Наташа Калестреме.

Ключ к вашей энергии. 22 протокола эмоциональной свободы



скачать книгу бесплатно


Травма брошенности

У Франсуа Олланда, обладающего прекрасным чувством юмора, всегда грустное выражение лица. Бывший президент, похоже, надеется вновь завоевать одобрение, объезжая Францию в рамках автограф-сессии своей книги, подписывая экземпляры порой до двух часов ночи. Эта жажда внимания, часто встречающаяся у артистов, типична для травмы брошенности. Страдающие ею люди часто с трудом переживают одиночество. Олланд тем не менее прославился на весь мир своей связью с двумя женщинами одновременно. Огласка его связи с Валери Триервейлер заставила экс-президента официально расстаться с Сеголен Руаяль. А после откровений таблоида Closer ему пришлось публично порвать с Валери Триервейлер в пользу Жюли Гайе. Естественно, что в 2017 году ему пришлось отказаться от попыток участия в президентской гонке, став единственным президентом Пятой республики, не баллотировавшимся на второй срок.

Обрести независимость от чужого мнения – это, собственно, и есть избавление от травмы брошенности. Но при этом надо постараться самому не бросать друзей и близких, людей, которые поддерживают вас в трудные моменты, и постараться не бросать ваши занятия (увлечения, хобби, профессиональные проекты).


Травма унижения

Франсуа Миттеран, Жорж Марше[12]12
  Жорж Марше (1920–1997) – французский политический и государственный деятель-коммунист: генеральный секретарь ФКП с 1972 по 1994 год, депутат Национального собрания Франции с 1973 по 1997 год.


[Закрыть]
и Шарль Паскуа[13]13
  Шарль Паскуа (1927–2015) – правый французский политик и бизнесмен, бывший министр внутренних дел в кабинете Жака Ширака (1986–1988) и в правительстве Эдуара Балладюра (1993–1995).


[Закрыть]
прославились своими обидными и унижающими других высказываниями. Чтобы отразить возможные упреки, они стремились постоянно быть в курсе настроений других до такой степени, что забывали о собственных потребностях и желаниях, и это подпитывало их травму унижения. Марин Ле Пен страдает от той же травмы. Ее унизил отец, заявив, что ему стыдно за то, что она носит его имя. В ответ она унизила его, исключив из партии, которую он и основал. Экспертом по унижениям можно назвать Дональда Трампа – он жестоко унижал своих конкурентов и журналистов в постах в «Твиттере» и дошел даже до высказываний, что с женщинами можно делать все что угодно.

Если вы не хотите больше терпеть уничижительные замечания со стороны вашего окружения, как личного, так и общественного, даже незнакомых людей на улице, следует избегать самому мелких поддразниваний, унижений, нелицеприятных прозвищ в адрес близких. Прекратив злоупотреблять обидными выражениями (в стремлении избежать разочарования), мы можем ощутить, что и другие больше не обижают нас. Если относиться с вниманием к собственным характеристикам («я идиот») и к подпитке собственных обид, травма унижения вполне может рассосаться.


Травма предательства

Николя Саркози и Доминик де Вильпен – прекрасная иллюстрация постулата «мы притягиваем к себе людей и ситуации, которые дают нам возможность вновь пережить травму». В данном случае это предательство. Оба этих политика стремятся все контролировать, особенно будущее, всячески приветствуют проявления верности (выказываемые их ближним кругом) и готовы на все, чтобы избежать неудач. Подозрение в возбуждении налоговой проверки относительно отца одного из них, выбор другого кандидата на выборах 1995 года[14]14
  Франсуа Саркози был министром при президенте Жаке Шираке, который покровительствовал ему еще на президентских выборах 1981 год. Однако в 1995 году, узнав, что по прогнозам Ширак набирает мало голосов, порвал с ним и поддержал его соперника. Ширак, вопреки всему, выиграл, и Саркози лишился всех постов.


[Закрыть]
, привлечение профсоюзов для борьбы с соперником, обвинение в деле Clarstream[15]15
  Доминик де Вильпен пытался обвинить Саркози в коррупции и получении откатов на секретные счета люксембургского банка Clearstream, однако надежных доказательств предъявлено не было, и ему с трудом удалось самому избежать обвинения в дискредитации.


[Закрыть]
… Эти два политических деятеля яростно соревнуются друг с другом во взаимном предательстве на протяжении уже пятнадцати лет. Они подпитывают травмы предательства и увеличивают риск быть преданными своими близкими.

Прекратить стремиться все контролировать, всем управлять, якобы с целью помогать окружающим (это оправдывает наше стремление к контролю), и заняться исполнением обязательств по отношению к самому себе (наладить правильное питание, заняться спортом, медитацией, бросить курить…) – лучший способ избавиться от травмы предательства. Научитесь не спешить, и предательство, как личное, так и профессиональное, станет лишь плохим воспоминанием.


Травма несправедливости

Эммануэль Макрон, которого называли «тайным сыном Франсуа Олланда», занял его место после выборов. Олланд был предупрежден: свою программу Макрон заявлял вполне открыто, это решение не было предательством, скорее, несправедливостью. Такова травма Эммануэля Макрона. Его намерение отменить налог на жилище, продекларированное в феврале 2017 года, было вызвано желанием отменить «несправедливый для 80 % домохозяйств налог», а не стимулировать приобретение недвижимости. В январе 2019 года Макрон заявил: «Истинная несправедливость – это не когда кто-то зарабатывает больше». И двумя месяцами позже: «Это не несправедливая политика, это инвестиционная политика».

Как избавиться от чувства, что с тобой несправедливы? Прежде всего, осознав собственное несправедливое отношение к самому себе. Перестать тратить все свои силы на достижение совершенства во всех областях в ущерб своему здоровью или времени, проведенному с близкими. Для начала откроем глаза пошире на наши слабости и удовольствия, чтобы избежать выгорания. Постараемся не забывать тех, кто нам помогает и влияет на наши решения.

Чаще всего мы страдаем от двух травм одновременно, поэтому их не так-то просто идентифицировать. Это, к примеру, случай Анн Идальго[16]16
  Анн Идальго (род. 1959) – французский политик, мэр Парижа (с 2014 года), первая женщина на посту мэра Парижа за всю историю города.


[Закрыть]
. Мэр Парижа обладает совершенным телом (травма несправедливости), и ее бедра чуть шире плеч (травма предательства). Брюно Жюльяр, ее заместитель, подав в отставку в 2019 году, совершил двойное предательство – после всего, что она сделала для него. В 2008 году, во время муниципальных выборов, она получила максимальное количество голосов в первом туре, но во втором проиграла из-за того, что два других кандидата вступили в коалицию. Несправедливость она пережила в 2014 году, когда стала мэром Парижа, в то время как ее партийный список победил в 15-м округе.

Принятие испытаний

Неважно, одна или несколько у вас травм. Главный ключ к исцелению – внимательное отношение не только к переживаниям наших близких, но и к самим себе, и наблюдение за нашим собственным восприятием событий. Я приведу пример, который все прояснит. Николь принимала участие во всех моих семинарах. Она рассказала мне, как ощутила ужасную несправедливость, когда ее друг не поздравил ее с днем рождения при пробуждении утром. (Другие могли воспринять это как отвержение, предательство, унижение или брошенность, в зависимости от их собственной травмы.) Вечером, обнаружив, что он организовал ей праздник-сюрприз вместе с друзьями, она снова ощутила несправедливость, но на этот раз потому, что он не догадался, что она предпочла бы провести вечер за ужином с ним вдвоем. Оглянувшись назад, она осознала, что воспринимала все события через призму собственной травмы. Она не отдавала себе отчета в том, что воспроизвела эту же несправедливость по отношению к своему другу, дуясь на него весь день, хотя на самом деле он думал только о ней.

Всю жизнь мы будем притягивать людей и ситуации, которые создадут нам возможность переживать наши травмы, чтобы их залечить. Понимание этого позволяет прекратить поспешно судить о действиях окружающих и переживать травмы значительно легче.

Рассмотрим пример: Лоран, один мой друг, который живет на юго-западе Франции, владеет пополам с сестрой, живущей в Испании, маленькой квартиркой в Париже. У Лорана травма отвержения, он любит уединение и страшно боится общения с незнакомцами. Поскольку мы притягиваем ситуации, которые позволяют нам вновь пережить травмы, сестра случайно предлагает своим друзьям переночевать в их квартире именно тогда, когда Лоран приезжает туда уединиться. Он воспринимает стечение обстоятельств как небрежение со стороны сестры и отвергает ее в свою очередь, запрещая ей пускать кого-либо в квартиру без предварительной договоренности. Так длится вплоть до дня, когда свекровь сестры, у которой диагностировали онкологическое заболевание, просит разрешения пожить в квартире, чтобы сдать анализы, но там живет Лоран. И он обижается: «Тогда я съеду в гостиницу». Лоран отодвигает проблему, отвергая квартиру. Он так и не понял, что вся ситуация подводит его к тому, чтобы взглянуть в лицо травмы столько раз, сколько нужно, чтобы осознать главное: надо прекратить воспроизводить отвержение вокруг себя. Под влиянием моих советов он решает открыто согласиться с приездом свекрови и остаться в квартире. И чем все закончилось? Свекровь прислала ему письмо, в котором объяснила, что все-таки решила остановиться у подруги, у которой ей спокойнее, и ее присутствие не будет мешать Лорану.

Не заставлять себя и свое окружение вновь переживать свою травму позволяет избежать повторения одних и тех же испытаний безостановочно всю жизнь. Отказаться от общения с теми людьми, которые реактивируют нашу травму, – не выход. Выявить наличие травмы, принять ее, осознать ее цикличное воспроизведение и то, что она воспроизводится вновь для нашего же блага, – самый надежный способ избавиться от нее и прекратить страдать.

Признать наличие травмы – не значит со всем согласиться. Перед лицом насилия, агрессии, даже просто злобы и оскорблений необходимо защищаться и не бояться выражать свои ощущения. Конечно, речь не идет о физическом насилии, избиении, перверсиях, всех видах физической агрессии, единственным средством спасения от которых служит бегство. После реакции само испытание следует рассматривать как опыт. Отступая, мы оставляем возможность другому человеку извиниться, пусть даже годы спустя, и нам вместе стать сильнее, развить способности и таланты, которые мы даже не подозревали у себя. И у нас будет время взглянуть на испытание с другой точки зрения.

Ожидая улучшения, вы вполне имеете право поделиться вашими разочарованиями. Обижаться на кого-то за то, что он заставил нас пережить, вполне нормально, даже если речь идет о родителях, братьях и сестрах, бабушках и дедушках, супругах или друзьях! Но чтобы принять это испытание и двигаться дальше по дороге жизни, рекомендуется освободиться от токсичных эмоций. Однажды у вас все получится. Каждой вещи свое время.

Я бы посоветовала для начала выразить ваше разочарование, гнев, обиду или злость третьему лицу или психотерапевту. Это позволит снять блокировку на пути чувств, которые иначе могут превратиться в насилие или болезнь. Если вам никак не удается сделать шаг назад, помогут следующие главы. И не забывайте, что те, кто заставляет нас страдать, помогают понять наши травмы, повторяющиеся проблемы и избавиться от них, даже если их трудно осознать. Наши сегодняшние палачи станут нашими лучшими союзниками, которые помогут нам измениться.

Отстранение от испытания

Иногда мы можем ошибиться с целью. В этом случае можно с уверенностью сказать, что мы ставим себе нечто в вину. Например, наш отец заставил нас пережить ужасные вещи, но совершенно неосознанно мы жестоко виним свою мать за то, что она не смогла нас защитить; часто это означает, что виним мы на самом деле самих себя за то, что не сумели вовремя дать отпор. Точно так же, если друг принял решение, которое смертельно обидело нас, гнев мы переносим на его жену, потому что все проблемы из-за нее; на самом деле мы обижаемся на самих себя за то, что не предвидели возможных проблем в этой дружбе. И последний пример: мы подвергаемся нападкам на работе, но критикуем брата за недостаток внимания к нам; на самом деле это признак того, что мы не можем достойно ответить начальнику.

Из-за этой скрытой вины мы наносим себе ментальные и физические травмы… и таким образом наказываем себя. Это выражается вполне конкретно в якобы случайном падении на лестнице, неловком столкновении с дверью или ломании пальца на ноге о мебель… А на самом деле так выражается скрытое чувство вины.

Чем сильнее наши страдания, тем активнее наше сознание мешает нам увидеть правду. Те, кто сохранит скептицизм по прочтении этих строк, пережили самые жестокие испытания. Стараясь защититься от страданий, сознание закрывает от нас понимание.

Протокол 1. Выход из порочного круга эмоциональных травм

1. Осознайте цикличность ваших проблем, связанную с вашими травмами (отвержение, брошенность, унижение, несправедливость и предательство). (Примечание: если вы уверены в том, что ничем не страдаете, это без всяких сомнений означает, что у вас травма несправедливости, которая заявляет о себе: «У меня ничего нет, все в порядке».)

2. Поймите, что у другого наверняка такая же травма, что и у вас, и он помогает вам увидеть ваши уязвимые моменты.

3. Постройте границы приемлемого, расскажите о ваших обидах, чтобы высвободить гнев. Поделитесь с кем-нибудь тем, что заставило вас пережить эту травму. Будьте внимательны, чтобы не втянуть ваше окружение в переживание вашей травмы.

4. Прекратите себя упрекать.

5. Преодоление травмы начинается с понимания того, что она активизирует вновь и вновь нечто, что требует исцеления. Надо прекратить порочный круг повторений.

6. Прекратите обижаться – это первый шаг к избавлению от травмы.

7. Не делайте этого ради кого-то, действуйте потому, что это единственный способ освободиться самому.

8. Если травма прекращает напоминать о себе – вы исцелились.

Глава 3. Как понять смысл болезни

Впервые я посмотрела на свое заболевание не только с клинической точки зрения, когда у меня поднялась очень высокая температура, приковавшая меня к постели на двое суток. Естественно, я обратилась ко врачу. Он выписал мне больничный и вдруг увидел, как я скривилась, надевая пальто… Я ничего не сказала о боли в плече, которая терзала меня при любом движении. «И кого вы хотели провести?» – спросил он с улыбкой. Я не сразу поняла вопрос. Я не видела никакой связи температуры с болью, мучившей меня. И доктор объяснил, что многие его пациенты, страдавшие от боли в плече, имели нечто общее: желание вывести на чистую воду кого-то из их окружения. Это откровение задело меня… Разве наши взаимоотношения с близкими имеют отношение к нашим болезням? Врач порекомендовал мне проработать взаимоотношения с человеком, который на самом деле занимал тогда все мои мысли. Вторым шагом стало посещение психотерапевта, превратившееся в еженедельный курс продолжительностью почти год. Может показаться невероятным, но боль начала постепенно слабеть, потом полностью исчезла, и все это без каких-либо медикаментов! Тогда я не совсем осознала, что произошло. Однако вспомнила об этом случае, когда мне диагностировали двойную грыжу позвоночного диска. Решение прямо-таки напрашивалось: выздороветь можно, если понять причину болезни.

Замкнутый круг болезней

В течение нашей жизни повторяются не по одному разу не только многие события, но и болезни. К несчастью, мы не придаем большого значения этой цикличности. И что еще хуже – болезнь нас не удивляет. Ангина, насморк, боли в животе, мигрень, проблемы с кишечником, воспаление, астма, боли в спине или цистит… А если вдруг регулярное возобновление этих недомоганий неслучайно? А если этот проклятый цикл имеет некий смысл? Когда мы прикованы к постели, страдаем, мы думаем, что особо чувствительны к некоторым типам микробов, бактерий или подцепили жестокий вирус, который гуляет в обществе. Причинами нашей болезни, как нам кажется, являются холод, эпидемия или наследственность. Однако семейные врачи отмечают, что большинство патологий у их пациентов то и дело возвращаются. А мы приходим в отчаяние, наблюдая, что медикаменты помогают только приглушить болезнь, но не вылечить навсегда. Что же сделать, чтобы вырваться из этого круга?

Анализируя разные реакции на болезнь, я заметила, что мы довольно небрежно относимся к нашему телу. К примеру, возьмем знакомую каждому головную боль. Как правило, нашей первой реакцией бывает что-то типа «это не страшно, боль пройдет сама». Потом, если она не проходит, мы принимаем анальгетик. Представим себе машину, у которой на приборной панели загорается красный сигнал, сообщающий о том, что тормозные колодки пора менять. Если бы мы реагировали в точности как на головную боль – «само пройдет» – и не меняли колодки, все бы кончалось аварией. Следующее решение – принять таблетку, не разбираясь в причинах боли. Если рассматривать аналогию с машиной – это что-то вроде выключения красного сигнала, свидетельствующего о том, что что-то не в порядке. Выключение сигнала не помешает машине врезаться в стену, поскольку тормоза останутся неисправны. А в примере с головной болью – мы и есть эта машина.

Это сравнение наглядно подчеркивает два момента: первый, что мы порой внимательнее относимся к нашей машине, чем к собственному телу (у машины мы меняем тормозные колодки, но в случае боли в теле просто снимаем симптом); второй – симптомы и последствия интересуют нас гораздо больше причин проблемы.

Лекарства – химические или приготовленные на базе растений – только выключают маленькую красную лампочку, убирая симптомы. Например, если у меня бактериальная ангина, мне пропишут антибиотики; если я страдаю от спазмов в спине, мне пропишут миорелаксант, а если меня поразит экзема – кортизон; если же я переживаю приступы тревоги, то врач посоветует принимать анксиолитики… Но разве медикаменты воздействуют на то, что вызывает плохое самочувствие? Нет. И доказательство этому – болезнь возвращается снова и снова. Сколько человек, переживших воспаление в правой стопе, после завершения курса антибиотиков ощутив уменьшение или исчезновение боли, утратили надежду после того, как боль вернулась на прежнее место, ну или в левую стопу?

Вирусы, микробы, бактерии или возбудители эпидемий, несомненно, представляют собой патогенные организмы, но они существуют на Земле уже многие миллионы лет. Со временем они эволюционируют, приспосабливаются к изменениям на планете и своим носителям. Если бы их существование само по себе являлось залогом болезней, мы бы болели постоянно, все время. Однако заболевают не все, некоторые живут в добром здравии. И еще одна аномалия: вирусам, чтобы размножаться, нужно тепло, однако именно зимой они наносят наибольший ущерб… Может быть, это наше тело слабеет настолько, что становится чувствительным к переносчикам патологий?

Другие теории предполагают, что болезни происходят от разбалансировки внутри нашего тела. Биологические исследования позволяют это подтвердить: недостаток магния объясняет стрессовые состояния, избыток железа в организме лежит в основе неврологических нарушений, плохой холестерин влияет на циркуляцию крови, увеличение количества бактерий приводит к урологической инфекции. Попробуем перевернуть причинно-следственную связь. А вдруг флуктуация молекул всего лишь следствие? Тогда именно ослабление нашего организма провоцирует эти нарушения! Это может объяснить, почему большинство из нас являются здоровыми носителями потенциальных патогенов и почему лишь небольшая часть людей заболевает. Ярким примером вышесказанного можно считать вирус папилломы. Во Франции 85 % женщин подвергаются атакам этого вируса ежедневно, но только 0,002 % из них заболевают раком матки. А конкретнее – почему только 527 человек заболевают, в то время как остальные (31 миллион французских женщин), сталкивающиеся с вирусом, нет? Присутствие вируса в их крови не провоцирует начало болезни. Почему же у единиц из них болезнь все-таки развивается? И мы вполне можем предложить гипотезу: их организм ослаблен.

Другая причина терзающих нас недугов может быть связана с питанием. Если мы едим слишком много сахара или жиров, у нас не только нарушается пищеварение, но и неконтролируемо растет вес, возникает риск диабета. В этой ситуации именно избыточность кажется отягчающим фактором. Однако почему некоторые из нас едят больше, чем требует организм? Что мы пытаемся заглушить избыточной едой? Не пытается ли наше тело компенсировать ослабление за счет притока энергии из пищи: сахара, алкоголя, жирных блюд?

Сосредоточимся на проявлениях наших реакций на то или иное болезненное явление. К примеру, ребенок падает и обдирает коленки. Или мужчина страдает сильной болью в спине, вызванной серьезной грыжей, и практически не может ходить. Или женщина вдруг узнает о смерти кого-то из близких, и сердце ее сжимается, она задыхается или покрывается жгучей экземой. Наконец, студентка проваливает экзамен, ее позвоночник и шею скручивает спазм, и она не может повернуть голову. Какова бы ни была природа страданий, мы видим, что они все проявляются через физическую боль. Что же происходит в нашем теле и в нашем сознании? Именно в этот момент в процесс вмешивается разум. Он стремится защитить нас от боли. И ищет все возможные пути для устранения боли, заставляющей нас страдать. Точно так же, как ребенок бежит, плача, к маме, чтобы она продезинфицировала ссадины, наложила повязку и поцеловала, подула и попыталась утешить. Человек, жалующийся на радикулит, идет к врачу, чтобы доктор прописал противовоспалительное. Психиатр или психотерапевт поможет скорбящей женщине пережить горе, а кортизон уменьшит ее экзему. Студентка же отправится к физиотерапевту или остеопату, чтобы снять спазмы.

Какой вывод мы можем сделать из этих примеров? Посредством медикаментов и консультаций с врачами мы посылаем нашему телу сообщение: «Ты ошибаешься, ты не страдаешь». Однако падение, смещение межпозвоночного диска, горе или провал остаются с нами.

Помогая сбежать от ситуации, которая доставляет нам боль, наш разум парадоксальным образом отдаляет нас от того, что помогло бы найти решение.

Что хочет нам сказать болезнь

А если мы утратили рефлекс доверия нашему телу? Почему мы не обращаем внимание на информацию, которую оно нам посылает? С самого рождения мы выучились понимать боль как признак слабости. И создаем когнитивный диссонанс между тем, что ощущаем, и тем, как реагируем на проблему. Говоря иначе, мы стали слепы и глухи к призывам о помощи, которые нам посылает наше тело. Это немного похоже на то, как если бы наш телефон звонил, но мы нажимали бы отбой, даже не интересуясь, кто хочет с нами связаться. Заболевание – разве это не сообщение, которым наше тело озабочено?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении