Юрий Мухин.

«Тонкая настройка» Путина



скачать книгу бесплатно

Заметьте, что и Кадоган, для того чтобы ругать Черчилля, который мог его снять с должности, должен был быть и патриотом Британской империи, как Черчилль, и не сильно уступать премьеру в уме. Ругань дурака Черчилль не стал бы терпеть.

Времена сильных политиков и сильного аппарата канули в Лету. Где теперь черчилли, где теперь рузвельты и, соответственно, откуда взяться кадоганам? Политики изменились, измельчали, а принципы парламентаризма, при котором страной руководит аппарат (такой же измельчавший, как политики) остался. И при этой своей власти аппарат получил возможность решать свои дела, как он их понимает, вообще без политиков.

Зачем «профессионалу» нужны советы дурака-политика, а тем более его приказы? Кому нужны приказы каких-то Путиных?..

Путин за базар не отвечает

По мере того как на просторах СНГ формировалась организованная преступность, из жаргона «братков» в обиход обществу перешло понятие «отвечать за базар» – отвечать за обещание, порою даже за обещание, данное нечаянно, необдуманно. Это понятно: братки, во-первых, занимались опасным делом, во-вторых, никаких письменных законов, чтобы на них опираться и потом судом требовать их исполнения, у братков не было. И честное слово каждого было единственной опорой в делах, а честность внутри преступного сообщества давала возможность им руководить. Ведь члены банды подчиняются главарю постольку, поскольку это выгодно всей банде, и, если главарь бесчестен в банде, значит, он к ее благу не стремится, значит, его и пристрелить недолго. Поэтому и главари, и просто бандиты без чтения лекций понимали, что для крепости их преступного сообщества обещания надо исполнять обязательно – за «базар» нужно отвечать.

В противоположность «браткам» в государственном бюрократическом аппарате (и таком же аппарате фирм) весь смысл деятельности сводится к тому, чтобы не отвечать ни за что – даже за то, за что бюрократ по должности обязан отвечать, и уж тем более не отвечать за обещания. У меня о способах того, как бюрократ избегает ответственности, написаны книги, поэтому я не буду в эти способы углубляться и только подчеркну: для бюрократа не исполнять обещания естественно уже в силу того, что у него запасено множество оправданий тому, почему он не исполнил обещанное. И если у братка никакие оправдания не работают, поскольку браток прямо отвечает перед тем, кому обещал, и все братки враждебны тому, кто «за базар не отвечает», то у бюрократа отговорки работают, поскольку бюрократ отвечает перед начальством – тупым настолько, что ему легко лапшу на уши повесить, и которое само стремится ни за что не отвечать.

Правда, даже сегодня в России и в мире есть делократы – владельцы фирм, которые сами управляют фирмами и над которыми нет начальства, а есть только их дело. И это дело наказывает их прибылью или убытками, не обращая внимания ни на какие оправдания таких делократов. А поскольку дело этого делократа-руководителя непосредственно исполняют его подчиненные, то, если руководитель не дурак, он быстро поймет, что для него нет большей ценности, чем толковые подчиненные.

А удержать толковых подчиненных только деньгами нельзя: у конкурентов тоже деньги есть. Удержать толковых можно уважением – соответствующей атмосферой в организации. Но как такую атмосферу создать? К примеру, если подчиненные тебя, начальника, не уважают, то что им толку от твоего уважения к ним?

Поэтому если руководитель имеет хоть ложку ума, то он нутром понимает, что ему обязательно нужно добиться уважения своих подчиненных. Не страха, а уважения. Как это делается – это отдельная тема, но один из главных приемов – выполнять обещания. Любые! Говоря жаргоном «братков»: «Отвечать за базар!».

В своей работе руководители, как правило, получают уйму вопросов не своего уровня, которые подчиненные им ставят или по незнанию того, кто именно такие вопросы решает, или безуспешно попробовав их решить с теми, кто решать обязан. Начальник, принимая эти вопросы, так или иначе, дает множество обещаний – у него получается большой «базар». Если обещания крупные, то руководитель их еще запомнит сам, но мелочь порою забывается.

Вот у директора завода, на котором я работал в уже забываемое время, Семена Ароновича Донского (директора «от бога»), на этот случай были две помощницы, и если он шел встречаться с коллективом какого-либо цеха, то одна его обязательно сопровождала и записывала все вопросы, поступающие к директору. Какие-то полученные вопросы он сразу решал, с какими-то обещал разобраться и ответить позже, на какие-то ругался, что такую проблему и без него можно было решить. Но раз вопрос поступил к нему, то помощница и этот вопрос записывала, и с этим вопросом теперь разбирался сам директор, и на этот вопрос ответ давал тоже сам директор.

Его ответы имели разные формы, к примеру, на вопросы, интересные всему заводу, ответ директора печатала заводская многотиражка. Но в любом случае тот, кто задал вопрос, получал на него ответ персонально. Поскольку сам директор не мог терять время на ответы на все вопросы, на которые он брал время, чтобы разобраться, то в цех шла его помощница, разыскивала того, кто задавал вопрос, и ему передавала решение директора. Причем если мелкий вопрос мог быть решен положительно для того, кто его задал, то этот вопрос зачастую решали сами помощницы директора – звонили кому надо и добивались положительного ответа.

(Понятное дело, когда исполнителям звонили помощницы и сообщали, что вопрос поступил директору, то те, от кого решение требовалось, старались решить вопрос максимально быстро и положительно. Народ это понимал, поэтому и задавал директору любые вопросы. Семен Аронович тоже понимал, что его эксплуатируют, но никогда не отказывался вопрос принять. Само собой, полной гарантии положительного решения не было, мог быть и отказ: директор решал вопросы, а не пиарился.)

Но отказывали работникам в их просьбе, конечно, помощницы уже не по своему решению, а по решению самого директора, однако всегда любое решение директора объявлялось лично тому, кто вопрос задал.

Сами понимаете, что вид помощницы в рабочей куртке и каске, которая в цеху разыскивает рабочего, чтобы передать ему ответ директора, остальных работников приводил к мысли: «А Семен-то у нас не болтун: сказал, что разберется, значит, разберется!».

К чему я это вспоминаю?

Полгода прошло после вот такого сообщения РБК:

«Корреспондент РБК Михаил Рубин на большой ежегодной пресс-конференции задал президенту Владимиру Путину вопрос о журналисте издания Александре Соколове, который был автором расследования про космодром Восточный и уже несколько месяцев сидит в следственном изоляторе по делу об экстремистской организации.

«Мы опасаемся, что речь может идти о политическом давлении», – сказал Рубин.

«По поводу Соколова: если он сидит за какие-то разоблачения по поводу Восточного, если дело только в этом, безусловно, я помогу вашему изданию», – ответил Путин».

И вот с тех пор полгода ни ответа ни привета.

Понятно, что Путин – это всего лишь артист, играющий роль Путина, но ведь его кукловоды что-то должны понимать в том, как выглядит настоящий президент, должны понимать, что настоящий президент не только щук ловит и за амфорами ныряет, но и «за базар отвечает». Не важно, положительно президент ответит или отрицательно, но раз он принял вопрос, то ответ должен быть!

Но, как видите, закулиса Кремля настолько мелкая, настолько слабоумная, что и этих простых вещей не понимает. Типа бла-бла-бла Путина на пресс-конференции прозвучало, ну и ладненько!

Неброские особенности власти

Рейтинг Путина растет так неудержимо, что уже и 146 % проголосовавших не кажется таким уж преувеличением. В то же время у революционеров и жителей Донбасса растет не рейтинг Путина, а разочарование Путиным и озлобленная уверенность, что он их обманул – обещал присоединить Донбасс к России и не присоединил.

Но дело в том, что даже если бы Путин это пообещал, то полагаться на Кремль было бы очень большой ошибкой. С одной стороны, эта ошибка понятна: для большей части нашего народа Россия и Кремль – это одно и то же. Но на самом деле это «две большие разницы». С другой стороны, ту ошибку, которую можно простить обывателю, уже невозможно простить революционерам, которые повели за собою людей, да еще на предприятие со смертельным риском.

Государственные деятели – это руководители, это работники с определенными навыками делать свою работу. Но мы же знаем, что есть работники, живущие своей работой, а есть лица, являющиеся на работу исключительно для того, чтобы получить зарплату. Была старая русская поговорка: «Не тот пахарь, кто много пашет, а тот, кто любуется на свою работу». Таких, любующихся своей работой, практически нигде не осталось, а среди руководителей они стали большой редкостью. К примеру, в Кремле и Киеве я таких вообще не видел. Не то что там нет Сталина, Черчилля или Рузвельта или хотя бы Гитлера или Муссолини, – там вообще нет руководителей, которые хотя бы уважали свою работу. Свои должности любят все – это понятно, а работу никто не любит. Любят шикарные виллы, любят охотиться, рыбачить, за амфорами нырять, журавлей в полет провожать, в президиумах сидеть, позировать перед телекамерами – это у них есть. А свою работу они не любят.

Когда речь идет о рабочем, то его нелюбовь к работе сразу сказывается на результатах – на малой производительности, на браке, – и рабочего либо заставят если и не полюбить, то выучить и исполнять все необходимое для работы, либо сразу выгонят. С руководителями дело сложнее, результаты их работы проявляются у подчиненных, поэтому у руководителя есть возможность спрятаться за их спину. Не связанные с управлением людьми наблюдатели этого не поймут, а опытные руководители знают признаки, по которым сразу можно сказать, кто перед тобой – руководитель или дерьмо. Строго говоря, можно сразу понять, можно ли такому руководителю верить как специалисту и человеку или в случае работы с таким дерьмом надо подстраховаться иными средствами. Таких признаков много, скажем, обычно аж выпирает такой признак, как «прятаться за спины подчиненных». Помните у Ельцина: «Меня подставили!» – аналог: «Не виноватая я, он сам ко мне пришел!».

Немного подробностей. Результаты работы руководителя – его решения, и, естественно, за свои решения он отвечает. Но решению предшествует анализ обстоятельств, оценка обстановки. Если руководители не любят свою работу, то и не знают тех обстоятельств, которые необходимо знать, чтобы принять правильное решение; они не способны самостоятельно оценить обстановку, соответственно, не способны принять собственное решение – найденное собственным умом. А поскольку за свои решения, как сказано выше, они отвечают, то они боятся своих решений. У них достаточно подсказчиков: и аппарат, и «наука», и иные советники, но такие руководители советы подсказчиков боятся принимать: «А вдруг мне за это чего-нибудь будет!» (В. Высоцкий). Подсказчики могут даже растолковывать руководителю суть обстановки и необходимость именно такого решения. А что толку? С одной стороны, баран в кресле и объяснений не понимает, с другой стороны, то, что не советники, а именно он будет нести ответственность за свое решение, это и баран знает. И поэтому все равно боится. А решение принимать надо. И если такой руководитель не может запросить это решение у начальства и на начальство переложить ответственность, то как бы он ни уклонялся и ни тянул, а какое-нибудь решение все же принимать надо, но от этого страх за последствия этого решения у него только усиливается – а вдруг будет провал? И все закричат: «А подать сюда Тяпкина-Ляпкина!»? (Н. Гоголь).

И тогда такой руководитель делает все, чтобы последствие за провал собственного решения можно было бы спихнуть на подчиненных. Он, во-первых, тщательно скрывает, что ЭТО ЕГО РЕШЕНИЕ, а если уж совсем х… (как на Украине говорят о Путине), то и СБЕГАЕТ С МЕСТА РЕАЛИЗАЦИИ своего решения. Чтобы потом не только спихнуть провал на подчиненных, но и оправдаться: «А меня там не было!». Это типа если бы он был, то не допустил бы провала.

Ну а если все же будет успех от его решения, то тогда он будет тут как тут: «Это под моим чутким руководством!» (х/ф «Волга-Волга»).

Я и сам при таких событиях присутствовал и видел эти фортели начальства, но мне запомнился рассказ ветерана, в те далекие годы главного энергетика Запорожского завода ферросплавов. В 1941 году немцы подошли к Запорожью и уже захватили остров Хортицу на Днепре в районе города. Руководители завода бросили завод и сбежали, а главный энергетик остался и под минометным огнем сумел демонтировать и отправить в Новокузнецк печи, трансформаторы, мостовые краны, запасы цветных металлов и даже захватил кое-что полезное со стоящего рядом Запорожского алюминиевого завода, начальство которого тоже бросило завод. В Новокузнецке он сделал техническое предложение – не собирать эвакуированные печи в том же виде, в котором они были в Запорожье, а перемотать однофазные печные трансформаторы в трехфазные, что сулило минимум полуторное повышение производительности печей. Но был риск: если бы у него не получилось, то трансформаторы сгорели бы при включении, а в условиях войны заменить их было бы нечем. То есть ситуация была: «Или пан, или пропал». Начальство согласилось, он перемотал трансформаторы, к моменту, когда он встал к рубильнику, чтобы подать на них напряжение, с завода исчезло все начальство – не только директор и главный инженер, но и начальник цеха. Все нашли более спешные дела вне завода. Потом, когда завод стал давать в полтора раза больше продукции, чем Москва от завода ожидала, все начальство получило ордена, но, как честные люди, не забыло начальство и об этом главном энергетике – его тоже представили к ордену «Красной Звезды». (Обычно о таких пустяках забывают.)

Вот после этого отвлеченного примера напомню вам начало грузино-осетинского конфликта, или «войны с Грузией». Тогда, 7 августа 2008 года, части 58-й армии России через Роккский туннель уже вошли в Южную Осетию и приготовились к броску на Цхинвал (в котором уже отчаянно защищались подразделения российских миротворцев). 8 августа части Российской армии и чеченские батальоны уже открыто контратаковали грузинские войска в Цхинвале. Вопрос: где был Верховный главнокомандующий Российской армии Д. Медведев в этот момент? Правильно – ему потребовалось срочно выехать из Москвы, чтобы срочно отдохнуть на теплоходе на Волге. А где был Путин, при котором Медведев в то время состоял Президентом РФ? Правильно – ему еще срочнее потребовалось побывать на Олимпийских играх в Пекине. В результате в воздухе и оппозиционной прессе повис вопрос – так кто же дал приказ российским войскам начать боевые действия против грузинской армии? И месяц на этот вопрос был один ответ – а это российские войска сами по своему почину начали войну.

Мало этого, 12 августа ТВ показали встречу Медведева с министром обороны Сердюковым, на которой Медведев доложил этому мебельщику военную обстановку в Южной Осетии. Доложил! Получалось, что в Кремле на август 2008 года еще не знали, что Медведев в России считается Президентом и главнокомандующим и что это министр должен Президенту докладывать, а не наоборот. А вся эта комедия была затем, что далее Медведев доложил перед телекамерами Сердюкову, что операция закончена. Но зачем, спросите вы, разыграна эта комедия?

Затем, что на самом деле после этого «окончания» операции российская военная как бы вольница рванула дальше, и через день взяла Гори и Поти, и собралась брать Тбилиси. А как же приказ об окончании операции, данный Медведевым? Но разве главнокомандующий Медведев в этом виноват? Он же отдал приказ Сердюкову об окончании операции? Отдал! А Сердюков взял и не выполнил. Кто виноват?

В кругу таких начальников это называется «прикрыть начальнику задницу» подчиненными.

И только через месяц, когда все «устаканилось» и стало понятно, что персональной расправы от Запада за эту войну не будет, Путин и Медведев сообщили, что это, оказывается, главнокомандующий Медведев дал приказ на ввод войск в Южную Осетию. «Под нашим чутким руководством!».

Разумеется, вожди Донбасса и не помнили тех событий, и не могли их оценить, но ведь события в Крыму они видели! Видели, что Путин месяц после ввода войск в Крым отказывался от того, что он послал войска, и всех уверял, что «вежливые люди» появились в Крыму из ниоткуда. И, только когда все «устаканилось», заявил, что это подразделения Российской армии и посланы им. «Под моим чутким руководством!». «Уря, уря, уря Путину, присоединившему Крым к России!».

Так вот, не понимали вожди Донбасса, с каким дерьмом имеют дело, верили всяческим эмиссарам Кремля, не осознавая, что эти люди для того и светятся на Донбассе, чтобы прикрыть собою задницу Кремлю.

Опытные революционеры учитывали бы это обстоятельство и, принимая помощь от Кремля, все же опирались бы на свой ум и свои политические знания. Во всяком случае, не обращали бы внимания на обещания эмиссаров, а ориентировались на публичные заявления Кремля.

Вот такая неброская особенность нынешней власти.

Пусть дерутся!

Безусловно, интригует новость: «Министру экономического развития Алексею Улюкаеву предъявлено обвинение “в совершении преступления, предусмотренного ч. 6, ст. 290 УК (получение взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации, с вымогательством взятки и в особо крупном размере)”, – сообщил СКР. …По ч. 6 ст. 290 УК предусмотрено лишение свободы на срок от 8 до 15 лет либо штраф в размере 70-кратной суммы взятки… “Благодаря своевременному обращению представителей «Роснефти» в правоохранительные органы с заявлением о незаконных действиях министра 14 ноября текущего года при получении взятки в размере $2 млн Алексей Улюкаев был задержан с поличным”, – пишет СКР. По версии следствия, Улюкаев потребовал от представителя “Роснефти” взятку за положительное заключение и оценку сделки по приобретению “Роснефтью” госпакета “Башнефти”. “При этом обвиняемый высказал угрозы, используя свои служебные полномочия, создать в дальнейшем препятствия для деятельности компании”».

«Случившееся за гранью моего понимания», – заявил Медведев, выступая на расширенном заседании фракции «Единой России», но не уточнил, что именно за гранью его понимания – то, что министр берет взятки, или то, что его арестовали? В любом случае я Медведева поддержу: я тоже ничего не понимаю.

Конечно, вызывает усмешку то, что сама по себе ни у кого в СМИ эта взятка не вызвала удивления. Наоборот, журналистов удивила «скромная» сумма взятки, что даже родило версию, что сделка сама по себе законная и не в ущерб народу России, а эти два миллиона «зелени» – это так, мелкий «бонус» на сигареты и прочие карманные расходы.

Такой арест министров, между прочим, был обычным во времена Сталина и его Политбюро, но Сталин и Политбюро своими жизнями отвечали за то, чтобы их власть любил и уважал народ. А подобные воры и подонки компрометировали власть, то есть компрометировали Сталина и Политбюро. Посему и расправа над ними была не столько за воровство, сколько за компрометацию власти. Скажем, в те времена по Уголовному кодексу 1927 года «постановление судьями неправосудного приговора» предусматривало наказание от 2 лет лишения свободы (ст. 114), а «принуждение к даче показаний при допросе путем применения незаконных мер» – не более 5 лет (с. 115). Но на самом деле таких умников в живых не оставляли – следователей и судей за это расстреливали. По какой статье? Почему? Потому что им вменяли не должностное, а контрреволюционное преступление, считали, что они выносили неправосудные приговоры исключительно с целью подорвать доверие народа к власти – к тем же Сталину и Политбюро.

После Сталина для руководителей СССР потеря власти уже не грозила смертью, но власть в СССР народа все же побаивалась, и воров во власти, компрометировавших Советскую власть, продолжали наказывать, но уже практически тайно – без криков в газетах. Сообщения об этом делали или лекторы, и далее они распространялись сплетнями, или такие сообщения дозированно проскакивали в газетах вскользь – в различных интервью ответственных лиц. Именно так, к примеру, народ узнал, что в 1983 году министру финансов СССР дали 15 лет, а министра рыбной промышленности вообще расстреляли. Не воруй!

Но ведь сегодня не то что нет Сталина, а вообще не понятно, кто у власти – кто руководит артистами, играющими роль «президента Путина»? То, что на этих артистов реальная власть Рашки чихала, доказано тем, что «путины» не исполняют, а только играют роль президента. Обратите внимание, в своей игре они порою, проговариваясь, говорят не только то, что им приказали говорить кукловоды, но и бывает, что они что-то обещают «от имени Президента» – от себя лично. Но ведь потом никто и не думает исполнять «указания» этих клоунов.

А вот последний анекдот. Совсем недавно Чубайс имел дружескую аудиенцию с Путиным, и вдруг: «Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что в Кремле не знают о причинах обысков в государственной компании “Роснано” и узнали об этих событиях из средств массовой информации».

Оставаясь в тени, кукловоды Путина плюют на народ – они от него никак не зависят, и им нет смысла завоевывать уважение народа. Поэтому они могут свои делишки по переделу собственности России творить тайно, без компрометации своей власти показательной поркой обижаемых соучастников.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16