Юрий Мухин.

Институт Бессмертия Человека



скачать книгу бесплатно

Однако напрасно сомневались эти чада отца Серафима в могуществе Бога – в смысле пожрать Бог православных всемогущ: «Но вскоре явился брат Виталий, бодрый и радостный, а когда его спросили, как он себя чувствует, ответил: «За послушание съел и почти ничего не почувствовал, будто и не ел!»

Православным этот подвиг явно подтверждает святость Виталия – иначе как без Бога да столько сожрать без последствий для себя? Да и вообще вызывает удивление, как тщательно православные приспосабливают Бога в домашнем хозяйстве.

«Отец Виталий всегда требовал, чтобы ничего не делалось без его благословения. Те, кто жил у него на послушании, так и поступали:

– Отец Виталий, благослови воду налить.

– Бог благословит.

– Отец Виталий, благослови картошку почистить.

– Бог благословит.

Так через освящение всякого дела воспитывалось постоянное памятование о Боге. Если кто-то не испрашивал благословения, батюшка отчитывал за это…»

И уж если дело было серьезнее, нежели чистка картошки, то, понятно, без Бога вообще было никак нельзя.

«Однажды отец Виталий нашел большой запутанный моток ниток и дал распутать своей схимнице. Та билась-билась и бросила: «Лучше выбросить!» Мне стало жаль огорченного старца, и я поднял клубок, чтобы помочь. Путаю-путаю, а сам стараюсь никакого недоброго помысла не допустить, чтобы старец меня не обличил. Отец Виталий забрал у меня еще более запутанный клубок и, не глядя, быстренько размотал его. Затем обратился к схимнице: «Если бы ты молилась, то смогла бы распутать…»

Надо сказать, что Бог монаха Виталия любил и помогал ему не только нитки распутывать. Даже после достаточно ранней смерти Виталия Бог в память об этом святом человеке помогал православным. К примеру.

«Когда надо было уезжать – билетов не было. Тогда поезда через Сухуми не ходили – шла война. Я пошла в кассу – билетов нет. Что делать? Тогда я пошла на могилку батюшки и говорю: «Батюшка, люди хотят уехать и не могут, как же быть?» Прочитала молитву, взяла мысленное благословение и вместо Дидубе, где находились железнодорожные кассы, пошла на площадь Ленина. Думаю: зачем я сюда иду? Там встречаю кассиршу, которая мне говорит: «Дестина, где ты ходишь? Билеты есть! Для тебя берегу!»».

Что касается того, чтобы достать железнодорожные билеты, то тут затраханный молитвами Бог православных был еще так сяк силен – мог и достать. Но вот излечить от болезней для Него уже проблема: того же монаха Виталия самые лучшие врачи лечили, кучу денег извели, но не помогло. Правда, православному не надо отчаиваться – если и не здоровьем, то деньгами на лечение Бог, может быть, и поможет: «После смерти отца Виталия заболел юноша Мераби. Врачи сказали, что жизнь его на волоске, нужно срочно удалять почку. А у родителей его тяжелое материальное положение. Я втайне молилась, просила Небесные силы, Отцов и отца Виталия спасти юношу. Является мне во сне отец Виталий и говорит: «Ищи бумаги». Я спрашиваю: «Какие бумаги?». – «Отца Иннокентия», – отвечает он.

Проснувшись, я позвонила в Москву отцу Иннокентию: «Прошу вас, спасите юношу. Мне отец Виталий велел вам позвонить». И вот чудо – отцы собрали помощь – три миллиона, необходимых на операцию. И до сего дня присылают из Москвы лекарства этому юноше».

Заканчивая об отце Виталии (в жизни явно косившего под юродивого), хочу отметить, так сказать, официальные причины такой любви к нему Бога. В легендах о нем Виталий был исключительно бескорыстным и якобы все, что у него было, раздавал нуждающимся, да и просто так раздавал. Правда, за свою монашескую жизнь Виталий и на коробок спичек не заработал, и щедро раздавал то, что ему обильно приносили верующие, пораженные его святостью. Как говорится, «как пришло, так и ушло». А мог бы не раздавать, но раз раздавал, то воистину святой.

Второй святой отец, Михаил Труханов, тоже смотрел на Бога как на слугу для разрешения собственных бытовых вопросов не при помощи труда, а при помощи молитвы. И все удачные случаи работы Бога на Труханова, разумеется, пошли у этого ученого-богослова в копилку доказательств существования Бога. К примеру, в декабре 1941 года (немцы все еще у Москвы) православному Михаилу, скрывшемуся от войны в тылу – в ГУЛАГе, – в лагерной больничке очень кушать хотелось. И Михаил, понятное дело, тут же прицепился к Богу и начал усиленно и непрерывно читать «Отче наш», поскольку в этой молитве есть слова «Хлеб наш насущный дашь нам днесь». И – что бы вы думали – к вечеру в больницу явилась православная сердобольная женщина и принесла Михаилу две пайки хлеба по 200 грамм! А на фронте и в оккупированных областях, напомню, в это время гибли десятки тысяч человек в день, но православному Михаилу до них не было никакого дела, он был истинным православным, и для него главным было пожрать.

Вкратце о нем. Михаила Труханова (тогда еще не попа, но уже полностью православного) арестовали и дали 8 лет лагерей в феврале 1941 года. О причине ареста он, разумеется, темнит. Потом еще срок добавили, а окончательно реабилитировали в «хрущевскую оттепель» 1956 года. И вот этот период жизни в заключении, в котором Михаил спрятался от фронта в лагерях, был у Михаила самым ярким – отцу Михаилу в своей жизни и вспомнить было бы нечего, если бы его не посадили. А так он вспоминает, как вымаливал у Бога пожрать. И что в его книге поражает, так это то, что он молился не о победе над немцами, не о спасении соотечественников в огне войны и даже не о своих близких: скажем, ни разу не вспоминает в молитвах о своем старшем брате. Он молился только о себе любимом, о насыщении собственного брюха.

И Бог ему в критические моменты помогал обеспечить брюхо, правда, время от времени. Вот, к примеру, в 1949 году Михаил Труханов был на вольном поселении, физическим трудом заниматься не хотел, а халява не подворачивалась. И начал Михаил усиленно молить Бога подбросить ему деньжат. В конце концов Богу его нытье надоело, и приятель Михаила принес ему 25 рублей. И святой отец пишет: «Я от радости даже заплакал. Мне крайне нужны были деньги. На следующий день рано утром, перед отъездом хозяйки в город, я должен был по договоренности уплатить ей за квартиру двадцать рублей. Да и хлеба-то у меня уже и накануне не было (купить не на что было)».

И снова подчеркну, что в обеих книгах вспоминают православные только вот о таких чудесах Божьих. Сегодня попы блеют, что Русь, дескать, существовала благодаря православию. Но вот они – святые люди православия, лучшие люди! У одного, отца Михаила, во всех мемуарах ни единой мысли о России, о народе, о благополучии народа и страны. Только о собственном брюхе. И у второго, в жизнеописании монаха Виталия, то же самое. Виталий жил на Кавказе, в 90-х там начались войны, а у «святого человека» ни на грамм беспокойства об этом; в это время, судя по воспоминаниям о нем, Виталию были ближе мысли о том, какие вкусные пироги с мясом он ел.

Но монах Виталий был существом убогим, а отец Михаил имел почти полное высшее техническое образование, имел высшее религиозное образование, был кандидатом богословских наук. Он, так сказать, профессионал. Этим Михаил Труханов сам по себе и интересен.

Посему именно у Труханова я пытался понять, как православные представляют себе своего Бога – кто Он и что Он такое для них? То, что для православных Бог – это слуга для решения бытовых вопросов, я уже показал – это само собой. Но ведь у них должно быть определение Бога и для посторонних – нужно же чем-то пудрить мозги тем, кто еще не начал носить дань попам.

Так вот, в своих воспоминаниях отец Михаил дает единственное определение Бога – это Любовь. Такое определение, понятное дело, никому ничего не объясняет, понять из него сущность Бога невозможно, поскольку это, по сути, не более чем бла-бла-бла. Однако этим бла-бла-бла православные охотно пользуются и считают его чем-то имеющим некий определенный смысл. Сам отец Михаил, судя по нему, считает такое определение наиболее точным.

Но сказав «а», нужно говорить и «б». Сообщив, что Бог – это любовь, нужно объяснить, что такое любовь. И кандидат богословских наук это объясняет: «…любовь есть благостное расположение сердца человеческого». Поскольку другого определения любви у отца Михаила нет, то примем это «бла-бла-бла ни о чем» за основу и с его помощью попытаемся понять, что такое Бог и радость православных от веры в Бога.

