Наталья Медведская.

Осколки прошлого. Сборник рассказов



скачать книгу бесплатно

Когда болит душа


Никита ничего не мог с собой поделать: он снова наблюдал за женой. Его внимательный взгляд следил за каждым её движением. После автомобильной аварии Елена неуловимо изменилась. Нет, внешне она осталась прежней. Красивая хрупкая блондинка с серыми глазами, улыбчивым нежным ртом. Но что-то не давало покоя. Сначала Никита был вне себя от счастья: она осталась в живых, и не обращал внимания на перемены в её характере, психике, поведении. Но за два месяца эти странности накопились, умножились, и ему стало казаться: в больнице жену подменили. Первое потрясение испытал, когда на второй день после выписки из клиники Елена приготовила чай с имбирём. Он взял протянутую кружку с напитком и с удивлением поинтересовался:

– Ты же не любишь имбирь.

Жена вдохнула острый аромат из чашки, нахмурила идеально накрашенные брови.

– Правда? Но ведь это так полезно? – допила чай, вымыла посуду, улыбнулась: – Видимо, после аварии у меня немного изменились вкусы.

«Ничего себе немного! Да прежде имбирь ты не переносила и на дух", – удивился Никита.

В его семье просто обожали этот корешок. Ради Елены он отказался от семейной привычки, имбирь хранился в холодильнике только для гостей. Никита сначала обрадовался переменам. Думал, что после того как дождливым днём машина жены слетела с дороги на обочину и перевернулась несколько раз, Елена долго не сможет сесть за руль. Но он ошибся. Однажды после завтрака жена поинтересовалась:

– Мою машину уже отремонтировали? Я бы хотела повидаться с подругами. За два месяца, что провела в больнице, успела многое пропустить.

Никита поперхнулся чаем. С каких это пор Елена жаждет увидеть подруг? Раньше она неохотно тратила время на пустопорожние беседы в компании бездельниц из светского общества.

– Давай я отвезу тебя. С кем бы ты хотела встретиться?

Жена на секунду задумалась.

– Пожалуй, Жанну. Только не надо меня подвозить. После встречи пройдусь по магазинам. Тебе ведь надо на работу. А я не люблю возвращаться с покупками на такси. – Елена приблизилась к нему. Чмокнула в щёку. – Чем скорее преодолею страх перед машиной, тем лучше. Психотерапевт посоветовала брать быка за рога – пояснила она.

– Мне приятно, что ты такая отважная, но для моего спокойствия поезжай всё же на такси.

Елена улыбнулась:

– Ну, если ты настаиваешь. Ладно.

К вящему его изумлению жена вызвала воздушное такси. Никита вскинул брови: "Когда только успела преодолеть ещё и страх высоты? Прежде ездила только на допотопных наземных машинах. Мы часто ссорились из-за её упрямства. Хотя я сам этим же страдаю. Она смеялась: мы как два барана". Елена никогда так просто не сдавалась в любом споре и терпеть не могла указаний с его стороны.

В офис он отправился в тревожном расположении духа. Рабочий день не задался с самого начала: сначала отец раскритиковал в пух и прах его новый проект "умного" дома, потом оказалось, что увольняется секретарша, с которой Никита привык работать и нашёл общий язык.

– Слишком смело, авангардно и очень дорого.

Такой дом купят только единицы, – заявил Сергей Иванович, меряя шагами кабинет, отделанный красным деревом. Панели на стене, мебель и даже пол – всё было из этого дорогого дерева.

Никита горячо возражал. Он потратил на разработку дома почти полгода.

– Если мы поставим на поток строительство таких домов, то они в скором времени станут по карману большинству.

Отец фыркнул и посмотрел в окно. Отсюда с высоты двадцатого этажа люди казались букашками.

– Богатые люди очень консервативны. А у тебя дом напичкан электроникой и слишком современными материалами. Стены, потолок и пол меняют структуру и цвет по мановению руки. Ты думаешь, кому-то захочется выбирать новый дизайн обоев или плитки пола самому? Вся встроенная мебель – трансформеры. А наши клиенты любят постоянство. У тебя даже не окна, а стены из стекла. Такое ощущение, что находишься не в доме, а посреди леса на опушке, голенький и видимый всеми. Потолок и тот прозрачный…

Никита оглядел кабинет отца в подчёркнуто старинном стиле, его самого высокого, массивного, под стать этой тяжёлой мебели и горячо заявил:

– В том-то и суть. Я добивался абсолютного соприкосновения с природой. Через светопроницаемый потолок днём можно видеть облака, а ночью звёзды. Стены созданы из специальных материалов, пропускающих только полезный спектр солнечного света и настолько прозрачны, что действительно создается полное ощущение, будто их нет совсем. Но они проницаемые только с одной стороны. А потолок при желании легко закрывается матовыми щитами, на окна тоже можно опустить щиты. При всей якобы воздушности конструкции, новые материалы выдерживают выстрел из снайперской винтовки.

Отец покачал головой.

– Наши клиенты не любят открытость. Большинство предпочитает дом-крепость под средневековье. Так они чувствуют себя защищёнными. Вспомни, Авилов захотел скрыть башнями площадку для приземления лётнокаров. А у тебя дом снаружи выглядит, как несколько полушаров, соединённых вместе.

– Отсутствие острых углов позволило гармонизировать внутреннее пространство дома и сделать его более функциональным, – запротестовал Никита. На его смуглых скулах появился румянец. – В закруглённые стены гостиной идеально вписался объёмный кинотеатр, эффект вхождения и присутствия внутри фильма полный.

Сергей Иванович всмотрелся в макет дома и ткнул пальцем в серебристую кабинку.

– А это что за зверь?

Никита наклонился над макетом и щёлкнул пультом. Кабинка осветилась, на стене появились строчки: "Какой цвет одежды желаете выбрать?"

– В доме будет стоять кабинка для напыления одежды. Ты же знаешь, уже появились молекулярные и совершенно безвредные жидкие ткани. Человек может сам выбрать фасон, цвет и структуру ткани.

Отец усмехнулся, узкие губы скривились в презрительной улыбке:

– Видел я эту новую одежду – обтягивающий комбинезон попугайной расцветки. Кошмар! На сколько процентов все эти новшества, включая обычный климат-контроль, озонирование, самоочищение и молекулярную кухню удорожают проект.

Никита отключил кабинку и потёр переносицу пальцем.

– На десять процентов.

Сергей Иванович повернулся на каблуках, смерил сына серьёзным взглядом. Никита очень походил на него в молодости. Когда-то и у него были чёрные густые волосы и не выцветшие, как сейчас, синие глаза, и загар не старил, а делал кожу ровной и гладкой. Он вздохнул, но слова прозвучали твёрдо и чётко:

– Проект нужно доработать. Найди на чём его удешевить, и тогда поговорим снова.

Из кабинета Никита вышел в плохом настроении. Отец отверг его детище вовсе не из-за цены. Их компания могла себе позволить риск и начать строительство новых домов. "Как же консервативны эти старики! Вечно цепляются за прошлое, – думал он, вызывая лифт. – Утешает одно. Само время заставит принять проект, иначе компания окажется в аутсайдерах".

Лётнокар приземлился на площадку, расположенную на крыше дома. Никита спустился по лестнице в гостиную. На его вопрос находится ли Елена дома, компьютер-домоуправ ответил: "Хозяйка не возвращалась". Никита удивился, прошло почти шесть часов с момента её ухода. Он нажал на телефоне кнопку вызова жены. Через секунду появилось изображение: Елена сидела за столиком ресторана в компании Жанны и Арины двух самых завзятых сплетниц в городе.

– Ты скоро вернёшься? Ужин заказывать на тебя? – поинтересовался он, с неудовольствием замечая на столе у женщин спиртное. "О чём она только думает, а как же лекарства? Надеюсь, эти придурочные не уговорили её выпить".

– Дорогой, ужинай без меня. Мы с девочками собирались сходить на выставку абсурдистских картин Малера. Если хочешь, присоединяйся к нам, – великодушно предложила Елена.

На весёлом лице жены горел румянец. Никита почувствовал досаду, но тут же укорил себя: "Нужно радоваться, что она жива, и благодарить Бога за это, а не злиться"

– Нет. Спасибо. Ты же знаешь, я терпеть не могу уродские мусорные картины Малера. Нет никакого удовольствия лицезреть это убожество. А если тебе хочется, что ж – иди. – Он отключил изображение, а звук ещё остался. Никита услышал манерный голос Жанны: "Аленушка, ты, конечно, извини, но у Ники, совсем нет вкуса". И грудной смех жены: "Да мой супруг чуточку консервативен, совсем, как его отец".

Кровь прилила к лицу Никиты. Когда-то Елена считала, что он совсем не похож на отца, а чудовищно-безвкусные картины модного художника раньше не переносила и на дух. Что происходит с женой? В задумчивости он заказал домоуправу суп с грибами и овощной салат.

– Что желаете на десерт? – напомнил ему чуть металлический голос робота-помощника.

– Ах, да. Пирог с вишнями и зелёный чай.

Через десять минут домоуправ сообщил о выполненном заказе. Никита достал готовые блюда из шкафа автоповара и расположился в гостиной. Без аппетита съел суп и салат, к пирогу не притронулся. Запив ужин чаем, отправился в свой кабинет. Он успел хорошо поработать над проектом дома прежде, чем в открытое настежь окно услышал звук садящегося лётнокара.

– Милый, ты где? Ау!

На пороге кабинета появилась жена. Шагнула к нему и покачнулась.

– Ты сошла с ума? Опасно мешать таблетки с алкоголем, – испугался Никита, подхватывая её. От Елены пахло спиртным и духами с сильным приторно сладким запахом.

– Я абсолютно здорова, а таблетки врач отменил сегодня утром. Не будь занудой, дорогой, пошли в постельку. – Жена приподнялась на цыпочки, обхватила его обеими руками за голову и принялась страстно целовать.

У Никиты появилось ощущение, что его целует абсолютно незнакомая женщина, от которой разило отвратительными духами. Он пересилил себя и ответил на поцелуй жены. Они переместились в спальню. Алена по пути ухитрилась избавиться от своей одежды, успела снять рубашку и с него. Вместо нежной и ласковой женщины, на этот раз в постели оказалась рычащая пылкая самка. Она возбудила его невероятно, но ощущение чужеродности только усилилось. После сумасшедшей страсти Никита почувствовал себя опустошённым и обманутым. На этот раз не случилось прежнего единения душ, он ощутил себя обделённым. Их первая после аварии ночь разочаровала и даже слегка напугала его. Он приподнялся на локте и долго изучал лицо спящей жены в мягком теплом свете ночника.

Утром Никита отправился в клинику, в которой лечили Елену. Двенадцатиэтажное здание, построенное в прошлом веке, походило на огромный парусник, летящий на волнах. Он полюбовался на лёгкий силуэт строения и поднялся на второй ярус, где располагалась травматология. По его просьбе медсестра проводила его в кабинет врача. При виде Никиты, доктор встал из-за стола и пожал ему руку.

– Что вас к нам привело? – врач вернулся за стол и уселся в кресло.

Никита с удивлением уловил в дрогнувшем голосе врача признаки волнения. Лицо мужчины стало таким же белым, как его халат.

– Скажите, у моей жены были травмы головы, ушибы головного мозга?

– А почему вы спрашиваете? – Пальцы врача выбивали дробь на полированной крышке стола.

– У неё изменились вкусовые пристрастия, привычки и даже поведение.

– Небольшой ушиб присутствовал, но в основном переломы рёбер, челюсти и многочисленные порезы. – Доктор сложил руки на груди.

Никита вспомнил: Елена выглядела, как мумия, забинтованная с ног до головы. Она не могла говорить, и всё время спала, находясь под действием регенерирующих и восстанавливающих растворов. Когда сняли бинты, увидев жену обновлённой, еле сдержал слёзы. Сорок пять дней он провёл в аду, боясь потерять любимую.

– Ушиб мог спровоцировать изменения? – чувствуя себя последней сволочью, поинтересовался Никита.

– Пути Господни неисповедимы. Всё может быть. Как сейчас чувствует себя ваша жена?

– Спасибо. Хорошо. Она сказала, вы отменили лекарства?

– Анализы хорошие, зачем травить зря организм.

Никита попрощался с врачом и покинул кабинет. В тот день, когда Елена попала в аварию, он находился на стройке в другом конце страны. Прилетел сразу, как только смог, и застал жену уже на больничной койке. Никита в раздумье минут десять посидел в лётнокаре. Потом нажал кнопку вызова бывшей секретарши. Экран остался тёмным, но в телефоне раздался знакомый голос.

– Что вы хотите, Никита Сергеевич. Я у вас, кажется, уже не работаю.

– Здравствуйте, Анна Петровна. Вы не могли бы подсказать мне, полицейские какого участка прибыли на место происшествия с Еленой? Может, вы знаете их фамилии?

– Зачем вам это нужно?

– Хочу поблагодарить их за спасение жены. Ведь это они вытащили Елену из машины и вызвали "Скорую".

"Интересно, почему Анна Петровна не включила видеосвязь?"

– Вам незачем это делать, ваш отец их уже поблагодарил. – И отключилась.

Никита уставился на тёмный экран, даже встряхнул видеофон. Обычно очень корректная и учтивая женщина сейчас довольно невежливо прервала разговор. Он вздохнул: "Вот так и становятся параноиками. – Потом хлопнул себя по лбу. – Дубина стоеросовая". Никита поехал в редакцию газеты "Москва". Через час с небольшим у репортера, прибывшего на место аварии вслед за "скорой", выяснил фамилии и место работы полицейских. А вот дальше его расследование застопорилось. В полицейском участке заявили, что оба мужчины почти три месяца назад уволились. Никита отправился по домашним адресам спасителей жены. Его снова ожидал сюрприз. Бывшие полицейские продали дома и переехали на другое место жительства. Никто не знал, куда. История становилась всё более странной. Как только находил ниточку, она тут же обрывалась. Никита заложил в память лётнокара маршрут до места аварии. Через час он оказался на неприметном извилистом участке шоссе. С трудом отыскал место, не поросшее кустарником, и посадил кар на маленькой лужайке. Потом облазил весь склон, по которому катилась машина Елены, сминая траву и кусты. За прошедшие месяцы на месте вырванной с корнем травы выросла другая, сломанные ветви на деревьях засохли. Никита присел на валун и посмотрел наверх. Упасть с такой высоты и остаться в живых – жене сильно повезло.

– Эй! Ты чего тут шаришь?

Никита от неожиданности подпрыгнул и обернулся на голос. Из-за дерева вышел невзрачный мужичонка, заросший бородой по самые глаза. Его одежду составляли серые синтетические брюки и такого же цвета футболка из настоящего хлопка.

– Три с половиной месяца назад на дороге произошла авария, машина скатилась приблизительно сюда, – Никита обвёл рукой склон.

Мужичок поскрёб бороду. Ухмыльнулся, показав жёлтые зубы.

– Не-а. Машину задержало во-о-он то дерево.

Никита проследил за его рукой и увидел изуродованный ствол берёзы.

– Дамочке полбашки снесло. А жаль, красивая была женщина.

Никита побледнел.

– Почему была? Она выжила.

Мужичок покачал головой.

– Не-а. Она не могла выжить. Мозги по всей машине расплескало.

Никита ощутил чудовищную тяжесть в груди. Тело покрылось липким потом.

– Скорую" вы вызвали?

– Да. Но потом убрался восвояси. А то ещё в полицию затягают. Ну ладно, некогда мне болтать попусту. А ты чего ищешь-то? Всё забрали люди в синей форме с солнышком на рукаве.

"Люди из нашей фирмы", – сообразил Никита. Он чувствовал полное опустошение и тянущую боль в груди. Достал из кармана карточку и протянул мужичку.

– Возьмите. Здесь хватит на месяц проживания в гостинице.

Тот подошёл ближе, посмотрел на карточку и покачал головой.

– Мне это не нужно. Я сбежал в лес пять лет назад, сам могу прокормиться. Мне твой город вот где, – он провёл рукой по горлу. – Ты это… не говори никому, что меня видел…

Никита кивнул и буквально рухнул на валун. Ноги, вдруг ставшие ватными, не держали. Чувствовал: мужичок сказал правду. Его любимая, его Елена прекрасная, его ненаглядная жена погибла здесь. А там, в их доме, под её личиной живёт чужачка, и он это давно понял, но всё не хотел доверять чувствам. С трудом собравшись с силами, поднялся по склону к лётнокару.

Никита набрал на дисплее машины домашний адрес секретарши. Через час лётнокар опустился на лужайке перед её домом.

Анна Петровна вышла на полукруглый балкончик второго этажа и молча посмотрела на бывшего начальника, вышедшего из авто. Он поднял голову, увидел её щуплую, немного нескладную фигуру и спросил с болью в голосе:

– Вы знали, что моя жена погибла на той дороге?

Женщина обхватила руками плечи, словно ей стало холодно, тряхнула подсиненными краской седыми волосами. Пряди упали на строгое интеллигентное лицо, закрывая глаза.

– Значит, знали, – выдохнул Никита. – А кто находится сейчас в моём доме?

Анна Петровна убрала голубые пряди с лица.

– Идите к отцу, побеседуйте с ним. Я не вправе ничего вам говорить. – Она повернулась и ушла в комнату, плотно затворив за собой дверь.

Никита сел в лётнокар. Ярость и гнев овладели им, туманя голову. Не сразу смог разглядеть время на светящемся дисплее. Включился телефон. На экране показалась смеющееся лицо лже-Елены. Он тотчас выключил изображение.

– Эй, что случилось? – услышал Никита знакомый до боли голос. – Я соскучилась и жду тебя домой.

Он напрягся.

– Извини, сильно занят. Не жди меня, ужинай одна. Я приеду поздно.

Поднял авто в воздух и взял направление к дому родителей. В своё время отец разрешил ему спроектировать и построить новый дом на участке леса в шесть гектаров. Никита очень гордился оказанным доверием и вложил всю душу в его строительство. Это был его первый проект после окончания университета. До женитьбы на Елене он прожил в этом доме вместе с родителями шесть лет и очень любил своё детище. На открытой площадке возле дома стояло несколько лётнокаров и наземных машин. Никита вспомнил: по пятницам у родителей собирались друзья играть в баккару. Опустил машину на свободное место и направился в дом.

На открытой террасе за большим столом сидели родители и с десяток их старых друзей. При виде Никиты раздались приветственные возгласы, большинство этих людей знали его с пелёнок. Он тепло ответил на приветствия и попросил отца:

– Пап, мне нужно срочно поговорить с тобой.

Сергей Иванович извинился перед гостями, встал и молча пошёл в кабинет. Никита отправился следом. От волнения его слегка трясло, ладони стали мокрыми, он вытер их о полотняные брюки. Отец открыл дверь и жестом показал на диван. Они всегда беседовали, сидя рядом друг с другом, но сейчас от волнения Никита не мог сидеть. Сергей Иванович аккуратно поддёрнул брюки, удобно расположился на мягком кожаном диване и вопросительно посмотрел на сына.

Никита откашлялся и с дрожью в голосе поинтересовался:

– Папа, я хочу знать, где похоронили Елену, и кто теперь живёт рядом со мной?

Не ожидая такого вопроса, отец не сразу справился с растерянностью, поэтому долго молчал. Сын не сводил глаз с его сереющего лица и отчётливо понимал: сейчас разразится катастрофа. Ему вдруг захотелось закричать: "Не надо! Не говори ничего!"

– Рядом с тобой живёт твоя Елена, вернее её точная биокопия.

Никита похолодел. Он знал о разработках биороботов, но думал, от них отказались по этическим причинам. Наука остановилась на имплантатах или как шутили врачи – запчастях для человеческих тел. Биоимплантанты и разработка быстрой регенерации тканей стали прорывом в медицине и спасли тысячи жизней.

– Ты хочешь сказать: Елена – биоробот?

Отец горячо возразил:

– Нет. Она копия. Врачи клиники, кстати, принадлежащей нашей компании, сразу взяли биоматериал и в течение месяца вырастили копию Елены. Уже лет десять, как наша клиника научилась ускоренному производству…

– Но как вы добиваетесь нужного возраста? – удивился Никита.

На лице Сергея Ивановича появилась слабая, но гордая улыбка.

– Узнаю своего мальчика. Нужно было сразу тебе рассказать. Ты ведь знаешь о прогерии – ускоренном старении. Так вот мы научились останавливать природное старение, и нашли способ включения быстрого состаривания для биокопий. Сложнее оказалось с мозгом. Мы сумели его воспроизвести, но новый орган приходится учить и прививать привычки прежнего хозяина. Зато можно добавить нужные качества, которых не существовало у погибшего человека, то есть улучшить получившийся материал.

Никита схватился за голову.

– Ты сейчас говоришь о копиях, как будто рассуждаешь о строительстве дома.

Отец усмехнулся:

– Не такая уж и большая разница. Думаешь, для чего все проходят обследование и сдают на хранение биоматериал? Для чего снимаются показания мозговой деятельности? Подробные видеосьёмки, беседы с психологом, тесты? – Сергей Иванович поглядел на потрясённое лицо сына. – Вот для таких несчастных случаев, внезапно обрывающих жизнь человека. Делается копия, и люди больше не страдают от потери близких.

– Но эта копия, не моя жена. Я не люблю её! Я чувствую, что она совершенно чужой мне человек и никогда не сможет заменить Елену, – воскликнул Никита. Всей своей сутью он не мог принять доводы и слова отца.

Сергей Иванович попытался взять сына за руку. Тот быстро убрал руку и отвернулся.

– Мне захотелось сделать Елену более совершенной. Помнишь, ты жаловался, что жена слишком упёртая, боится высоты, с трудом переносит общение с людьми. Мы учли это, изменили некоторые вкусовые пристрастия и добавили кое-какие качества. Разве новая Елена не стала лучше? Что тебя не устраивает?

Никита посмотрел на отца полными муки и боли глазами.

– А душу? Душу Елены вы тоже можете возродить? Да пойми же. Эта женщина не моя жена. Как можно похоронить человека, а потом быстренько слепить копию и успокоиться на этом. Нельзя так делать! Так вы скоро детей будете производить по заказу клиентов.

– Уже производим. Умные люди не пускают дело на самотёк. Заказывают младенцев с нужными параметрами и внешностью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5