Наталья Казьмина.

О театре, о жизни, о себе. Впечатления, размышления, раздумья. Том 1. 2001–2007



скачать книгу бесплатно


11 декабря

Постер юбиляра А. Макаревича на 1-й полосе в «Культуре» (кстати, фотография неинтересная), а где-то на 14-й – сообщение про юбилей Солженицына. И на ТВ эти два юбилея шли встык. Правда, сначала А. Солженицына, а потом с репликой «И в этот же день…» – Макаревича.


15 декабря

«…А нынче все умы в тумане,

Мораль на нас наводит сон,

Порок любезен…» – из «Онегина», между прочим.

2004 год

12 января

«Последняя жертва» (по пьесе А. Островского), реж. Ю. Еремин, МХАТ.


14 января

Э. Бояков не ограничивается ролью продюсера. Пару лет назад сыграл Альцеста (по пьесе «Мизантроп» Мольера) в спектакле Клима (В. Клименко), теперь сам поставил спектакль – «Свадебное путешествие» В. Сорокина (в Центре им. Вс. Мейерхольда). Несколько дней страшно пиарили по ТВ, раздували скандал по поводу мата. Плюс, оказывается, животрепещущая тема – любовь русской еврейки и сына фашиста. В одной из передач, посвященных, как громко было сказано, новому театру и новому театральному языку, в свое оправдание Бояков привел замечательный аргумент: «Ну и что, что мат, мы же не осуждаем гинеколога, что он постоянно работает с гениталиями и говорит об этом». Был у нас театр кафедрой, был увеличительным стеклом, теперь стал гинекологическим креслом.

* * *

Высказывания у критики есть замечательные. Например, М. Давыдова в «Известиях» заявила, что день премьеры «Вассы» у Дорониной во МХАТе-раскольнике (что тоже неправда) – это день, когда стало ясно, что актрисы Дорониной больше нет. И где уже разница между Давыдовой и Ямпольской? Она же (Давыдова) в опросе «Культуры» по поводу сезона написала о «Последней жертве» (на сцене МХТ) – это, конечно, репертуарная победа. И через пару строк – но назвать спектакль художественной победой язык все-таки не поворачивается. Интересно, это как?

* * *

После того, как 26 января на спектакль во МХТе пришел Путин, Табакову палец в рот не клади. Это подтверждение его роли победителя. Вот интересно, как это монтируется со старой историей. Когда-то мхатовцы с откровенной иронией описывали, как к ним приходил Брежнев. Это было другое время, скажет Т., сейчас власть другая. О 1950-х годах МХАТа Смелянский написал, что это было позорное для театра время, когда власть закормила театр льготами и орденами и тем самым приручила, обездвижила и обезъязычила. А сейчас, значит, опять другое время. Но тип отношений тот же: только раньше театр, как кролик, шел в пасть Сталину, а сейчас упрашивает власть, которой сейчас явно не до театра: «Съешь меня! Ну, пожалуйста, съешь. Ты мне доставишь такое удовольствие!». Нет, театр должен держаться от власти на расстоянии, чтобы осознавать себя.


17 января

«Семеро святых из деревни Брюхо» (по пьесе Л. Улицкой), реж. В. Мирзоев, Театр Станиславского.

Подозреваю, что пьеса нормальная, т. е., психологическая, лишь с некоторой странностью в героях (тем более, что написана лет десять назад; и прозаиком, который работает в реалистической, я бы сказала, бунинской манере).

Как история села Горюхина (неоконченная повесть А. С. Пушкина) на фоне большой истории. Жили себе люди, святые и грешные, в деревне Брюхо, потом пришел красный командир Рогов и все опошлил. Надо бы прочесть. Мирзоев сделал из нее глобальную аллегорию, а из героев – глубокомысленные русские типажи. Деревня, конечно, дурная: кликуши, сирые и убогие, над которыми вершит свою власть и кару некая ясновидящая Дуся (О. Лапшина). Однако живут же люди. Пристроились, приспособились, поют, танцуют, молятся. Есть в этом мире свой устоявшийся уклад, и даже своя особая гармония. И, в общем, всем раздается по заслугам. А потом является Рогов (А. Самойленко), эдакий разбитной деревенский парень, упоенный своей властью, т. е. новый святой вместо Дуси. И вместо гармонии люди получают расстрел ни за что, и всех он вяжет чужой кровью, а своего юного брата-дезертира и того страшнее – заставляет во имя собственного спасения стрелять в тех, кто его укрывал и спасал.

Не спектакль, а идеологическое – для Мирзоева непривычное – высказывание. Над сюжетом он ведь не поднимается абсолютно, чтобы сказать, что аллегория вселенская? Но для кого высказывание? И почему сегодня? Что это за тревога такая прежде аполитичного абсолютно режиссера? Если это высказывание для молодого зрителя, то он его вряд ли считает – потому что плохо знает ту эпоху, ему сегодня все эти красные-белые до фортепьяно. Если это высказывание для нас, то и нам оно бесполезно. Просто потому, что мы о том времени знаем много и много тонкостей, а потому аллегория Мирзоева банальна.


18 января

Юбилей В. Ланового (70 лет) в театре. 16-го в зале «Россия» состоялся огромный концерт, который потом показывали по ТВ. Все-таки официоз, я не пошла, хотя он звал. До 16-го, на «Мосфильме», открывали – даже не знаю, как назвать – памятный знак, что ли. Он и Т. Доронина оставили там, на Аллее славы, отпечаток своей руки. Хорошие оба, легенды настоящие. Но что же мы так неоригинальны? Опять как у американцев. Ничего своего не придумаем. Потом был роскошный банкет в домике для приемов. Было хорошо, по-домашнему.

18-го в театре, в большом фойе. Капустник смешной. Вели актеры-вахтанговцы Алексей Кузнецов и Анатолий Меньшиков. Последний, как всегда чудесно, поздравил в стихах, припомнив всех, кто родился в этот же день 16 января. Потом была викторина – как на ТВ про миллион, похвастались вахтанговцы. Отвечали на вопросы из биографии Ланового, а разыгрывали майки с его изображением в разных ролях.

* * *

Замечательное воспоминание С. Говорухина в «Линии жизни» – времен «Вертикали». Купались в горной речке, и, влезая в воду, Высоцкий сказал: «Если утону, ищите вверх по течению».

* * *

Телеканал «Культура», передача «Эпизоды», И. Соловьева.

«Старики (имеются в виду режиссеры-классики) строили театр, как произведение, художественное произведение». Увы, сегодня ни театры, ни статьи, ни роли так не строят. И не умеют. И не принято. И сама Соловьева этого не делает.

«Главное, что мы потеряли, это люди» – имеются в виду творческие люди высокого класса и личности; сегодня к последним из них ее ученики прививают историческое отвращение. А она их не останавливает. Было время, когда ее, «кусаемую» Крымовой, я защищала на «Итогах сезона». Было время, когда я восхищалась ее энциклопедичностью, хорошим русским языком, взвешенностью оценок и глубиной видения спектакля. Теперь, когда со всех сторон мне про нее что-то рассказывают, да чаще всего, плохое, мне трудно сохранить объективность. Если прав Бартошевич, говоря с восторгом, что все ученики Соловьевой сегодня заняли ведущие посты и позиции в профессии, то за то, что сейчас происходит в критике, за уничтожение профессии, ответственность несет и она тоже.

Опубликован список претендентов на Государственную премию. Среди прочих – за многолетнее исследование творчества основателей МХАТа – И. Виноградская, И. Соловьева, А. Смелянский и О. Ефремов (посмертно). Если бы выдвинули только Соловьеву за четырехтомник Немировича, это было бы понятно, но надо же было и Смелянского вставить. Поэтому неопределенное «многолетнее исследование». Ефремов, как написал Гриша (Заславский, завотделом культуры «Независимой газеты»), – паровоз, чтобы их подтолкнуть к премии. Только именно его имя – «за исследование», которым он никогда не интересовался, смешно. И почему тогда нет О. Радищевой (1935–2013, автор трехтомника-бестселлера «Станиславский и Немирович-Данченко. История театральных отношений»)?


27 января

«Tout paye, или Все оплачено» (по пьесе французского драматурга И. Жамиака), реж. Э. Нюганен, Театр «Ленком».


30 января.

«Вишневый сад» (по пьесе А. Чехова), реж. А. Бородин, РАМТ.

Что-то чрезвычайно симпатичное мне показалось в этом спектакле. Нет претензий на нечто выдающееся. Напротив, все скромно, спектакль об обыкновенных людях. Ощущение, что пьеса написана только что – это самое дорогое. И через себя. Гаев – это, конечно, сам Бородин, каким был или хотел бы себя видеть. Не концептуальный Чехов – по-моему, Бородин – первый, кто решил настоять на этом.

«Надо не Гоголя опускать до народа, а народ поднимать к Гоголю» (из письма Чехова к Немировичу, 1903).


7 февраля

«Три высокие женщины» (по пьесе Э. Олби), реж. С. Голомазов, Театр «ГИТИС».

Огромная работа Е. Симоновой – роль 92-летней старухи. Безусловная удача. Так эффектно, шикарно, пронзительно она никогда не играла. И не обещала играть. Я ее всегда держала за отличницу, которая за рамки не выйдет, хулиганства себе не позволит. И с чувством юмора, как мне казалось, неважно. Нет, все есть. И кураж, и хулиганство. И такая свобода быть собой. Решила открыто перейти на возрастные роли. Хорошо выглядит и поэтому так весело позволяет себе состариться на сцене (тем более, что во 2-м акте будет вся в белом и рядом с собственной дочерью – выглядеть ее старшей сестрой). Счастливая природа у нее: и в пятьдесят – как простодушное дитя. Это надо умудриться, так прожить жизнь, да еще побывав (пусть ненадолго) женой такого трагического и мистического человека, как А. Кайдановский (советский и российский актёр, режиссёр, сценарист, 1946–1995).


11 февраля

«Безумная из Шайо» (по пьесе французского драматурга Ж. Жироду), реж. П. Фоменко, Театр «Мастерская Петра Фоменко».

Он, конечно, мастер. Но девицы его играют неинтересно. Особенно Н. Курдюбова (ставшая похожей на мужика) и Г. Тюнина (ставшая похожей на А. Демидову). И. Пегова – прелестна, само естество и обаяние, простодушна, с ямочками на щеках. Может, вырастет вторая Гундарева? И. Любимов стал неплохо работать. Он все никак не превратится в мужика, как и К. Пирогов, все мальчишка, но если превратится, будет, наверное, неплохим героем.


13 февраля

«Подражание Корану» (по произведениям А. Пушкина), реж. М. Вайль, Театр «Ильхом» (Ташкент).

Очень современно (тут тебе и лазер, и элементы шоу и кабаре, и телепроекция, и полубалет) и очень вторично. Марик, кажется, становится жертвой глобализма, дрейфует в сторону К. Марталера (одна из главных фигур современного европейского театра, а его фамилия – синоним им же созданного и ни на что не похожего стиля) и компании. Боюсь, что и ориентация сказывается на художественном замысле. Его спектакли похожи на многие чужие, но не на собственные, которые он ставил когда-то. И все меньше в них «чувства и чувствительности», как я это теперь называю.


20 февраля

«Развод по-женски» (по пьесе К. Б. Люс), реж. С. Арцыбашев, Театр им. Вл. Маяковского.

Катастрофа со вкусом. Хотя идея абсолютно правильная. Огромная актерская труппа, большинство – женщины и ничего не играют. Что они будут делать? «Мыть кости» Сереже и интриговать против него. Сережа находит кассовую пьесу штук на 20 женщин и ставит ее как антрепризный спектакль. Пьеса американская, с хеппи-эндом, про то, что «все мужики – сво…» (есть такой телесериал). И бабы в труппе сразу его полюбили, и несут по всей Москве, какой он душка.

Плохо лишь то, что с музыкой Сережа устарел, все какое-то допотопное. Костюмы!!! Я была в шоке. Спрашиваю Вульфа (он – один из двух переводчиков, и ему страшно нравится спектакль): «В. Я., где же он одевал своих героинь? Это же все какой-то секонд хенд! А героини, судя по сюжету – все-таки средний класс американский…». – «Ну, как обычно, ничего не понимаете! Эти костюмы куплены в дорогих бутиках. Вот мои богатые подруги это сразу поняли». Я лишний раз подумала о том, что не вещь красит человека, а он ее. Можно одеться в бутике, а выглядеть все равно Дунькой, которую пустили в Европу.


21 февраля

На 67-м всего году жизни в Вене умер Сергей Аверинцев, историк, философ, литературовед. «Православный мыслитель, которому удалось воссоздать традицию русской религиозной философской школы начала прошлого века» (из некролога «Культуры»). Согласно завещанию, прах будет захоронен на Даниловском кладбище в Москве. В 70–80-е годы на его лекции собиралось больше 1000 человек. Все награды – только в 90-е: Государственная премия СССР за фундаментальное исследование «Мифы народов мира», премия «Триумф», международная премия сенатора Дж. Аньелли за диалог между культурными вселенными, академик Европейской и Всемирной академий культуры, Папской академии общественных наук…

Все чаще чувствуешь, что культура несет действительно невосполнимые потери. Сейчас она, конечно, «отдыхает» от глубоких знаний и анализа. Кажется, что лет через десять мы будем на уровне американцев.


29 февраля

Вчера у Генки (Демина) умерла мама. Сегодня скончалась Н. Сазонова (советская и российская актриса театра и кино,1916–2004). В. Зельдин угодил в больницу с воспалением легких. Грустно. Бедные старики. Как мне их жаль.


1 марта

«Человек из ресторана» (по пьесе И. Шмелева), реж. А. Лукьянов, представлен агентством «Богис» в Театре на М. Бронной.

Хорошая идея: вспомнить и вполне живой текст, и фильм с участием М. Чехова (снят реж. Я. Протазановым в 1927 г.). И тема жива – маленький человек в водовороте исторических событий. И главный герой был вроде неплох – В. Сухоруков. Но вышло что-то аховское, мелодрама с подтанцовкой.


2 марта

Дом Актера, вечер В. Ланового.

Он много и хорошо читал. Я даже выступала и что-то удачно сказала про его записи на радио. Конечно, не по собственной инициативе – В. С. просил. Он меня гипнотизирует, и мне всегда неловко отказать. Хотя выступать я не люблю.

* * *

«Количество» (по пьесе английского драматурга К. Черчилл), реж. М. Угаров, МХАТ им. А. Чехова.

Есть некое противоречие в том, что Угаров говорит и что делает. Как делатель, он умнее. И все-таки талантлив. Вспомнился его сценарий «Дневника убийцы» (телесериал, снятый К. Серебренниковым в 2002-м по заказу телеканала «Россия»). Хороший, отмечен литературностью. «Она не понимает, что голова Крестителя на золотом блюде – это трагедия. Но та же голова на треснутой тарелке рядом с огрызком огурца и хвостом селедки – полный бред».


4 марта

Интервью с Ю. Любимовым.

Как всегда сумбурно. Но он хотя бы ко мне привык и не нападает. И, если бы было желание, я могла бы сидеть у него полдня. «Ну, вы пытайте, пытайте», – говорит, будто не хочет отпускать. Не потому что я ему так интересна, а потому что он одинок и не с кем поговорить. Это я почувствовала. Сам – очарователен, хотя и устал, и зарос щетиной, после репетиции. Репетирует «Обэриутов» (спектакль «Идите и остановите прогресс», к 40-летию Театра на Таганке). Любопытно, что получится. Он их никогда не ставил. Грустно только видеть, что он один, никому не нужен. А, бывало, в этом кабинете толпились такие люди… Не умеем мы любить стариков. Их надо торопиться расспрашивать и щедро одаривать любовью. А мы суетливы. И думаем, что никогда не будем старыми.

* * *

«Бескорыстный убийца» (по пьесе Э. Ионеско), реж. К. Богомолов, РАМТ.

Типичные ошибки молодой режиссуры. Неточное знание и Ионеско, и параметров театра абсурда. Пятнадцать минут интересно, первые пару сцен. Кажется, наконец-то! Любопытное оформление Вити Шилькрота: стеллаж-лабиринт с выдвигающимися полками. Внутри, на заднике, зеркала. Поэтому, когда актеры попадают в лабиринт, их изображения начинают двоиться, и не знаешь, где настоящее. Актеры довольно точно начинают. Такой сюр, когда непонятно, то ли это реальная история, то ли сон. Загадка во всем. Какой-то Сияющий квартал в недрах холодного города, настоящий оазис. Когда же архитектор спрашивает у секретарши по телефону: «А кто же будет оформлять покойников?», ты начинаешь потихоньку прозревать. Но, когда надо развить и конкретизировать метафору (что это за квартал? кто такой архитектор? и кто этот загадочный бескорыстный убийца? и в чем его бескорыстие?), т. е. расшифровать философию Ионеско – или предложить свой вариант, режиссер беспомощен, однообразен.

Лысую певицу, в которую превращается секретарша, он просто позаимствовал у А. Огарева – уж очень похожа. А потом начинают играть детектив А. Кристи, для которого и сюжета мало, и движения. Получается стоячая скука, смысл уходит. И последний монолог, довольно длинный, последнего героя, которого играет А. Доронин (тот самый, который был замечателен в «Стеклянном зверинце»), провален. Нет финала вообще. Пшик.

Зато И. Алпатова написала про Богомолова – и начитан, и мальчик из хорошей семьи (они не понимают, что этим самым признаются в своей необъективности), и наступает на пятки чуть ли не даже К. Серебренникову. Впрочем, это несложно. Ошибки, обидно, те же. Воспитание, может, и есть. С образованием и глубиной, личностной содержательностью плоховато.


6 марта

«Мещане» (по пьесе М. Горького), реж. К. Серебренников, МХАТ им. А. Чехова.

На самом деле, это тоска зеленая, которую выдают за новое слово в искусстве. Ни секунды, никого, ни почему, не жалко. Все только раздражают. А Е. Добровольская больше всех. Беда.


9 марта

День рождения М. Жванецкого.

По этому случаю два понравившихся мне афоризма: «Мы живем в такое время, когда авангард искусства располагается сзади»; «Талант – это очень просто: переживать за других».


11 марта

«Эпизоды», М. Данилова, канал «Культура».

Очень неудачное начало – с фразы «Я – человек, обладающий катастрофическим отсутствием слуха». А дальше все замечательно. И художница чудесная, и человек основательный. «Искусство – это всегда психологический дискомфорт». «Все, кто любит театр, это те, кто боится смерти». Потому что только с помощью театра, в который можно пойти вечером, можно отложить отход ко сну (сон – эвфемизм смерти) и вместо этого устроить себе праздник. Хорошая мысль. И здраво, и романтично.

В одной из «Культурных революций», посвященных фильму «Возвращение» (первая режиссёрская работа А. Звягинцева, 2003), М. Швыдкой бросил фразу, от которой я сначала вздрогнула, а потом поняла, что это будет афоризм десятилетия. Надеюсь все-таки, что Миша произносил это с иронией: «Доказать сегодня, что Боборыкин пишет хуже Чехова, практически невозможно». Давняя интонация М. Захарова, серьезный тон и скрытая ирония, которую и тогда не все понимали, становится интонацией десятилетия. От чего, кажется, что слова обесценились или, скорее, стали двусмысленными все.


12 марта

НТВ, «Новости». По поводу юбилея Дж. Баланчина (выдающийся хореограф русско-грузинского происхождения, положивший начало американскому балету и современному неоклассическому балетному искусству в целом,1904–1983): «Баланчин легко читал музыкальные партитуры и тут же делал в голове первые наброски балета». Ну, не идиоты?!


13 марта

«Волшебник изумрудного города» (по пьесе А. Волкова и О. Михайловой), реж. А. Блохин и А. Веселкин, РАМТ.

Симпатичный спектакль ребята придумали. Стремительный, без придуривания и пришепетывания взрослых артистов перед юными зрителями. Главный прикол: все представление идет под музыку «Битлз», чтобы родители не скучали, им было о чем погрезить во время детского спектакля. Это симпатично.

* * *

«Вкус меда» (по пьесе английской писательницы Ш. Дилени), реж. Г. Яновская, МТЮЗ.


16 марта

ЦДРА. Творческий вечер Алены Покровской.

Хорошего человека видно во всем. Этому вечеру я бы предпослала «эпиграф» из статьи Е. Ямпольской, где она объясняет артистке, что в ее возрасте уже неприлично играть любовь. Что она понимает?! Весь вечер Алена читала стихи Е. Исаевой (ей повезло с такой исполнительницей), и это были стихи о любви, об изменах и расставаниях, предчувствиях и одиночестве – и так хорошо! Несказанно. Было удивление, откуда такая свежесть и острота восприятия – не из-за возраста, а из-за биографии: много лет одна семья, никаких романов и сплетен. А сколько боли и чувственности! И, судя по всему, каждый зритель в зале вспоминал свое. И ко мне вдруг вернулось – и ощущение юности, и запахи, и подробности, и сердце защемило.

Кажется, это хорошие стихи. Во всяком случае, очень захотелось продолжить знакомство и даже еще раз придти на вечер. Снег и крымская жара, шум моря и шум большого города. Одинокая женщина и мужчина, заворачивающий за угол. И что самое замечательное – сколько иронии и самоиронии, мужества принимать жизнь как она есть, идти по ней не оглядываясь, или оглядываясь, но, не заливаясь слезами: что было, то было, того не забудешь и не отнимешь, но впереди – ах это загадочное впереди, и оно все-таки есть.


18 марта

«Бесы» (по роману Ф. Достоевского), реж. А. Вайда, Театр «Современник».


19 марта

«Скрипка Ротшильда» (по рассказу А. Чехова), реж. К. Гинкас, МТЮЗ.

Самое странное, что спектакль (мастерский, немного холодный в своем профессионализме, рассчитанный, но у Камы это всегда было) раздолбали наши «господа реформаторы»: Р. Должанский вступился в защиту русского языка, который Гинкас корежит, как и Васильев (пример с «Моцартом и Сальери», по-моему, крайне неудачен – как, впрочем, и обвинение Каме в этом); Д. Годер назвала Каму антисемитом, что уж совсем смехотворно. Какое же у них все-таки нечуткое отношение к театру. Между прочим, их педагог, – И. Соловьева, всегда говорила, что несколько ошибок, выстрелов в «молоко», и из критики надо уходить, если интуиция хромает. Но «господа» научились подстраховываться.

Должанский разругал «Пленные духи» (реж. В. Агеев, Центр драматургии и режиссуры А. Казанцева) в дым, а потом отобрал их для «Золотой маски», перечеркнул «Похождения Чичикова» (реж. Д. Безсонов) из Омска (кстати, очень любопытный и явно талантливый, умный спектакль), а на следующий год привез другой спектакль из Омска, чтобы не чирикали. М. Давыдова разругала «Дядю Ваню» Л. Додина, а потом, когда все остальные разахались, поставила его в программу «Маски». Никакой логики, никакой стратегии в их «жизнедеятельности» нет. А их учителя молчат и поощряют. Все это вызывает гадливость.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11