Наталья Криммер.

Будущее в прошедшем времени



скачать книгу бесплатно

Ленка, которая никогда не лезла за словом карман, сидела и молчала. Поверить в произошедшее было трудно, слишком благополучное впечатление производила эта пара.

Лена посмотрела на Алину, слушать её историю было ужасно. А каково пережить? Ей было страшно жаль подругу, обидно за неё. Хотелось её обнять, защитить, а главное, каким-то образом, наказать злодея. Хотя, конечно, она понимала, что как бы ни была разгневана, как бы ни стремилась к возмездию, Борису Юрьевичу ничего не грозит. Нет у неё никаких механизмов воздействия на мерзавца. А вот помочь подруге она должна, нужно не раскисать и срочно взять себя в руки. И Лена постаралась максимально оперативно проделать эту операцию, имеется в виду, взять себя в руки и начать действовать.

– Так, Алинка, нужно срочно заканчивать это твоё затворничество. Ты под домашним арестом, что из дома не выходишь? Сколько дней уже! Так не пойдёт! Таким поведением на тот свет себя загонишь или в сумасшедший дом. – Ленка металась по квартире, искала подтверждение своих слов, наткнулась на не разобранный чемодан, потом открыла холодильник, увидела пустые полки, – так и знала, ещё и не жрёшь ничего. Всё, собирайся, поехали в магазин.

– Я не хочу ничего, Лен.

– А я хочу. Я что, с тобой целый день голодать должна? Давай, давай, поднимайся.

– Лен, может, я не поеду? – ещё раз попробовала отказаться Алина, – сил нет и даже, как-то страшно из дома выходить.

– Поедешь, – отрезала подруга, – слушать ничего не хочу.

Алина вздохнула и стала натягивать джинсы.

– Ты посмотри на себя, – ругалась Ленка, – кожа и кости. Надо же так довести человека. Вот урод!

– Лен, пожалуйста, не надо, мне и так тяжело.

Алина посмотрела на себя в зеркало, убедилась, что выглядит, действительно не очень. Решила, что лучше уже, как ни старайся, не будет. Да и стараться не стала. Покрутила в руках туш для ресниц, бросила на полку, краситься не хотелось, причесалась и сказала подруге:

– Ну, я готова, пошли.

– Ключи от машины бери, – командовала Лена, – не пешком же пойдём.

– Можем и пешком, тут за углом булочная есть.

– Булочная, – передразнила Ленка, – нам нормальный супермаркет нужен. Я должна холодильник забить, чтобы у тебя хоть еда какая-то была.

– Ленка, не нужно мне ничего.

– Не нужно! Слышать ничего не хочу! Я не хочу, чтобы мне потом сказали, что же Вы, Елена Вадимовна, не уберегли свою лучшую подругу.

– Ленка, а кто с тебя за меня спросит? – грустно усмехнулась Алина.

– Фиг его знает, – засмеялась Ленка, – но «спрашивальщики» всегда найдутся. Хоть родители твои. Они знают, что у тебя происходит?

– Нет, – покачала головой Алина, – я звоню, как обычно, говорю, что у меня всё нормально. Ты же знаешь, видимся мы редко, отношения же натянутые.

– Тоже всё из-за этого урода, – проворчала Елена.

– Лен, я же тебя просила, – взмолилась Алина.

– Ладно, молчу. – И скомандовала, – давай, заводись, поехали.

8. Борис

Ленка приезжала каждый день, следила за тем, чтобы Алина ела, выходила на улицу и вообще пыталась адаптироваться к новой для себя свободной жизни.

Алина старалась не огорчать подругу, но получалось у неё это, к сожалению, не всегда. Елена рук не опускала и продолжала свою сложную, не всегда благодарную, работу.

– Может и к лучшему, что Борька сейчас всю свою гнилую сущность продемонстрировал, пока ты молодая и легко найдёшь ему замену, – фантазировала Елена, – а то, прожили бы вместе лет сорок, и он бы выкинул такой финт. Кому бы ты была тогда нужна?

– А почему сорок? – грустно усмехнулась Алина.

– Ну, не сорок, пусть пятьдесят, – засмеялась Лена.

– Через пятьдесят не только я никому не буду нужна, но, и он тоже. Он всё-таки на пятнадцать лет меня старше. Через пятьдесят лет ему за девяносто будет.

– А, – махнула рукой Ленка, – мужики в любом возрасте кому-то нужны. Знаешь, как у меня бабушка говорит: «мужик всегда жених». Да ладно, что мы о нём. – И резко поменяла тему, – я же забыла тебе сказать, я поговорила с шефом по поводу тебя.

