Наталья Никиташина.

Синяя борода. Версия №351



скачать книгу бесплатно

© Наталья Никиташина, 2017

© Maxim Tail, 2017


ISBN 978-5-4483-8409-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Синяя борода (версия №351)

ПОСВЯЩАЕТСЯ СОАВТОРУ В ПРЕДДВЕРИИ ЕГО ДНЯ РОЖДЕНИЯ



Аннотация

Бог его знает почему, но возникла однажды идея написать рассказ на такой вот неоднозначный сюжет, где сплелись, любовь и ревность, жизнь и смерть, правда и вымысел, мистика и досужий домысел обывателя. Написать, конечно же, в соавторстве. В этой истории иначе… нельзя. Историю от имени Бьянки рассказываю, естественно, я, а от имени Жана, естественно – мой соавтор.



Это наша версия событий. Комментарии к ней – в конце рассказа. Очень надеемся, что вам понравится.

Начало

Меня зовут Бьянка. Я жена человека, более известного свету, как «Синяя борода». И не спрашивайте, как меня угораздило. Всё решилось без моего ведома и согласия. Сами знаете, в какой век мы живем.

Впервые супруга своего я увидела в день так называемого сватовства. Кто бы мог подумать, что задумчивый и мрачный тип, на которого я случайно налетела в конюшне, возвращаясь с конной прогулки, и есть мой будущий СУПРУГ. Знай, я это тогда, может и не была бы столь легкомысленной и дерзкой. Я вообще бы не спешила домой. Как писали в одной испанской эпиграмме: «лучше было бы под пули угодить, чем под венец!». Но из всех многочисленных сестер моего семейства он почему-то выбрал именно меня. А я-то думала, что меня, как самую младшую дочь (мне едва исполнилось 16), это сватовство вовсе не коснется. Как я ошибалась!

Тогда, чуть не сбив его с ног, я приняла эту мрачную фигуру за одного из дружков жениха. Сгорая от любопытства и справедливо полагая, что меня с моим характером не то, что на смотрины, дальше порога не пустят, я решила разузнать о женихе максимум информации. В конце концов, речь идет о моих сестрах.

– Простите меня, сударь… Вы ведь приехали сюда вместе с женихом? И Вы, наверное, хорошо его знаете… Не расскажите, что он за человек?

– Добрый день, сеньора…

– Бьянка. Младшая из всех сестер.

– Сеньора Бьянка. Безусловно, я знаю жениха лучше других, по крайней мере, смею на это надеяться.

– А правда ли, сударь, что все называют его «Синей бородой»?

– Правда… за глаза.

– Хм! А почему он получил такое прозвище? У него что, действительно борода цвета купороса?

– А не много ли вопросов из одних уст, милая леди?

– Вовсе я не милая, и, смею Вас заверить, уже достаточно взрослая для того, чтобы меня называли «милой». А может его прозвище связано с тайной смерти всех его предыдущих жен?

– Бог мой, кто Вам это сказал?

– Да, все об этом говорят, надо быть глухой, чтобы об этом не слышать.

– И что же именно говорят?

– Ну… что он людоед и съел всех своих жен… Что Вы так раскашлялись? Давайте я Вас по спине похлопаю.

Ну, как, лучше?

– Да, продолжайте.

– Так же говорят, что он тиран, замучивший их до смерти… а еще, что он дьявол и развратник…

– Именно в такой последовательности?

– Именно!

– И Вы этому верите?

– Как Вам сказать?.. не бывает дыма без огня… хотя если он и правда съел леди Изабеллу ван Термейн, лично с которой я не знакома, но много о ней слышала… у него должна была открыться язва.

– Г-хм… А Вы забавная.

– Не вижу ничего забавного в том, что одну из моих сестер собираются отдать за этого монстра.

– Одну из сестер… ну, Вам-то нечего боятся.

– Пф-ф! Вовсе я не боюсь! Но речь-то, как Вы справедливо заметили, вовсе не обо мне.

– Так и не боитесь? Нисколечко? – и он приблизился ко мне вплотную, практически зажав меня в угол и нависнув надо мной всем своим телом. На губах его играла странная усмешка. Однако меня не так легко было сбить с толку.

– А чего мне бояться? Я не похожа на моих покорных и слабых сестер. Седьмая по счету, до недавнего времени я мало интересовала своих родителей и была предоставлена сама себе. Забавы ради и, чтобы я отстала от них, старшие братья выучили меня читать, писать и считать, а младший – еще и постоять за себя. Но меня-то сеньор Жених никогда не выберет. Ему, наверное, тоже какая-нибудь «сорока на хвосте принесла», какая у ван Аленов младшая дочь – «паршивая овца в стаде»: не достаточно красива, не достаточно покладиста, не достаточно… всего недостаточно и всего слишком – слишком умна, слишком независима, слишком остра на язык. Кто на такую позарится?

– А если он – тоже необычный человек? – сказал он немного грустно и, кажется, стал еще более сумрачным.

– Любой, кто ест своих жен на завтрак… весьма необычный человек.

– Любая особа, что не боится подобных монстров – лучшая партия… для того, кто ест своих жен на завтрак.

Ну, вот, он снова улыбается. С чего бы это? Надо стереть с его лица эту самодовольную улыбку.

– А зубы этот монстр не боится обломать?

Он тогда только рассмеялся, а я поднырнула под его руку и сбежала. Ну, почти. Он успел схватить меня за руку и резко притянул к себе. И при этом так пристально смотрел мне в глаза, будто старался запомнить. «Бьянка», – сказал он, словно пробуя мое имя на вкус. И отпустил так же неожиданно, как поймал.

«Полоумный», – подумалось мне. Однако в скорости я выбросила эту встречу из головы. Оглядываясь теперь назад я даже боюсь подумать, что тогда подумал обо мне мой будущий супруг.

Потом были смотрины. Жених долго и придирчиво выбирал себе невесту, мне было не все видно из-за тяжелой и пыльной портьеры, но всё лучше, чем ничего. Он сидел ко мне спиной, и голос его был не отчетливо слышен, и ясно было только одно – он очень придирчив и ни одна из сестер ему не подходит. Родители видно уже совсем отчаялись ему угодить и послали за мной. Никто из них не подозревал, что я в этот момент нахожусь совсем рядом. Ну, пока я не чихнула. А ведь если бы я не чихнула… моя жизнь могла сложиться совсем иначе.

А так, меня достали из-за портьер, быстренько отряхнули от пыли… как-будто я – залежалый товар! Дальше всё как во сне, потому что я увидела своего жениха… и не в полумраке конюшни. Это был он, полоумный незнакомец. Его нереально синие глаза сверлили меня, вселяя беспокойство, ибо было в этом взгляде что-то такое, с чем мне не справиться, то, что притягивает и отталкивает одновременно. Только этот взгляд и помню.

Лишь к вечеру до меня дошла вся необычность ситуации. Меня не просто просватали, меня выдали замуж. Как только мой жених меня увидел, он согласился на любые условия, но потребовал, чтобы венчание осуществили здесь и сейчас. Уже к концу дня я стала графиней. Трижды святой отец спрашивал меня о согласии вступить в брак, но я ничего не слышала, пока мой жених не склонился ко мне и не спросил об этом сам. Я как загипнотизированная ответила «да». Уже когда он целовал меня, я почувствовала, что пропала, но еще не поняла, почему и как.

Моя семейная жизнь или что-то вроде того

Вечером того же дня, толком не простившись с семьей, я покинула отчий дом, где была и счастлива, и одинока, так как была частью семьи, на которую между тем я не была похожа. Что сулил мне новый дом я не знала, однако раньше я видела замок моего мужа… он казался таким мрачным и грозным. Меня увлекали мрачные места… пока не возникла перспектива, что одно из них станет моим домом… навсегда. В голове всплыли все слухи и рассказы про этот замок, его хозяина и его ныне покойных жен. А всё, что я успела, это сунуть короткий кинжал в один из сундуков с приданым… ну, если не считать небольшого ножичка за подвязкой чулка… да, ладно, если уж быть совсем честной, то и – заколки в волосах, и мощного перстня на пальце.

Но… в первую брачную ночь ко мне никто не пришел. В смысле, кроме мужа-то я никого бы и не пустила, не смотря на всякие там древние обычаи всем семейством вваливаться в спальню новобрачных со своими бесценными советами, что им дальше делать. Так, что я даже немного разочаровалась.

И во вторую тоже… никто. Так и пошло, месяц клонился к закату, мы завтракали, обедали и ужинали вместе, едва перебрасываясь парой слов, но изучая друг друга взглядами. Мне кажется, тогда я на всю жизнь запомнила его темно синие глаза и этот испытующий взгляд, этот прямой аристократический нос, этот чувственный рот и волевой подбородок, эти длинные ресницы. Зачем такие мужчинам? Впрочем, не важно, я запомнила даже тени от его ресниц в неровном свете свечей. Но он не стал мне понятнее. Однако применять холодное оружие тоже нужды не возникало. А еще он стал подбрасывать мне книги. Не знаю, как он узнал, что я читаю, разве рылся в моих вещах или увидел меня в святая святых – библиотеке. Но я почувствовала к нему… благодарность. И немного успокоилась: жертву могут кормить на убой, но не духовной же пищей. Именно через книги он стал мне ближе. Мне о многом хотелось его спросить… а я никогда не отличалась особым терпением. Так наши вечера превратились в диалоги. Со мной раньше никто так много не говорил, не воспринимал меня всерьез. Удивительно, но иногда мне удавалось его озадачить. Конечно, поначалу я боялась показаться полной невежей рядом с ним, но… постепенно страх прошел, и его место уступил интерес, взаимный интерес. Или мне так показалось.

Всё-таки было странно, что он не торопится, чтобы мы стали мужем и женой в полном смысле этого слова. В первые дни – понятно, особенно, если он нашел мой арсенал, но потом, когда мы стали уже не такими чужими… А ведь если брак не совершен до конца, его можно расторгнуть. А я уже так привыкла к дому. Странно да, но я стала считать его дом и своим домом, то есть нашим? И я решила его соблазнить. Сама. Правда, я не знала, как это следует делать. Я была мила и остроумна, я ослепительно улыбалась, я тщательно выбирала платья и драгоценности, я старалась прикоснуться к нему, но… он как будто не замечал моих усилий. Я плакала по ночам в подушку, потому что ясно поняла, что влюбилась, и влюбилась безответно. Ни для кого не секрет, что кругом браки заключаются без всякой любви. Часто это деловые соглашения даже не самих супругов, а их семейств. И всё равно тяжело, ведь это союз на всю жизнь. Однако грех жаловаться, мой муж мог вполне оказаться страшилой, тираном, ревнивцем, прелюбодеем… и мне пришлось бы это терпеть. А он оказался всего-навсего затворником… и человеком не склонным к любовным утехам. Могло быть и хуже. Конечно, я думала, а не во мне ли всё дело, но тогда зачем он на мне женился? И… должен же мой муж подумать, если не обо мне, то о своем преемнике. Отсутствие ответа отравляло мне жизнь.

Я решила действовать. Ночью я вошла в его спальню, с намерением выйти оттуда только женщиной. Поэтому я царапалась и кусалась, когда он сгреб меня в охапку и вынес из своей комнаты, как будто я была мешком с… репой или брюквой. После этого я пыталась заставить его ревновать, и это было моей ошибкой. Соседу, с которым я флиртовала, мой муж предложил дуэль или примирение, сосед выбрал последнее. Они решили, что глупость женщины – не причина для того, чтобы ухудшились давние добрососедские отношения, тем более, что у мужа оказалась слава удачливого дуэлянта. А вот слуга, которому я топорно пыталась «строить глазки», был скоропостижно уволен без всяких рекомендательных писем, что тяжким бременем легло на мою еще не окрепшую в борьбе с супругом совесть. Потерпев полное поражение и расписавшись в своем бессилии, я стала весьма раздражительной и даже… заболела. Сообразив на третьи сутки, что это не новый способ настоять на своем, муж сам пришел ко мне в спальню и… сам ухаживал за мной. Он так же гладил меня по голове, он держал мои руки в своих руках. И он осушал мои слезы, сначала мягкими прикосновениями пальцев, потом мягкими прикосновениями губ. И даже не смотря на жар, я поняла: сейчас или никогда. Я поймала его губы, моля Бога, чтобы на этот раз он меня не отверг. И он не обманул моих надежд, не на этот раз. Я так боялась его спугнуть, как будто это не я, а он был новичком в этом вопросе.

– Не уходи! – не знаю, сколько раз я прошептала эти слова.

– Хорошо, – он усмехнулся, – не уйду. Да и куда я могу уйти, я же твой муж? И это мой дом… наш дом.

– Так, это мне не приснилось? Ты и, правда, мой муж?

– А разве есть сомнения?

– Есть!

– Ого! Моя непокорная, вооруженная до зубов, жена чем-то недовольна?

– Откуда ты знаешь?

– Не важно. Так чего ты хочешь, женушка? Сложить оружие?

– Давно сложила… Я хочу… тебя… твоих поцелуев… детей, я хочу от тебя детей!

– Меня – пожалуйста, поцелуи – даже просить не придется, детей – … нет.

– Но почему? Разве тебе не нужен наследник? Или ты…

– Нет, со мной всё в порядке… Моя первая жена умерла при родах… у меня на руках …и ребенок тоже не выжил. Я знаю, что такое происходит довольно часто, но мне кажется, я до сих пор не оправился от этого. Оставим эту тему.

– Ты поэтому меня избегаешь?

– Нет.

– Тогда почему?

– Ты намерена говорить или целоваться со мной?

Конечно, я предпочла последнее. Никто не может осудить меня за это, ведь я просто женщина, из плоти и крови, «греховный сосуд», как учит церковь. А вот кто мой муж… до сих пор остается для меня загадкой. Он вызывает во мне бурю чувств: слабость в ногах, дрожь и усиленное сердцебиение, у меня горят щеки и путаются мысли… А вот он спокоен и даже слегка холоден внешне, если бы не этот голодный взгляд, который он бросает на меня, когда думает, что я ничего не вижу… я бы подумала, что у меня совсем нет шансов завоевать его сердце.

Я поняла, что он не хочет обсуждать сейчас ни прошлое, ни настоящее, ни будущее, и оставила свои расспросы на потом. Конечно, мне хотелось знать, как сильно он любил свою первую жену? А остальных жен? И отчего они все умерли? И почему он выбрал меня? Но у меня еще будет на это время.

И мы нашли, как провести это время с пользой. Он научил меня целоваться, а я вернула ему его урок. Это заняло час… два… или больше… счастливые часов не наблюдают. Даже не помню, как я заснула. Всё-таки болезнь делает тебя слабой.

А утром, когда я проснулась, то обнаружила у себя на подушке книгу неизвестного автора, называлась она «Забавно придуманная история или укрощение одной строптивицы». И главное – главную героиню там тоже звали Бьянка! Пока я поправлялась, я прочла ее всю, и нашла множество… интересных моментов. Я хохотала до упаду… то есть в прямом смысле упала с кушетки. Многое в поведении моего мужа мне стало понятнее. Кроме его прозвища, конечно. Не давало оно мне покоя. Никакой синей бороды у него я не видела, возможно, потому что супруг мой каждый день брился. Не давали мне покоя и все эти истории про его бывших жен, то ли загрызенных, то ли убиенных… А тут еще полнолуние на носу, а я всё ещё девственница. Ну, мало ли что?!

Однако после моей болезни его поведение изменилось… возможно, мое тоже. Он перестал выкидывать меня из своей спальни как мусор, и даже чаще стал заходить в мою, правда, пока все ограничивалось только поцелуями. Но, как бы я ни ценила их, мне мечталось о большем. Но мой муж был сделан словно из камня. Он полдня где-то пропадал, иногда и полночи, затем появлялся и проводил время со мной. И любимым его занятием было дразнить меня. Однако постепенно я научилась давать отпор и даже перешла в нападение. Мой муж – самый необычный мужчина, на сколько я могу судить (а у меня три брата, отец и несколько дядьев): он наслаждается нашими беседами, он не стремиться мной повелевать, он заботится обо мне, но не принимает мою заботу, он добр, мудр и справедлив, и… он не спит со мной. Он бесподобно целуется, более того, его поцелуи бесстыдны… мне не с кем сравнивать, но я бы ни за что не подумала раньше, что… там тоже можно целовать друг друга. Мы далеко зашли в поцелуях, но дальше них не продвинулись. При этом он уверяет, что с ним всё в порядке. Со мной вроде тоже. Следовательно, он не любит меня, он играет со мной в какую-то игру, правил которой я не знаю… как кошка с мышкой. С каждым днем или ночью я хочу его всё сильнее, и, мне кажется, я люблю его… в такие минуты, но… многое меня смущает. Куда и зачем он уединяется, что он прячет от меня? Разве не должно быть полного доверия между супругами? Кто я для него? Жена или маленькая девочка? Очередная супруга или …? Или кто? Первой я уже не буду, буду ли последней – еще не известно, единственной – сомневаюсь! Как тяжело конкурировать с его бывшими женами, ничего не зная о них, ибо даже прислуга в его доме новая, и никто толком ничего не знает.

Как-то я проследила за ним, он уходит в дальнюю башенку, дверь закрывает на ключ. Я спросила экономку, но у нее нет ключа от этой башни. Спросила его, ему не понравился мой вопрос. Всё, что он ответил, это, чтобы я держалась от этой башни подальше.

Итак, про чувства ни слова, одни запреты вокруг. Может он, правда, дьявол, и прячет под одеждой копыта и хвост? Фу ты, какая чушь лезет в голову! Я же видела его обнаженным, собственно, как и он меня… нет у него никаких копыт и хвоста. И рогов нет, по крайней мере, я к ним не причастна.

Итак, прошел «медовый месяц», а мы не сдвинулись с мертвой точки. Я поняла, что больше не выдержу этой неизвестности, и решила: «А, была – не была!». В этот раз я пришла к нему настроенная не столь воинственно, просто решительно.

– Милый мой супруг…

– Ух ты, какое начало! Не иначе дорогая супруга пришла ко мне с просьбой… Новые наряды или украшения? А может лошадь для верховой езды?

– Нет.

– Нет?

– Нет.

– Бог мой! Неужели цветочек аленький?

– Не знала, что ты знаешь эту сказку.

– Дорогая моя, и я тоже был ребенком.

– Поверить не могу!

– А если серьезно?

– Любимый мой супруг…

– Мне уже страшно…

– Не перебивай меня, пожалуйста, я… и сама боюсь.

– Моя бесстрашная жена, Вы ли это?

– Почему ты не спишь со мной? Почему не сделаешь своей женой по-настоящему? Раз с тобой всё в порядке, что со мной не так? Зачем ты на мне женился, если… если я не нужна тебе?

– Боже, сколько вопросов!

– Я читала книгу. Но я же не такая. И я… – тут я явно смутилась и покраснела.

– Ты что?.. Любишь меня? – кажется, в его голосе сквозило удивление.

– Я? Разве не ты должен первым сказать эти слова? – справедливо возмутилась я.

– В вопросах любви нет понятия «должен». Так ты любишь меня?

– Кажется да…

– Кажется… Что ж, проверим.

– Проверим?! Проверим! – когда-нибудь мой Супруг точно сведет меня с ума… или в могилу.

– Ну, ты же хотела определенности? Так вот. Завтра мне нужно уехать по делам, ты остаешься за хозяйку, поэтому я вручаю тебе связку ключей. Меня не будет пять дней.

– Пять дней!

– Рада?

– Дурак ты! … В смысле, глупость Вы сказали, дорогой супруг, как я могу быть рада, когда Вы покидаете меня, так и не ответив на мои вопросы. Не сбегаете ли Вы от меня?

– Глупости говорит моя дорогая жена. Печально, что она подозревает мужа одновременно в трусости, обмане и половом бессилии. Я бы не советовал ей повторять подобную ошибку впредь.

– Да, мой господин.

– Вот так-то лучше.

– А что ты хочешь проверить?

– Разве не должно быть полного доверия между супругами?

– Как ты сказал? Как ты?… Ты, что читаешь мои мысли?

– Ну, откуда? «Чужая душа – потемки», слышала, небось?

– Твоя особенно. Но… раз уж я пришла, может?..

– Не сегодня, моя дорогая супруга, но скоро.

– Ты случаем не заколдованный принц?

– Кто знает, дорогая, кто знает. Спокойной ночи!

Вот так вот! Фактически он выставил меня. Снова! Он не Принц! Он хуже! Он дракон, который держит в заточении прекрасную деву в своей башне. «И сам не гам, и другим не дам». Хотя других мне и не надо.

Полноправная хозяйка?

На утро он уехал, а я осталась… В целом, я быстро вошла в курс дела и освоилась, всё у меня получалось, поскольку ничего нового для меня в этих хозяйственных хлопотах не было, разве что масштаб побольше, чем в родительском доме. Осваиваясь в замке как полноправная хозяйка, я неожиданно для себя нашла несколько женских портретов явно кисти итальянских художников, ибо на портрете были прописаны даже мелкие морщинки. Один портрет напомнил мне моего мужа: те же глаза, тот же рот, даже его насмешливый изгиб, и тот же цвет волос – воронова крыла, но такая вселенская грусть и мудрость в глазах. Другие портреты изображали более молодых дам. Одна была худенькой, я бы даже сказала тщедушной, блондинкой, с алебастровой кожей, но какой-то одухотворенной… с небесно голубыми глазами, так напоминавшими прозрачные топазы, и маленьким ртом, с тонкими губами цвета коралла. Не от мира сего. Возможно, ее всё в моем муже устраивало. Сама же она была идеалом женщины, воспетой всеми известными мне поэтами и трубадурами. Рядом с моим супругом она, вероятнее всего, выглядела как… как карликовая береза рядом со столетним дубом. Но встречаются и не такие пары. Второй портрет сильно отличался от первого: зеленые глаза в пол лица и ярко рыжие волосы, как омут и пламя! А губы! Что это были за губы! Как спелые вишни. Чувственная и немного порочная Изабелла ван Термейн. Очень подходит моему мужу. Вероятнее всего, с ней он не был так холоден. Н-да… Я явно проигрывала обеим. Ничего примечательного: серые глаза, русые волосы, средний рост, и вовсе не бледная кожа, поскольку никто не мешал мне находится под солнцем столько, сколько мне заблагорассудится. Зачем он меня выбрал? Я ведь могу быть последней (третьей) ЗАКОННОЙ женой, впрочем, иногда это правило нарушалось царственными особами… существовала и возможность их обойти. Ибо брак не брак без консуммации. Так вот почему я всё еще девственница! Но что это? Пробный брак? Ничего не понимаю, и это меня тревожит. Особенно в свете недавно найденных портретов. Не пара я ему. Ему, Супругу, Мужу, Господину… и никогда по имени, поскольку и он называет меня… как угодно мило, но ничего похожего на мое имя. Может, не хочет привыкать? Интересно, что слухи приписывали ему множество жен, но портретов всего два. Были ли у него еще женщины? Сколько вопросов и ни одного ответа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное