нэй-Оксли.

– Тот городок почти не пострадал в войну, – пожал плечами старик.

– Обопрись на меня, дедушка. Ничего, через пару дней через ступеньку прыгать будешь.

– Скорей бы уж, – вздохнул Слав.

Лианон, проводив старика до его комнаты, поднялась на чердак. Запустила свою «молотилку», покусала губы и решительно спустилась на первый этаж. Встречать герцога в пустой гостиной – отчего бы и нет. Но приготовить угощение – святая обязанность хозяйки.

Зайдя в бывшую кухоньку, леди Дэрвогелл разделась, отошла в уголок, который определила для себя. Обтерлась мокрым полотенцем и достала из подаренного зельеваром ларя старое новое платье. Переплетя косу, вдела в уши дешевые серебряные сережки и на этом личные приготовления к визиту герцога сочла законченными.

Что приготовить? Мужчины редко любят сладкое, а мясо… Да простит бог, но жалкий оставшийся кусок говядины Лианон прибережет для деда. Уж герцог-то всяко не голодает. А значит, угощение должно быть красивым. Что ж, сотворить красоту из ничего – это приятный вызов судьбы.

Время пролетело незаметно. Отпустив фантазию на волю, Лианон творила, забыв себя. И только стук в дверь заставил ее оторваться от работы.

– Внученька, гости!

Лианон разогнулась, сотворила зеркало, всмотрелась в отражение и хихикнула. Красавица. Глаза дикие, зрачок расширен – колдовала почти на пределе, коса всклокочена. Определенно готова встречать герцога.

Глава 6

Что можно сделать с непрезентабельной внешностью за несколько минут? Ничего, скажет придворная модница. Торговка или пасечница только устало отмахнутся. А вот толковый зельевар, хитро блеснув глазом, пожмет плечами и спросит, что ему за это будет.

Вытащив из ларя потертую сумку, Лиа вытряхнула на ладонь несколько пузатых флаконов. Пригладив волосы, она закапала в глаза умиротворяющий раствор, растерла по щекам тоник, добавила немного духов – и зеркало отразило совсем другую девушку. Прихватив блюдо, Лианон вышла из своей каморки. И только чудо в лице уже знакомого мужчины уберегло угощение.

– Я сплю? – кротко спросила леди Дэрвогелл. – Это какой-то странный, сомнительного качества сон.

Посреди пустого зала стоял круглый крепкий стол и подле него – высокий дубовый стул. Породы дерева Лианон определяла с закрытыми глазами и могла поклясться, что орнамент спинки включает в себя драгоценный эльфийский фиэль.

– Калеб сказал, вы потребовали кресло, – негромко произнес мужчина. – Позвольте представиться, Кэлтигерн Эханн Сагерт. Вы можете обращаться ко мне «герцог Сагерт» или «милорд».

– Лианон, – коротко произнесла леди Дэрвогелл и присела в реверансе. – Благодарю за оказанную честь.

– Вы скрываете свою принадлежность к роду Дэрвогелл? – Герцог нахмурился.

– Не подчеркиваю, – неопределенно ответила Лиа. – Но как вы узнали…

– У меня свои методы, – ухмыльнулся гость.

– Вы и стол принесли?

– Калеб, – коротко ответил герцог. – Считайте его подарком и своего рода подкупом. Очень красиво, что это?

– Угощение. – Лианон безмятежно улыбнулась.

Уроки матери не прошли даром. Сидя на жестком табурете, вдыхая аромат своего успокоительного чая и цитрусовые нотки напитка герцога, леди Дэрвогелл успешно поддерживала беседу ни о чем. Не позволяла втянуть себя в пикировку, не пыталась высказать собственное мнение. Соглашалась с любой репликой герцога. Последнее, что было нужно Лианон, – заинтересовать Сагерта.

– В вас погиб дипломат, леди Дэрвогелл, – наконец произнес Сагерт. – Но как бы вы ни стремились избавиться от моего общества, это у вас не получится. Вопрос в цене.

– Я не понимаю.

Лианон отпила чаю и поставила чашку на блюдце. Чайная пара, единственная привезенная из Нэй-Оксли.

– Вы видели моего сына, – негромко произнес Сагерт. – Он почти не ходит и не говорит. Крайне редко пишет одно или два слова. Это моя вина. Также он не идет на контакт с чужими людьми. Со своими, впрочем, тоже.

Герцог бросал слова отрывисто, так, будто они причиняли ему реальную боль.

– Но вы ему приглянулись. – Гость беспомощно пожал плечами. – Он вспоминал вас. Нарисовал ваш узнаваемый портрет. Обнимал вас. И я скажу лишь одно – любой ценой я желаю вас видеть рядом со своим сыном.

– Согласитесь, что весьма неразумно, – холодно бросила Лианон, – начинать подобный разговор с угроз. Если вы восстановите меня против себя, вы не считаете, что я причиню вред мальчику? Я приехала в столицу для того, чтобы открыть свою шоколадную лавку. Я не могу бросить все и стать няней для вашего сына.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7