– А, что же ты молчишь? – встрепенулась Алина. – Я думала, ничего не получилось.

– Как не получилось? Чтобы у меня и не получилось? Обижаешь. Я сегодня к шефу на приём пошла. Мне секретарь говорит: «он занят, сегодня по личному вопросу принять не сможет». А я говорю: «у меня совсем не личный, а очень важный для пользы компании вопрос». А она уперлась: «нет и всё». Ну, я решила, что со мной этот номер не пройдёт, подождала, когда она вышла куда-то, и заглянула в кабинет шефа. Он по телефону с кем-то разговаривал и мне рукой помахал, дескать, проходи, присаживайся. Ну, я прошла, и когда секретарша вернулась, я уже с шефом беседовала.

– Авантюристка ты, Ленка.

– А что авантюристка, мне откладывать было нельзя, нужно же было тебя, как следует отрекомендовать. Короче, послезавтра наш Художник ждёт тебя на собеседование.

– Лен, а почему ты его художником называешь? Он что, рисует?

– Насчёт рисования не скажу, а имя у него художественное – Рафаэль. Полное имя – Рафаэль Романович Венцанов. Запомнила? Не перепутай ничего.


Лена дала ещё ряд наставлений: как одеться, причесаться, какой сделать макияж, чтобы произвести наилучшее впечатление на её начальника – эстета. Потом посмотрела на часы, ужаснулась, что она страшно опаздывает, куда не сказала, расцеловала Алину и упорхнула.

Проводив подругу, Алина включила ноутбук и решила внимательно изучить сайт Ленкиной компании, нужно же подготовиться к встрече, чтобы быть во всеоружии. Компьютер не успел загрузиться, когда в дверь позвонили. «Забыла, что ли, что-то?», – подумала про подругу Алина и, ничего не спросив, открыла дверь. На пороге стоял Борис.

– Привет. Не ожидала? – поздоровался Борис, протянул букет тюльпанов.

– Не ожидала, – растерянно кивнула Алина и машинально взяла цветы.

– Я сам не ожидал, что так будет, – признался пришедший, прижал её к себе, шепнул, – так соскучился.

9. Пожалуйста, уходи

Алина проснулась от его поцелуя. Ей показалось, что никаких печальных событий в их жизни не происходило, что это был всего лишь страшный сон. Так часто бывает во сне. Ты силишься проснуться, хочешь вырваться из вязкой трясины, куда тебя загнали нереальные обстоятельства, но, как не стараешься, не можешь. Но сон – явление временное и, в конце концов, наступает момент, когда он заканчивается. И какое наслаждение понять, что это наваждение обрушилось на тебя в забытьи.

К сожалению, сейчас всё происходящее было не во сне. Хотя Борис действительно был рядом и действительно её целовал, но зачеркнуть и, даже на время, забыть все реалии их прошедшей жизни не получалось.

– Доброе утро, – Борис ещё раз её поцеловал.

Такие нежности были не частым явлением в их жизни. Борис вообще был скуп на слова и проявления чувств. В его понимании гораздо важнее было одаривать свою подругу, не нежными словами, ласками и комплиментами, а материальными благами, подарками и сюрпризами. И часто Алина, просыпаясь, находила у себя на прикроватной тумбочке очередную коробочку с дорогой безделушкой. Но, как показала практика, такой нежный утренний поцелуй был ей гораздо дороже.

– Доброе утро, Боря.

– Как спалось?

– Спасибо. Спалось хорошо. Мне кажется, за последний месяц я крепко спала впервые.

– Значит, я действую, как снотворное, – усмехнулся Борис, – ну, что это тоже неплохо. Как ты думаешь, а не поехать ли нам на несколько дней в Сочи, продолжить, таким образом, наш weekend?

– Нет, Борь, я не поеду, – покачала головой Алина.

Борис вопросительно смотрел на неё, она ответила на его взгляд:

– Во-первых, потому, что я послезавтра иду на собеседование в компанию, хочу попытаться, устроиться на работу. Лена договорилась со своим начальником, уже неудобно, что-то менять. А во-вторых, у нас с тобой всё в прошлом, Борь. Ты теперь, как я понимаю, чужой муж. Не склеишь ничего.

– Что значит, не склеишь? Моя женитьба, как ты знаешь, вынужденная мера. В моём отношении к тебе ничего не изменилось. Нам же хорошо вместе, разве это не так?

