Надежда Федорова.

Сказки, рассказанные внучкам на ночь. Книга 1



скачать книгу бесплатно

© Надежда Федорова, 2017


ISBN 978-5-4485-3260-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Мы будем рядом с тобой

Часть I
1

Сашка открыл глаза. В его голове сквозь свинцовую тяжесть и гул самолёта пронеслась мысль: «И где это я?». Парень подвигал руками и ногами: «Кажется живой! Темнотища-то какая! Кто меня сюда притащил? Я зачем здесь! Чёрт, как болит голова!». Он попытался подняться на ноги. Первая попытка не удалась. Решил привыкнуть к темноте – глядишь, и опора найдётся. Привыкал недолго: невдалеке замаячил свет фонаря. Человек, тяжело ступая, шёл мимо Сашки в дальний угол помещения. Парня человек не заметил: маленький захват темноты фонарём не позволил обнаружить его, лежачего за железобетонным блоком, брошенным в помещении ради каких-то хозяйственных надобностей. Сашка тупо наблюдал за движением света фонаря в темном пространстве. Человек остановился в углу помещения, поставил фонарь на пол, наклонился к куче тряпья и сказал:

– Ну, что, барышня, замерзла? Харчей тебе принёс! Ну же, вставай! Да, ты, никак того? Вставай, вставай! Кажись, жива и славно! А то меня братва в расход пустит раньше, чем тебя, за недосмотр. Дело же не сделано – помирай, как только дело сделается! Не жалко, помирай – вся порода насмарку, и ты гнилой её потомок! На, чаю горячего хлебни! А жить-то хочешь – хлебаешь! Никчёмная, а жить-то хочешь – рассуждал незлобно злой мужик.

Человек пробыл недолго – не прощаясь, ушёл. Сашка лежал не шелохнувшись. Он пытался вспомнить – как попал сюда. Смутно всплыли призраки вчерашнего вечера: он шёл на дело, Свистун с ножом в спине и всё… провал памяти. Ощупывав вокруг себя пол, наткнулся на нож. Кажется, этот нож был воткнут в спину Свистуна. И кровь на нём! Чья кровь? В углу кто-то тихо плакал. В голову прорвалась мысль: подождать рассвета. Где-нибудь мелькнет его луч: в конце-то концов не в подземелье же он лежит!

Очнулся от забытья или от сна, но голова гудела сносно. Луч света пробивался в соседнем за стенкой помещении без дверей. Понял, что лежит на полу в подвале какого-то дома. Сашка поднялся на ноги, устоял на них, увидел около своих ног окровавленный нож, почему-то поднял его и положил в карман черного полупальто. Не ориентируясь во времени, направился в угол помещения к куче тряпья. Откинув старое потрепанное одеяло, увидел худенькую девочку или девушку, одетую в свитер и джинсы. Пленница спала, свернувшись «калачиком». Около неё воняло ведро для испражнений. На её тонком запястье левой руки и ступни левой ноги красовались оковы, соединённые одной цепью длиною около двух метров. Конец цепи, намотанный на трубу центрального отопления, для надёжности был прихвачен замком для гаражей. Парень сел на корточки, удивлённо присвистнул, рассматривая железную сцепку. Девчушка проснулась и со страхом уставилась на него.

– Тебя как зовут? – поинтересовался Сашка.

– Алина – тихо ответила та.

– За что ж тебя так? – покачал головой парень.

– Не знаю! Какие-то бумаги надо подписать, а потом убьют или на органы пустят, но тоже убьют! Возможно на наследство позарились, а возможно и то и другое! Меня никто искать не будет —родных никого не осталось. – девушка сказала об этом отрешенно, как о деле обыденном и само собой разумеющимся.

– Ладно, потом всё расскажешь! Давай-ка, мы попробуем тебя освободить! – молодой человек стал осматривать место приковки Алины к трубе центрального отопления.

Луч света из соседнего помещения слабо помогал зрению.

Покрутив головой направо-налево, он ничего лучшего не придумал как закрутить вентиль подачи воды и валявшейся около коммуникаций фомкой отжать трубу от стенки в надежде, что где-нибудь «рванёт». Получилось! Рвануло!

– Быстро ретируемся отсюда, пока трубы наверху не остыли и нас с тобой не «замели». Поднимайся. Сними кроссовку – может повезёт и освободим хотя бы ногу! Ну же, постарайся! Молодец! Вот твоя куртка, вот шапка. Живо одевайся. Цепь намотай на руку, шарфом прикроем! Я сказал – живей! Ну же! – парень крепко обнял девчушку за талию и потащил её в ту сторону откуда приходил и куда уходил человек с фонарем.


На выходе дверь была заперта со стороны улицы на висячий замок.

«Предусмотрительные суки!» – зло бросил парень и фомкой стал отдирать доски, приколоченные к небольшому оконцу подвального помещения. Выбравшись наружу, бедолаги осмотрелись и обнаружили, что находятся на окраине города около подвала жутко обветшалого двухэтажного жилого дома.

– Дальше что будем делать? – спросила Алина и села на толстый сук, отломанный ветром от старого тополя.

– Вставай, пока бдительные дяденьки и тётеньки не заинтересовались нашим здесь присутствием. А ещё хуже, сюда могут нагрянуть бандюганы за вашим величеством. И ещё не совсем хорошо меня ищет полиция. Я с окровавленным ножом в кармане, и ты полуживая без документов – удача и для бандитов, и для ментов! Очень хочется узнать который час! Бежим, потом сложим лего! – скомандовал Сашка, схватил девушку за руку и поднял её на ноги – Бежим отсюда! Ну же, живее!

Парень с девушкой побежали подальше от места невольного ночлега. Наткнувшись на станцию метро, не сговариваясь, они начали спускаться по ступенькам в подземный переход. Дотронувшись до ручки двери входа на станцию, Сашка резко остановился.

– Не то делаем, не то! Наверх! Быстро наверх! – парень, схватив девушку за плечо, развернул её в обратную сторону. Оказавшись наверху, беглецы направились в сторону сквера, где «собачники» уже выгуливали своих питомцев. Разместившись на скамейке, оба обрадовались передышке. Время уже было известно: над входом на станцию часы показывали семь двадцать две по утру. Кроме времени, молодые люди не знали ничего и, главное, где и от кого искать спасение. Как в паршивом телевизионном шоу на них охотятся. Только в шоу более или менее понятны правила игры, а здесь похоже игра без правил.

– Надобно как-то определиться: куда бежать и где ховаться! В метро на камеры нарвёмся! Да и шарфом рука твоя подозрительно замотана! К тому же там нас уже могут ждать! Подведём итог нашего сегодняшнего совместного утра. Меня наверняка ищет полиция – судя по наличию у меня окровавленного ножа, я кого-то зарезал. А тебя, барышня, спохватятся бандиты, позарившиеся на наследство и может даже орган вашего прекрасного молодого тела! Ну тело ваше я уже оценил, а наследство у вас какое, сударыня, будет?

– Пятикомнатная квартира недалеко от Кутузовского проспекта и сколько-то денег на счете в банке. У меня полгода назад мать умерла. Она была дочерью профессора. Дедушка работал в НИИ. Я не помню, как называется институт или он нам никогда и не говорил о его названии. Впрочем, нас с мамой мало интересовало место его работы. Мы хорошо жили втроём. Я училась уже в Англии, когда умер мой дедушка. А вот полгода назад неожиданно от сердечного приступа умирает моя мать.

Странно, но на сердце она никогда не жаловалась. Я приехала вступать в права наследования, в аэропорту меня встретил мужчина, друг моей матери. Он любезно предложил доставить меня к нотариусу. Я села в машину, а больше ничего не помню. До своего дома я, как видите, так и не доехала.

– А почему села в машину к незнакомому мужику?

– Почему незнакомому? Мама посылала на мой комп фотки, где они вдвоём гуляют по городу, отдыхают на природе. Я с ней и с ним общалась по видеосвязи. Видела его на похоронах матери. Он на них всё суетился со скорбным лицом. Но пропало всё: и комп, и деньги, и документы, и мобильник!

– А ты не гонишь пургу? Может ты из тех, кто мне нож подкинул! Только вот не понимаю, кому и зачем-я-то понадобился?

– Мне всё равно веришь ты или нет! Я видела человека, который тебя приволок в подвал. Обычный с виду мужчина, только чем-то напуганный!

– А ты откуда знаешь?

– Он всё время озирался!

– Откуда ты могла всё это видеть: там темно было!

– У него фонарик на кепке светился.

– Ты его лицо хорошо запомнила?

– Думаю, если увижу, то узнаю. Ещё куртка на нём была красного света на белом меху. Я пить хочу и очень замерзала! У тебя деньги есть?

– А! Что? Есть, сколь-то рублей в кармане. А паспорт я с собой вообще не ношу! А мобилу свою я дома оставил! У тебя есть кто-нибудь из знакомых за городом?

– Они на знакомых выйдут! Мы людей зазря подставим! У меня евро есть в потайном кармане куртки! Может быть жилье снимем? Я устала, я ванну хочу принять! Я к маме хочу! Какой ужас! Я такое только в фильмах ужасов видела! Кино смотреть интересно, а натурально очень даже страшно!

– И чего заныла? То же навязалась на мою голову! Квартиру без паспорта снять размечталась? Ты себя с цепью на руках, в грязной одежде, испачканном мазутом лицом видела? Нам ещё цепь с тебя снять надо! Ладно, не реви! К маме своей в другой раз захочешь! Тебе в полицию надо обратиться. Ты потерпевшая, по таможне пробьют и паспорт новый выдадут. Заодно и цепь там снимут! Идёшь в метро на пост к ментам и всё рассказываешь! Спасителя в лицо не запомнила: убежал, когда в окно вылез, а в подвале было темно! Ты меня хорошо услышала?

– Хорошо! Я на слух не жалуюсь! Только как ты выкрутишься? Тебя полиция ищет за убийство, а бандиты будут искать за меня! И ещё, я бандитов в лицо видела – им такой свидетель не нужен!

– Не факт, что ты знаешь их в лицо! Вряд ли они не подстраховались! Наверняка работали в гриме! Их же свои могут в расход пустить за лишние проблемы! Обнаружат твой побег – за квартирой устроят слежку. Теперь ты им бесполезна, но в расход ради страховки могут пустить! Для возврата долга им буду нужен я! В полиции всё расскажешь! Может быть там кто и с соображалкой вместо мигалки работает: выследят их около тебя!

– Мне страшно! Я очень боюсь! – Алина заплакала.

– Я сказал иди. Другого выбора пока нет! Иди, не ной и так тошно! Я пойду поодаль от тебя и провожу до входа в метро. Стой, подожди! Назови мне адрес твоей квартиры!

Алина назвала.

– Говорила моя матушка, что пути господние неисповедимы! Всё-о-о-о, иди! – Сашка начал злиться.

– Я вспомнила! Дача! Ну, конечно, же дача! Там никто не живёт! Она принадлежит другу дедушки Зимину Павлу Михайловичу. Он сейчас в Германии работает. Замок кодовый! Электронный! Я шифр знаю! Нам можно там временно спрятаться! – разгорячилась девушка.

– Не нам, а мне. Ты идёшь в полицию безоговорочно! Вечно прятаться мы не сможем! Иди, я сказал, иди! На сегодня это последний шанс для тебя остаться живой! – Сашка резко поднялся со скамейки.

2

Савельев смотрел на возню специалистов около трупа. За годы службы в угрозыске майор не мог ответить на один вопрос: «Убивать то зачем? Место в этой жизни с рождения каждому определено! Зачем хочешь тянуть больше, чем положено – надорвёшься! Меру свою знать надобно! Лезут, лезут в „дамки“, а сами уже кому-то на обед приготовлены!». К майору подошёл лейтенант Юра Лесков:

– Виталий Григорьевич, мы закончили с трупом, можно его увозить. Пробили по базе – это Свистун, то есть гражданин Иванов Владимир Николаевич – в шестерках работал: в основном стоял на шухере. Свистуном прозвали за кодированный свист – на все случаи воровского дела у него свой код свиста был: ну, там, «опасность», «всё спокойно», «пора уходить». На «мокруху» с корешами никогда не ходил. Предположительно, попал под нож случайно – свидетелем чего-то стал. А чего?

– Разберёмся! Уже поздно! Труп в лабораторию! Всем отдыхать! – распорядился майор и направился к машине.


На утро следующего дня Савельеву позвонил дежурный и сказал, что его очень желает видеть мужчина в красной куртке. Савельев дал добро на пропуск.


– Присаживайтесь, с чем ко мне пожаловали? – спросил майор, указывая на стул.

Посетитель неуклюже сел на стул, кашлянул в кулак и уставился на окно.

– Рассказывайте, какое у вас ко мне дело! Я вас внимательно слушаю! – Савельев начал понемногу раздражаться: у него дел невпроворот, а этот пижон в красной куртке решил в тихий час поиграть.

– Да, да, сейчас! Меня зовут Игорь Петрович. Фамилия моя Лушников. Работаю в НИИ высоких технологий старшим научным сотрудником. Живу с семьёй в доме, возле которого вчера парня порезали. Этот дом при советской власти принадлежал РАН и сейчас в нём в основном живут ученые или их родственники. Я боюсь, я очень боюсь! И за жену боюсь и за ребёнка своего тем более! Я очень рассчитываю на вашу порядочность! Очень! – мужчина говорил взволнованно, сбивчиво и не очень непонятно.

– Я вас внимательно слушаю, пожалуйста, не волнуйтесь! – полицейский заговорил спокойным голосом, налил в стакан из графина воды и подал его посетителю. Тот жадно выпил воду.

– Понимаете, у меня есть дурная привычка или может быть хорошая, не знаю: я люблю осенью опавшими листьями шуршать, то есть ногами их подцеплять. Это я таким образом нервы успокаиваю. Ну так вот, вчера, поздно вечером возвратился с работы, поставил свою машину на стоянку и направился к подъезду не по дорожке, а пролез через лаз в кустах акации на газон. Ну и медленно по нему побрёл, подкидывая ногами листья. Туда «собачники» редко ходят – не каждый свою собаку через такие заросли поведет! Иду я себе, иду и пришёл к лазу на другой стороне газона около подъезда. Хотел было выйти, как услышал возню. Мне почему-то стало страшно. Я ветки на кусте пригнул и увидел, как один мужик в спину другого мужика нож вонзает. Я очухаться не успел, как услышал шум чьих-то шагов. Этот, который нож в спину вонзил, шмыгнул в кусты на противоположной стороне дорожки. Я подумал, что он убежал. В свете фонаря высветилась фигура парня лет двадцати-двадцати пяти, он нагнулся над порезанным мужиком, присвистнул: по-видимому, лежачего человека узнал. Я уже было хотел из кустов выйти, как неожиданно из укрытия выпрыгивает тот юркий мужичок и ударяет парня рукояткой пистолета по голове. Парень отключается, убийца вытаскивает нож из спины убитого, зажимает его в руке упавшего без сознания паренька и убегает в сторону дороги, откуда вскоре я услышал шум мотора автомобиля. Я понял только одно, что, если кто-нибудь из прохожих или жильцов вызовет милицию, парню будет «хана». Извините! – Игорь Петрович заёрзал на стуле и отвел глаза в сторону – Не каждый ваш коллега станет разбираться при таком удачном раскладе кто прав, а кто виноват! Я парнишку того от подъезда в кусты затащил, ножечек тоже подобрал, правда носовым платком.

– А мы ведь жильцов дома опрашивали: видел ли кто суету у подъезда – никто не признался! – уточнил подполковник.

– Во-первых октябрь – люди ко сну потянулись к этому времени, а во-вторых – кто же хочет быть зарезанным. Я к вам пришёл, а сам от страха трясусь – может убийца из мафии какой! Одежда-то на нём была не с «черкизона». – усмехнулся Лушников.

– Говорите, в кусты оттащили, а собака след не взяла! – с хитринкой в глазах Савельев поинтересовался у свидетеля.

– Не знаю, как у вас обучены собаки в дождь работать! – усмехаясь, ответил Лушников.

– А что дождь шёл? – уточнил Савельев.

– Господин офицер, не ловите меня на слове. Дождь начался, когда я того парня в машину погрузил. Ещё подумал, как мне вечер удался! – с иронией в голосе ответил Лушников. – Вы чего думаете, я к вам следы пришел запутывать. Куртка на мне красная. Жена купила, говорит модная и удобная. Что удобная спорить не буду, а то, что меня по ней быстро по камерам расшифруют – дело пустяковое. Либо за «бабки» сдадут, либо за «бабки» шантажировать будут. Умников на свете всяких хватает!

– А, скажите-ка, пожалуйста, вы, когда шли к подъезду по газону, случайно свиста не слышали? – майор внимательно посмотрел на свидетеля.

– Так в это время всегда свист раздаётся: молодёжь на улицу вываливает и пересвистывается. Даже, если свист и был, я на него никакого внимания не обратил бы. – Лушников явно устал от допроса, но требовалось задать ему ещё один вопрос – самый важный на сегодня.

– А парня то вы куда спрятали? – задал Савельев главный вопрос.

– Спрятал парнишку в подвале доме, где моя теща живет и за главную в нём числится. У меня ключ от подвала есть – я у ней слесарем иногда подрабатываю. Закрыл я того парня в подвале от греха подальше, нож окровавленный около него оставил, а утром приезжаю нет никого: в подвале пусто. Сбежал – значит очухался! Адрес знаю, показать дорогу смогу. Только, господин офицер, парень тот ну не при чём здесь! Как на грех появился, и он и, стало быть, я! – свидетель совсем устал, ему бы грамм сто фронтовых, но служба есть служба.

– Я майор, а не господин! – уточнил Савельев – Зовут меня Виталием Григорьевичем. Сейчас покажу фотографии – может быть на одной из них лицо знакомым покажется. Одну минуточку – не ожидал я такого быстрого хода расследования! Поверье есть: быстро начинаешь – медленно заканчиваешь! —

Майор засуетился у компьютера.

Через несколько минут свидетель на дисплее рассматривал двенадцать лиц из окружения Лехи Свистуна. Лушников внимательно вглядывался в лица. Он то приближался лицом к экрану компьютера, то удалялся на расстояние вытянутой руки. Возраст свидетеля тридцать пять лет, а это значит, что уже проявляется боязнь перед мирским судом и понятие, что право на ошибку такого рода у него отсутствует. Наконец, свидетель решился и указал Савельеву на изображение лица Александра Викторовича Молотова, друга детства и напарника Свистуна.

– Мне кажется, что он. Майор, поймите меня правильно – мне кажется, что это был он. Должна быть погрешность на темноту! – снова заёрзал на стуле свидетель и кашлянул в кулак.


Доложив начальству о произошедшем вчера вечером убийстве, отсутствии на момент доклада экспертиз, умолчав о свидетеле из лучших побуждений – в шумихе парня ни за что, ни про что подставят под смерть, Савельев с Юрой Лесковым, криминалистом Гошей Бондаренко отправился по известному ему адресу в район Медведково.

Найдя старшую по дому, Савельев приказал немолодой с хваткого генерала женщине открыть дверь в подвал. Открыть висячий на двери замок дама не смогла, так как, то ли ключ не подошёл, то ли замок не тот. Ключ свидетеля у Савельева лежал в кармане пальто, но он не решился афишировать зятя перед тёщей. Майор посмотрел по сторонам и увидел на углу возле дома брошенную кем-то фомку. Юра размял мускулы и фомкой вытащил накладку для замка из стены дома. Все спустились в подвальное помещение. Сразу же обратили внимание на открытое окно, под которым валялась куча небольших дощечек. В дальнем углу подвала компания обнаружила, что отопление в доме не работает по причине механического повреждения трубы и, что кто-то здесь был привязан на цепь, судя по характерным затиркам на трубе. По наличию пакета с хлебом и колбасой, а также ведра для испражнений, сыщики установили, что на цепи в подвале держали человека, которому удалось вырваться из неволи и которому в данный момент угрожает опасность.

– Меня смущает пока одно: пакет с продуктами крысами не тронут, пол для подвального помещения относительно чистый, следовательно, за подвалом ухаживают. Я правильно говорю, госпожа Ерофеева. – Савельев внимательно посмотрел на старшую по дому.

– Я ничего не знаю! Он просто попросил место для хранения стройматериалов. Заплатил за месяц аренды вперед двадцать тысяч рублей. Деньги нелишние: дом старый – то там туба лопнет, то там крыша потечёт. К концу года его расселяют, квартиры на первом этаже пустые, в них только граждане прописаны, на втором этаже в основном пенсионеры живут – кто глухой, кто слепой, кто не ходящий! – заплакала старшая по дому, сразу превратившись из генерала в обыкновенную бабу с куриными мозгами.

– Описать того человека сможете! – строго спросил Савельев.

– Смогу, смогу! – закивала головой Ерофеева. – На лице у него были усы, аккуратная бородка, очки. Серая кепка на голове, одет в обыкновенную, но чистую, коричневую фуфайку, брюки тёмные, простые х/б, заправлены в резиновые сапоги болотного цвета.

– Внешность очень впечатляет! – буркнул подполковник и обратился к Гоше. – Дорогой, ты мой, сними отпечатки пальцев с каждого сантиметра, даже вот с этой фомки, возьми всё, что можно на анализ. Я тебя очень прошу. Не успеем – ещё один труп будем иметь.

– Виталий Григорьевич, посмотрите, что я нашёл – крикнул молодой лейтенант – Вот, носовой платок с пятнами крови на нём валялся за железобетонной плитой.

3

– Как могла сбежать прикованная цепью хрупкая девчонка? Вы, что с ума посходили? Старшую по дому допросили? И как «вовремя»: документы уже готовы, и она должна была их подписать именно сегодня! – лицо Андрея Иосифовича Пешкова налилось кровью. Ему стало тяжело дышать. Нащупав в кармане коробочку с таблетками, дрожащими руками запихнул в рот две беленьких капсулы.

– Допросили старуху, уважаемый, но её уже менты раньше нас допросили! Говорит, что ничего не понимает, но в подвале завернут вентиль и выдернута труба подачи тепла. Девчушка та одна не могла ничего этого сделать! Ей кто-то помог! Наши не стали бы ломать трубы – они бы ключом открыли замок на цепи! – почтительно наклонив голову, ответил Байрам хозяину.

– Когда её видели в последний раз? – раздражённо спросил хозяин, краска на его лице немного побледнела.

– Матвей еду приносил в одиннадцатом часу вечера. Ничего подозрительного не заметил. Говорит, что дверь в подвал была закрыта снаружи на замок. – Байрам очень старался отвечать хозяину спокойно.

– Кого из наших девчонка видела в лицо? – к Андрею Иосифовичу возвращалось чувство уверенности в сегодняшнем и завтрашнем дне «Всё можно решить!».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное