Наталья Моисеева.

Дверь потерянных ключей



скачать книгу бесплатно

По коридору всего четыре двери и охраняют их тяжелые вазы с сухоцветами. Точно не спящие воины они всегда на чеку, готовые преградить путь незнакомцу, ворвавшемуся в покои хозяина. Но беда в том, что они вовсе не устрашают этот коридор, а вызывают улыбку. Их хочется понюхать, потрогать и рассмотреть поближе.

В конце коридора еще одна дверь. Она низкая, полукруглая и совсем неброская. Но именно она привлекает Эльзу. Ее взгляд устремляется на дверь, и она оставляет цветочных воинов продолжать охранять спальни. А сама движется к полукруглой дверце. Она выбивается из всего этого изящества своей потертостью и ручкой, покрытой слоем рыжей ржавчины. Должно быть, ее редко открывают, если открываю вообще.

Девушка чуть наклоняется вперед и медленно протягивает руку. Она касается кончиками пальцев ручки и слышит противный протяжный скрип и копошение по ту сторону двери. Эльза резко одергивает руку и отпрыгивает назад. Скрип стихает.

Она вновь медленно, с опаской подходит на цыпочках к дверце, осторожно трогает ее рукой. Сначала кончиками пальцев, затем прислоняет ладонь. Шероховатая деревянная поверхность отзывается прохладой. Девушка прислушивается, присев на корточки и прижавшись ухом к двери. Кто-то кряхтит и ворочается за ней.

– Эй! – тихонько произносит она, – кто здесь?

– Ты, правда, хочешь это знать? – раздается за ее спиной.

Эльза вскрикивает и резко оборачивается, упав на пол и прижавшись к стене.

– Не хотел тебя пугать, – говорит эльф и улыбается.

– Там, за дверью… там кто-то есть, – испуганно произносит девушка, направляя указательный палец в сторону неказистой деревянной дверцы.

Эльф подает ей руку и помогает подняться с пола. Эльза поправляет подол красного платья и отряхивает его, точно пытается очистить от пыли. Впрочем, откуда ей тут взяться? В этом прекрасном замке чистота отливает блеском, а воздух пахнет ледяной мятой.

– Это Фарн, – отвечает эльф и направляется к одной из комнат.

– Кто? – скривив рот, переспрашивает Эльза.

– Фарн, – повторяет Велирем, остановившись возле второй по счету комнаты от той самой маленькой дверцы, за которой живет какое-то кряхтящее существо, – по-вашему это… – эльф на мгновение задумывается, пытаясь вспомнить то самое слово, – домовой. Да, именно.

– Ха, – усмехается девушка, скрестив руки на груди, – да, конечно. Их не существует. Это сказки для детей. Скажи еще, что он любит молоко и печенье, оставленные под дверью или где-нибудь в уголке под печкой. У тебя есть печка? – Эльза осматривает коридор в поисках очага.

– Одни любят молоко и печенье, другие кленовый сок и сухари, – Велирем вскидывает бровь.

– И что он… есть здесь у каждого? – удивляется Эльза.

– Почти.

– То есть это как домашнее животное?

– О, ты бы очень обидела Фарна, если бы он услышал это, – Велирем хмурится. Ему явно не нравится настрой внезапно прибывшей гостьи, – скорее, это дух дома, его истинный хозяин.

Девушка громко втягивает в себя побольше воздуха и так же громко выталкивает его из легких.

Дедушка был бы очень любезен, если бы рассказал ей об этом странном загадочном мире. Но, увы, он решил промолчать. Так что теперь ей предстоит самой познакомиться со здешними обитателями, их бытом и культурой. И она очень надеется, что это затянется ненадолго.

– Сегодня придется переночевать здесь, – эльф приглашает ее в просторную комнату с большой кроватью под нарядным полупрозрачным навесом, большим окном и круглым столиком с вазой, наполненной полевыми цветами.

Эльза входит внутрь. Здесь светло и уютно. Ей нравится спальня, но ночевать здесь не хочется. Она уже успела соскучиться по своей скромной комнате с простой недорогой кроватью и синими занавесками на крошечных окошках.

– И еще, – продолжает эльф, – Фарн спит днем, но просыпается ночью. Советую запереть дверь, если не хочешь, чтобы он мешал сну. Он не слишком хорошо воспитан. Ночью шумит, бегает по коридору и иногда проскальзывает под одеяло.

Эльза выпучивает без того большие глаза, сглатывает слюну и потирает предплечья, будто замерзла или испугалась домового, которого не видела, но слышала сегодня. И звуки, издаваемые им, выходили не очень приятными.

– А завтра? – останавливает она удаляющегося эльфа.

Он оборачивается с застывшим знаком вопроса на бледном лице.

– Что будет завтра? – спрашивает Эльза.

– Мы отправимся в лес.

– В лес? – недоумевает девушка.

– Доброй ночи, Эльза Уитемхайм.

Велирем скрывается за углом, и Эльза слышит его удаляющиеся шаги. Когда все стихает, она быстро забегает в выделенную для нее спальню и запирает дверь. Не хватало, чтобы еще этот Фарн, будь он неладен, залез под одеяло. Девушку передергивает, и кожа вновь покрывается мелкими пупырышками, будто этот неприятным момент уже произошел, и она почувствовала его склизкую холодную кожу с пушистыми кудрявыми волосами, растущими по всему телу. Ну, уж нет. Ей сполна хватило эльфа и разглядывающих ее лонгусов.

Глава 3


Воздушный навес над кроватью не скрывает темной липкой ночи за окном. Эльза задергивает тяжелые занавески и запрыгивает в кровать, боясь, что подкроватный монстр выпрыгнет и схватит ее за ногу, а потом утащит далеко в темноту. Вдруг и такое здесь тоже возможно? Эльза с самого детства боялась этого монстра, которым взрослые зачем-то пугали детей. И теперь каждый раз, ложась спать, она подминает одеяло под ноги или заворачивается в него, словно бабочка в кокон. Так вроде бы и не страшно совсем. Главное – не высунуть ноги во время сна.

Прохладные шелковые простыни начинают согреваться от ее теплого тела. И она уже чувствует себя спокойнее. Но все еще не может уснуть. Взгляд устремляется в потолок. Черный, как ночь за окном. Высокий, как небо над головой. Она закрывает глаза, но иногда открывает их, чтобы убедиться, что рядом никого нет. Ночью это огромное пространство пугает ее, в то время как днем замок кажется приветливым.

Интересно, зачем завтра нужно идти в лес? Неужели Велирем хочет угостить ее сочной ягодой? Или, быть может, там спрятан ключ? Или тот, кто украл его, живет в лесу? И вообще стоит ли доверять этому существу, так похожему на человека, но в то же время настолько сильно отличающемуся от него?

Эльза все еще надеется вернуться к мисс Бейкер. А пока она медленно считает про себя баранов и начинает проваливаться в сон. Сверчки за окном тихонько посвистывают, убаюкивая ее. Наконец, Эльза засыпает.

Ночь отправляет спать обитателей замка и пророчит бодрость мотылькам, жучкам и домовым. Последние особенно любят просыпаться в самый поздний час, чтобы насытиться чем-нибудь вкусным и пробежаться по комнатам, убеждая себя, что все в полном порядке.

И сегодняшняя ночь не станет исключением. Эльза начинает ворочаться, сон ее тревожный и чуткий. Что-то или кто-то за дверью быстро-быстро шагает то в одну сторону, то в другую. А еще он издает странные звуки, не похожие на речь, но напоминающие злобный шепот или ворчание.

Сонная Эльза поворачивает голову, резко открывает глаза и вздрагивает. Она садится на кровати, укутавшись одеялом. Будто оно защитит ее, как панцирь черепаху. Вот он этот Фарн, о котором ее предупреждал эльф. Домовой копошится у двери, чем-то громко шуршит и продолжает ворчать, иногда поскрипывая половицами.

Звуки ночного замка становятся звонкими и приводящими в ужас. Они эхом отражаются от стен и молниеносно распространяются по всему жилищу. Леденящая и колкая тишина только способствует всему происходящему и усиливает эффект.

Эльза продолжает прятаться под одеялом. Оно – единственное спасение и укрытие, позволяющее пережить эту самодовольную и смеющуюся над ней ночь с ее кошмарами и неуместными шутками. Только бы скорее дождаться утра, только бы остаться в своем уме до того времени, когда на самом краю горизонта покажется тонкая полоска рассвета. Нутро наполнено дрожью и страхом. А еще нетерпением быстрее уйти отсюда, покинуть это место раз и навсегда. Она запрет чертову дверь и уничтожит ключ, чтобы никогда больше ей не пришло в голову открыть вход в неизведанный и полный странностей мир.

Копошение прекращается, шепот затихает, а половицы превращаются в тихонь, скромно выстроенных в ровный ряд. Только бездушная тишина продолжает звучать в голове, порождая собой новый ужас. И название ему – одиночество.

Что если мисс Бейкер постигла неминуемая гибель и Эльза вернется в опустевший дом, где ее никто не ждет? Что будет с ней тогда? С кем за чашкой чая она будет вспоминать смешные истории дедушки или играть в домино на досуге, когда по крыше стучит настырный дождь, а дрова в камине ласково потрескивают, согревая руки?

Нет! Об этом нельзя думать. Никогда и ни за что. Дедушка говорил, что одна лишь надежда поддерживает в нас крошечный огонек жизни, который может вот-вот угаснуть, потушив какое-либо желание существовать дальше. И ты продолжишь жить, но будешь навеки мертв. Ибо нет ничего страшнее, чем потерять единственную надежду на лучшее.

Окна распахиваются, и свистящий ветер влетает в спальню, будоража волосы девушки и срывая занавески, что колышутся, будто призраки давно ушедших в иной мир обитателей замка. Эльза вскакивает, касаясь голыми ногами холодного пола. Мурашки носятся по телу со скоростью света, а ресницы дрожат, сдерживая запутавшиеся в них слезы.

Девушка с опаской подходит к окну. Шторы путаются под ногами, извиваясь змеями вокруг худых лодыжек. Она захлопывает окно и быстро возвращается в кровать. Ветки бьют по стеклу, как будто не ветер шевелит их, а все те же призраки из-за штор, случайно выпавшие из окна вместе с ветром.

Главное – пережить эту ночь. Только бы скорее ее пережить.

Ветер стихает. На землю успокаивающе сыплются крупные капли весеннего дождя. Эльза облегченно выдыхает. Ну, наконец-то! Она любит дождь. Всегда любила его. Он шелестит по крышам, а ты сидишь под теплым мягким пледом, пьешь горячий чай из прошлогоднего бадана и мечтаешь о будущем, которое будто бы где-то очень-очень далеко, но когда-нибудь оно ворвется в жизнь, нарушив покой и все планы на вторник или субботу, и заставит невольно улыбаться от того, что вот так в одночасье все сбылось. Или не сбылось. Тут как повезет. Но главное – будущее настанет. И потому самое время тихонько помечтать о нем в теплый майский дождь, пробуждающий цветы и деревья от долгого зимнего сна и готовя к чему-то новому и важному природу и целую жизнь.

За стенами спальни снова слышится недовольное ворчание Фарна, медленно удаляющееся. Должно быть, он не любит такой погоды и прячется от нее в своем крошечном пространстве за низкой потертой дверцей в конце коридора.

Дождь новой волной обрушивается на землю, размывая вид из окна на горящие у дороги фонари. Акварельная картина улицы выходит невероятно красивой и в то же время пугающей. Высокие ели обрамляют незнакомую местность словно оборонительная крепость, готовая принять удар на себя от врагов, что вот-вот прибудут. Луна прячется за черными тяжелыми облаками, лишь изредка просачивается свет сквозь пелену затянутых ночным туманом небес. Окна в домах напротив гаснут одно за другим и через некоторое время вовсе теряются в ночи. И только в замке горит свет одинокой комнаты.

«Давно не было таких насыщенных событиями дней» – думает Эльза. Она успела спастись от немецких солдат, открыть запретную дверь, попасть в другой мир, познакомиться с эльфом и его хранителем дома. В голове ее, словно птицы, щебечут мысли, перебивая друг друга и не давая сосредоточиться.

Эльза еще раз бросает взгляд в окно – темнота. Она выключает свет и быстро забирается под одеяло, тщательно его подоткнув, чтобы подкроватный монстр (если, конечно, он водится в этом месте) не схватил ее за пятку и не потянул за собой в пугающую неизвестность. Эльза ежится не то от прохлады, не то от страха, но решает, что ей катастрофически необходим сон. Она должна отдохнуть и завтра утром с новыми силами приняться за поиски ключа, с помощью которого она вернется домой и больше никогда и ни за что на свете не откроет эту проклятую дверь. Она заколотит ее, чтобы наверняка никто не смог попасть сюда.

Впрочем, девушка успела отметить, что здесь очень даже красиво, если не сказать, сказочно красиво. Много зелени, цветов и водоемов. А еще в Аркусе, насколько она могла судить, трудолюбивый и приветливый народ. Это место могло бы стать для нее домом, если бы ее дом не был по ту сторону двери. Как любил повторять ее дедушка: «Дом – это не место, дом – это люди». И сейчас здесь не было ни единой родной души, встрече с которой она была бы искренне рада. Только эльф со странным именем Велирем, спасший ее от тюрьмы и, быть может, даже казни за какое-нибудь незаконное проникновение в чужеземное государство. Но совершенно ясно, что он ей не друг. И все же его появление оказалось весьма кстати.

Глава 4


Эльза сильнее зажмуривает глаза и подергивает щекой. На секунду ее лицо возвращается в исходное положение покоя и умиротворения. Но тут же вновь начинает искажаться в неконтролируемом движении губ и глаз. Наконец, девушка открывает глаза. Наглая муха! Черная крылатая гостья звонко жужжит и кружится над кроватью – ждет удобного случая, чтобы в который раз сделать привал на лице Эльзы.

– А, ну, кыш отсюда!

Эльза отмахивается от надоедливого насекомого и поворачивается к свету, проникающему сквозь стекла. Солнце яркое, небо голубое, а ветки деревьев выпрямились по стойке смирно. И уже совсем не страшно выйти на улицу. Утром там нет никаких монстров и призраков. Они, как и Фарн, днем спят, а ночью бодрствуют.

Девушка потягивается и сбрасывает с себя одеяло. Ее босые ноги касаются пола – не такой он уж и холодный – и медленно шагают к двери. Она задерживается на несколько мгновений, не рискуя открыть ее сразу. А вдруг Фарн не ушел к себе вчера? Вдруг он прямо сейчас лежит в коридоре под дверью и сонно похрапывает, укрывшись мягким маленьким пледом, что прихватил с собой из своей не менее крошечной спальни? Готова ли она к такой встрече? Вряд ли. С другой стороны, что он может ей сделать? Ровным счетом ничего. А значит, бояться нечего и можно спуститься вниз.

Она толкает дверь и та со скрипом открывается. Коридор пуст. Эльза выходит из комнаты и с опаской оглядывается по сторонам: спальни все так же охраняют сухоцветы, на стенах висят те же картины, что и вчера, маленькая облупившаяся дверца плотно закрыта – Фарн у себя. Девушка облегченно вздыхает, спешно проходит по коридору и оказывается на лестнице.

Эльза спускается вниз, где ее встречает легкий, еле уловимый шелест – Велирем сворачивает старую помятую карту и кладет ее в сумку. Он крепко-накрепко завязывает ее и закидывает на плечи. Эльф на мгновение закрывает глаза и выдыхает, будто только что он закончил очень важное дело и можно расслабиться.

– Доброе утро, – приветствует его Эльза.

Увидев ее, эльф прогоняет свою расслабленность и вновь его лицо приобретает серьезные черты. Хотя Эльзе кажется, что вся эта его серьезность и важность напускная. А под натянутой маской скрывается самое простое и добродушное существо, которое почему-то так хочется назвать человеком. Однако вряд ли эльф обрадуется такому определению.

– Как спалось? – интересуется Велирем, будто ему это интересно знать.

– Прекрасно, – отвечает девушка и улыбается.

Она, конечно же, не скажет ему, что эта ночь была самой ужасной в ее жизни. И уж точно не поделится своими догадками на счет монстров, прячущихся под кроватью, и призраков, что стучатся в окно, просясь переночевать.

– Фарн не беспокоил тебя? – спрашивает Велирем, потуже завязывая плетеный пояс.

– Вовсе нет, – снова решает соврать Эльза, – наверное, он проспал всю ночь.

Велирем усмехается и приподнимает брови, глядя на девушку. В его глазах озорные огоньки танцуют быстрое танго, а рот искривляется в красивой улыбке.

– Духи домов никогда не спят ночью. Я не припомню ни одного такого случая за всю историю Аркуса, – говорит он, – или он был слишком тих, в чем я сильно сомневаюсь, или ты крепко спала, в чем я также не уверен.

Эльза чувствует, как густой румянец заливает жаром ее щеки. Эльф продолжает смотреть на нее, словно ждет объяснений или оправданий. Но девушка молчит, переводя взгляд на сетчатые занавески с витиеватой вышивкой.

Велирем не был глупцом и всегда умело отличал правду от лжи. И последняя его страшно раздражала, но он старался не показывать виду. Он не любил тратить время на бесполезные разговоры о том, что обман – это первая причина потери доверия и дружбы. А столь очевидный, каким он был сейчас, и вовсе – показатель крайнего неуважения к собеседнику.

– Красивый рисунок, не правда ли? – нарушает он тишину, опершись о стол.

– Что? – переспрашивает Эльза.

– Я говорю, рисунок замечательный, – Велирем машет головой в сторону окна, – местные портнихи знают свое дело.

– А, да. Очень красивый, – заикаясь, соглашается девушка, понимая, что эльф просто решил не вдаваться в подробности прошедшей ночи и увести разговор в другое русло, – так ты говорил, что сегодня мы пойдем в лес, – напоминает Эльза, когда залитые стыдливым румянцем щеки, начинают приобретать свой естественный бледный цвет.

– Да, и нам уже давно пора туда отправиться, – отвечает эльф и направляется к выходу.

Эльза продолжает стоять на месте.

– Ты идешь? – поворачивается Велирем, открыв входную дверь.

Воздух, приправленный мятой, врывается в гостиную и свежестью ложится на тонкую кожу. На улице не жарко, но и не холодно. Погода располагает к походу в лес, да только Эльзе хочется вернуться домой, а не заблудиться среди высоких елей и кипарисов, а потом долго искать дорогу назад.

– Может, ты хотя бы скажешь, зачем мы идем туда? – настороженно спрашивает девушка.

– Тебе нечего бояться. Ты сказала, что хочешь найти ключ, который приведет тебя домой. Что ж, я помогу тебе в этом. Но ты должна пообещать, что не будешь расспрашивать меня обо всем, что, как ты думаешь, тебе положено знать. Со временем я отвечу на все твои вопросы. А сейчас нам надо спешить. Мы должны добраться до захода солнца, – Велирем выходит, и его освещает яркое желтое светило. Он утопает в его лучах и светится белизной своих волос и одежд.

– Велирем, постой, – кричит Эльза, догоняя его, – я не буду давать тебе обещаний, которых не смогу сдержать. Иначе я совру. Снова. А я не хочу тебя обманывать.

– Даже самая благая ложь хуже горькой правды. Не для обманываемого. Прежде всего, для обманщика, – Велирем поправляет рюкзак, тяжелым грузом висящий у него за спиной, и выходит на узкую тропинку, ведущую вниз.

Эльза решает пойти за ним.

Они спускаются по склону, усыпанному желтыми шариками одуванчиков, проходят через узкие улочки, где торгуют рыбой и морскими ракушками, собранными в незамысловатые бусы. Еще несколько шагов – и перед ними расстилается морская гладь, отражая в глубокой синеве пушистые облака, напоминающие плывущие парусники. Море уносит корабли далеко за горизонт. И только крошечные белые пятна виднеются на темном полотне воды.

Они поворачивают направо. Впереди широкое поле разнотравья. Должно быть, здесь лонгусы выращивают травы для чаев, сборов и настоев. Иначе как объяснить обилие подорожника, зверобоя и мирры. По другую сторону тропы краснеют продолговатые ягоды, виднеются невысокие только что проклюнувшиеся ростки, что стремительно набирают высоту и тянутся к солнцу. В полях много местных жителей: одни вскапывают грядки, другие собирают напитавшиеся весенним солнцем и дождевой водой молодые листочки, третьи рассыпают мелкие семена и прикапывают их влажной землей.

Эльза и Велирем проходят мимо рыбацкого домика. Он покосился и смотрит на них уставшими старыми глазницами потрескавшихся оконных рам. Под выступающей крышей висит несколько вяленых рыбешек, над которыми кружатся жужжащие мухи. На крыльце лежит круглый самодельный коврик. Эльза не раз видела такие у мисс Бейкер в прихожей и на чердаке, когда та жила на окраине города и пару раз в неделю навещала дедушку. Ей было нелегко добираться. Ведь она была полной дамой и всегда приносила им еду, будто ее не было в их доме с тех самых пор, когда они остались вдвоем. Тяжелые сумки с хлебом, молоком и еще теплыми пирогами она с грохотом ставила на стол. И Эльза уже по привычке помогала ей разбирать их. «Ты совсем не похожа на Герти», – говорила мисс Бейкер. И дедушка тоже замечал это. Впрочем, он не любил говорить о дочери. Это приводило его в уныние и нестерпимую тоску. Поэтому мисс Бейкер совсем нечасто упоминала в разговорах о ней.

Булочки с джемом и ягодным вареньем были вкуснее тех, что продавались в магазинах. Но даже они не всегда съедались и часто черствели. Ведь мисс Бейкер пекла их столько, сколько хватило бы накормить весь город.

Дедушка наливал горячий чай, добавлял в него ложку густого меда с крупинками и разбавлял свежим молоком. Эльза раскладывала белые льняные салфетки. А мисс Бейкер вытирала носовым платком верхнюю губу, над которой выступали испарины.

Потом они садились за стол и вместе завтракали. Дедушка и мисс Бейкер обсуждали последние новости, жаловались на погоду, то на дождливую и слишком холодную для прогулок, то на чересчур знойную и душную для все тех же прогулок. Иногда они спорили о том, когда высаживать георгины и нужно ли вообще их выкапывать на зиму и прятать в холод до наступления весны.

После завтрака мисс Бейкер уходила, дедушка вслух читал свежую газету, вздыхал или радовался новостям. После он надевал старенький пиджак, который частенько забывал в книжной лавке, и вместе с Эльзой они шли кормить голубей, слетавшихся к десяти на площади у магазина. Они словно понимали время и у каждого голубя были свои часы, на которых звенел будильник, чтобы те не проспали завтрак. А проспать вкусные крошки ароматных булочек мисс Бейкер было бы весьма досадно и огорчительно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении