Наталья Медведская.

Незабудка



скачать книгу бесплатно

Когда гости немного успокоились, сидящий рядом с ней юноша, предложил тост за родителей. Он зорко проследил, чтобы на этот раз, гостья выпила бокал до дна.

– А теперь тост скажет моя соседка. Прости, малышка, забыл твоё имя, – заплетающимся языком произнёс липовый врач.

Она вздохнула: «Хорошо, что успела поесть».

– Уважаемые родители жениха и невесты, замечательные молодожены, я желаю вам сто лет безоблачного счастья! А теперь, если можно, я хотела бы уйти. Толпа ваших цыган подхватила меня в магазине. Пыталась объяснить им, что я покупатель, но они, увы, привели меня сюда.

В ответ раздался весёлый смех.

Теща в сарафане с нарисованными на материале огромными розами подошла к ней:

– Девушка, извините моих шалопаев. – Она кивнула на докторов. – Вечно мальчики что-то перепутают.

Таня засмеялась:

– Всё в порядке. Мне очень повезло. Я у вас наелась.

– Что это тут у нас? – Один из лжедокторов заглянул в её пакет. – Не больно-то богатые покупки.

– Нормально. От сессии до сессии живут студенты весело, – не стала смущаться Таня, выпитое шампанское сделало её храброй.

Женщина в сарафане тоже заинтересовалась покупками.

– Знакомый набор. Мы так же питались, когда бывали на мели, – улыбнулась она.

Таня поднялась со стула.

– Ну вот, всё выяснили. Мне нужно идти, а то подруги заждались.

– Секундочку подождите. Я сейчас.

Теща скрылась в соседней комнате.

Через три минуты она появилась с матерчатой сумкой в руках.

– Тебе далеко идти? – поинтересовалась женщина.

– Рядом. Через парк до бывшего женского монастыря, теперь там общежитие, – ответила Таня.

– Вот возьми. Угостишь подруг, всё равно много продуктов останется. – Протянула ей тяжелую сумку.

– Что вы не надо, – запротестовала Таня, махая руками.

Доктор справа от неё перехватил сумку у матери.

– Мам, давай я помогу донести.

Спасибо, – от всей души, поблагодарила она хозяйку.

Поднялся и второй лжедоктор.

– Вместе проводим. Мне тоже нужно проветриться. Ладно, мам?

Женщина махнула рукой и вернулась к гостям.

Не снимая халатов и гротескных шапочек с огромными красными крестами, парни пошли провожать её до общежития. По пути всю дорогу шутили и развлекали спутницу. Приглядевшись к юношам, Таня поняла, что они близнецы. Различаются только цветом волос: один блондин, другой тёмно-русый. Блондина звали Виктором, тёмного – Станиславом. Замуж выходила их младшая сестра. Оба парня оканчивали Железнодорожный институт. Они засыпали Таню вопросами: сколько у неё подруг? Красивые ли они? На каком курсе учатся?

Говорили парни замечательно. Один начинал фразу, другой её заканчивал. Таня заворожено крутила головой. Лже-доктора перебрасывались словами, как будто играли в мячик. Возле двери общежития парни вручили сумку и пакет. Сказали, что заглянут в гости, если она не возражает.

Стоя у окна, Ира-маленькая глядела на улицу.

Она целый час не покидала пост, поджидая Таню.

– Где она ходит? – возмущалась блондинка. – Можно с голоду сдохнуть. Её только за смертью посылать!

В окно она заметила странную процессию. По тротуару к общежитию шла Василёк между двух молодых мужчин в белых халатах. Что-то с формой врачей было не так, но Кучер не могла сообразить что?

– Девочки, доктора ведут нашу Таню. Посмотрите, – позвала она подруг.

– Блин. Может она с голоду в обморок упала? – сделала предположение Ира-большая.

– Или сошла с ума? – захихикала Аня.

Все сгрудились возле подоконника, разглядывая необычных врачей. Парни в белых халатах что-то передали Васильевой, и она направилась к входной двери общежития.

Девчонки выбежали из комнаты и рванули навстречу подруге. Таня показалась на лестнице с тяжелой сумкой в руке.

– Что остолбенели? Помогите. Надрываюсь ведь! – возмутилась она и, глядя на их удивлённые лица, весело засмеялась.

Ира-большая, опередив подруг, забрала сумку и заглянула внутрь.

– Ничего себе, ты магазин ограбила?

– Расскажу, когда будете есть. Я хочу чаю, после шампанского ужасно хочется пить, – пояснила Таня, направляясь в комнату.

– Шампанского… – растерянно протянула Аня. – Тебя не из психушки привезли?

Ира-маленькая, услышав заветное слово «поесть», подбежала к сумке. Нос девушки уловил аппетитный запах еды.

– Боже мой, сколько вкуснятины! Давай помогу, Ирочка. – Она вцепилась в ручку сумки.

Ира-большая насмешливо покосилась на нее.

– Иди мой руки, доходяга. А то придётся нести и тебя, и сумку.

Подруги быстро накрыли на стол и принялись угощаться.

Утолив голод, сытые девушки пили чай и слушали рассказ Тани.

– То-то смотрю странные доктора, – довольным голосом пробормотала Кучер, поглаживая живот и зажмуривая глаза, как кошка.

– Ты подумала, что такие большие кресты на шапочках тебе мерещатся от голода? – пошутила Аня, сонно потягиваясь.

– А доктора-то были очень симпатичные, – заметила Ира-большая. – Обещали ещё прийти?

– Они о моих подругах, то есть о вас, спрашивали, – сообщила Таня. Её тоже клонило в сон.

– Здорово, может ещё поесть принесут, – помечтала Ира-маленькая.

– Тебе бы только хомячить, – подколола её Аня.

За прошедшее время девушки подружились. Узнали друг друга лучше, научились прощать недостатки.

Огонёк ждала парня из армии – на дискотеки и вечера не ходила. Ежедневно писала письма и расстраивалась, долго не получая ответа. Подруги утешали её, говоря, что у него нет времени часто писать. Кучер уже через месяц после начала занятий, стала гулять с однокурсником. Спустя три месяца, у неё появился другой воздыхатель. Далее они стали появляться и исчезать через равные промежутки времени. Ире большой приходилось осаживать слишком рьяных кавалеров. Каждый раз она обещала поколотить Иру маленькую за издевательства над парнями. Ставила в пример вредной блондинке Таню, которая усердно занималась учебой.


***


Никто из девушек не знал, что их Василёк живет двойной жизнью. Спустя месяц после приезда в Ростов, ей впервые приснился Сашка. Сон был яркий, радостный и удивительно правдоподобный. Будто происходило всё не во сне, а наяву.

Лукьянов держал её за руку и говорил, что очень скучает. И они обязательно будут вместе. Просто нужно потерпеть в разлуке какое-то время. Обещал не покидать её никогда. Они стояли на зелёной лужайке, а вдали вершины гор сверкали белыми шапками. Воздух был холодный и свежий, напоённый запахами трав и талой воды. Внизу расположился красивый город. С того дня сны стали сниться почти каждый день, принося успокоение и чистую радость от встречи с любимым. Удивительно, но она больше не чувствовала себя несчастной. Днём её жизнь наполняла учеба, общение с друзьями, а ночью приходил Сашка и уводил в чудесный мир грёз. Таня никому не говорила о своих снах – это была её тайна. Изредка задумывалась, а не подменяет ли она реальную жизнь снами. Тогда пыталась что-то изменить.

Было ещё кое-что необъяснимое. В конце декабря Таня отправилась домой, чтобы встретить новый год с семьей. Автобус отправлялся в два часа ночи. Она не захотела ожидать свой рейс, сидя на вокзале. После полуночи спокойно села в трамвай. В вагоне ехало человек двадцать поздних пассажиров. Постепенно трамвай пустел, в салоне осталось только три человека. На следующей остановке вышла женщина, и только тогда Таню охватило волнение. В вагоне осталось двое: она и незнакомый мужчина. Таня думала, что до автовокзала будет много пассажиров, и ей не придется глухой ночью одной спускаться по лестнице к стоянке автобусов.

«Остановка «Автовокзал»», – объявил вагоновожатый.

Поколебавшись, Таня вышла из трамвая. Незнакомец сошёл вместе с ней.

Худой, небольшого роста парень молча шагал сзади.

«Что я переполошилась? Может, он нормальный человек. Ему тоже нужно на вокзал», – успокаивала она себя.

Спуск к вокзалу был пуст, ни единой души. Таня не заметила, как незнакомец оказался рядом. В следующую секунду он преградил дорогу.

И тут послышался голос Сашки: «Ты, главное, не кричи, тогда всё обойдется».

Таня чуть не ответила вслух: «И не собиралась».

У неё было странное свойство: в минуту опасности её охватывало совершеннейшее спокойствие и рассудительность.

– Деньги давай, – сбивающимся голосом прохрипел незнакомец. В руке блеснул небольшой нож.

– Вот всё, что у меня есть. – Она открыла сумочку и достала кошелек. Большую сумку с пустыми стеклянными банками прислонила к бетонному ограждению лестницы.

