Наталья Щерба.

Часовое сердце



скачать книгу бесплатно

Время – это всего лишь четвертое измерение; маленькая точка на конце часовой стрелы – длиной в мгновение, шириной в бытие, высотой в бесконечность.

Время открывает нам большее видение мира, дарит новую степень свободы. Время – это явление и тайна одновременно, оно рождается из нашей связи с вещами. Это процесс, его можно замедлять и растягивать, останавливать или ускорять.

Часовщик повелевает временем при помощи особого дара, измеряемого в часовых степенях.

Самая низшая – третья часовая степень, она позволяет управлять Временем только с помощью простого пожелания.

Вторая часовая степень добавляет возможность подчинения Времени одной лишь силой мысли.

Первая часовая степень дополнительно включает в себя великую силу чувств, позволяющих превращать наши желания и стремления во что угодно.

И только высшая степень часодейства дарит чувство предвидения, возможность верного выбора в бессчетном количестве вероятностей будущего и прошлого. Часодей высшего уровня повелевает сразу четырьмя уровнями свободы: разумом, чувствами, действием и интуицией.

Запомни, часовщик: все равно, с какой степени ты начал, главное – к чему ты в результате придешь. Ведь познать истинные законы Времени сможет лишь тот, кто имеет свободную волю – обладает смелостью, решительностью, выдержкой и целеустремленностью.

«Слово о Времени»
от великого часодея Эфларуса,
сотворившего Временной Разрыв

Глава 1
ПРИБЫТИЕ В ЛАГЕРЬ

Василиса проснулась от резкого толчка: ее с силой выбросило вперед и она больно стукнулась лбом обо что-то твердое.

– Доброе утро! – сказал кто-то у нее над ухом. – Любишь ты поспать.

– Сколько времени? – сонно спросила девочка.

– Почти десять.

Потирая ушибленное место, Василиса поморгала, после чего изо всех сил вытаращила глаза, пытаясь окончательно прогнать сон. И только тогда заметила рядом белую стриженую голову Лешки – мальчик выглядел серьезным, но в его светло-серых глазах, окруженных бледными ресницами, притаились смешинки.

Они ехали в автобусе: слышался мерный шум мотора, машину то и дело встряхивало на неровностях дороги. Оказывается, Василиса при падении ударилась о спинку кресла, и мальчик в наушниках, сидевший перед ней, сердито оглянулся.

– Простите, – сказала ему Василиса, но тот не услышал, вновь погрузившись в прослушивание музыкальных треков. Тогда она обратилась к другу: – Как мы здесь очутились?

Лешка широко, как только мог в пределах тесного пространства между креслами, развел руками: а я знаю, мол? Василиса внимательно осмотрела его лицо: на скуле алела ссадина – след от удара Норта.

– Если бы я знал, – ответил он, испытующе глядя на подругу. – Но сейчас мы точно направляемся в лагерь. Я даже спрашивал у ребят, что происходит… Они еще посмеялись. Говорят: с неба свалился, что ли?

– Так, значит, – Василиса лихорадочно боролась с бессознательным желанием оставить Эфлару в стране снов, – все на самом деле было?

– Что было – это факт. – Губы Лешки расползались в улыбке – ситуация начинала его забавлять. – Но что именно – я так и не понял. Может, кстати, расскажешь? Ехать далеко, как минимум час.

Василиса медленно отвернула край рукава: тонкой полосой сверкнул золотой браслет. Маленький черный циферблат с золотыми цифрами и крохотными стрелками казался вполне обычным, ни дать ни взять – обыкновенные часы.

– Что это? – Лешка с любопытством взглянул на ее запястье. – Подарок отца?

– Матери, – зло ответила Василиса, и мальчик примолк.

В салоне автобуса работал телевизор, но никто его не смотрел: гул веселых и взбудораженных голосов полностью заглушал звук фильма.

У Василисы возникло такое чувство, будто ее сознание раздвоилось: с одной стороны выстроились в ряд школа, гимнастика и такая желанная поездка в летний лагерь, с другой – часовой мир и новые друзья: Ник, Диана, Фэш…

– А остальные где, не знаешь? – вновь спросила она. – Те, кто был в Часовом Круге?

Лешка пожал плечами:

– Без малейшего понятия.

Василиса осмотрелась, напряженно вглядываясь в незнакомые лица: ребята весело галдели, обсуждая прошлогодние приключения в лагере; компания на задних сиденьях играла в карты, шумно комментируя действия друг друга. Какая-то коротко стриженная девочка читала книгу, многие надели наушники и слушали музыку, но никого из часовщиков не было видно.

– А может, нас вернули в прошлое? – предположила Василиса. – Взяли да изменили ветку вероятности…

– Чего-о?

– Ну, мы с тобой раньше собирались в лагерь? – Василиса взволнованно вздохнула. – Нас вернули в прошлое и все! На Эфларе умеют управлять временем.

– Бред какой-то, – недоверчиво протянул Лешка.

– И не было никакого Часового… Погоди, а где же мой Ключ?!

Но ее рука уже нащупала в боковом кармане джинсов Стальной Зубок.

Некоторое время девочка молчала, глубоко задумавшись; Лешка не мешал, лишь изредка косо поглядывал.

– Ничего не понимаю, – наконец сдалась она.

– Василиса… – осторожным шепотом произнес мальчик и немного наклонился к ней. – А у тебя и вправду, э-э-э… крылья есть?

– Скорее всего, – кивнула та. – Видишь ли, в чем дело… Моя мать оказалась феей, а отец – высшим Духом…

– А-а-а, – с умным видом протянул Лешка, поудобнее усаживаясь в кресле. Но по его лицу было видно, что он вообще ничего не понял. – А что, феи существуют? – спросил он.

– Еще как, – подтвердила Василиса. – И феи, и люты, и целая страна часовщиков – людей, занимающихся часодейством.

– Чем-чем?

– Эй, Леха! – неожиданно громко крикнул кто-то с задних рядов. – Иди к нам, у нас четвертого игрока не хватает…

Василиса обернулась: кричал огненно-рыжий парень. На его черной майке красовался огромный красный череп со скрещенными костями.

– Позже! – отмахнулся Лешка. – Это Серега из нашей команды, один из старших, – пояснил он Василисе. – Наверняка вожатым будет, потому что ему скоро семнадцать стукнет.

– Да он же с дамой разговаривает, – ухмыльнулся смуглый, похожий на Ника мальчишка. – Ему не до нас сейчас…

– Ты смотри, приедем в лагерь – никаких свиданий, – продолжил Серега, озорно блеснув глазами. – Только тренировки, жесткий график!

– У меня тоже будут тренировки! – рассердилась Василиса.

– Не обращай внимания, – сказал Лешка, и его щеки порозовели. – Они всегда так…

– Я и не обращаю.

– Покраснели-то как!

Компания загоготала на разные голоса.

Но так как Василиса с Лешкой не реагировали на насмешки, а четвертый игрок все-таки нашелся в виде худого белоголового парня, ребята оставили их в покое и занялись игрой.

– Слушай, ты мне хоть что-нибудь разъяснишь? – опять пристал с расспросами Лешка. – Например, что за фрукт этот Марк, а?

Василиса медлила. Во-первых, она не знала, с чего начать. Да и не очень хотелось заново переживать произошедшее, пусть и в воспоминаниях. Ну, кроме некоторых приятных моментов. И потом, исчезновение новых друзей ее очень расстроило. А что, если она их больше никогда не увидит?!

– Я, между прочим, из-за тебя кое-что пережил, – глухо произнес Лешка. – На меня напали толпой, связали да еще и… Извини, но твоего брата, как встречу, пристукну на месте! Подло бить лежачего, да еще и связанного. – Вспомнив об этом, мальчик сжал кулаки до белых костяшек.

– Да, интересно, куда все они делись… – машинально поддакнула Василиса, не расслышав укоров друга.

– Может, в других автобусах? – вздохнул Лешка, немного обиженный ее невниманием. – За нашим штук пять таких же…

– Ага…

– В этом много ребят из моей команды… А твои гимнасты наверняка где-то позади едут.

– Ага, и я ничего не понимаю.

Лешка почесал нос и скривился. Василисе стало неловко.

– Хорошо, – решилась она. – Я тебе расскажу все по порядку. Но только не перебивай.

Поразмыслив, девочка начала рассказ с праздника в отцовском доме, где она познакомилась с ненавистной Еленой Мортиновой и ее любимчиком Марком. Как ни странно, больше всего Лешку заинтересовал фокус с расширившимся пространством гостиной. Но как только он услышал, что Марк угрожал Василисе и даже чуть не сломал ей пальцы в первую встречу, то вновь нахмурил брови.

– Ну, если я доберусь до него, – процедил Лешка, – то все ему припомню! И твоему брату тоже.

– Не надо! – тут же испугалась Василиса. – Ты же видел, какой это мерзкий тип, тебе с ним лучше не связываться. За Марком стоят могущественные часодеи, очень опасные… Я надеюсь, что его из Часового Круга закинуло на другой край света, например в Арктику.

– Было бы неплохо, – мрачно согласился друг. – Хотя белых медведей жалко… И вообще, его я точно не боюсь.

К недоумению Василисы, семейное испытание на часовые степени не произвело на Лешку большого эффекта. А вот побег из дома вызвал бурю эмоций.

– Молодец! – восхищенно произнес он. – А я тебе сразу говорил: выбирайся ты из этого дурацкого дома. Извини, но семейка у тебя… Кстати, ты еще ни слова не сказала об отце… Как он тебя встретил?

Лешка смотрел так требовательно, что Василиса тут же сдалась. Она говорила медленно, заново переживая злосчастную встречу с отцом, его пощечину, ехидный взгляд Норта и заточение в холодном сарае.

– Вот гад! – изумленно прокомментировал друг. – Кучу лет не вспоминал о тебе и, пожалуйста – ударил! Да он просто ненормальный!

Вновь пережив то сильное и неприятное потрясение, Василиса решила сменить тему и принялась рассказывать о встрече с Ником и Фэшем. Намеренно пропустив историю о нападении треуглов, она долго описывала путешествие по Воздушному замку и, забегая вперед, красочно и в подробностях описала Ратушу и Лазорь. Собравшись с духом, она рассказала о черных крыльях Фэша.

Лешка воспринял новость спокойно – он же видел крылья у Василисы.

– Там у всех есть крылья? – уточнил он.

– Нет, только у высших часовщиков. Или часовщиков Высшего Круга, как-то так.

– Значит… там ты вроде как избранная? – Лешка недоверчиво прищурился.

– Сам ты избранный! – вспылила Василиса. – Будешь меня подкалывать, ничего больше не скажу!

– Откуда мне знать? – пожал плечами друг. – Я бы ни за что не поверил, если бы не видел у тебя… Слушай, а покажешь потом, как летаешь?

– Если вспомню, как это делается, – буркнула девочка.

Она сама себе не хотела признаваться, что немножко гордится тем, что она теперь часовщица и у нее есть настоящие крылья. И пусть она почти ничего не умеет, зато у нее высшая степень часодейства. Смутившись, Василиса быстро отогнала от себя глупые мысли. Не очень-то радушно ее приняли эти эфларцы, а Фэш так вообще сначала в открытую насмехался над ней. И чтобы стать действительно хорошей часовщицей, ей придется долго-долго заниматься…

Решительно тряхнув головой, Василиса принялась рассказывать о коварном плане Нортона-старшего по поводу Лазарева – отца Ника: о собрании РадоСвета, вынесении приговора и страшном наказании. Вспомнив, как Лазарева «состарили» с помощью часодейства, она снова ужаснулась. Да и Лешка принял всю историю очень близко к сердцу.

– Вот гад, – процедил он. – Твой папаша – настоящий подлец.

Василиса промолчала. На душе заскребли кошки. Она вспомнила свой бой с Еленой Мортиновой и вмешательство отца.

«Нет», – сказал тогда Нортон-старший. Он не позволил Елене совершить злодеяние, защитил дочь…

Чтобы отвлечься, девочка принялась рассказывать о Черноводе – прекрасном замке над морем, о Тронной Зале с удивительной мозаикой, о бассейне с русалками и Зеленой Комнате. Но вместе с этим пришлось рассказать о побеге из отцовского замка. И о том, как девчонка Маришка…

– Зачасовала – это как? – не понял Лешка. – Убила?!

– Сначала я тоже так подумала. – Вспоминая об этом ужасном событии, Василиса прерывисто вздохнула. – Но оказалось, что после зачасования человека можно спасти… Ника вырвали из его временного коридора, а потом поставили на место… – Василиса осеклась. Елена что-то говорила об этом… Да! Тех, в ком течет духовная кровь, – уже не спасешь. Тех, кого называют полудухами.

– Главное, что теперь с ним все хорошо, – торопливо продолжила она. – Его спас отец. А еще Ник стал часовщиком, как давно мечтал.

– Так любой может стать часовщиком?

– Нет, далеко не каждый, – покачала головой Василиса. – Наоборот, это крайне трудно. Но так случилось, что на посвящении феи предложили исполнить любое мое желание и я попросила их дать Нику часовую степень.

– А-а-а, – протянул Лешка. И вдруг смущенно спросил: – А за меня ты могла бы словечко замолвить?

– Ты хотел бы стать часовщиком?! – изумилась Василиса.

– Ну да, – кивнул Лешка, смутившись еще больше. – Ведь это же так интересно: летать, колдовать!

– Часовать, – рассеянно поправила девочка.

Василису очень удивило поведение друга: едва узнав о часодейном мире, он тут же загорелся идеей стать часовщиком. А вот она столько времени не решалась. Впрочем, Лешка не знает еще, насколько серьезная штука это часодейство. Оно дает знание тайных законов, дает власть и небывалую ответственность. И наверняка портит характер. Вспомнив о Фэше, Василиса про себя усмехнулась: еще в первую их встречу Ник говорил, что все часовщики немного чокнутые.

– Да ладно, я пошутил. – Лешка по-своему истолковал ее молчание. – И что дальше было?

Больше не останавливаясь на деталях, девочка коротко рассказала о фее Диане, пришедшей на помощь во время побега из Черновода, о ночи в лесу, о музыкально-танцевальных соревнованиях – Чарованиях в долине фей. Все больше воодушевляясь, она говорила и говорила: о часовом посвящении и загадочных цветах-старочасах, о Селестине – фее Светлого Образа и Мендейре – фее Темных Мыслей. О первом полете, о постоянном недоверии Фэша и, наконец, – о своем похищении и Марке, выманившем у нее с помощью угроз Рубиновый Ключ, подаренный феями.

– Дальше ты знаешь: у меня неожиданно обнаружился Черный Ключ – самый таинственный из семи, – закончила Василиса.

Лешка некоторое время молчал, наморщив лоб.

Между тем в автобусе царило радостное волнение: водитель объявил, что они все скоро прибудут в лагерь. Многие из ребят прилипли носами к окнам, но по обеим сторонам дороги продолжали бежать, сливаясь в единую стену, высокие и ровные сосны.

Василиса первой нарушила затянувшееся молчание:

– Ну и что ты обо всем этом думаешь?

– По всему выходит очень загадочная история, – отозвался Лешка. И вдруг спросил: – Слушай, ну а Фэш этот, Драгоций, ты ему доверяешь? Тебе не кажется, что он тоже хочет тебе навредить?

– Зачем? – искренне изумилась Василиса. – Он, в общем-то, неплохой парень, только…

– Злой, жестокий, нервный и заносчивый, – завершил за нее Лешка.

Василиса не ответила, сраженная столь правдивым портретом хозяина СреброКлюча.

– Он лучший друг Ника, а вот ему я доверяю всецело, – твердо произнесла она.

Лешка нарочито громко фыркнул: как знаешь, мол.

Наконец, впереди показались большие кованые ворота с деревянной вывеской: «Вершина». Василиса выходила из автобуса чуть ли не последней. Она оглянулась по сторонам, но знакомых лиц не увидела. Даже Лешка и тот вдруг куда-то исчез!

Что же делать дальше? У нее с собой ничего нет – даже зубной щетки. Предвкушая неприятное объяснение с дирекцией лагеря, девочка поежилась. И вдруг ее озарило: надо же найти Ольгу Михайловну! Любимая тренерша поможет во всем разобраться.

– Василиска, смотри-ка! – Рядом возник Лешка.

Он со счастливой улыбкой передал ей новенький рюкзак – небольшой, синего цвета, отстроченный белой нитью, с металлическими застежками на карманах.

– Это не мое… – Василиса с большим сожалением оглядела рюкзак – вещь хорошая, фирменная.

– Между прочим, его только что водитель вынес из багажного отделения. «Кто здесь Огнева?!» – кричит. Я и говорю: «Давайте передам…» И представляешь, тут же отдал! А у меня смотри какой, а? Новый, прямо из магазина… Смотри, даже ценник есть! А вот вещи в нем все мои. Чудеса, да?

Василиса присела на корточки, медленно открыла клапан, потянула за шнурок. Внутри аккуратной стопочкой лежали две пары джинсов, несколько цветных футболок, в отдельном пакете – зубная щетка и паста, почему-то детская – с дракончиком на боку, нераспечатанное мыло, кроссовки… В самом низу, сложенный вчетверо, лежал ее старый рюкзачок – обычно Василиса брала его на тренировки. А рядом с ним – маленькая записная книжка в знакомой потрепанной обложке.

Василиса вытаращила глаза: как здесь очутился этот старый блокнот?! Ведь он остался в квартире у Марты Михайловны. Вспомнив о бабушке, девочка почувствовала угрызения совести. Несмотря на то что опекунша имела кучу странностей, например собирала вокруг себя десятки кошек, все же она вырастила ее и особо не обижала. Василиса дала себе крепкое обещание навестить Марту Михайловну, как только представится возможность. Пока что следовало разобраться со своими проблемами: как они с Лешкой оказались в этом лагере, кто дал им вещи и…

– Как здесь очутился мой дневник? – задумчиво спросила Василиса, листая страницы.

– У тебя есть дневник? – удивился Лешка.

– Был в детстве, – краснея, ответила девочка. – Да и я там больше задачи решала, примеры… Так, блокнот.

– Это же глупо, – снисходительно заметил Лешка. – А вдруг кто-то прочитает?

– Обойдется! – Василиса спрятала книжку обратно в рюкзак. – А дневники ведутся для того, чтобы навести порядок в мыслях. Написал то, что тебя волнует, и сразу стало легче на душе.

– Мысли надо держать в голове, – назидательно сказал мальчик и в подтверждение дотронулся пальцем до виска. – Никто не залезет и не узнает.

– Сильно сомневаюсь, – пробормотала Василиса, но друг ее не услышал.

Перекрывая гул голосов, по лесу пронесся крик:

– Молодежь, внимание!!! Кому от тринадцати до шестнадцати лет – ко мне! И быстро, а то останетесь без обеда!

Кричал тот самый Серега в черной майке с красным черепом, еще в автобусе предлагавший Лешке играть в карты. Рядом с парнем стояла высокая и очень худая девушка с грустным и напряженным лицом. На ее курносом носу, густо усыпанном веснушками, чудом держались огромные круглые очки в массивной оправе. В руках она держала большую толстую тетрадь, похожую на классный журнал, и записывала в нее фамилии приехавших. Очевидно, к этому делу вожатая относилась крайне серьезно: на ее широком лбу пролегла глубокая морщинка, а губы от усердия сжались в тонкую линию.

– Вот, что я говорил? – шепнул Лешка на ухо Василисе. – Наш Серега – вожатый! Давай скорей к нему, а то, если места не останется, к малолеткам запишут. У малышни строгий распорядок дня, но главное – им много чего нельзя.

– Чего нельзя? – не поняла Василиса.

В отличие от Лешки, почти каждое лето отдыхавшего в летних лагерях, она-то первый раз попала в подобное место, поэтому для нее все гласные и негласные правила, понятные для старожилов, были в новинку.

– Похода с ночевкой не будет, купаться в речке нельзя, – начал перечислять Лешка, не забывая расталкивать сверстников, чтобы пробиться поближе к Сереге. – На завтрак манную кашу дают, у-у-у… С медом. – Его передернуло от омерзения. – И в Большой Игре только старшие отряды участвуют – первый и второй. Потому что в третий детей с семи лет принимают…

– В какой такой игре? – Василиса еле поспевала за другом.

– О, Рознев! Иди сюда! – Наконец рыжий вожатый заметил их усилия. – И подружку свою тащи… Эй, а ну расступились! Рыжих принимаем без очереди, – подмигнул он Василисе. – Тебе сколько стукнуло? Запишись у Риты.

– Ей через три недели будет тринадцать, – тут же сказал Лешка.

Вожатая поглядела на девочку с прохладцей.

– Записываю в третий отряд.

Василиса жутко испугалась, ведь только что Лешка очень живо расписал ей ужасные перспективы пребывания в «малышовом» отряде.

– Скажите, пожалуйста, можно ли мне во второй отряд? – как можно жалобнее попросила она.

– Нет!

– Мы так хотим попасть в один отряд! Мы с детства дружим, – канючил Лешка, но Рита неумолимо покачала головой:

– Не положено.

Василиса расстроилась. Перед глазами замелькали тарелки с манной кашей и куча ревущих малышей над ними.

Но Сережка мгновенно спас положение.

– Маргарита Сергеевна! – душевно произнес он, приобнимая вожатую за плечи. – Да что вы так строги, в самом деле? Друзья с детства, всегда вместе, неразлучны, пусть идут в один отряд. Если они вам лично не нравятся, так давайте их в первый определим, к самым старшим – потом сами в третий сбегут. А так и вправду, что им с малышами делать?

– Ну уж нет, пусть будет второй… ближе к правилам, – сказала Рита, покраснев.

Кажется, мягкий голос Сереги действовал на нее неким волшебным образом.

Василиса с Лешкой получили по регистрационному бланку с печатью и пошли с другими мальчишками и девчонками по широкой аллее мимо череды одинаковых треугольных домиков. Отстояв небольшую очередь в административный корпус, в обмен на свои бумажки ребята получили у дежурной ключи от домиков 13 и 21.

– Класс! – удовлетворенно произнес Лешка. – Мы будем жить почти рядом – наши дома напротив.

– А сколько в таком домике мест? – Василиса с любопытством осмотрела ближайшую треугольную крышу.

– Четыре-пять, – ответил друг и торопливо добавил: – Ну, я пошел устраиваться, скоро подойду. Или ты приходи, если быстрее справишься… Пойдем на обед. Не знаю, как тебе, а мне очень есть хочется.

Дверь в домик номер 13 была приоткрыта: изнутри доносились веселые девичьи голоса. Василиса взбежала на крыльцо по небольшой скрипучей лестнице и смело шагнула внутрь, на пушистый коврик.

Как же она удивилась, когда увидела своих соседок! На кроватях, расположенных у самых дверей, сидели друг напротив друга Даша и Маша, девочки из спортивной группы по гимнастике. Вытаращив голубые глазищи, они с удивлением взирали на Василису. Она же в который раз поразилась их сходству: Даша и Маша не были сестрами, но казались похожими, словно близняшки. Даже выражение лиц у них было одинаковое.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении