Н. Чесноков.

Хрестоматия по социологии физической культуры и спорта. Часть 1



скачать книгу бесплатно

9. Картина информативной спортивной группы для социальной тренировки наглядного представления «демократии в миниатюре» с выборами, конфликтами из-за власти, соблюдением ролей, ответственности и т. д. в спортивной педагогике давно считается удобной формой иллюстративного введения в социальное поведение при общении с более крупными группами. Для подростков здесь открывается как бы опытное поле политического поведения. Спортивные площадки английских школ служили важным средством воспитания граждан государства и даже гарантией бывшего британского мирового господства. Правда, может возникнуть вопрос, не представляет ли собой спортивная группа соревнующихся скорее пример поведения в условиях социальной конкуренции, чем в условиях демократии. Но в традиционных системах демократии оба этих фактора вряд ли можно отделить друг от друга. (…)

10. Не только иллюстративные, но также документальные и репрезентативные исследования поведения в свободное время широких слоев населения – как взрослых, так и подростков – позволяют сделать выводы не только о возможной реализации спортивных программ и программ отдыха, но также о возможности тренировки образцов поведения с высокой социальной оценкой в спортивных группах во время тренировок и соревнований. (…) Но окончательно еще не установлено, насколько сильно заданные культурные и общественные образцы поведения влияют на нормы поведения неформальных молодежных групп или по меньшей мере наоборот – противоречат их ожиданиям. Можно обнаружить переменчивость обоих типов влияния! Не вызывает никакого сомнения привлекательность спортивных норм поведения для неформальных молодежных команд и игровых групп, и они настоятельно рекомендуются для эффективного использования в педагогических и не только спортивно-педагогических концепциях. (…)

Перечисление сфер, из которых приводились примеры, наверняка можно продолжить. Они названы в данной работе только для того, чтобы наглядно показать, что результаты социологии и социальной психологии могут служить отправной точкой для изменения, создания новых проектов или критических оценок спортивно-педагогических концепций. (…) Хотя такие дисциплины, как социология спорта и психология спорта находятся еще в самом начале своего развития, а достигнутые результаты следует в первую очередь рассматривать как в значительной мере экспериментальные, приведенные выше примеры свидетельствуют о том, что результаты этих эмпирических дисциплин могут содействовать содействуют и будут содействовать развитию спортивной педагогики.

Практическая польза социологии спорта

Раздел (S. 224–228) работы: Heinemann K. Einf?hrung in die Sociologie des Sports. – Schorndorf: HofmanVerlag, 1980. Печатается с сокращениями. Заголовок публикуемого материала дан составителями. Переводчик – В. И. Столяров.


(…) Для решения конкретных задач, которые возникают в различных сферах практики спорта, социология спорта не может внести большого вклада. Она может служить непосредственно практике лишь в небольшом объеме; спортивно-социологические исследования лишь в ограниченной степени определяются проблемами практики.

Значит, ценность социологии спорта нельзя измерять тем, в каком объеме она может быть в спорте «социальной инженерией». Причины этого заключаются не только в том, что в социологии спорта еще мало эмпирических исследований, так что часто без труда можно спекулировать неудобными фактами. Имеются и другие причины: (…)

? Притязания и вопросы практики, а, значит, и повседневной действительности, в принципе имеют совершенно иной характер, чем проблемы, которые исследует наука. Вопросы являются требованиями повседневной действительности; мы должны реагировать на них посредством нашего поведения. С практическими вопросами мы, как правило, сталкиваемся независимо от того, хотим мы этого или нет: буду я вечером смотреть спортивную передачу или криминальный фильм, потеряю я на спортивной тропе немного пота или лучше выпью пива; как мне вести себя будучи учителем по отношению к ученикам, которые не хотят участвовать в спортивных занятиях; как я должен реагировать, если мне предлагают какой-то пост в моем объединении. Такие и многие другие вопросы возникают постоянно. На них необходимо дать ответ, и даже если я «убегаю» от них, это все равно определенный ответ. (…) В отличие от этого существуют научные проблемы, точнее говоря: ученый «делает» их как таковые; уже в своей постановке они содержат активный момент. Они создаются ученым для того, чтобы их решить. Они являются как бы конструкцией самой науки. Почему участие в спорте в верхних социальных слоях и со стороны мужчин гораздо больше, чем в низших социальных слоях и со стороны женщин? Имеется ли также в спортивных объединениях тенденция к бюрократизации и олигархизации? Какие социальные функции имеют национальные виды спорта? Это – не вопросы, которые нам ставит повседневная действительность. Это – конструкции науки, связанные с некоторой произвольностью; их можно отвергнуть, чего нельзя сделать с каким-то вопросом. (…)

? Существует множество других возможностей, которые наряду с требованиями и вопросами повседневной практики могут стимулировать постановку научных проблем. Теоретический научный интерес, исследовательская традиция, возможности финансирования, рутина отдельного исследователя, его инструментарий, актуальность темы в публичной дискуссии – это лишь некоторые в одинаковой степени плодотворные и существующие на равных правах примеры необходимости постановки научных проблем. Нет необходимости и даже представляется несколько опасным ограничиться только «практикой» как фактором, обусловливающим исследовательский процесс. (…)

Результаты научного исследования, а, значит, и социологии спорта, несомненно, имеют значение для различных сфер практики; но следует организовать и институционализировать использование научных знаний для различных, точно определенных практических сфер и для заинтересованных потребителей науки. Имеются в виду, например, научно-технические консультанты, журналисты, научные эксперты по вопросам консультации и различные организации (…) Ценность социологии спорта, таким образом, не может быть оценена по своей непосредственной значимости для «практики» спорта, а должна оцениваться по тому, в какой степени она выполняет указанные ниже функции.

1. Социология спорта служит для систематического описания социальной действительности в социальном поле деятельности спорта; ее задачей является преобразование вначале еще несистематизированной, имеющей пробелы информации об окружающем социальном мире в систематическую и полную информацию. (…) Так, например, даже опытные учителя всегда исходят из того, что существует отрицательная зависимость между школьными успехами и спортивными достижениями, в то время как эмпирические исследования доказывают противоположное. (…)

2. Социология спорта помогает осознать относительность наших знаний о феномене спорта; она может противодействовать абсолютизации наших взглядов и тем самим развивать способность видеть альтернативу существующим возможностям; она может восприниматься как инструмент против этноцентризма. Межкультурная сравнительная социология спорта делает понятным высокую вариабельность зависимостей между спортом и обществом и показать, что в других общественных условиях возникают иные по сравнению с теми, которые мы знаем в нашем обществе, формы связи игры и спорта, совершенно другие внутренние структуры спорта.

3. Спортивно-социологическое исследование – как и наука вообще – содействует регулированию социальных конфликтов и противоположных интересов. При наличии противоположных взглядов и интересов (…) наука, будучи независима от частных интересов, помогает сделать явными и понятными экономические, социальные, политические, физические и психические последствия принятых решений и тем самим смягчить противоположности интересов и сделать наглядными последствия спортивно-политических решений.

4. Социология спорта изучает такие явления, которые в повседневной жизни часто представляются очень простыми и самоочевидными, как например, связь спорта со здоровьем. (…) Она подвергает сомнению понятие самоочевидности, пытается устранить предрассудки и табу. (…) Социология спорта обуславливает «плодотворную дезориентацию»; она угрожает защитной функции незнания, стабилизирующему действию, основанному на вере в самоочевидный порядок. Однако именно поэтому она вновь и вновь высвобождает энергию для хотя и критического, но направленного на движение вперед и на решение многих проблем социально-научного исследования спорта.

Состояние и перспективы социологии спорта

Печатается с сокращениями по изданию: Loy John W., Kenyon Gerald S., McPherson Barry D. The Emergence and Development of the Sociology of Sport as an Academic Specialty // Research quarterly for exercise and sport. – 1980. – vol. 51, N. 1. – pp. 91-109. Переводчик – Е. В. Стопникова.


(…) Перефразируем (путем замены термина «образование» на термин «спорт») высказывание Н. Гросса о состоянии социологии образования 20 лет назад следующим образом: «Социологический анализ (спорта) можно охарактеризовать как относительно неразвитую и немодную область социологии. В настоящее время только горстка социологов выбирает эту область социологии в качестве своей специальности. Относительно малое число аспирантов стремится получить известность как социологи (спорта); в американских университетах аспирантам предлагается мало курсов и семинаров по этой дисциплине. Одной из самых неотложных проблем (социологии спорта) является в настоящее время отсутствие „моды“ на этот предмет, так как перспективы этой или любой другой области в большой мере зависят от того, в какой степени социологи направят свое исследовательское и теоретическое искусство на решение главных проблем (социологии спорта)» [Gross, 1959, р. 128]. (…)

Помимо низкой продуктивности и плохого качества исследований социологов спорта, имеются, конечно, и другие причины, влияющие на низкий статус социологии спорта как области знаний. Одним из таких факторов является та среда, в которой обычно работают социологи спорта. Вновь перефразируем (путем замены термина «образование» на термин «физическое воспитание») высказывание Н. Гросса о состоянии социологии образования: «Те, кто посвящают свои основные силы этой области (т. е. социологии /спорта/), обычно работают в школах или на факультетах (физического воспитания). В большинстве высших учебных заведений факультет (физического воспитания) занимает последнее или одно из последних мест в иерархии академических статусов. Быть связанным с такими коллегами, имеющими низкий статус, означает для представителей дисциплины, которая сама не получила еще полного признания со стороны многих представителей утвердившихся факультетов, риск дальнейшей потери престижа» [Gross, 1959, р. 129]. Помимо невысокого престижа этой области, многочисленные исследования показали, что программы колледжей и университетов по физическому воспитанию привлекают студентов, имеющих самый низкий интеллектуальный уровень; это относится и к аспирантам. (…)

В общих чертах, идеологию физического воспитания в системе высшего образования в Северной Америке можно охарактеризовать, используя представление о трех противоборствующих тенденциях, а именно: I) естественные (т. е. «жесткие») науки против социальных (т. е. «мягких» наук); 2) фундаментальные исследования против прикладных исследований; 3) консервативный стиль жизни против либерального.

«Жесткие» науки против «мягких» наук. Физическое воспитание в течение длительного времени было связано с тренировками, здоровьем и физической активностью. Поэтому неудивительно, что аспирантские программы в этой области придавали особое значение родственным работам в области естественных и биологических наук и обращали сравнительно мало внимания на гуманитарные и социальные науки. Например, в аспирантских программах по физическому воспитанию в основных высших учебных заведениях долгое время придавалось особое значение биомеханике, физиологии тренировок и спортивной медицине; в то же время истории или философии спорта уделялось мало внимания. (…) Одним словом, в рамках науки о физическом воспитании возник конфликт «двух культур» (это выражение используется в смысле С. П. Сноу). Если говорить иронически, то в рамках аспирантских программ по физическому воспитанию социология спорта, по-видимому, представляет собой третью культуру (или «третий мир»). С одной стороны, люди, работающие в области биомеханики, психологии тренировок и науки о движении человека, смотрят на социологию спорта в значительной мере так же, как на историю или философию спорта, т. е. как на довольно «ненаучную» область. Существует мнение, что такие области науки привлекают слабых студентов, которые не могут справиться со статистикой, количественными методами и тому подобным. С другой стороны, люди, работающие в области истории и философии спорта, смотрят на социологию спорта в значительной мере так же, как на биомеханику или физиологию тренировок, т. е. как на слишком «научную» для себя область. Эти люди часто считают, что социологи спорта должны все время заниматься собиранием данных и вычислениями на компьютерах.

Фундаментальные исследования против прикладных. (…) Рассмотрение исследований по физическому воспитанию, начиная с конца 60-х годов, показывает, что имеются многочисленные «прикладные» исследования, инициированные теми, кто интересуется спортом как социальным явлением. Большинство этих исследований носит описательный характер и походит на «выстрел из дробовика», так как многочисленные социологические параметры (такие, как социально-экономический статус, происхождение, религия, доход, социальное положение, стоимость и образовательный уровень) в этих исследованиях использовались для получения информации об отдельной группе, находящейся в специфической спортивной среде. Однако описательные исследования, выполненные для одной специфической социальной среды, часто не дают возможности сделать обобщающие выводы. (…) Кроме того, многие из этих исследований не основываются на таких социологических теориях, которые способны привести к правильной трактовке результатов исследования (…). Таким образом, эти исследования нельзя назвать исследованиями по социологии спорта. Такую же критику можно отнести и к работам так называемых «гуманитарных социологов спорта», в которых философия морали и ее применение к этическим вопросам или социальным проблемам приводят к полемическим эссе или риторическим заявлениям по поводу положения спорта в современном обществе. (…) Их тоже нельзя считать работами по социологии спорта. (…)

Консервативная точка зрения против либеральной. Еще одна большая трудность, с которой сталкивается задача узаконивания социологии спорта в физическом воспитании, состоит в том, что стиль жизни социологов спорта часто рассматривается как несовместимый с взглядами, господствующими в среде преподавателей физического воспитания. (…) Имеются некоторые эмпирические данные о том, что преподаватели физического воспитания составляют самую консервативную часть профессорско-преподавательского состава и что социологи являются самыми либеральными представителями профессорско-преподавательского состава. Таким образом, если социологи спорта имеют такие личные взгляды, которые больше характерны для идеологии социологов, чем преподавателей физического воспитания, то их рассматривают на факультетах и в школах физического воспитания как до некоторой степени «чужих» представителей преподавательского состава. (…)

П. Бергер описал социологию как форму сознания, отметив, что «социологическая перспектива предусматривает процесс видения сквозь фасады социальной структуры» [P. Berger, 1963, PP. 31–52]. Он полагает, что социологическое сознание характеризуется четырьмя главными мотивами.

Первый мотив он называет «разоблачающим мотивом». Этот мотив включает в себя «тенденцию разоблачения» и «искусство недоверия». «Точная логика его науки будет заставлять социолога снова и снова разоблачать социальные системы, которые он изучает». Само собой разумеется, что социолог спорта, который пытается разоблачать структуру спорта, расовую интеграцию и мифы социальной демократизации спорта, не может быть хорошо принят на факультетах физического воспитания. (…)

Второй мотив – «мотив нереспектабельного общества», согласно которому социологов притягивают и очаровывают неприглядные стороны жизни и пользующиеся плохой репутацией слои общества (например, «исследования жизни в трущобах…, мира преступлений и проституции»). Этот характерный мотив, свойственный всем социологам, по-видимому, присущ, в частности, и социологам спорта. Например, некоторые из самых лучших исследований по социологии спорта, выполненные к настоящему времени в Северной Америке, посвящены анализу таких «нереспектабельных» видов спорта, как, например, бокс, американский футбол, борьба, бильярд и гонки на треке. (…)

Третий мотив – «мотив относительности» социологического исследования. Этот мотив подчеркивает признание социальной относительности многих аспектов современной жизни. Так, если преподаватель физического воспитания может со страхом рассматривать изменяющиеся ценности и стиль жизни спортсменов (например, длинные волосы, легкомыслие спортсменов, излишнюю свободу женщин), то социологу спорта нравится большая скорость происходящих изменений и наблюдение «новых и разных спортивных миров».

Четвертым мотивом социологического сознания П. Бергер указывает «космополитический мотив»: это сознание «открыто к окружающему миру, к другим способам мышления и действия». (…) Космополитическая природа социологов спорта, в отличие от их ближайших коллег по физическому воспитанию, проявляется в интересе к развитию международного спорта, смыслу различных национальных спортивных игр и в их большом внимании к тем видам современного спорта, которые характерны для постиндустриального общества. К таким видам спорта относятся недавно возникшие дельта-планеризм, фигурное катание на лыжах, скейтбординг и т. д.

Излишне говорить о том, что наша характеристика главных идеологических мотивов работающих социологов была утрированной, особенно в отношении восприятия тех форм сознания, на которые указал П. Бергер, людьми, занимающимися физическим воспитанием. Тем не менее, остается фактом, что социологи спорта часто являются посторонними людьми в окружающей их профессиональной среде. В рамках науки о физическом воспитании их часто рассматривают как «постоянных критиков», в то время, как с точки зрения социологии их рассматривают как не очень нужных специалистов.

Наконец, относительно заботы о статусе. В социологии как в научной дисциплине, существуют идеологические направления, касающиеся вопроса о том, какие темы являются главными для социологов. (…) Такие имеющие важное значение области, как экономика, политика и профессиональные занятия, считаются серьезными и существенными, тогда как такие явления, как игры, состязания и спорт, считаются несерьезными и несущественными. (…) Социология спорта не станет узаконенной областью специализации в социологии до тех пор, пока социологи спорта не смогут убедить своих коллег по социологии в «реальной значимости» игр, состязаний и спорта, в частности, и в значении «экспрессивной культуры» (включая досуг и спорт) вообще. (…)

Заключение

(…) Из-за многих, указанных выше причин, вследствие которых истинно научная социология спорта не является модной областью исследования, возникает вопрос о будущем развитии этой области как академической специальности. (…) Желая закончить нашу статью на мажорной ноте, мы еще раз перефразируем высказывание Н. Гросса о состоянии социологии образования двадцать лет назад: «Имеется доказательство… того, что в следующем десятилетии мы станем свидетелями важных изменений в этой области. Растущее число социологов начинает осознавать, что (любительский и профессиональный спорт) являются благодатной почвой для социологических исследований и представляют собой уникальную лабораторию по изучению стратегических задач социологии» [Gross, 1959, р. 129].

Библиография к разделу 1. «Социология ФКС как наука»

1. Аверьянов Л. Я. (1993). Социология: Что она знает и может. – М.

2. Аверьянов Л. Я. (1998). Искусство задавать вопросы. – М.

3. Абзалов Р. А. (1999). Размышления о физкультурологии // Теория и практика физич. культуры. – № 8. – С. 11–14.

4. Александрова Е. А., Быховская И. М. (1996). Культурологические опыты. – М.

5. Артемов В. А. (1963). Об изучении социологического аспекта физической культуры // Теория и практика физич. культуры. – № 4. – С. 58–60.

6. Артемов В. А. (1971). Социальное планирование физкультурно-спортивной деятельности // Теория и практика физич. культуры. – № 9.

7. Астахов В. А., Жолдак В. И. и др. (1992). Социология физической культуры и спорта: Раб. программа для студентов ИФК. – Днепропетровск.

8. Бальсевич В. К. (2000). Онтокинезиология человека. – М.: Теория и практика физической культуры.

9. Бердус М. Г. (2001). Метатеория физической культуры: проблематика и перспективы // Теория и практика физич. культуры. – № 8. – С. 11–15.

10. Бызов А. П. (1997). К вопросу гуманитарных основ спортоведения // Физкультурное образование Сибири. – № 1 (5). – С. 208–213.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11