Грабитель выхватил сумочку, вытащил отпечатанные листы бумаги. Заглянул в кошелёк, увидев мелкие купюры, скривился.

– Осторожнее, пожалуйста, с бумагами – это реферат. Я его так долго писала, – тихо попросила Таня.

– Что здесь? – Он толкнул сумку ногой. Из неё выкатилась стеклянная литровая банка и покатилась по ступенькам.

– Банки. Мы с девочками салаты съели, а тару везу домой, – спокойно пояснила она, стараясь не встречаться с мужчиной глазами.

Он отдал маленькую сумку. Сунул деньги в карман и посмотрел на девушку. Потом, решившись на что-то, протянул руку к её пальто.

Таня оглядела сугробы:

– Представляешь, как ты замерзнешь. К тому же в любой момент могут появиться люди.

Грабитель покосился на неё. Его ничем непримечательное, обычное лицо покрыли капельки пота. С непонятным выражением оглядел свою жертву.

– Храбрая девочка попалась?

– Нет, не храбрая, а практичная, – и добавила: – нищая студентка.

Мужчина резко протянул руку и сорвал с неё шапку. Быстрым шагом, перепрыгивая через две ступеньки, побежал в сторону вокзала.

Татьяна засмеялась. Шапка только с виду была красивой. Она собиралась выбросить её. Мех лез клочьями, кое-где виднелись проплешины. Она сунула в большую сумку выпавшую банку. Подняла воротник повыше и отправилась на вокзал. Билет был на месте – это главное.

Прислушалась к себе. Нет ли паники или испуга? Ничего этого не было, только облегчение, что всё обошлось. А ещё удивление. Она слышала голос Лукьянова. Может, начала сходить с ума?


***


За прошедшие шесть месяцев ему не удалось забыть Васильеву. Сразу после выпускного бала он уехал в Ленинград. Отчего передумал поступать в военное училище и сам не знал. Просто понял, что с выбором профессии окончательно не определился. Устроился рабочим на стройку. В конце сентября его призвали в армию.

Боль от обмана Тани, не утихала. Она саднила, как не заживающая рана. Когда Василёк приснилась ему в первый раз, он разозлился.

«Какая же я тряпка ударили по одной щеке, готов подставить вторую. Нужно вычеркнуть изменщицу из памяти, и я сделаю это», – поклялся он. Через неделю Лукьянов смирился с присутствием Тани в своих снах. С удивлением ощутил, как затягивается сердечная рана до терпимой царапающей боли. Через два месяца уже не представлял, как мог жить без этих ночных свиданий. Сашка принял своё призрачное существование и был счастлив: эта Таня никогда не бросит, не сделает ему больно. Пообещал себе: больше ни одна представительница слабого пола не нарушит его покой, ни одну не допустит до своего сердца. За его небольшую жизнь Лукьянов видел от женщин одни неприятности и ложь. Сначала мать, потом Лариса отравляли его существование. Пара встреченных ранее девушек изводили его своими капризами и глупостью. И, наконец, Васильева, принесшая сначала необыкновенное счастье, потом погрузившая его в пучину душевной боли. Девушка из сна заполнила пустоту в сердце. Иногда его смущала необычная правдоподобность снов, ярких, похожих на реальность, но скоро он привык к этому. Просыпался утром переполненный нежностью и счастьем к «своей» Тане. Новый день встречал с хорошим настроением.


***


«Это надо же быть такой беспечной, действительно у женщин куриные мозги. Приехала бы на вокзал с вечера, спокойно почитала книжку в зале ожидания. Нет, она отправилась в дорогу за полночь и чуть не влипла в неприятность. Это ещё мягко сказано»

Он сразу понял: если Василёк закричит, этот трусливый грабитель убьёт её просто от страха. Душа Сашки вмиг заледенела.

И тут Лукьянов проснулся.

«Господи, это только сон, а так растревожил, словно всё произошло на самом деле».

Никакой логики в этом не было, но ему стало легче: девушка из сна осталась жива и невредима. В глубине души он чувствовал: с настоящей Таней тоже всё в порядке. Первые два месяца от солдатской еды он похудел, но потом организм привык и даже научился получать удовольствие от непритязательной еды. Служилось ему легко, сказывалась хорошая физическая подготовка. Недостаток свободного времени пошёл на пользу, не позволяя предаваться размышлениям и тоске. Сашка радовался весточкам из дому. Ему регулярно писала мать и сестра Ира. Изредка давал о себе знать Сергей.

Весной ему приснился сон, перевернувший его представление о мире, сознании, душе.

Во сне он гулял с Таней по красивой набережной Киева. Остановились у чугунной ограды полюбоваться на реку. Тёплый весенний ветер развевал волосы девушки, и они касались его лица. Потом они заглянули в кафе «Днепр» и заказали знаменитые украинские галушки с курицей. Таня хвалила суп, рассказывала, что дедушка готовил его намного вкуснее. На летних каникулах она собиралась в Степановку, проведать могилку деда Ивана. О том, что его больше нет, они с отцом признались матери, только когда Ване исполнился год.

Весь день Сашка находился под впечатлением от яркого, реалистичного сновидения. Впервые ему пришло в голову проверить: существуют ли на самом деле те места и города, которые ему снятся. Вскоре представилась такая возможность.

Сергей написал: команда военного училища весной поедет на соревнование в Киев. Лукьянов попросил друга сходить на набережную Днепра и найти кафе с тем же названием. После описать ему в письме увиденное. Свою просьбу объяснять не стал. Он сам не верил в свои подозрения – это могли быть игры разума или что-то другое.

Через три недели он получил письмо друга с подробным отчетом о посещении кафе «Днепр». Сергей спрашивал, когда он успел побывать в Киеве и почему он об этом не знает?

«Никогда не был в этом городе», – пробурчал Лукьянов себе под нос, разговаривая с отсутствующим другом. Его поразило описание другом интерьера кафе.

«Кафе «Днепр» – одноэтажное здание из белого кирпича с синей вывеской на фасаде. Несколько столиков тёмного дерева под зонтами в сине-белую полоску стоят на площадке перед заведением. Внутри помещения чёрная стойка бара, на столах полосатые скатерти, солонки в виде лебедей».

Сергей описал кафе из его сна. Всё как в сновидении с Таней.

Друг даже попробовал дежурное блюдо кафе: куриный суп с галушками.

После этого случая Сашка стал относиться к своим снам серьёзно.

За последние семь месяцев Лукьянов сильно изменился. Из немного безалаберного парня превратился в неразговорчивого, даже странного человека. Только юмор и умение пошутить над собой остались прежние.

Тогда летом после окончания школы он приехал в Ленинград чернее тучи. Сергей догадался – из-за Тани. Что-то произошло, но друг не хотел говорить, а он не лез ему в душу. Сергей жалел, что поддержал кандидатуру Тани в липовые возлюбленные. Из-за таких девушек, как она, обычно страдают всерьёз, что и произошло с Сашкой. Через некоторое время он чуть повеселел, но прежним уже не стал. В редкие увольнения Сергею хотелось расшевелить товарища. А теперь приходилось выполнять странные просьбы и поручения Лукьянова. Он не понимал, почему тот ушёл в армию, отказался поступать в военное училище.

«Вдруг всё, что я вижу во сне, существует на самом деле? Может, каким-то образом я встречаюсь с настоящей Таней? Но если действие сна разворачивается днём, а я сплю в это время, где всё происходит? На ум приходит только один ответ – в параллельном мире. Там, где мы с Васильком вероятно никогда не расставались», – размышлял Сашка.

Эта его гипотеза вскоре рассыпалась в прах. В одном из последующих снов Таня упрекнула, что он не выслушал её. Только из-за его упрямства они разлучены. Вспоминая утром эти слова, он сделал вывод: всё, что происходит во сне, связано с этим миром.

Впервые в его голову закралась мысль: «Уж не схожу ли я с ума?»

Но ничего такого за собой он не чувствовал.

«Хотя вряд ли психи признаются даже себе, что они психи», – усмехался Лукьянов.

В скромной солдатской библиотеке нашлись две книги о сновидениях, подсознании и душе. Постепенно Сашка пришел к выводу: его душа и Тани видятся друг с другом. Значит, частичка её души всегда находится рядом с ним. Как такое может быть, он не понимал, но был счастлив и этой малостью – иллюзией любви.

А жизнь всё подбрасывала ему доказательства, что сны – отражение реальной жизни. Это придавало ему силы жить и верить: когда-нибудь они будут вместе. Он боялся только одного, однажды услышать: «Зачем ты все это выдумал?»

Сны были разные: весёлые и грустные, тревожные и наполненные нежностью. Они оставляли ощущение близости и счастья.

Изредка ему снилось, что он, не видимый ею, наблюдает жизнь Тани. Рядом с его Васильком появлялись незнакомые мужчины, и тогда Сашка злился.

«Не покидай меня», – просил он.

Там, в странном мире, Лукьянов не стеснялся показывать чувства, не боялся выглядеть слабым. Таня слушала его и всегда оставалась. И он мог предупредить её в минуты опасности. А ещё его забавляли смешные происшествия, в которые она вечно попадала. С Таней вместе переживал, когда она поняла: никогда не сможет стать врачом. С ней он выбирал наряды на свадьбы подруг и держал на руках первенца Иры большой. Все это он наблюдал ночью, участвуя непостижимым образом в её жизни.

Все чаще ему приходило в голову: он, как наркоман, стал зависим от этих снов. Когда-нибудь ему придется сделать выбор и возвратиться в реальную жизнь.

Таня из сна часто была безрассудной и заставляла его волноваться. Однажды он проснулся от ощущения сильнейшего страха. Сердце колотилось в груди. Сашка сел на кровати. Вокруг него в огромной казарме спали солдаты. Он поморщился от тяжелого запаха пота большого количества мужских тел. Учащённый стук сердца постепенно приходил в норму.

Василёк снова попала в очередную неприятность. Ему снился поезд. Таня ехала с какой-то незнакомкой. В купе к ним зашли двое мужчин. Откуда-то он узнал их намерения и испугался. Понимал, что не сможет помочь и только беспомощно наблюдал. Поведение мужчин становилось всё более развязным. А потом Таня сумела найти выход из этого положения, простой и действенный.

Лукьянов восхитился её находчивостью. Наклонившись к самому лицу любимой, сказал: «Умница, я горжусь тобой».

Переживания были такими сильными, что разбудили его.

«Блин, как больно», – Сашка прилепил пластырь на ранку. Когда брился задел кожу на скуле. Целое утро размышлял: почему в одних снах он может дотрагиваться до Тани, вдыхать аромат её кожи, чувствовать запахи и вкус пищи, а так же ощущать ветер, жару или холод. В других снах становится как будто невидимым для неё. С трудом мог передать несколько слов, а коснуться не получалось никогда.

И тут его осенило! Во снах, где всё чувствует – присутствуют обе души. Они находятся в мире, отражающем реальный мир. В тех же снах, где он для Тани невидим, присутствует только его душа, а девушка материальна, поэтому дотронуться не может. Но если его догадка верна, когда они оба спят, их души путешествуют. Если спит один из них, путешествует одна душа. Получается: он видит Таню наяву только, когда с нею случается или может случиться беда.

«Нет, это бред. – Сашка вытер мокрое лицо полотенцем. – Скоро начну верить в привидения, колдунов, инопланетян. Тогда мне место в психушке точно обеспечено».


***


После выходных, проведённых дома, Таня возвращалась в Ростов. Антон Сергеевич посадил дочь на поезд. Таня посмотрела на него, стоящего под фонарем и загрустила: в волосах отца сверкало серебро. Он улыбнулся и помахал рукой. Помахала в ответ и отправилась искать своё купе. В город приедет утром и сразу отправится на занятия. Хорошо бы в поезде выспаться. В купе сидела незнакомка примерно её возраста. Таня обрадовалась, что никто не помешает сну.

– Зря волновалась, что мне попадется храпящая старуха. Вагон почти пустой, мест много, – сообщила попутчица, расстилая постель

Но им не повезло. На стоянке поезда в Краснодаре в дверь купе постучали. Проводник потребовал открыть дверь. Сонная соседка отомкнула замок. В дверном проеме показались двое мужчин ярко выраженной кавказской наружности. Девушки запротестовали. Проводник, пряча глаза, сказал, что свободных мест больше нет. Мужчины улыбались, но у Тани возникло ощущение настоящей опасности. Незнакомцы занесли часть своих вещей и отправились за другими в коридор. Татьяна тихо сказала попутчице:

– Не поднимай глаз, не смотри им в лицо. Опусти голову и молчи. Говорить буду я. Поверь, мы в беде.

Попутчица хотела возмутиться, но не успела. Мужчины возвратились.

– Мы мусульманки, – сказала Таня, сложив руки на груди. – Нам нельзя находиться в купе с незнакомыми мужчинами. Отец с братьями купили нам с сестрой всё купе. Мы не знаем, почему проводник не сказал вам этого?

– Вы мусульманки? – удивился молодой мужчина со шрамом на щеке – А похожи на русских.

– Мать русская – отец чеченец, – ответила девушка. Никакая другая национальность не пришла в голову.

Мужчины быстро заговорили на своем языке. Потом мужчина постарше обратился к девушкам, стоящим с опущенными головами.

– Извините, сестры. Мы поищем другое купе.

Они начали выносить вещи в коридор.

– Спасибо, брат. Да прибудет аллах всегда с вами, – тихо произнесла Таня. А про себя подумала: «Прости, господи! Не наказывай меня за этот обман».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21