Наталья Медведская.

Незабудка



скачать книгу бесплатно

Как больно, когда каменеет душа – становится трудно дышать. Сердце еле ворочается в этой глыбе.

– Тебе до сих пор не всё равно? – Валера с любопытством посмотрел на неё.

– Ты можешь ответить мне просто, без ехидства? – попросила Таня.

– Могу, – посерьезнел Чернов. – Олег стал инвалидом.

Он сказал: «Если бы не Лукьянов, был бы уже мертв». Сашка вынес его к вертушкам из какого-то армянского села, захваченного боевиками. Как долго ему самому будет везти в этой бойне?

– Привыкли наши чиновники чужими руками жар загребать. Их детки воевать не пойдут, и армия им не светит, – зло сказал Леша. – Мой брат служит во Владикавказе. Там тоже неспокойно. А Женька радуется моему плоскостопию, как подарку, – Кривая улыбка скользнула по его лицу.

– Лёша, мы провинция. Москве на всех нас плевать. Они дележкой заняты, – объяснил Валера. Он уже опьянел и почувствовал, что среди друзей можно расслабиться.

– Ну, ты-то уже не провинциал, живешь в Москве, снимаешься в кино. Пришёлся там ко двору, – усмехнулась Таня. Она пригубила вино и отставила бокал.

– Ошибаешься, милая, если ты не москвич хотя бы в третьем поколении, то остаешься провинциалом для коренных жителей надолго. – Чернов обнял Лешу за плечи. – Наливай ещё по капельке, выпьем за здоровье моего крестника. Васильева, поверь: я сожалею, что потрепал Сашке нервы к окончанию школы. Дурак был, хотел отомстить за то, что он в своё время не поддержал меня. Месть – горькое блюдо. У меня надолго осталась оскомина. – Он выпил вино, закусил ломтиком сыра. – Деньги счастья тоже не прибавили, хотя… без них никак.

– Точно. Без денег никак, – поддержал Игорь, вернувшийся с улицы. Молодой отец жарил шашлык во дворе. Он отказался от помощи друзей, говоря, что любит колдовать над блюдом сам.

Маша поставила поднос с ароматным мясом на стол.

– Налетайте, – пригласила она одноклассников.

– Спасибо, очень вкусно, – похвалил хозяйку Лёша.

– Эх, жаль упустил! Надо было жениться на тебе, Маша. Ел бы, как Игорь, такую вкуснятину каждый день, – добавил Чернов.

– Когда ты только всё успеваешь? – Таня обвела руками, показывая на ухоженный дом.

– Я получаю от этого удовольствие, – просто ответила Маша.

Петровы жили в доме бабушки Игоря. Старушка перебралась к дочери, отдав своё жилище внуку. Молодые с любовью отремонтировали строение. Всё в комнатах: шторы на окнах, чехлы на стульях, покрывала, были сшиты Машей с большим вкусом. У них получился очень уютный, теплый семейный очаг.

Игорь оказался далеко не тюфяком, каким его считали в классе. Он заочно учился в пединституте и работал таксистом. Мужчина полностью обеспечивал свою семью сам.

«Как плохо мы знали друг друга в школе, хотя проучились рядом десять лет», – думала Таня, наблюдая за одноклассниками.


***


Небо на востоке начало окрашиваться в бледно-розовый цвет. По данным разведки, небольшой отряд армянских боевиков в составе пятнадцати человек должен был пройти перевалом к селу Шакси.

Боевики собирались взорвать несколько домов в селе, провоцируя противника на ответные действия. Группа десантников после полуночи заняла исходные позиции. С более высоких точек их месторасположение, даже замаскированное, легко простреливалось, но боевиков ждали снизу долины. Спецназовцы полностью перекрыли им путь к селу.

Прибыв на место, старший лейтенант Аксенов приказал: «Тихо обустраиваться и отдыхать. Дозорным расположиться по периметру».

Что-то тревожило его с самого начала, он подал знак. К нему приблизился сержант Лукьянов.

– Саша, возьми трёх ребят, проверьте сопки, не нравится мне наша позиция. Приказы не оспариваем, но перестраховаться не помешает.

Забрезжил рассвет.

– С долины замечено движение небольшого отряда в направлении села, – доложил дозорный.

– Приготовиться! – скомандовал старший лейтенант.

– Командир, отходите, выше по склону горы полно боевиков, – послышался по рации голос Лукьянова.

Начался ад. Спецназовцы оказались в ловушке. Их начали отстреливать как в тире. Аксенов передал сообщение о засаде на базу. Бойцы понимали: нужно продержаться до прихода помощи и отчаянно сопротивлялись. Через три часа ожесточённого боя из тридцати шести человек в живых осталось двадцать, почти без боеприпасов. Ещё через полчаса стало нечем стрелять. Лукьянова ранило. Он сумел перетянуть ногу, из которой хлестала кровь. Следующий выстрел в грудь откинул его назад. Сашка не удержался и покатился в узкую расщелину между двух камней.

– Отходим, на подлете вертушки! – крикнул, прослушивая рацию бородатый пожилой боевик.

Услышав голос Тани, Сашка очнулся.

– Попытайся позвать или постарайся выползти из этой щели, – сердито выговаривала ему девушка.

– У меня нет сил. – Отмахнулся он. – Ты мне просто снишься, так что отстань.

– Не будь тряпкой, Лукьянов, постучи по камню, – не отставала она от него.

– Сама стучи. Говорю же, нет сил. Не знал, что ты такая бессердечная, – обиделся раненый. Василёк мешала ему уплыть во что-то белое, туманное, сулящее покой.

– Не могу стучать. Я же не совсем здесь.

– В таком случае дай отдохнуть.

– Нет! – закричала Таня так, что её голос вонзился ему в голову.

Лукьянов нащупал маленький камень и как смог, стукнул им по большому валуну рядом.

– Сильнее ударь, ты сможешь! Сильнее! – голос Тани раздражал его невероятно.

– Стойте! Кажется, там кто-то есть. – Солдат раздвинул редкий кустарник. Из расщелины торчала чья-то нога.

Лукьянова вытащили без сознания, он потерял много крови.

Очнулся Сашка уже после операции в госпитале.

«Грудь болит, потому что сломаны ребра. Бронежилет спас от смертельного попадания. Нога горит огнем, но главное – она есть», – обрадовался он.

Слабый, отходящий от наркоза Сашка решил, что он идиот, если не ценил каждый миг жизни, которая могла оборваться в любой момент. Как только встанет на ноги, разыщет Таню. И если не слишком поздно, спросит: «Согласна ли она быть с ним в горе, в радости, или просто рядом».

Много дней и ночей он провел вдали от нее, но так и не смог выкинуть из памяти и сердца свою Незабудку. А ещё расскажет, что снилась почти каждую ночь и спасла его на горном перевале.


***


Под мерный стук колес поезда Таня крепко уснула.

Этот сон был самым страшным, из всех виденных ею раньше. Один за другим погибали солдаты в красивейшем месте в горах, окрашенных розовым светом встающего солнца. Она склонилась над раненым Лукьяновым.

«Сколько крови? Разве может быть столько крови?»

Бледное лицо Сашки приобрело цвет алебастры, нос заострился, посиневшие губы что-то шептали.

«Нет! Он не должен умереть. Господи, это несправедливо!» – пробормотала Таня.

В чуть живого Лукьянова вошли пули и отбросили в кусты к камням. Таня металась среди мёртвых и раненых. Послышался шум винтов. Снижались вертолеты. Высадившиеся солдаты стали собирать убитых и раненых бойцов.

«Они его не найдут», – испугалась она.

– Товарищи пассажиры, Батайск. Собираемся, сдаем бельё. Скоро Ростов.

Её разбудил голос проводницы.

Таня привела себя в порядок, переживая тяжёлый сон. Голова соображала плохо.

«Если некоторые сновидения относились к реальным местам, этот сон тоже может что-то значить. Она ругала Сашку, а он послушался её и смог позвать на помощь стуком.

Всё, хватит ждать!

Найду и спрошу его: «Я нужна тебе?»

Если он скажет: «Не нужна», начну жизнь с нуля. Хватит жить в полусне, полуяви. Лучше знать точно, чем бредить ночами. Что может быть хуже того, как я сейчас живу?


***


– Можно поговорить с твоим мужем? – с порога озадачила подругу Таня.

– Конечно. Он смотрит баскетбол по телевизору. А о чём, если не секрет? – полюбопытствовала Огонёк.

Таня улыбнулась неровной печальной улыбкой.

– Узнаешь, будь рядом.

Муж Ани старше её на десять лет, недавно ему присвоили очередное звание. Когда они вошли в комнату, Сергей обернулся и радостно сообщил:

– Привет, Танюш. Наша команда выиграла!

– Я к тебе, Сережа, по делу. – И задумалась с чего начать рассказ.

– Давай на кухню. За кружкой чая изложишь свою проблему, – скомандовал мужчина.

– День назад… может быть… Возле села… – Она закрыла глаза, вспоминая название села, мимо которого шла навстречу выстрелам… Шакси. – Отряд лейтенанта Аксенова из сто тридцать седьмого парашютно-десантного полка попал в засаду. Погибли бойцы, среди раненых на вертолете в госпиталь отправили Лукьянова Александра Андреевича. Мне нужно узнать, в какой госпиталь он попал? – на одном дыхании выпалила Таня.

Встревоженный Сергей встал со стула.

– Ничего себе! Откуда сведения? Сомневаюсь, что ты увидела это по телевизору.

Таня прищурила глаз.

– Если я скажу, что увидела во сне, ты же мне не поверишь?

– В мире много непознанного. О твоих странностях мне кое-что рассказывала Анечка, – заявил Сергей, глянув на жену.

– Ты сможешь мне помочь?

– Лукьянов – причина тому, что ты всех отшивала от себя. Какая же ты скрытная подруга. – Огонёк смотрела на неё во все глаза, забыв о чае.

– Постараюсь по своим каналам узнать, в какой госпиталь положили твоего Лукьянова? Кто он тебе? – заинтересовался Сергей, снова присаживаясь за стол.

– Я очень надеюсь, что будущий муж, – выпалила она, заставив своим признанием подругу охнуть.


***


Через два дня в лаборатории института раздался звонок. Таня взяла трубку.

– Нашёл твоего Лукьянова, пиши адрес госпиталя. А тебе, провидица, не хотелось бы поработать в кое-какой закрытой конторе? – полюбопытствовал Сергей.

– Я провидица, как ты выразился, по отношению к одному единственному человеку. Больше ничего странного не вижу, – ответила счастливая Таня.

«Сашка жив! Если он не захочет меня знать, я всё равно его увижу».

Вечером в маленькой общежитской комнате было не протолкнуться. Ира-маленькая пришла с Виктором, Аня с Сергеем, Ира-большая с мужем и ребенком.

– Колись, кто такой Лукьянов? Куда собралась ехать? И почему мы раньше о нём не слышали? – озвучила мучающие подруг вопросы Ира-большая. Для развлечения дочери она высыпала на пол кучу фломастеров, расстелила лист ватмана.

– Давай, тихушница, рассказывай, где познакомилась с ним? – подключилась к допросу Ира-маленькая.

– В школе, – коротко ответила Таня.

– Нет, вы представляете, сколько она молчала! – возмутилась Аня.

Трое мужчин пили чай за крохотным столиком и не понимали: зачем жены притащили их сюда? Переглянувшись, они вышли в коридор.

– Она сообщила, где был бой, как вывозили раненых. Сказала, что ребят предали, и они попали в приготовленную ловушку, – сообщил о странном рассказе Сергей.

– Ира всегда переживала за неё. Одинокая. Никого не хотела знать. И вдруг этот парень, – высказал свои сомнения Игорь.

– Я думаю: у Василёк кто-то был в прошлом, а теперь она хочет его найти, – предположил Виктор.

– А как объяснить её видения-сны? – спросил Сергей.

– Не знаю. Странная девушка, – задумчиво проговорил Игорь.

В комнате подругам удалось-таки вытянуть из Тани, что она два года видела сны с Лукьяновым и не чувствовала себя одинокой. Последний сон оказался самым страшным. Поэтому решила ехать в госпиталь и всё выяснить.

– Как я тебя поняла: вы не виделись с ним со школы. И ты не знаешь, как он отнесётся к твоему приезду, – сделала вывод Ира-большая.

– Да ты просто сумасшедшая, а я считала тебя самым нормальным, уравновешенным человеком, – покачала головой Ира-маленькая.

– Вот поэтому я молчала. Думаешь приятно прослыть психом? – обиделась Таня.

– Солнышко, не сердись, я восхищаюсь тобой. Честно. – Кучер обняла подругу.

– Что она теряет, пусть едет. Пора в этой истории ставить точку, – заключила Огонёк.

Девушки ещё поговорили немного, собираясь домой, вручили Тане деньги со словами:

– С миру по нитке, подруге на дорогу.

Попрощались. Эмоциональная Аня даже поплакала немного.

– Позвони, как доберёшься до госпиталя. Мы будем волноваться, – попросил, стоя на лестничной площадке, Игорь.

На следующий день Таня уже собралась в дорогу. Ей повезло, она сразу купила билет до Москвы. Заходя в вагон фирменного поезда, отбросила все колебания и сомнения прочь.

Таня думала, что не сможет заснуть в поезде от волнения, но состав тронулся, и её стало клонить в сон. Она положила сумки в багажное отделение, забралась на вторую полку и мгновенно уснула. Таня не слышала ни соседей по купе, ни стука колес. Не просыпалась на стоянках и перегонах – проспала почти полтора суток. Пробудившись от долгого сна, спустилась вниз. Ужасно хотелось пить и есть.

Мы думали: вы умерли – даже зеркальце к губам подносили, – сообщила пожилая женщина с мокрой химией на голове, а её полный, лысый муж кивнул:

– Да, проверяли зеркальцем. На нижней полке ехал дедок, он успокоил нас: «Девушка крепко спит, видимо сильно умаялась».

– Вы даже не ворочались с боку на бок, – добавила женщина, разглядывая ее.

– Тело затекло, – морщилась Таня, потягиваясь.

– Через четыре часа будем в Москве, – сказала попутчица, выкладывая еду на стол. – Садитесь с нами кушать, – пригласила она.

– Спасибо. Только умоюсь. – Таня взяла полотенце и пошла в конец вагона.

Вернувшись, достала из сумки пирожки, которыми в дорогу снабдила Аня, с сомнением понюхала их и выкинула. В тепле они могли пропасть.

– Садитесь, не стесняйтесь. Больше съедим, меньше нести будем, – скаламбурил мужчина.

Таня пообедала с попутчиками, попила горячего чая и ожила.

Железнодорожный вокзал в Москве ошеломил её своими размерами, шумом, толпами людей.

«Хорошо, что у меня лёгкие сумки», – подумала она, глядя на нагруженных вещами пассажиров. В гостинице рядом с вокзалом удалось снять номер на два часа, чтобы выкупаться и привести себя в порядок. После купания её охватило ледяное спокойствие, словно вода смыла всю тревогу. «Неужели я не волнуюсь? Сердце бьется ровно, размеренно, как будто собираюсь не на встречу со своей мечтой, а на заурядное мероприятие».

Она подсушила волосы феном, уложила их, нанесла на лицо макияж. Надела тёмно-серые брюки, жемчужного цвета кофточку. Белый короткий плащ с шарфиком довершил наряд. Оглядела себя в зеркало – можно отправляться к Сашке.

Военный госпиталь находился в подмосковном городке Зельск. Таня добиралась туда почти три часа. Госпиталь был окружен смешанным лесом. Тане вспомнилась Степановка. Возле ворот показала документы и объяснила цель посещения госпиталя. Светило неяркое сентябрьское солнце. Таня чувствовала: сердце билось всё медленнее и реже, похолодели руки и ноги.

«Ну, хорошо, я не могла контролировать свою душу, она бродила, где вздумается. Почему тело перестает мне подчиняться?» – разозлилась она

Сердце, словно отвечая на её немой вопрос, пропустило удар, а потом забилось всё быстрее и быстрее.

Лечебное учреждение расположилось в живописном месте. В глубине парка стояло четырёх этажное здание в форме буквы «П», окруженное елями и соснами. К главному входу вела неширокая асфальтированная дорога, по обеим сторонам которой росли огромные пышные липы. Во внутреннем дворе госпиталя на клумбах цвели жёлто-оранжевые бархатцы. Здание радовало свежей, светло-кремовой отделкой. Всё время пока Таня приближалась к входной двери, её не покидало ощущение чьего-то пристального взгляда.


***


Лукьянов стоял у окна на втором этаже госпиталя, смотрел на липовую аллею, ведущую к парадному входу. По ней шла невысокая, худенькая девушка. Сашка подумал: «Везде мне мерещится Василёк, но до чего же эта незнакомка на неё похожа».

Девушка подошла к широким ступеням крыльца, в одной руке она несла большую сумку, маленькая сумочка висела у неё на плече. Она подняла голову и окинула здание взглядом.

Сердце Сашки дрогнуло: «Не может быть?! Ни у кого больше он не видел таких необыкновенных глаз: миндалевидных, приподнятых к вискам. Такой летящей походки».

Прихрамывая, стараясь переносить основной вес тела на костыль, он стал медленно спускаться на первый этаж. В холле у стойки администратора спиной к нему стояла девушка, очень похожая на Таню.

– Послушайте, мне нужно его увидеть, – говорила незнакомка.

– Я обязательно сообщу Лукьянову, что вы к нему приехали, а он пусть решает, желает ли с вами встречаться, – строго отвечала Галина Сергеевна. – У нас были случаи, когда к раненым офицерам являлись их бывшие жены делить наследство. Они вредили их здоровью своими истериками. Вот скажите, кто вы для него?

Он замер, ожидая ответ. Еле сдерживался, чтобы не бросится к ней. Это действительно была Василёк!

– Я его невеста и имею полное право увидеть Лукьянова!

Если можно за одну секунду стать самым счастливым человеком на земле, то Сашка стал им. Полная, чистая, безграничная радость охватила его.

– Таня! – позвал он.

Она обернулась и кинулась к нему.

– Саша!

Одной рукой Лукьянов обнял её и прижал к себе, целуя в макушку. Таня обхватила его обеими руками за талию и прижалась лицом к груди. Сашка покачнулся.

– Ой, тебе же больно стоять, давай присядем.

Прошли в холл к дивану. Лукьянов осторожно опустился на него, пристраивая раненую ногу. Таня села рядом.

– Я счастлив видеть тебя! Решил, как только поправлюсь – разыщу. Хватит нам находиться порознь. – Взял её за руки, рассматривая любимое лицо сияющими глазами.

– Ты, наверное, слышал, что я сказала, не думай, это для того, чтобы пропустили, – оправдывалась смущённая девушка.

– А если всерьёз. Ты согласна быть моей невестой?

– Совсем, совсем всерьёз?

Ей казалось: снова снится сон, но на этот раз счастливый. Проснувшись, обнаружит, что рядом никого нет. Сердце оглушительно стучало. Таня опасалась: его стук слышен на всё фойе.

– Абсолютно. – Сашка не сводил с неё глаз.

Его волнение выдавал пульс. Она чувствовала это, касаясь его рук.

– Сколько мы не виделись? Два года, – ответила на свой вопрос Таня. – И ты спрашиваешь, хочу ли быть с тобой? – уточнила она.

– Да, именно так. Ты хочешь быть со мной? – Он без улыбки смотрел на нее.

– Хочу! – почти сердито ответила Таня. – Мне надоело видеть тебя только во сне. Хочу прикоснуться и убедиться, что ты существуешь на самом деле.

– Ты сказала – во сне. – Сашка прикусил губу, его волнение усилилось. Я тоже видел тебя во сне почти каждую ночь. У меня такое ощущение, что мы никогда не расставались. Прости меня! Я был таким самовлюблённым дураком. – Из закушенной губы показалась капля крови.

Таня протянула руку и осторожно вытерла ее.

– Тебя ранили в горах у села Шакси. Ты был такой вредный, не хотел подать знак. Я так боялась, что тебя не найдут вовремя, – сказала и осеклась. – Ой, это же привиделось во сне. Совсем перестала отличать сон от яви.

Сашка не сводил с неё влюблённого взгляда.

– Так я и думал. Мы связаны с тобой. Не знаю, как такое может быть, но я видел тебя белым днем. Ты стояла у кустов терновника и ругалась, заставляя меня стучать по камню. Я терял сознание, а ты, вредина, зудела над ухом хуже комара, не давая спокойно умереть, – Он засмеялся, потом посерьёзнел. – Ты спасла меня! Второй раз. Первый раз появилась на линии огня и заставила меня задержаться. Через секунду то место, где я должен был находиться, прошила автоматная очередь. Кроме меня, тебя никто не видел, а я привык к странностям. – Он привлёк любимую к себе ближе и провёл шершавыми пальцами по её щеке. – Ты почти не изменилась, только стала ещё красивее. – Сашка заглянул ей в глаза. Улыбка снова расцвела на его обветренном лице.

Сейчас, улыбаясь, он стал похож на прежнего мальчишку одноклассника. Но вот улыбка погасла, и перед ней снова предстал молодой мужчина с высокими скулами, с морщинками в уголках глаз. На щеках и подбородке вместо пушка, который она помнила, росла колючая тёмная щетина. Только глаза остались синими, как летнее небо в июне.

– Изменился? – спросил Лукьянов

– Да, но такой ты мне нравишься ещё больше.

– Нам нужно столько рассказать друг другу, но это после. Сейчас нужно устроить тебя в гостиницу при госпитале. – Он неловко встал, опираясь на костыль, пошел к администратору.

Таня осталась сидеть на диване, наблюдая, как он разговаривает с женщиной, потом звонит по телефону. Вернулся он ещё более взволнованный:

– В гостиницу селят только родственников, но Галина Сергеевна пошла на встречу. Тебе дадут комнату. – Сашка подал руку, она встала перед ним. – После того боя в горах я понял: могу умереть и не познать счастья с любимым человеком. Не хочу больше ждать. Всегда боялся, что меня может предать женщина. Так боялся душевной боли, что отказывался от любви и жизни. Жаль, долго это осознавал – потерял столько времени. Мне повезло: ты не уехала в чужую страну, не вышла замуж за другого. Сильно повезло! Больше не хочу испытывать судьбу. Боясь потерять тебя в будущем, терял в настоящем. Даже себе не хотел признаваться, что всегда любил тебя! Я предлагаю подумать и ответить, ты будешь моей женой?

– С момента нашей встречи прошло сорок минут. Я и невестой-то ещё не успела побыть, – хмыкнула Таня. – Вот это скорость! Какой девиз у вашего десантного полка: «Нет задач невыполнимых».

– Ты даже это знаешь, – с уважением произнёс Сашка. – Не увиливай от ответа.

– У меня было достаточно времени подумать. Ты не терял меня, всё это время находился здесь. – Она показала рукой на своё сердце. – Я так долго ждала этих слов. Конечно, согласна, – быстро сказала Таня, видя, как он начинает бледнеть.

Сашка с облегчением выдохнул. Он даже не заметил, что перестал дышать. Поставив костыль к стене и, удерживая равновесие, крепко обнял Таню обеими руками. Она задавленно пискнула:

– Значит, рад. Но зачем меня душить?

Сашка отстранился и поцеловал её долгим поцелуем. Отдышавшись, произнёс:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21