– Так, – согласилась Алина. – Только вчера я совершила ошибку, что позволила тебе остаться. Не должна была. А теперь расставаться, ещё тяжелее будет. Закончилась наша с тобой история.


Борис растерялся, ничего подобного от Алины он не ожидал. Когда вчера он к ней пришёл, в общем, был почти уверен, нет даже не «почти». Он был уверен, что Алина не сможет ему противостоять. И точно знал то, что он пришёл «с повинной головой», однозначно растопит её сердце. А теперь такие заявления – это было неожиданно и очень странно.

– Алин, я тебе говорил вчера и повторю сейчас, я виноват перед тобой, но виноват только в том, что вынужден был так жестко создать видимость, завершения наших отношений. Мне нужно было, чтобы ты рассердилась на меня и ушла. Прости меня за это, но я всегда знал, что эта мера вынужденная, и наше расставание – явление временное. Это был спектакль, скорее для окружающих, чем для нас с тобой. Мне нужно было, чтобы обслуживающий персонал в доме был уверен, что мы расстались. И, если возникнет вопрос, именно в таком виде, донесли информацию о нашем разрыве до моей будущей жены.

– Только я о твоих планах осведомлена не была. И эти твои постановки слишком дорого мне дались.

– Да, я не прав, что не объяснил тебе всё заранее. Зато, как правдоподобно всё получилось. Алин, ну прости меня. Ничего не потеряно. Мы можем всё восстановить. Ну не будем, какое-то время, жить вместе, но я буду к тебе приезжать. Я много езжу в командировки, ты можешь ездить со мной. Хочешь?


Борис хотел продолжить уговоры, но Алина встала и отошла к окну. Она инстинктивно чувствовала, что должна держаться от него подальше, так будет проще поставить точку.

– Борь, мне без тебя очень плохо, но и с тобой не хорошо.

– Что, значит, не хорошо? – Борис подошёл к ней, взял за плечи, повернул к себе, повторил, – что, значит, не хорошо?

– Борис, ты женатый человек. Даже если, как ты говоришь, этот брак нельзя считать препятствием для наших отношений. Может быть, для тебя это и так. Для меня, иначе. Он существует. И жена твоя существует. Каким бы денежным мешком она не была, она, в конце концов, тоже человек. И мне в твоей новой жизни места нет, я просто этого не хочу. Борь, у нас с тобой всё уже было.

– Было, – кивнул Борис, – был тропический ливень, было тюльпановое дерево, были тридцать три водопада и были мы. Хотя, почему были? Мы есть.

– Ещё был наш ребёнок, которого не стало. И «нас» тоже не стало. Есть ты, я, а «нас» нет. Борь, я тебя прошу, уходи.


Как же было трудно сказать эти слова. Алине казалось, что даже вчера их произнести было бы легче, а сегодня почти невозможно. Но она их всё-таки сказала и нашла в себе силы, посмотреть Борису в глаза.

– Борь, пожалуйста, уходи.

– Хорошо, я уйду, – как-то слишком спокойно ответил Борис, – только ты должна знать, у нас с тобой ничего не закончилось. И не закончится, пока мы этого не хотим, – секунду помолчал и добавил, – пока я этого не хочу.


Борис ушёл. Алина снова осталась наедине со своими невесёлыми мыслями, но странно, ощущение было совсем другим. И это было большим достижением, она теперь могла плакать.

10. Знакомство с Венцановым

Алина приехала в офис компании, памятуя увещевания подруги, приехала вовремя и зашла в приёмную Ленкиного шефа за пять минут до назначенного времени аудиенции. Оделась тоже, с учётом ценных указаний Елены Вадимовны, в деловой костюм, белую блузку и лодочки, как говорила Ленка, на «спокойных» каблуках. В принципе, такой стиль одежды Алине нравился, и она чувствовала себя в таком наряде вполне в своей тарелке. Хотя сотрудники, которых она успела встретить по дороге, были одеты гораздо более демократично и уж точно об офисном dress code речи не шло.

– Добрый день, – поздоровалась Алина с секретарём, – у меня назначена встреча с господином Венцановым.

– Алина Муратова? – секретарь сверилась с расписанием дня шефа. – Минуту, сейчас узнаю, – она заглянула в кабинет начальника, через мгновение распахнула перед Алиной дверь, – проходите, пожалуйста.


Алина прошла в кабинет. На встречу из-за стола поднялся высокий мужчина, средних лет. Такого приёма она никак не ожидала, она читала, что соискателей «доходного места» обычно не слишком радушно встречают. Скорее всего, господин Венцанов просто был хорошо воспитанным человеком или Ленка постаралась представить подругу в наилучшем свете, потому, что Алинино резюме было более, чем скромным, так как рекомендации были только с мест практики и с тех проектов, на которых Алина успела «засветиться» ещё в студенческие времена.

– Здравствуйте, Алина, – приветствовал руководитель компании, – простите, не знаю Вашего отчества.

Алина растерялась, – «ещё и отчество, чудеса какие-то», – но, конечно, ответила:

– Станиславовна.

– Очень приятно, Алина Станиславовна, проходите, пожалуйста, присаживайтесь.


«Чудеса, – продолжала удивляться Алина, – так мило улыбается, он ещё и чаю предложит». Он и предложил. «Высший пилотаж, – восхитилась Алина, – предприятие высокой культуры». От чая она, поблагодарив, отказалась, решила, что это уже чересчур.


– Ну, хорошо, – согласился начальник. – Тогда, давайте познакомимся, потому что по Вашему резюме, сделать объективное заключение сложно. Хотя, Елена Вадимовна, отзывалась о Вас превосходно, но я, так понимаю, она Ваша подруга.

– Да, – кивнула Алина, – мы в институте учились вместе, с первого курса дружим. И, я думаю, она мои способности, скорее всего, сильно преувеличивает.


«А вот это я зря», – отругала себя Алина и вспомнила Ленкины слова «не скромничай, а то товар не сумеешь продать. Товаром, в данном случае, была сама Алина, и продать её, вернее его, имеется в виду товар, нужно было обязательно и желательно подороже.

– Вы, я так понимаю, после института не работали? – спросил Венцанов.

– Практически, нет.

– Какая причина?

«А как тут ответишь. Борис не хотел. Некогда было. Не нашла времени, слишком занята была. А, собственно, чем?». Нужно было отвечать. Начальник молча ждал, что скажет, предполагаемая сотрудница.

– Дело в том, что я в тот момент состояла в гражданском браке и, так сложилось, что не смогла выйти на работу, – и добавила, – по семейным обстоятельствам.

– А сейчас?

– Сейчас… – Алина вдруг поняла, что стало трудно говорить, она отвернулась и пыталась взять себя в руки.

Начальник пришел на помощь.

– У Вас изменились обстоятельства, – подсказал Венцанов, – и Вы хотите начать трудовую деятельность.

Он не сказал «семейные обстоятельства», но Алина поняла, что это подразумевается, видимо, Ленка, как сумела, подготовила шефа к разговору. «Зря это она, – подумала Алина, – кому чужие неурядицы в личной жизни нужны. Но, с другой стороны, может и не зря, вон, как человек старается, вывести её на доверительный разговор».

– Да, – Алина кивнула, благодарно посмотрела на него и соорудила на лице, какое-то подобие улыбки.


Почему-то сразу стало легче, «зажим», который всё-таки присутствовал, бесследно исчез, и разговор пошёл легко и непринуждённо. Работодатель задавал профессиональные вопросы, на которые Алина вполне уверенно и аргументированно отвечала. Венцанов остался вполне доволен собеседованием и предложенной кандидатурой. О чём сразу, не откладывая в долгий ящик, этой самой кандидатуре, и сообщил.

– Алина Станиславовна, я в общем принял решение на Ваш счёт. Думаю, Вы нам подходите. У меня есть две вакансии, я должен подумать, какую из них Вам предложить. – Протянул Алине визитку, – позвоните мне завтра часов в двенадцать, у меня уже будет окончательная информация относительно Вашего трудоустройства. В любом случае, планируйте с понедельника выходить на работу.

– Спасибо, – кивнула Алина, посмотрела на визитку и вдруг сказала, – у Вас такое необычное имя. – «Зачем сказала, кто за язык тянул, – в очередной раз, отругала себя Алина. – Ладно бы не знала, как его зовут, но Лена несколько раз повторила имя и отчество шефа».

– Да, – улыбнулся новый начальник, – моя мама была большая оригиналка, искусством увлекалась, особенно живописью; любимый художник был Рафаэль Санти. Так и назвала меня Рафаэль.

– Красиво, – мечтательно сказала Алина.

– Не знаю, красиво или некрасиво, но вопросы относительно имени всегда возникают.

– Я неоригинальна, извините.

– Ничего, я привык, – улыбнулся Рафаэль Романович.

Полное имя шефа напомнила Алине визитная карточка, хотя и Ленка называла.

– У Вас и фамилия близка к фамилии известного художника.

– Да, только две буквы где-то по дороге потерялись, – засмеялся Венцанов, – моя мама, кстати, мечтала, чтобы я стал художником. Я долго занимался живописью, довольно серьёзно, но в какой-то момент понял, что великим живописцем не буду, а посредственностью быть не захотел. Расстроил родительницу свою. А она так старалась. У меня в детстве вся комната была оклеена репродукциями картин знаменитых художников. Один портрет был как раз Рафаэля Санти «Иоанна Арагонская». Мне даже кажется, Вы на неё чем-то похожи. Когда сейчас мы разговаривали, я обратил внимание, Вы руку похоже держите, так же изящно. Поверьте художнику, даже не состоявшемуся, внешнее сходство действительно есть, я вижу.

Алина смутилась, картину она эту не помнила и оценить комплимент это или нет, не могла. Хотя, конечно, понимала, что комплимент. Не стал бы такой художник, как Рафаэль Санти размениваться на какую-то нестоящую модель. Рафаэль Романович понял, что, видимо, палку с лирическими отступлениями на первой встрече несколько перегнул и перешёл на деловой тон.

– Алина Станиславовна, жду завтра Вашего звонка, – и протянул руку для прощального рукопожатия. – Приятно было познакомиться.

– Мне тоже. Спасибо. Завтра обязательно позвоню.


Алина вышла из кабинета. В приёмной сидела Ленка.

– Как вы долго, – подлетела она к Алине, – пойдём, кофе попьём, расскажешь, что и как.

Они пришли в кафе.

– Ну, что? – Ленка была в нетерпении. – Что тебе наш Художник сказал? Договорились вы о чем-то?

– По-моему, да, – ответила Алина, – сказал, что могу в понедельник выходить на работу.

– Круто, – обрадовалась Ленка.

– Только он ещё не решил на какую должность, – добавила Алина, – велел завтра ему позвонить.

– В смысле «на какую должность»? – переспросила Лена, – там должность нашего уровня всего одна. Я специально, прежде чем к нему идти, вакансии посмотрела. Вторая вакансия – заместитель начальника отдела. Но, это не про нашу честь.

– Не знаю, – ответила Алина, – и повторила, – сказал завтра в двенадцать ему позвонить.

– Ну, в любом случае, всё хорошо, – радовалась Ленка, – как там нынче принято говорить – «мы сделали это»!

– Мы ещё особенно ничего не сделали. Я, по крайней мере. А ты постаралась, спасибо тебе.

– Да ладно, ты больше сделала. Рафаэлю понравилась, это ещё суметь нужно. Он, знаешь, у нас какой капризуля. Ой, вон он, со своим партнёром нарисовался, лёгок на помине. Пошли отсюда, а то мне сейчас нагорит, что я тут в рабочее время прохлаждаюсь. Пошли скорее, может, не заметит.

Но он, конечно, заметил.

– Елена Вадимовна, – окликнул начальник. Ленка замерла в стойке игрушечного зайца – барабанщика, – спасибо Вам за Вашу протеже, – и помахал Алине, – завтра жду звонка.


Девушки вышли из кафе.

– Ничего себе, – ещё раз оценила Ленка, – так и зам. начальника дадут, – засмеялась, – а то и начальника. Я не удивлюсь.

– Лучше директора сразу, – подсказала Алина, – чего уж мелочиться.

Обе расхохотались.

Алина, вдруг почувствовала, что, пожалуй, впервые за этот грустный месяц у неё чуть-чуть прояснилось на душе. Может быть, это ощущение было обманчивым, но оно было, и так хотелось постараться его задержать, не дать раствориться, как миражу в пустыне.

Алина была благодарна Ленке за участие в её судьбе, благодарна Рафаэлю Венцанову за то, что проявил интерес к её скромной особе. Даже себе она была благодарна, за то, что сумела произвести на него хорошее впечатление, и теперь её основная задача была не подвести подругу, и не разочаровать нового начальника.

– Лен, ты мне про Вашу работу поподробнее расскажи, – попросила Алина, – чтобы я хоть как-то ориентировалась.

– Не дрейфь, Алинка, – подбодрила подруга, – я тебе целое сочинение про наши трудовые будни написала, все проекты перечислила. Сейчас сама прочитаю, «работу над ошибками» сделаю и по электронке тебе пришлю. Там так всё подробно, прочтёшь, будешь уверена, что ты сама это делала. Я даже бизнес-планы вложу по прошедшим проектам. Изучай на здоровье.

– Спасибо, Ленусик, ты настоящий друг.

– Да, я такая, – засмеялась Ленка, – ладно, побегу, а то меня такую хорошую в два счёта с работы выгонят.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное