Наталья Долбенко.

Индийский принц, или Любовь по заказу. Исповедь функции



скачать книгу бесплатно

– Я взял тебя с собой в Индию. Это опасная страна и я отвечаю за тебя. А ты пристаешь ко всем незнакомцам. Здесь много хулиганов, плохих людей. Больше так не делай.

Я молча забираю обувь и собираюсь их одеть, но вокруг так тесно, толпа, что мы оба выходим на тропинку, где посвободней и, резко выкинув из головы неудавшееся приключение, пытаюсь поскорее застегнуть замочки на щиколотке.

– Экскьюз ми, – раздается поверх меня еле уловимый знакомый неуверенный голос. Еще не успев сообразить, встать и увидеть, я вздрогнула. – Извините.

Я поднялась. Передо мной стоял он. Красивый, смущенный. И такой безобидный, не такой, каким мне рисовал его Виджендра. Принц протягивал мне визитную карточку.

– Это мой номер телефона. Номер моего офиса. Мы с братом занимаемся компьютерами, программами, ремонтом, оформляем вебсайты. Наша фирма «Дженерик солюшанс». Я не бедный, я бизнессмен.


Много чего он мне еще говорил, поспешно, чуть заикаясь от волнения. Я смотрела на него, забыв про Винаяка. Мы пошли по тропинке к выходу, не обращая внимания на любопытствующие толпы прохожих. И тут я заметила, как друг моего принца ловко увел знакомством и разговором Виджендру вперед, чтобы оставить нас вдвоем поговорить.

«Он все-таки решился, – улыбалась я счастливо. – Он не испугался и не посмеялся. Значит, все случившееся не сон и не самообман.»

– Напиши свое имя здесь, – попросила его, чтобы запомнить имя прекрасного незнакомца.

Он вывел на обратной стороне карточки «Пунит». Пунит. Первым моим восприятием было, что имя какое-то пустое. Ничего не значащее. И даже не романтичное. Не для великих легенд. Ему бы быть Меджнуном. Но «пустое» имя носил Он. И я быстро объяснила себе, что Наташа тоже не Сильвия, к примеру, и не Лейла. На этом и успокоилась. И его имя сразу запело яркими красками и звонкими мажорными нотами.

– Ты сколько в Индии? – понимала я простые предложения.

– Мы приехали на три дня. Сегодня второй. Завтра назад.

– Да? Как жаль, – лицо его исказило сожаление. – А ты не можешь остаться дольше?

– Нет, – и тут же представился удобный случай объяснить в трех словах, кто мне такой Виджендра, чтобы на всякий случай Пунит, как представитель традиционного общества, не подумал обо мне превратно. – Это мой босс. Я у него работаю. Он продает в Москве индийские фильмы, одежду. Мы приехали много купить. И надо вещи привезти в Россию.

Он грустно понимающе кивнул. Я почувствовала за это к нему огромную благодарность и тепло понимания разлилось в груди: он не осуждает, что я гуляю по Лотосу с мужчиной в возрасте, который мне никто.

– Ты сам из Дели? – спросила его, как окликнула от горестных раздумий.

Он оживился.

– Да. Это мой брат Ашвани. Сегодня выходной и мы решили погулять. И встретили тебя. Хвала Богу, – вознес ладони кверху, – что ты решила поехать именно в Лотос. Ты такая красивая!

– Спасибо, – растаяла я от счастья. – Ты тоже, – и улыбнулась, опустив глаза.

– Ты замужем?

– Нет.

– Я очень, очень рад, что мы познакомились.

И очень удивлен, что ты знаешь хинди! Откуда?

– Я учу его в культурном центре при индийском посольстве. Правда пока очень плохо знаю язык.

– Ничего. Нормально, – он восторгался каждым моим новым словом и объяснением, а я вдохновлялась все больше от общения с ним. И не верилось, что я могу вот так хорошо общаться с парнем и мало того, на чужом языке, как будто говорили не словами, а мыслями, эмоциями, движениями.

– Когда будет свадьба? Шади? – неожиданно раздался вопрос, от которого я остановилась.

Момент отупения. Я не могла сообразить что он спрашивает. На свою свадьбу что ли меня хочет пригласить? Или ко мне на свадьбу напроситься? Но я вроде как на ближайшие еще пять


лет ничего такого не планировала, даже в мыслях не собиралась. Какая свадьба?

– Шади? – преспросила я, морща нос от умственного напряжения.

– Да, шади, меридж, – взмахнул он передо мной руками, пытаясь передать мне правильный смысл.

– Киска шади? Чья свадьба? – я все еще не могла въехать.

– Твоя свадьба. Тери.

Я обернулась вокруг себя, словно ища ответа и развела руками:

– Мери, моя? Лекин киске сатх? Но с кем?

– Мере се, [Со мной] – улыбнулся ласково во весь рот.

– Мере се?! – шокированно повторила за ним, только теперь осознав, что он делал мне предложение. – Со мной?! – я все еще не могла проронить ни слова, широко раскрыв глаза.


Я не могла поверить, что незнакомцы с первого взгляда и с первого знакомства могут влюбиться и сразу предлагать жениться. Мама рассказывала, что в ее молодые годы так водилось. Но ведь те времена давно миновали. И современный темп и развитие требовали долгих узнавательных прогулок, отношений, прежде чем решаться на такой ответственный шаг. И вот теперь я словно попала в прошлое. И не верила, что со мной это случилось, что это не банальная история дешевого романа для домохозяек и не эпизод двухсотсерийного венесуэльского сериала. Я стою, живая и реальная, в центре этой истории и не нахожу ответа.

– Ты выдешь за меня замуж? – теперь уже полностью и отчетливо предложил Пунит. – Выходи.

– А… мэ (я) … да.

Мы радостно заулыбались и протянули друг другу руки.

– Теперь я самый счастливый в мире человек! – сморщился от удовольствия и вытянул как сурок из норки свою мордочку.

А я смотрела на него и не представляла, как это я в мгновение ока из свободной одинокой девушки превратилась во влюбленную возлюбленную и невесту. Неужели моя просьба в Лакшми Нараяна сработала? Пусть тогда все об этом узнают и несчастные просят о любви. Два часа и жизнь твоя меняется.


– Сейчас я тебе напишу мой домашний адрес и мобильный телефон, а ты мне свой. Мы позвоним друг другу, мы встретимся, – подвел меня поспешно за руку к лавочке, на которой сидели две девушки. Одна из них настоящая гламурная красавица, модно одета, с длинными прямыми волосами. Я даже в такую минуту вспомнила о брате: вот бы ему такую красивую. Жаль он не увидел.

Девушка насупилась и капризно-требовательно попросила Пунита отойти, когда он присел на перила, чтобы написать важные для нас обоих номера. Он даже не взглянул на нее. Отошел. Я приятно отметила, что он при мне даже на красавиц других не заглядывается.


Впереди остановился Виджендра с Ашвани (такое имя мне уже встречалось раньше и я запомнила его легко). Первый недовольно смотрел на нас с Пунитом и делал знаки поторапливаться.

– Машина ждет, – прорычал он, когда мы поравнялись.

– Да, сейчас, только телефон напишет, – боялась, как бы не сорвалось в последний момент.

– Вот тут лавочка свободная есть, – увидел в стороне от тропы истоптанную лужайку Ашвани.

Мы четвером подошли и двоем с Пунитом сели. Он быстро начеркал синей пастой свой домашний адрес, почтовый для писем, емэйл, и дополнительные два телефона.

– А теперь ты свой, – протянул мне другую визитную карточку.

– Свой номер я не помню, но вот номер моего брата, ты можешь звонить на него, потом я дам свой номер, – и написала на хинди «бхаи ка фон» (телефон брата).

– Она пишет на деванагари? – удивились братья, переглянувшись.

Виджендра важно подбоченился, как будто в том была его заслуга:

– Да, она может.

Дальше русский адрес с индексом. Инета у меня не было и потому емэйла я еще не завела.

Обменялись. Пунит с трепетом и пылкостью прижал карточку к груди. Мы встали и я, еще раз взглянув на него с тоской разлуки, но не безнадежно, пошла за Виджендрой. Тут же у дороги перед воротами нас ждал наш амбасадор. Мы сели в салон и шофер как по просьбе включил мою любимую на тот момент песню «Санам, о санам» («Любимая»), перепетая с арабской «Хабиби», которую в свое время перепел на русский Аврам Руссо. («Где-то далеко в чужом краю… где-то далеко тебя люблю» – примерно). Слова лились из приемника будто для меня, словно сам Пунит напевал мне их.

Мотор завелся и я с раздирающимся сердцем, просящимся наружу, к Пуниту, набрала воздуху в грудь. Справа от Виджендры в окне показался сам Пунит. Он провожал меня, преследуя машину, пока она не набрала скорость. Его взгляд кидал тоску, мучительную любовь. И между нами сидел непреклонный мрачный Винаяк со скрещенными руками на груди и ворчавший себе под нос «пагаль, крэйзи» (чокнутая).


После знакомства с Пунитом мне стало так прекрасно на душе, что я не обращала внимания на Виджендру, который взял наконец-то меня за руку и водил за собой повсюду, гордясь эскортом. Встречные с завистью поглядывали на нас и удивлялись, говоря вслед: «Где таких красивых берут?» Естественно, это только обо мне. Славные люди.


После Лотоса отправились в музей Кришны неподалеку. Толпе показывали озвученные сцены из жизни Бога-человека, а я уже не вырывала ладони из руки Винаяка.

Он с благодарностью шептал: как здорово вот так ходить за ручку как пара, этого я сразу и хотел. Только он не знал причины. Раньше я с надеждой ждала чуда, знакомства: нельзя было допустить, чтобы тебя потенциальный возлюбленный увидел за руку с сорокапятилетним мужиком. И когда чудо произошло – искать больше мне некого. Пусть видят кто хочет. Я так свободна и счастлива, что держи меня Виджендра за руку или нет, ему от этого не прибудет, а от меня ничего не отстанет.


Когда миновали высокую статую Кришны, толпы наклонялись, касаясь его каменной стопы, а я взяла его за простертую перед самым лицом ладонь и пожала по-товарищески холодные пальцы: спасибо и тебе, всему миру спасибо. За славное путешествие. За прекрасную любовь с первого взгляда. Потому что чем больше я ходила и видела, тем больше понимала, что люблю. Странно, нелепо, но это и есть то, о чем пишут книги и снимают фильмы. А ведь раньше я скептически относилась к таким выражениям: с первого взгляда не бывает, как не бывает инопланетян и лохнесского чудовища, потому что я сама этого не видела. На вот теперь посмотри, – сказал мне мир. Конечно, от этого разило мелодрамой за версту. И сейчас не могу уже отрицать даже снежного человека. Может кому-то и он попадался.


Напоследок, перед сумерками заскочили в Красный форт, но он почему-то был закрыт, хотя его выходной в понедельник, и на место поклонения Махатмы Ганди, где горит вечный огонь.

Идя к машине я увидела на лавочке красивую пару. Они обнимались и миловались, как настоящие влюбленные. Но едва парень увидел меня, как произвольно оттолкнул девушку и аж привстал. Да, очень красив. Но не лучше моего Пунита. И потом, если он с такой легкостью при мне бросил свою девушку, с такой же легкостью бросит и меня, и следующую…

Мы сели в такси и вернулись к Индия Гейт. Отпустили машину – до гостиницы добираться будем на рикшах, а восемь часов аренды истекли.


Винаяк с трудом ходил в своих новых не исхоженных туфлях и жаловался на тесноту и мозоли. Покупал себе мороженое и обижался, что я не ем с ним заодно.

Много семей, молодежных компаний пикниковало на лужайках. Музыка, воздушные шары, чипсы, сладкая вата. Я с грустью представила, как бы здорово было тут погулять и устроить трапезу на лужайке с Пунитом. Может быть когда-нибудь…

Заиграла «Тум бивафа хо» (ты неверная) и я с укором подняла взор в темное беззвездное небо: не правда. Я верная Пуниту. Я его не обманывала. Даже сейчас, гуляя с Виджендрой, я не сделала ничего плохого.


Мы вернулись на Пахаргандж, где жили. Сходили в тот же ресторан с французами. Аппетита сильно не было, но поела. Вкусно, но не впечатлило.

После душа, после очередного стакана виски, Винаяк опять хотел было попытать счастья, но я без предупреждения стащила крайний матрас и кинула его на пол. На его беззвучный укоризненный вопрос, ответила:

– Я устала мучаться прошлой ночью. Теперь можешь кружиться хоть по всей кровати.

Он злобно забурчал и выключил свет.

Можете сами догадаться, каким злым и раздраженным проснулся Винаяк поутру. Не желал со мной разговаривать. Даже не смотрел в мою сторону. Убежал куда-то не предупредив. Но вернулся через полчаса. Встал руки в боки.

– Я хотел тебя наказать и отомстить за твое плохое поведение. Хотел, чтобы ты сегодня весь день просидела одна в номере. Но не смог. Одевайся. Вместе поедем опять в Палика базар. Я все же не думал, что ты такая злая и неблагодарная.


Отчасти он прав. Другие, как его бывшие любовницы армянки, что торгуют в его магазине на Севастопольской, молдавская хохлушка Ритка без прописки, что по сути сожительствует с ним ради поездок в Индию и ради жилплощади в самом дорогом мегаполисе, еще одна весьма недурная собой девчонка, фото которой он мне показывал, когда делал мне визу: «Света просилась поехать со мной, но я выбрал тебя» – все они считают за честь расплатиться ласками. Но я как раньше протестовала против семейно-религиозного почетного звания «раб божий», так и теперь протестую против долгов. По словам моей знакомой полугречанки, увлекающейся мистикой, Вики Апостелиди (а фамилия уже божественного происхождения, как сообщение божье мне от Апостола): «Я никому ничего не должна». Человек приходит в этот мир свободным и не обязан расплачиваться за все и всех. Виджендре нужна была компания и помощь с лишним товаром. Мне нужна была заграница. Мы помогли друг другу и не больше. Спасибо и разбежались, потому что я уже понимала, что после возвращения в Россию я перестану у него работать.

Ну что много говорить пространного. Перейдем к делу.

Мы провели весь утомительный день выбирая шмотье и кино. Я даже начала относительно свободно для своих двадцати слов изъясняться на хинди, а Винаяк злился и шикал, приказывая замолчать, другим говорил: не слушайте ее, она язык не знает. Но всех забавляло и радовало говорить со мной на их родном.

Когда мы вернулись засветло в отель, Винаяк оставил меня одну и сообщил, что пойдет сейчас на Нью-Дели вокзал встретиться с сыном. Он с матерью и сестрой живут где-то под Дели и созвонившись с отцом, приехал взять у него денег и поговорить, обняться.

Я тоже хотела увидеть индийские вокзалы, железную дорогу, местные поезда, но Винаяку было неловко показывать меня сыну и он просто объяснил, что для меня это очень опасное место, где даже он не сможет меня защитить. Мне вспомнилась старая голливудская комедия. Едут две дамочки в такси по району черного гетто. «Я не вижу здесь ни одного белого! – Нет, вон смотри, стоит один! (разочарованно) Ой, и того уже убили».

Я не стала настаивать и осталась одна. Предаваться радужным мечтам.

Я закрывала глаза и млела от восторга. Везде был только он. Как солнце. Как воздух. Я видела его лицо. Слышала только его голос. Я не могла представить себе, как смогу без него жить. Разве смогу уехать? Я теперь тут. В Индии. Привязана к этой стране любовью. Я люблю его. Пунит!.. имя мягкое, непривычное. Я как в бреду повторяю его снова и снова. Я ощущаю на себе его дыхание и сердце замирает от восторга. В глазах плавающие круги. Слабость в конечностях. Голова тяжелеет и я проваливаюсь. Дурман. Даже после нескольких рюмок водки или трех бокалов шампанского я не была такой пьяной. То есть настолько же можно балдеть от опьянения любовью..

Губы сами приоткрывались и высыхали от жажды. Жажды его поцелуев. Я как помешанная металась по подушке. Вскакивала. Водила глазами по бежевым стенам и искала его. Я хочу видеть его. Я не могу без него. Душа рвалась на свободу. Найти Пунита. Слиться с ним. Стать единым целым. Сердце колотилось и рвалось вслед за душой. Я влюбилась так, как никогда раньше…


Я долго, с трудом осознавала это. И не могла поверить. Как же так? Неужели это возможно? Я и такое?! Я влюбилась. С первого взгляда! Это не может быть правдой. Это какой-то прекрасный сон. И когда я проснусь, останется только ощущение. Я щипала себя за руку. Но боль передается и летит в мозг. Значит не сплю. Тогда как же назвать этот наркотик, что жжет изнутри, ослепляет, затуманивает разум. Жизни нет там, где нет его. Один Пунит. И я люблю его, как никогда и никого раньше. Как даже представить себе не могла.


Осознавая это, я ликую и пугаюсь. Если так и все это правда, то ведь мне осталось в Индии пробыть считанные часы и я улечу. Далеко-далеко. И может статься никогда его больше не увижу. И не смогу услышать его голос, мягкий, бархатистый. Я сойду с ума без него. Он нужен мне. Нужен, чтобы я жила.

Рыдания сами подкатывают к горлу. Глаза увлажняются и слезы застилают все вокруг. Сквозь решетки над дверью пробивается уличный свет. И передо мной он прыгает кругами. Радужными, фиолетовыми, оранжевыми, красными. Мелькают синие молнии. Открытым ртом я жадно ловлю воздух, потому что мне нечем дышать. Я как рыба без воды. Я без Пунита. Я как жизнь без солнца. Без него сплошной мрак. Как со стороны слышу приглушенный стон и всхлипы навзрыд. Это рвется душа. Но не может бросится к нему, потому что тело умрет без души.

Я сижу в тесной пустой комнате и не знаю, что мне делать. Я взаперти. Я в тюрьме, ибо истинная свобода с ним. Руки связаны. Ноги в кандалах. Во рту кляп. Не могу двигаться. Не могу бежать со всех сил. Не могу закричать. Только голос сердца кричит Вселенной:

– Услышь меня! Достучись до него! Донеси ему мою тоску. Пусть он услышит мой зов. Пусть узнает как сильно я люблю его! Пусть ветер коснется его щеки, дотронется до его губ и подарит ему мой поцелуй. Пусть каждая капелька росы смочит его глаза. Пусть он увидит мои чувства! Пусть птицы прилетят к нему на окно и напоют единственно верный и неповторимый мотив любви. Пусть Великое Могучее Солнце улыбнется ему и осветит его путь. Всегда, в дни горести и радости. И во всех проявлениях мира с ним буду я. Моя нежность и ласка. В каждом дуновении ветра. В каждом надвигающемся сумерке. В каждом голосе улиц, в каждом отзвуке, в каждой частичке пыли буду я. В каждом шелесте травы и деревьев он уловит мое дыхание. В каждом барабанном бое удар моего сердца. Пульс колотится. Учащенно. Отрывисто. Я плачу. Слезы обжигают щеки и стекают по подбородку. Я благословляю каждый миг, каждый шаг, каждый вздох Пунита. Потому что я люблю его. Потому что хочу его счастья. Я хочу быть счастливой вместе с ним. Рядом с ним. Навсегда. И пусть никогда даже тень печали не коснется его чела. Не омрачит его мыслей. Пусть над ним светит всегда только счастливое солнце. А я буду видеть улыбку Пунита, ловить зайчиков в блестках его глаз. Играться ветерком в его густых волосах. Соловьем петь о его красоте. Теплым дождем ласкать его кожу. Потому что любовь безгранична. Потому что не знает она ни приград, ни времени, ни расстояний. Где бы я ни была и где бы не находился он, мы всегда будет рядом. Чувствовать присутствие другого и забудем о долгом одиночестве, что было до нашей встречи. Боги свели нас. В священном храме любви. Среди распустившихся лепестков лотоса. Под самым небом. Под самым солнцем. На глазах у удивленной толпы. На глазах у всей земли. Перед лицом судьбы сошлись наши пути. Сошлись и стали одной длинной широкой дорогой. Одним долгим путешествием длиною больше чем в жизнь. Длиною в тысячелетия…


Надеюсь, я вас не утомила. Просто так наболело, нахлынуло, все вспомнилось, как в тот день. Любовь к этому парню возникла столь стремительно и так безосновательно, будто по волшебству. Кто-то невидимый вложил ее в мое сердце. Чувство вспыхнуло и загорелось ярким пламенем. И случилось все так неожиданно, что я долго не могла поверить в случившееся. Так не бывает. – повторяла себе и каждый раз отмахивалась. Ну и что, что не бывает. А у меня уже есть. И всегда будет.


Я наконец-то додумалась позвонить с телефона, что стоял в номере. Сердце бухало и отдавалось в голову. Сейчас я услышу его голос.

– Алле. Это Пунит?

Незнакомый растерянный ответ:

– Какой Пунит? Тут я.

– Кто я? Мне нужен Пунит.

– Я Киран…

Я в отчаянии бросила трубку и закусила губу. Как все гадко. Ложь. Зачем надо было давать чужой номер? Я застонала и повалилась лицом в подушку. Яд разочарования раздирал грудь. И вдруг током прошила мысль: какая же я дура?! Я же угодила в приемную отеля. И уже у них должна была просить соединить меня с нужным номером!

Я тут же расцвела, влекомая новой надеждой: Пунит не предатель.


Вернулся довольный Виджендра. Время еще полно до улета. Он собирался укладывать чемоданы. Рассказывал мне с энтузиазмом о встрече с сыном. А я все не находила себе места из-за Пунита и слушала в полуха. Встретимся ли мы снова когда-нибудь, увижу ли его. А вдруг не получится созвониться? Я ведь снова так и не решилась. И сразу вернулся мой тюремщик. Неужели моя любовь, что возникла так стремительно, разлетится в пух и прах, едва я войду в салон самолета и стальная машина скроет от меня Индию, Дели.

Я разрывалась от страха и тоски. Я ненавидела обстоятельства, что так насмешливо сложились: всего три дня и я нашла смысл своей жизни и тут же его теряю! Слезы отчаяния душили. Грудь болела от непережитого: с Пунитом хотела я гулять вечером по Индия Гейт, пикниковать там с ним, есть мороженое. Все мне хотелось делать с ним. Но я не могла.

Я заперлась в душевой и мучилась, прижавшись к прохладной розовой стене. Мне хотелось спрятаться от Виджендры, от самой себя, и я сжимала пальцами виски и слушала наводящие тоску мотоциклетные урчания за окном. Хочу туда, на улицу, на свободу, к Пуниту.

– Наташа, выходи поскорее! – крикнул через дверь работодатель, – я сейчас начну собирать вещи.

Я несколько раз глубоко выдохнула и вышла. Перед кроватью суетился Виджендра. Кривые ножки. Крючковатая спина. Арбузный рахитный живот прячется под навесом плеч. Старческое тело. Голубые плавки.

Что такое? Меня потряс его вид. Он разделся бесстыдно передо мной. Хитро поглядывал, косясь. Проверял мою реакцию. Мне стало стыдно за него. Но я переборола неприязнь и, отведя взгляд на стопы дисков, спросила:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11