«Но наша человеческая любовь есть лишь слабое отражение всесвятящейся любви Божественной в нас. Если в человеке воспламеняется любовь ко Христу Богу, то радость его кто передаст? Любить того, Кто есть Любовь! Любить саму Любовь! Тут в человеке и мысль замирает, и язык немеет – не в силах выразить радость блаженства переживаемой любви в сопребывании с Богом, который есть любовь».

Теперь если вместо понятия «любовь» давать его определение по отцу Михаилу, то это восторженное бла-бла-бла о любви к Богу будет выглядеть так: «Благостное расположение сердца к любимому человеку это всего лишь слабое отражение благостного расположения сердца, которое православный испытывает к Христу, а Христос и сам является благостным расположением сердца». «Благостное расположение сердца к благостному расположению сердца» – тут у меня, действительно, и мысль замирает, и слов нет.

И вот такая каша в голове – это и есть верхний предел православного интеллекта.

И, как следствие такого выдающегося интеллекта, у православных исключительное презрение к атеистам. Интересно прочесть, что о тебе, атеисте, думают «смиренные православные».

«Так материалист, отвергающий Бога и не удостоивший Его даже права на бытие, всегда живет, как скотина, в атмосфере, лишенной благодатной духовности. И всецело порабощается вещностью, материальностью окружающего мира. Оттого у материалиста и радости, и удовольствия всегда животного порядка, они зависят от его пойла и стойла. …Наблюдая за окном воробышек, радостно щебечущих во славу Божию, и находясь в камере среди заключенных – ожесточенных, озлобленных, изрыгающих проклятья на ближних своих, на свою жизнь, я принялся рассуждать и пришел к выводу, что тварь более правильно живет, нежели собранные здесь люди».

Это, напомню, пишет «воробышек», который, описывая 40-е годы, ни словом не упомянул о величайшей трагедии своей страны и своего народа – о Великой Отечественной войне – и пишет исключительно о своем стойле и пойле. Отец Михаил – это настолько бездушный субъект, что, судя по всему, искренне не понимает, что все его мемуары по своей сути описывают душевную черствость и эгоизм именно православных.

Вот, скажем, отец Михаила Труханова был священником, в 1929 году он со всей семьей и Мишей переезжает на новое место жительства. Семья начала сильно голодать, и это при том, что все жители этого железнодорожного поселка еще недавно были поголовно православными. Тем не менее даже оставшимся к тому времени верующими православным было глубоко наплевать на голодающего попа и его семью, оказать ему помощь православным было жалко.

Учившийся уже в школе детей железнодорожников Михаил тоже сильно голодал. И вот ученик 2-го класса, сынишка еврея, торговавшего на станции книгами и газетами, рассказал о нем отцу, и этот сердобольный еврей пригласил Михаила помочь сделать каталог книг и газет, который еврей сам якобы сделать не мог. И Михаил два вечера после школы помогал этому еврею, за что тот заплатил Михаилу непомерную тогда сумму в 30 рублей.

Еще. Школа была железнодорожная, профсоюз железнодорожников привозил в обед для детей железнодорожников какао и бутерброды, но Михаилу этот обед не полагался. Тогда девушка (одна из двух на тот момент комсомольцев школы) на свой риск включила Михаила в список детей железнодорожников, и он стал обедать вместе с остальными детьми-атеистами, которые знали, что он сын попа, но никак его не выдали.

Вы полагаете, семья попа оценила это милосердие атеистов? Как можно, ведь атеисты не имеют души, они ведь хуже тварей! И отец Михаил пишет: «Отец и мать радовались за меня и благодарили Бога». Заметьте, не атеистов благодарили – не доброго еврея, не комсомольцев, а Бога! Это ведь Бог заставил тварей-атеистов накормить православных.

Или вот об учебе Михаила в институте: «Декан всегда был ко мне внимателен и благожелателен. Ректор, помимо стипендии, ежегодно выписывал мне дополнительное «пособие». Профком в зимние каникулы выдавал недельную путевку в подмосковный дом отдыха». После таких фактов любой порядочный человек подытожит, что атеисты в своих душевных качествах, по меньшей мере, не уступают христианам. Но это порядочный человек, а истинно православный пишет: «Господь так хорошо расположил ко мне сердца лиц, с которыми я соприкасался в институте, что и сейчас, более пятидесяти лет спустя, считаю себя не достойным этого отношения».

Как видите, в изложении отца Михаила Бог так силен, что даже из тварей-атеистов может извлечь пользу для православных, однако, что забавно, у Бога возникают проблемы, когда нужно сделать человека из христианина. В лагере у будущего отца Михаила был приятель, удачливый убийца, который доверял Михаилу, как православному, и делился с ним сокровенным и подробностями своих преступлений. Этот мерзавец тоже был православным, дезертировал с фронта, убил солдата после госпиталя, жил и воровал в тылу по документам этого солдата и даже убил и ограбил архиерея: «Ну, думаю, сам Бог мне такого попа указал обделать. …Ты не думай, что я в насмешку про Бога вспоминаю. Я в Бога – то начал верить, когда впервые попал сюда. И всякий раз, когда иду на дело, говорю: «Бог, помоги мне благополучно довести задуманное до конца». И Он всегда мне помогает».

Как видите, попам и монахам Бог обеспечивает еду, убийцам – безнаказанность убийств. Полезная это штука – Бог. Можешь творить любые преступления, любые гадости людям, но когда устанешь и «выйдешь на пенсию», то покаешься, и Бог простит. Он ведь «любовь».

И в конце скажу, что вера превращает православных в существ, совершенно не нужных для жизни на Земле. Есть православные или их нет, а в нашей жизни от их наличия или отсутствия ничего не изменится. Ведь «столпы» православия к евангельским «блаженным нищих духом» уже добавляют и «нищих умом». Отец Михаил в этом вопросе опирается на авторитет: «У отца Александра Ельчанинова (умер 24.08. 1934) имеется такая запись, почерпнутая из его наблюдения: «Блаженны некрасивые, неталантливые, неудачники: они не имеют в себе главного врага – гордости, так как им нечем гордиться».

Вдумайтесь в это кредо православного христианина – чем более пустым местом на Земле и в обществе ты являешься, тем православному Богу угоднее. Вот уж «религия ненужных»!

И, как видите, православных аж распирает от гордости от того, что у них нет никаких оснований для гордости.

И без Бога будет!

Напомню, что в свое время англичанина Б. Шоу спросили, почему он избегает аристократических тусовок, и тот ответил, что британская аристократия очень скучна. На своих встречах она бесконечно говорит о деньгах, о любви, о спорте, – а это такие нудные темы! Нет бы поговорить о чем-нибудь интересном, например, о Боге.

Понятно, что для читателей мои рассуждения о душе и Боге очень не просты, поскольку мои объяснения того, чем является человек и зачем человек нужен природе (в чем смысл его жизни), начисто лишены мистики – чего-то такого, что понять невозможно и в существование чего нужно просто поверить. А способность масс понимать ограничена, массам надо верить во что-то. В результате, с сарказмом глядя на себя самого, могу констатировать, что мои объяснения уже установленных наукой фактов для всех типов верующих – это не более, чем «ни богу свечка, ни черту кочерга», – ну, не удовлетворяют результаты моих исследований ни религиозных, ни атеистических верующих.

Вот смотрите.

Из тех фактов о человеке, на которые каждому человеку требуется обратить особое внимание, следует, что со смертью тела люди не умирают, а остаются жить здесь же, с нами. Но живут они в такой среде и в таком виде, что мы (еще живущие в своих телах) их не видим и не ощущаем. Мало этого, «наука» Тот Свет сходу отвергает, в связи с чем человечество, к своему стыду, не стремится исследовать Тот Свет и установить с связь с теми, уже умершими, людьми. Но это полбеды. Хуже то, что хотя и нет пока тому материальных подтверждений, но общая логика развития природы требует сделать и вывод, что условия жизни после смерти тела на Том Свете действительно будут различаться в соответствии с тем, как человек прожил жизнь в своем смертном теле. Вернее, как он при жизни в своем смертном теле сумел себя воспитать для жизни на Том Свете, поскольку ради воспитания себя для будущей жизни мы в своем смертном теле и живем (а вы думали, зачем? Чтобы кушать, какать и развлекаться?).

В этом мои объяснения (моя теория) того, что происходит с людьми после смерти их тела, совпадают с догмами основных религий. Они ведь тоже отрицают смерть человека со смертью тела, и тоже провозглашают разные условия жизни бессмертных человеческих душ, для чего помещают души после смерти тела (детали отбросим) в рай или ад. Тут, казалось бы, моя теория – это Богу безусловная свечка.

Однако я отрицаю наличие самого Бога, и хотя умники уверяют, что я под природой имею в виду именно Бога, но это не так. Природа (без той составляющей, которую мы называем жизнью) – это движение мертвой материи по законам движения этой материи. Да, это движение мертвой материи мы, люди, обязаны понять и использовать, но ведь с этим движением невозможно общаться так, как верующие общаются с Богом (думают, что общаются) – как с мыслящим существом. Бессмысленно природе – этому движению мертвой материи – молиться. И дым свечей или ладана, поверьте, не производит на природу никакого впечатления.

На самом деле нет Бога уже в силу того, что Бог и не нужен никому. Людям нужна приличная жизнь после смерти, а Бог – это всего лишь инстанция, без которой религиозные верующие не представляют себе устройство Того Света.

Религиозные верующие подобны примитивным людям зари человечества, которые знают, к примеру, что через водные пространства перебираются на лодках или судах, и все тут! Знают, что по-иному перебраться через водную гладь нельзя, и очень гордятся этим своим знанием. А понять, что водные пространства можно и перелететь на самолете, им недоступно из-за того, что они в силу своего примитивизма не представляют себе самолет. Для них точно так и с Богом – если нет Бога, то для верующего не может быть ни ада, ни рая. И как же тогда без Бога после смерти тела они на Том Свете устроятся?

Надо понять и то, на чем основан этот примитивизм. Ведь религии были выдуманы людьми, находящимися на крайне низких ступенях культурного развития, авторы религий очень мало знали обо всем, и дело даже не в каких-то там научных знаниях. Вот, скажем, жена библейского Лота превратилась в соляной столб. Оно, конечно, Бог всемогущ и может, безусловно, подвезти к месту казни жены Лота с центнер хлористого натрия, чтобы заменить молекулы тела женщины этим веществом. Но для нас, скажем, европейцев, было бы более убедительно, если бы эта любопытная женщина враз замерзла и превратилась в ледышку. Мы замерзших людей видели, и для нас чудом было бы только вот такое мгновенное замерзание жены Лота. То есть чудо с женой Лота было бы более реалистичным.

Так вот, в Библии несколько раз встречается понятие «снег», поскольку снег время от времени выпадает в тех местах, откуда родом авторы Библии и где они жили. К примеру, в декабре 2016 года снег выпал даже в Аравии. Но вот понятия «лед» в Библии уже нет – авторы Библии не только не представляли себе льда, но и ничего не слышали о нем. То есть авторы религиозных текстов (которым должны следовать религиозные люди и сегодня) не знали элементарного. По отсутствию использования пророками понятия «лед» мы можем сделать вывод, что пророки не то, что не знали, к примеру, что земля имеет форму шара (это для них было вообще запредельно, а Ватикан, к примеру, признал, что Земля вращается вокруг Солнца только в 1992 году), но и, скажем, авторы Библии не знали, как выглядит земля на расстоянии пары тысяч километров к северу от места их жительства.

Поэтому глупо ожидать от пророков – авторов Библии, – чтобы они придумали в те годы устройство общества без царя во главе этого общества. И вы можете увидеть, что в Библии и Коране, а особенно в Талмуде, статус Бога, по своей сути, естественен для человеческого общества на той стадии умственного развития – Бог всего лишь самый всемогущий царь из всех царей. Поэтому Бога, как и всех царей, и можно, и нужно славить, и у Бога, как и у любого царя, молитвой и хорошим поведением можно выпросить какие-нибудь блага. Религиозный верующий сжиганием свечей либо бормотанием молитв уже сейчас надеется получить от Бога халяву – «кучу ништяков», – но, главное, после смерти тела он надеется обрести райскую жизнь на Том Свете. Я наличие Того Света признаю доказанным уже имеющимися фактами, но раз я отрицаю самого Бога, то для религиозных людей моя теория Богу уже не свечка! Вот в чем беда.

С другой стороны, само собой, что в части безбожия мои объяснения происходящего с людьми (моя теория) полностью совпадают с догмами верующих атеистов – тех, кто верят, что Бога нет! И, казалось бы, мои объяснения жизни – это «черту кочерга». Но проблема в том, что верующие атеисты не понимают того, что Бога нет, а верят в его отсутствие! В этом тонкость – не понимают, а только верят, как и религиозные верующие! И попутно еще и верят, что и жизни после смерти тоже нет! Так что тут моя теория и черту не кочерга! Тут, повторю, ключевое слово – ВЕРА! Одни верят попам, другие – ученым. И ни те, ни другие сами в своей вере ничего не понимают.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23