Наталья Александрова.

Ключ Гермеса Трисмегиста



скачать книгу бесплатно

Поравнявшись с тем местом, где сидели консулы, гладиаторы остановились, выстроились в ровную колонну и по команде ланисты дружно воскликнули:

– Привет вам, благородные мужи!

Луций Корнелий Непот промолчал, Квинт Клавдий Цедиций приподнялся и одобрительно проговорил:

– Молодцы! Хороши!

Процессия гладиаторов обошла всю арену и снова скрылась за воротами камер.

На арене остались только два бойца, которым предстояло начать сражение: фракиец и ретиарий.

Воспользовавшись тем, что все зрители поглощены увлекательным зрелищем, мужчина в светлом плаще с зеленой полосой достал обрывок пергамента, который передал ему торговец вином, и осторожно развернул его.

На пергаменте было начертано всего несколько слов:

«После третьей стражи, в таверне «Кабанья голова» возле храма Гермеса Лидийского».

Мужчина спрятал записку и стал следить за кровавым представлением.

Он не заметил, что за ним самим с верхнего ряда сидений следит сутулый человек в надвинутом на глаза капюшоне.


Проследив за мужчиной в светлом плаще с зеленой полосой, человек в капюшоне покинул цирк и поспешил в грязный и многолюдный район позади знаменитой Мамертинской тюрьмы.

Здесь в убогих хижинах и в простых землянках ютились мошенники и воры, нищие и наемные убийцы – весь тот сброд, которого хватает в любом большом городе.

Человек в капюшоне шел по узкому переулку, уворачиваясь от помоев, которые выливали прямо из окон, как вдруг навстречу ему попались двое местных обитателей – здоровенный одноглазый верзила в поношенном военном плаще и толстый коротышка в грязной тунике.

– Постой-ка, добрый человек, – обратился верзила к прохожему, – мне сдается, что ты – не из местных жителей! Чего ты здесь ищешь? Приключений?

– Чего бы он здесь ни искал, – вступил в разговор коротышка, – он и, правда, не здешний, а это значит, что он должен заплатить пошлину за проход через наши владения!

– Вот вас-то я и искал, – проговорил человек в капюшоне, – вы мне и нужны, молодчики.

– Ты нас искал? – Верзилу явно удивил такой ответ. – Зачем же?

– Не заливай! – перебил его коротышка. – Видите ли, он нас искал! Этот щеголь хочет перехитрить нас и отделаться без пошлины! Да только ничего у него не выйдет!.. – с этими словами он схватился за дубинку.

– Постойте, молодцы! Дайте мне сказать то, ради чего я пришел, и уверяю вас – вы останетесь довольны!

– Послушаем его, – миролюбиво предложил верзила, – все равно он никуда от нас не уйдет!

Человек в капюшоне подошел ближе к громилам и заговорил, понизив голос.


Вера очнулась от мыслей в своем номере на довольно неудобной кровати. Было жарко, потому что кондиционер работал вполсилы. А если включить на полную мощность, то будет очень шумно, не заснешь.

Вот и все, что заставило ее полететь в Неаполь. В конце концов, ничего такого страшного не случилось, в Неаполь все-таки, не на Колыму. Можно было бы наплевать на идиотку Лариску, наступающую на те же грабли с упорством, достойным лучшего применения, а также на ее хамскую мамашу и просто отдохнуть. Море, солнце, кругом такая красота… Не думать ни о чем, а просто впитывать это все. Но все испортил этот урод Арсений. Пристал как банный лист, а Вера не нашла в себе мужества послать его подальше. Есть такие люди – что им ни говори, все без толку, они считают такую беседу флиртом, признают только грубую силу. Ну, не драться же с ним, в самом деле, люди кругом, неудобно все-таки…

Вера встала, выключила кондиционер, от которого все равно не было никакой прохлады, и открыла окно. В комнате сразу стало легче дышать.

Как ни странно, после таких грустных мыслей Вера почти сразу заснула.

Ей снились какие-то бессвязные, отрывочные сюжеты. То она бродила по какому-то шумному, многолюдному рынку, но люди вокруг нее говорили на незнакомом языке и одеты были странно – в длинные светлые плащи, заколотые на плече, или в длинные рубахи из серого льна. В памяти всплыли слова – тога, туника, которые произносила Джульетта, еще какие-то полузабытые слова из истории Древнего мира.

Во сне кто-то дотронулся до ее плеча, Вера обернулась и увидела человека в театральной трагической маске, с перекошенным страданием ртом и пустыми глазницами…

Потом ей снилось, что она сидит на каменной скамье огромного амфитеатра, среди тысяч таких же зрителей, а внизу, на арене, на залитом кровью песке две группы людей в окровавленных бронзовых доспехах насмерть бьются друг с другом. И снова кто-то дотронулся сзади до ее плеча.

Она обернулась и увидела на следующей скамье человека в трагической маске, с черными провалами глазниц…

После этого будто незримый режиссер опять сменил декорации, смонтировал новый эпизод фильма.

Теперь Вере снилось, что она идет по узким переулкам древнего города, куда-то спешит, а за спиной у нее раздаются настигающие ее шаги. Она шла все быстрее, едва не бежала, но шаги за спиной неотвратимо приближались, становились все громче, отдаваясь гулким эхом от серых каменных стен, Вера уже отчетливо слышала шумное, хриплое дыхание преследователя. В ее душе нарастал страх, и она знала только одно – ни в коем случае нельзя оборачиваться…

Впереди она увидела дверь.

За этой дверью была надежда, спасение…

Вера бросилась вперед и принялась колотить в дверь, в кровь разбивая костяшки пальцев.

– Откройте! – закричала она срывающимся, жалким голосом. – Впустите меня!

Дверь не открывалась, никто не отзывался на ее отчаянную мольбу о помощи, а преследователь уже настиг ее, подошел вплотную, дотронулся рукой до ее плеча.

Вера не выдержала, обернулась – и снова увидела за спиной человека в трагической театральной маске, и снова мрачная тьма смотрела на нее из черных провалов глазниц…

Были еще какие-то сны, бессвязные и душные, как жаркая южная ночь, но в каждом сне рано или поздно появлялся тот же человек в театральной трагической маске. В театральной маске с темными, пустыми провалами глазниц.

И вдруг на крутом повороте очередного сна она проснулась – резко, внезапно, с пересохшим ртом и сильно бьющимся сердцем. Проснулась, разбуженная каким-то звуком.

Она лежала в постели на влажных сбившихся простынях и прислушивалась к ночной тишине.

В комнате было темно-темно, как в подземелье. Наверное, небо было затянуто облаками, укрывшими луну от посторонних глаз. В открытое окно струился ночной воздух, пропитанный ароматами южных трав с солоноватым привкусом ночного моря. В отдалении слышался тихий, умиротворяющий шум волн, похожий на ровное дыхание спящего великана.

Но Вера прислушивалась не к этому далекому шуму, а к звукам в своей комнате, потому что именно эти звуки разбудили ее.

Сначала она ничего не слышала и уже начала успокаиваться, подумала, что странный звук ей приснился. Перед ее глазами уже замелькали яркие пятна и полосы, постепенно превращаясь в картины надвигающегося сна, как вдруг она снова отчетливо услышала тот же звук, который ее разбудил.

В ее комнате кто-то был, и теперь этот кто-то медленно передвигался в темноте.

Сна как не бывало.

Вера села в кровати, напряженно всматриваясь и вслушиваясь в темноту. Ей показалось, что она разглядела смутный человеческий силуэт возле шкафа.

Этот силуэт чуть заметно переместился – и тут же раздался едва слышный скрип.

Это приоткрылась дверца шкафа.

Верино горло перехватило от страха.

В комнате кто-то был, кто-то рылся в ее вещах…

В это время луна вышла из-за облаков, и ее бледный болезненный свет проник в Верину комнату.

Серебристо-голубой луч высветил тусклое пятно возле шкафа, и Вере показалось, что она спит, спит и видит страшный сон.

Потому что пятно, освещенное лунным светом, оказалось страшной театральной маской из ее сна.

Вера, задыхаясь от ужаса, вгляделась в лунную полутьму и поняла, что то, что она приняла за маску, было человеческим лицом. Широким, смуглым лицом, изрытым оспинами. Лицом, удивительно похожим на трагическую театральную маску. Лицом того человека, который напал на нее в античном доме.

И тогда Вера закричала – страшно, безысходно, в этом крике слились страх смерти и ужас перед неизвестным, ужас перед таящимся в темноте кошмаром.

Она кричала все громче и громче, и вдруг хлопнула входная дверь, и в комнате началась какая-то непонятная суета. Вера слышала возню, сопение и приглушенные крики, звуки ударов и тяжелое дыхание. От удивления Вера перестала кричать. Потом снова хлопнула дверь, и в комнате наступила тишина.

Вера какое-то время боялась пошевелиться, но тут возле двери раздался негромкий стон.

Она вскочила, нашарила выключатель и нажала на кнопку.

Вспыхнул яркий свет, и Вера увидела лежащего на полу возле двери человека в длинной футболке и поношенных спортивных штанах.

Глаза его были закрыты, лицо было мертвенно-бледно, он тяжело дышал, время от времени постанывая, на лбу виднелась кровоточащая ссадина. Из-за этой ссадины, а еще больше от удивления в первую секунду Вера его не узнала. Но уже во вторую секунду она поняла, что это – Арсений, кошмар ее итальянской поездки.

Вера накинула халат, взяла со стола стакан, налила в него минеральной воды из бутылки и плеснула на лицо Арсения.

Он фыркнул, открыл глаза и удивленно заморгал.

– Вы? – спросил, увидев Веру. – Вы… ты цела? Что случилось?

– Что? – переспросила Вера. – Это я хотела бы узнать!

У Арсения был такой растерянный и несчастный вид, что она усовестилась, налила еще воды и поднесла к его губам. Он жадно выпил полстакана, лицо порозовело.

Вера осознала, что сама тоже не в лучшем виде, губы ее трясутся, голос дрожит. Она хотела допить воду, но тут увидела губы Арсения – толстые, противные, как две гусеницы, с полоской плохо выбритой кожи над верхней – и не смогла заставить себя выпить хоть каплю воды из того же стакана, из которого только что пил он.

Тем не менее она постаралась взять себя в руки. Ей это почти удалось, по крайней мере, справившись с голосом, она спросила:

– Что… что это было? Что случилось?

– А ты не знаешь? – переспросил Арсений недоверчиво.

– Нет, – она помотала головой, – я проснулась… в моей комнате кто-то был… мне стало очень страшно, я закричала… потом была какая-то возня, я включила свет, и вот… как ты-то здесь оказался?

– Ну да, ты закричала, я бросился на помощь, вбежал в комнату, наткнулся на какого-то человека, мы с ним подрались, он убежал… так ты не знаешь, кто это был?

– Конечно, нет! – бросила она возмущенно, поняв его намек. – Понятия не имею! – И тут же добавила: – А дверь? Дверь была открыта?

– Открыта, – кивнул Арсений, – иначе как бы я попал?

– Действительно, – согласилась Вера.

Она точно помнила, что перед тем, как лечь, заперла дверь на задвижку. Теперь та задвижка валялась на полу под дверью, вырванная с мясом.

– Вот как… – протянула Вера.

Тут она как бы заново увидела ссадину на лбу Арсения и проступающие синяки в других местах и устыдилась.

Она взяла чистое полотенце, намочила его край холодной водой и промыла ссадину. Потом нашла в своем чемодане пластырь и прилепила его на лоб Арсения.

Арсений поднялся, потряс головой.

– Ну что, сейчас получше?

– Немного лучше… – протянул он страдальческим тоном, в котором Вера отчетливо расслышала актерскую игру.

Ну, ясно, теперь он будет изображать страдальца и требовать сочувствия и ласки… Скажет, что у него кружится голова, что не может идти, что немножко полежит, а постель-то одна… Нет уж! Она не поддастся на такую провокацию!

– Ну, а если лучше – так отправляйся к себе в номер! – проговорила она строго.

– К себе? – В голосе Арсения прозвучало разочарование, и он на маленький шажок приблизился к ее кровати. – А что, если тот человек снова вернется?

– Не вернется! – отрезала Вера.

Она вовсе не была уверена в своих словах, но сейчас больше всего хотела выпроводить Арсения.

– Не вернется, после такого шума… все, отправляйся к себе!

– Никакой благодарности! – воскликнул Арсений с пафосом. – Я тебя спас от грабителя, ценой… – он хотел, видимо, сказать «ценой своей жизни», но вовремя одумался, сообразил, что это будет явный перебор, и поправился: – Ценой своего здоровья, – он коснулся заклеенного пластырем лба и страдальчески поморщился, – а ты… ты…

– А что – я? – раздраженно перебила его Вера. – Что же, я теперь из благодарности должна упасть к тебе в объятия? Ты так это себе представляешь?

– Н-ну… – он явно был не против такого развития сюжета.

– А ну, выметайся! – рявкнула Вера. – Спасибо тебе, конечно, но на этом – все!

Она хотела добавить, что еще неизвестно, что хуже – оказаться наедине с неизвестным грабителем или с ним, с Арсением, но вовремя прикусила язык. Все-таки, если бы не появление Арсения, неизвестно, как развивались бы события дальше.

– Тише, тише! – забормотал Арсений, оглядываясь на дверь. – Люди услышат, будет скандал…

Тут в голове у Веры шевельнулась неожиданная мысль.

– Услышат? – проговорила она с сомнением. – Вряд ли, здесь очень хорошая звукоизоляция. Даже когда я орала от страха, никто меня не услышал. Никто, кроме тебя. Вот как, интересно, ты услышал мои крики? Ведь твой номер очень далеко от моего!

– Ну… – Арсений замялся, глаза его забегали.

– Все ясно! – выпалила Вера. – Ты был у меня под дверью! Интересно, что ты здесь делал?

– Ну да, я случайно тут оказался… проходил мимо… совершенно случайно…

– Ага, совершенно случайно, и в таком виде! – Вера презрительно фыркнула, оглядев его сомнительный ночной наряд. – Все ясно, ты хотел пробраться ко мне в комнату, ко мне в постель!

– Нет, ничего подобного! – заверещал Арсений, но под гневным Вериным взглядом потупился. – Ну, а что было делать? Ведь это последняя ночь, последняя возможность…

– Да с чего ты вообще взял, что у меня к тебе может быть какой-то интерес?

– Но ты все же женщина… у тебя должны быть естественные потребности… – бормотал Арсений смущенно.

– Что? Потребности? – фыркнула Вера. – Ты вообще-то в зеркало давно смотрелся?

– А что такого? – Арсений приосанился. – Внешность для мужчины – не самое главное! Я – мужчина, ты – женщина с проблемами в личной жизни… одинокая…

– Что? – Вера поперхнулась. – Да что ты вообще обо мне знаешь? Что ты можешь знать?

– Я… я знаю… она мне сказала, что у тебя давно уже никого нет, и это будет просто актом милосердия…

– Чего? Милосердия? – Вера вытаращила глаза, и тут до нее дошла вся его фраза, от начала до конца. – Она тебе это сказала? Да кто же эта она?

Арсений понял, что проговорился, что ляпнул лишнее, и заюлил, замел хвостом:

– Да нет, никто… это я просто так, фигурально выразился… – и он тихонько начал перемещаться к двери.

– Нет уж, дорогой! – На этот раз Вера встала у него на пути. – Начал признаваться – говори до конца! Кто она? Кто тебе про меня рассказывал?

Вера прижала Арсения к стене и потянула за край пластыря, залеплявшего ссадину.

– Говори, или я тебе сейчас все заново расцарапаю! Кто она?

– Эль… Эльвира Петровна… – проблеял Арсений, в ужасе глядя на свою мучительницу.

– Эльвира Петровна? – изумленно переспросила Вера, – Ларкина мамаша?

– Да… – признался Арсений.

Вера отпустила его. Она была потрясена. И она ничуть не сомневалась, что Арсений говорит правду. Иначе откуда он вообще знает о существовании Эльвиры Петровны?

Но та-то какова! Подстроить ей такую подлянку! Мало того что ей из-за Ларки пришлось одной ехать в Италию, так еще испортили ей всю поездку, подсиропив этого придурка! Старая сводня!

– Рассказывай, – проговорила Вера мрачно.

Арсений понял, что обратного пути нет, что теперь ему придется каяться до конца, и заговорил:

– Мы с Эльвирой Петровной вместе работаем… в одном конструкторском бюро… и у меня как раз подошел очередной отпуск, она мне и предложила купить путевку с большой скидкой. Ее дочь купила эту путевку, а сама не смогла поехать… что-то у нее случилось в личной жизни…

– Случилось! – мрачно подтвердила Вера и добавила: – А ты продолжай, продолжай! Времени до утра много!

– Ну вот, она мне предложила эту путевку и сказала, что вместе со мной полетит Ларина подруга, то есть вы… то есть ты… и что у вас… тебя… большие проблемы в личной жизни, в смысле ее вообще нет… и что если я постараюсь к вам… к тебе найти подход, это будет нетрудно… и что я тем самым сделаю доброе дело…

– Ага, доброе дело! – передразнила его Вера и огляделась вокруг в поисках чего-нибудь тяжелого. – Вот я сделаю доброе дело всему человечеству, если проломлю тебе башку! И скажу, что так и было! Что тебя угробил ночной грабитель!

– Ой! – пискнул Арсений и попытался протиснуться к двери. Но Вера его не отпустила – она еще не закончила допрос.

– Здорово устроился! – проговорила она. – Мало того что путевку купил со скидкой, так еще тебе и девочку по вызову пообещали? Эскорт-услуги? Раскатал губенки!

– Я… я ничего… – мямлил Арсений, – я думал…

– Думал он! – перебила его Вера. – Ты бы лучше в зеркало на себя посмотрел!

– А сама-то! – опомнился от возмущения Арсений. – Кого это ты ночью принимала? Говоришь, грабитель? Да что у тебя брать-то?

– Все, выматывайся к себе! – Вера грозно нахмурилась и двинулась на Арсения. – Выматывайся, а то я тебе всю морду расцарапаю!

– Ну что ты, что ты… – забормотал Арсений, пятясь к двери, – мы же интеллигентные люди…

– Что?! – Вера фыркнула. – Может, ты себя считаешь интеллигентным человеком? Не смеши меня! А я на интеллигентность не претендую и сейчас докажу тебе это!

Она сделала вид, что собирается вцепиться ему в глаза, и Арсений, продолжая пятиться, выскочил в коридор. Вера вышла за ним, чтобы убедиться, что он действительно ушел.

При этом она заметила, что дверь соседнего номера закрылась.

Очень мило, значит, кто-то подслушивал их ночной скандал.

Ну и черт с ними, наплевать и забыть! Завтра она улетит домой и больше никогда не встретит этих людей!

Вера вернулась в номер, закрыла дверь и приставила к ней стул. Если теперь кто-то опять попытается влезть в ее номер, он непременно уронит стул и этим выдаст себя…

Однако остаток ночи прошел спокойно, и Вера умудрилась даже немного поспать.

Разбудил ее дрозд, который радостно щебетал в ветвях кипариса за окном.

При свете дня ночные приключения показались ей не такими страшными. Да было ли все это, в самом деле? Не приснился ли кошмар?

Впрочем, стул стоял возле двери, подтверждая реальность ночного эпизода…

Тем не менее, подумала Вера, нужно было заниматься текущими делами. Она вспомнила, что сегодня день возвращения, скоро их повезут в аэропорт, и принялась спешно собираться.

В аэропорт их группу привезли в том же автобусе, в котором неделю назад доставили в отель. На этот раз Арсений сел в самом дальнем от нее конце автобуса и держался тише воды ниже травы. Это было неудивительно – синяки у него на лице проступили во всей красе, да и залепленная пластырем ссадина не добавляла шарма его и без того неказистой внешности. Кстати, эти украшения еще раз подтвердили реальность ночного происшествия.

Сердобольная старушка Зинаида Васильевна спросила Арсения, что с ним случилось. Он взглянул на нее волком и пробормотал, что гулял ночью возле моря и упал на камни. Зинаида Васильевна увидела выражение его лица и воздержалась от дальнейших расспросов.

Когда их привезли в аэропорт, времени до отлета оставалось еще много. Вера прошла регистрацию, сдала чемодан и, прежде чем пройти в таможенную зону, направилась к небольшому кафе, чтобы выпить чашку хорошего кофе.

И тут, перед входом в кафе, она увидела человека с широким смуглым лицом, напоминающим античную театральную маску.

Того самого человека, который напал на нее среди руин Помпеи.

Того человека, который ночью пробрался к ней в комнату.

Вера побледнела и попятилась, а смуглый человек шел прямо на нее, глядя в упор своими глубоко посаженными глазами.

На несколько секунд Вера впала в ступор. Она смотрела на страшного незнакомца, как кролик на удава, не в силах отвести взгляд от его темных гипнотических глаз. Но потом, когда их разделяло всего несколько метров, она опомнилась, усилием воли сбросила гипнотическое оцепенение и бросилась прочь.

Она бежала вперед, не разбирая дороги, натыкаясь на посторонних людей, которые провожали ее удивленными и раздраженными взглядами. Обернувшись, она увидела, что таинственный незнакомец идет за ней, и расстояние между ними неумолимо сокращается.

Впереди показалась табличка женской комнаты, и Вера метнулась туда – уж в эту комнату смуглый преследователь не посмеет войти…

Захлопнув за собой дверь, Вера перевела дыхание, постаралась успокоиться.

Почему, собственно, она так испугалась?

Тот человек не посмел бы напасть на нее. Одно дело – безлюдные древние руины, и совсем другое – шумное, многолюдное здание аэропорта…

Но вообще, подумала Вера, что ему от нее нужно?

Вчера, в Помпеях, она приняла его за обычного грабителя, который подкарауливал среди руин случайную жертву, но ночью он проник к ней в номер… хотя, возможно, она просто обозналась в темноте, и в ее комнате был совсем другой человек. Но здесь, в аэропорту, среди белого дня она не могла ошибиться, это был тот самый человек. Значит, он охотится именно за ней…

Додумать свою мысль Вера не успела, потому что дверь дамской комнаты распахнулась, и в нее вошла высокая смуглая девица в кожаной куртке-косухе с заклепками и узких кожаных брюках, с коротко стриженными черными волосами. Ее красивое лицо немного портил шрам под левым глазом, похожий на трехлучевую звезду.

Девица быстро, воровато огляделась по сторонам, убедилась, что в помещении нет никого, кроме них с Верой, шагнула к Вере и попыталась вырвать у нее сумку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении