Кэрол Мортимер.

Мучительно прекрасная связь



скачать книгу бесплатно

– А если я скажу, что осталась одна, вы попросите впустить вас и приготовите мне горячий шоколад? Как делал мой отец всякий раз, когда я волновалась или огорчалась.

– Если хочешь.

– То, чего хочу, я получить не могу.

Ей не нужно было говорить, что она хочет, чтобы вернулся отец, Грегорио и так видел выражение ее лица. Серые глаза потемнели, кожа побледнела, пухлые губы дрожали, когда она пыталась сдерживать слезы.

– Могу я позвонить кому-нибудь, чтобы посидели с тобой?

– Кому же?

Точно не бывшему жениху. Дэвид Ричардсон никогда по-настоящему не любил ее, иначе бы остался и помог пережить трудные времена. А он быстро ретировался, чтобы не оказаться замешанным в скандале, который мог разразиться после того, как налоговая служба закончит расследование в компании Фэрбенкса.

У Грегорио нет проблем с этим. Его не интересовало, какими будут результаты расследования или то, что будут говорить о Лии или о нем самом. Его личная жизнь не поддавалась огласке. Возможно, он и не был влюблен в Лию, но совершенно точно сгорал от желания к ней и собирался узнать, чем эти чувства могут закончиться.

Казалось, Лия еле держится на ногах, с лица сошла вся краска. Она выглядела такой хрупкой, словно легкий порыв ветра сбивал ее с ног. Что она делала, когда он пришел сюда? Определенно была обнаженной под полотенцем, но сказала, что одна в квартире, значит, не с любовником. Скорее всего, принимала душ или лежала в ванне, чтобы освежиться после того, как весь день разбирала вещи. На это также указывали небрежно заколотые волосы и капли воды, стекающие по обнаженным плечам.

– Сними цепочку на двери и впусти меня. – Голос, которому никто не посмел бы противиться.

Она качнула головой, но даже это легкое движение, похоже, далось ей с трудом. Будто голова слишком тяжела для ее тонкой шеи.

– Не уверена, что хочу этого.

– Почему нет?

– У меня, похоже, пальцы не двигаются.

Грегорио приблизился вплотную к приоткрытой двери.

– Медленно подними правую руку, отодвинь задвижку, пока не упадет цепочка. – Задержав дыхание, он ожидал, когда она сделает это.

– Не хочу.

– Но сделаешь это.

– Я… это… ты…

– Подними руку, Лия. Вот так, – подбадривал он, когда она неуверенно подняла руку к замку. – Теперь подвинь задвижку. Да, продолжай, – мягко похвалил он. – Еще чуть-чуть. Да.

Грегорио вздохнул с облегчением, когда цепочка упала и он смог открыть дверь. Не быстро, без напора, лишь немного, чтобы пройти в квартиру. Наконец он останется с ней наедине.

Глава 2

Казалось, в квартире творился полнейший хаос. Повсюду коробки с вещами, мебель занимает все свободное пространство в крохотной гостиной. Кухня завалена посудой, стол и кухонные тумбочки заставлены кастрюлями, чашками и столовыми принадлежностями. Грегорио никогда не сталкивался с этой стадией переезда в новый дом. Виноградники в Испании долгие годы принадлежали его семье, там они с братьями выросли.

Их просторное ранчо было наполнено семейными ценностями и драгоценными воспоминаниями. Он нанял дизайнера, чтобы тот обставил квартиры в Нью-Йорке и Гонконге, а также дома в Париже и на Багамах. Неудивительно, что Лия так устала.

Она немного оживилась, когда услышала, как закрылась дверь квартиры, и не совсем понимала, как это произошло, но теперь Грегорио здесь, а не за дверью. Она начинала вспоминать, как открыла ему дверь и впустила. Не потому, что хотела этого, а потому, что словно зачарованная следовала указаниям. Его голос, низкий и чарующий, приказал снять цепочку, а она, охваченная болью от потери, повиновалась. В крохотной квартирке он казался выше и крупнее. И намного опаснее. Словно пантера, готовящаяся напасть в любой момент на ничего не подозревающую жертву.

Его почти черные волосы снова были слегка взъерошены, черты лица прекрасны и суровы. Под рубашкой просматривались широкие плечи, сильная мускулистая грудь. Какая у него узкая талия, сильные и крепкие бедра и ноги. Лия ощутила аромат его лосьона после бритья и узнала марку, которая стоит сотни фунтов. У него пробивалась щетина. Очевидно, бреется по два раза на дню. Во всяком случае, не помешает.

Ее взгляд поднялся выше, и она заглянула в сияющие темные глаза.

– Я…

– Тебе нужно присесть, пока не упала. – Грегорио подошел к креслу и освободил от наваленных вещей, взял Лию за руку и помог сесть. – У тебя есть бренди?

Невероятно, но, сидя в кресле, она выглядела еще более хрупкой.

– Вино.

Вино, в отличие от бренди, не поможет взбодриться, хотя это тоже алкоголь, а значит, лучше, чем ничего. Грегорио заметил бутылку вина и бокал на столе. Как и ожидалось, вино не с виноградников де ла Круз.

– Вот. – Он держал перед ней бокал вина до тех пор, пока ее изящные пальцы не обхватили его. – Ты сегодня что-нибудь ела?

– Хм. – Лия нахмурилась, словно серьезно задумалась над вопросом. – Чашку хлопьев утром и тост вечером. Наверное.

Он недовольно поморщился и пошел на кухню. На тумбочке нашел буханку хлеба, пачку масла и пакет молока. В холодильнике ничего не оказалось.

– У тебя нет продуктов.

– Я переехала сюда несколько часов назад.

Грегорио чуть не улыбнулся. К ней вернулся сарказм, значит, Лия почувствовала себя немного лучше. Он на это надеялся.

– Возникает вопрос: как ты узнал о том, что я переезжаю сегодня?

Грегорио узнал об этой квартире точно так же, как и обо всех действиях Лии за эти два месяца. Он получал ежедневный отчет от начальника охраны. Лия, если бы узнала, несомненно, посчитала бы это вмешательством в личную жизнь. Но Грегорио знал, ситуация с ее семьей еще не разрешилась, поэтому она должна оставаться под его защитой, независимо от желания.

– Выпей вина, – сухо распорядился он и достал свой телефон.

– Послушайте, мистер де ла Круз…

– Грегорио. Или Рио, как тебе удобно. Так меня называют родственники и друзья.

– Я не принадлежу ни к тем, ни к другим. И не собираюсь ничего менять. Что ты делаешь? – Она нахмурилась, когда он стал звонить.

– Собирался пригласить тебя поужинать, но вижу, как сильно ты устала, поэтому решил заказать нам еду с доставкой. – Грегорио приложил телефон к уху, неотрывно глядя на Лию.

Неужели она уснула, когда принимала ванну, и теперь видит кошмар? Быть не может, чтобы Грегорио находился сейчас в ее квартире и заказывал для них ужин. Так ведь? Но он казался вполне реальным. А все происходящее сном. После пережитых за последние пару месяцев мучений.

И все из-за него.

«Немного несправедливо, не думаешь, Лия?» – нашептывал внутренний голос.

Грегорио не виноват в том, что компания отца переживала трудности. И он имел полное право не выкупать «Фэрбенкс индастриз», если сделка оказывалась невыгодной. Лия была уверена в том, что именно это решение послужило причиной налоговой проверки, а через неделю у отца случился сердечный приступ.

Ей нужно кого-то в этом винить. Грегорио – самая подходящая кандидатура.

Он завершил звонок и снова обратил на нее пронизывающий взгляд. Сердце Лии пропустило удар. Или несколько. Кровь закипела, когда она заметила, как что-то пробуждается в глубине его темных глаз. Он продолжал на нее смотреть. В глазах словно загорелось пламя, которое становилось все сильнее и сильнее и будто поглощало весь кислород в комнате. Лия с трудом могла дышать. Сглотнула. Сердце громко забилось. Ведь Грегорио этого не слышит? Этот мужчина однажды поцеловал ее. Да, она влепила пощечину, но не забыла этого.

– Я не голодна. – Она поставила пустой бокал на журнальный столик, немного пошатнулась, поняв, насколько оказалась близко к Грегорио.

– Сомневаюсь, чтобы в последнее время ты чувствовала голод. Но это не значит, что тебе не нужна подпитка.

Почему-то эти слова прозвучали как-то эротично, словно он говорил не о еде. Может быть, так и есть?

Лия понимала, что означало пламя в его глазах. Страсть. Сияющая и обжигающая, направленная на нее. О своих желаниях он откровенно рассказал четыре месяца назад. Похоже, его чувства не изменились.

Она сделала шаг назад, он последовал за ней. Она провела кончиком языка по своим пересохшим губам.

– Думаю, тебе пора уходить.

– Нет.

Он стоял очень близко, его теплое дыхание развевало свободные пряди ее волос около висков.

– Ты не можешь просто сказать «нет».

– Ох, могу. Уже сказал.

Лия моргнула в полном замешательстве, у нее вспотели ладони.

– Это какое-то безумие. – Она будто сходила с ума. Некоторые части тела реагировали на пламя в его темных бездонных глазах. Кожа казалась невероятно чувствительной. Соски набухли, лоно увлажнилось от желания.

– Правда? – Грегорио убрал за ухо прядь ее волос и провел кончиками пальцев по теплой щеке.

– Да, – выдохнула она, несмотря на то, насколько отчаянно хотела прильнуть к нему.

После смерти отца и предательства Дэвида уже долгое время никто не прикасался к ней, если не считать непродолжительных успокоительных объятий Кэти. Тело Лии нуждалось в ласке. Хотела ли она прикосновений Грегорио? Акула бизнеса, он, несомненно, способен проглотить мелкую рыбешку. Мужчина, который, судя по фотографиям в прессе, на каждом мероприятии появляется с новой женщиной. Лия видела.

Он заводил отношения и прощался с дамами так же легко, как покупал и продавал компании. Обычно длинноногие блондинки, они отлично выглядели под руку с ним и проводили с ним ночи.

Лия и не блондинка, и не длинноногая. К тому же не выставляет себя на продажу. Она резко сделала шаг назад и задрожала, лишившись тепла его тела.

– Я пойду в комнату, переоденусь. Советую тебе уйти еще до моего возвращения.

Его суровые губы изогнулись в усмешке.

– Я всегда стараюсь прислушиваться к советам, но редко им следую.

Она дерзко приподняла подбородок:

– Ты всегда прав?

Он широко улыбнулся, демонстрируя белоснежные зубы.

– У меня предчувствие, будто, несмотря на мой ответ, ты все равно вывернешь все так, чтобы соответствовал твоим представлениям обо мне.

И он прав. Как всегда?

– И когда ты успела их составить, даже не зная меня.

Лия раздраженно смотрела на него.

– Мне известно достаточно, чтобы понимать, что я не хочу тебя рядом.

– Но я здесь.

– Это потому, что ты… потому, что я… Знаешь что, убирайся к черту из моей квартиры! – Злость закипела с новой силой. – В какие бы изощренные игры ты ни играл, я в них участвовать не хочу.

Грегорио тут же стал серьезным.

– Я не играю в игры, Лия.

– Странно. Я почти уверена, что сейчас ты именно этим и занимаешься.

Грегорио глубоко вдохнул, успокаиваясь. Лия даже не пыталась скрывать ненависть к нему. При этом тело явно реагировало на его близость. Грудь набухла, твердые соски отчетливо проступили сквозь полотенце. Грегорио вдыхал сладкий аромат ее возбуждения. Может, она и не доверяла ему, думая, что имеет основания его ненавидеть, но реакция тела говорит о том, что она желает его так же сильно, как он ее. Он готов ждать, если потребуется. Похоже, так оно и есть.

– Согласен, тебе следует одеться. – О его самоконтроле ходят легенды, но и у него есть точка невозврата. Лия в полотенце способна его сломить.

– Спасибо, конечно, но мне разрешение не требуется!

Он сжал зубы так сильно, что на щеке запульсировала жилка.

– Скоро доставят ужин.

– Я уже сказала, что ничего не хочу.

– У твоего отца была линия, через которую переходить опасно?

– Да. – Она мрачно усмехнулась.

– И, наверное, ты знаешь не понаслышке, как близко можешь к ней подобраться?

– Да.

Подозрительно.

– И я подошел к своей линии.

– Мне нужно пугаться?

Смелость, достойная уважения. Правда, Лию выдала стремительно пульсирующая вена на шее. Она прекрасно понимала, насколько близко подобралась к линии его самоконтроля. В этом случае придется столкнуться с последствиями.

Грегорио сурово сжал губы.

– Ты… – (Зазвонил дверной звонок.) – Это Сильвио с нашим ужином.

Ее глаза удивленно округлились.

– Bay, видимо, ты постоянный клиент этого ресторана, если доставку сделали так быстро.

Еда была приготовлена и доставлена из ресторана «Манчини», одного из самых дорогих и шикарных в Лондоне. Если Лия и думала, что он закажет пиццу или китайскую еду, она сильно ошибалась.

– Пойди оденься, – хрипло приказал он. – Если не хочешь, чтобы Сильвио увидел тебя в неглиже.

Похоже, по этому поводу он переживает больше, чем она. На мгновение Лия даже захотела остаться в полотенце, чтобы только его позлить. Но она понимала, что комфортнее будет полностью одетой. И направилась в спальню, ощущая на себе пронизывающий взгляд Грегорио.

Оказавшись в спальне, Лия прислонилась спиной к двери и постаралась сделать несколько глубоких вдохов. Что вообще происходит? Что-то здесь не так. Грегорио не только сдержал обещание, что они поговорят, но и заявился к ней, не скрывая, что по-прежнему желает ее. И предательские реакции тела трудно принять, тем более понять. Это же Грегорио де ла Круз, черт возьми.

«Когда это я перестала винить его в смерти отца?»

Этого не произошло. Ведь так? Нет, конечно, она продолжает его винить.

Грегорио сильный, безжалостный и безумно опасный мужчина. К тому же между ними разница в возрасте в десять лет. Боже мой, она и правда изголодалась по человеческому теплу, если испытала влечение к мужчине, которого должна ненавидеть.


– Вкусно?

Лия только и смогла, что промычать в ответ, опустив ломтик спаржи, которой наслаждалась, в расплавленное масло. Грегорио снял пиджак, ослабил галстук и завернул рукава рубашки до локтей. Лия надела узкие черные джинсы и серый свитер под цвет глаз, распустила волосы, они свободно падали на плечи именно так, как ему всегда нравилось. Если бы она узнала об этом, наверняка убрала бы их в тугой пучок.

Грегорио подержал еду в духовке, чтобы она не остыла, очистил стол на кухне, нашел необходимые столовые приборы для двоих. Лия, несмотря на то что объявила, будто вовсе не голодна, быстро управилась с сочными креветками и авокадо, стейком с пряной спаржей и молодым картофелем. Выпила два бокала вина, которое доставили к ужину. Грегорио специально выбрал марку не с виноградников его семьи. Кажется, Лии это понравилось. Еда из ресторана оказалась, как всегда, превосходной, но Грегорио больше наслаждался тем, как Лия с ее изысканными манерами и явным аппетитом ела перед ним.

На ее лице вновь появился здоровый румянец, глаза засияли. Последние два месяца она явно не уделяла должного внимания питанию. Конечно, не специально, просто в положении, в котором она оказалась, еда перестала быть потребностью. Грегорио собирался проследить за тем, чтобы подобное больше не повторилось. Она ела с таким наслаждением, а ему слишком нравилось за ней наблюдать, поэтому они мало разговаривали за едой. Возможно, к лучшему. Она испытывала непреодолимое желание спорить с ним всякий раз, когда они разговаривали.

Лия положила вилку и нож на свою пустую тарелку.

– Я и забыла, как мне нравилось в ресторане «Манчини».

Грегорио подметил, что она говорит об этом в прошедшем времени. Все потому, что ее мир перевернулся с ног на голову, и теперь она уже не могла позволить себе обедать в дорогих заведениях. Сейчас как раз подходящее для него время, чтобы поговорить с ней о смерти отца. Это явно приведет к тому, что они схлестнутся в новой битве, а еще она стала невидимой стеной между ними. Грегорио не мог позволить, чтобы что-то мешало их сближению, желая узнать все об этой женщине. Как в физическом, так и в моральном плане. Он хотел сближения с ней и чтобы она так же хорошо узнала его.

– Все было вкусно. Спасибо. Сегодня выдался тяжелый день, мне сейчас необходим сон.

Она и правда выглядела уставшей. Хорошо наевшейся, но уставшей. И что значит один день, если он уже так долго ждет?

Грегорио окинул взглядом беспорядок в квартире:

– Хочешь, я приду завтра, помогу тебе разобрать вещи?

– Чего это ты так любезен со мной? – Лия нахмурилась, чувствуя замешательство от ситуации.

– К такому человеку, как ты, нетрудно хорошо относиться.

Грегорио пожал плечами, еще более широкими без пиджака. Он выглядел сейчас более доступным и невероятно привлекательным. Может быть, этого и добивался? Сбить с толку бедную девушку, а потом неожиданно наброситься на нее? Кэти не поверит, когда завтра Лия позвонит ей и расскажет о том, как к ней пришел Грегорио и они вместе ужинали. Да верит ли она сама в это? Теперь трудно думать о нем как о монстре, который довел до могилы отца. Грегорио обращается с ней так по-доброму, с заботой. Как бы она ни грубила, он разговаривает с ней мягко и учтиво.

«Он просто пытается втереться в доверие и получить то, чего действительно хочет!»

Лия понимала, что стала предметом его желания. И, очевидно, ему нравится добиваться желаемого.

– Нет, я сама справлюсь, спасибо. – Она поднялась, намекая, что ему пора уходить.

Он проигнорировал намек, продолжая сидеть за столом.

– Мы еще не пробовали десерт.

– Можешь забрать его с собой. В меня уже больше ничего не влезет.

– Не могу лишить тебя шоколадного торта из «Манчини».

Лия вздохнула:

– Шеф-повар приготовил для тебя свой знаменитый шоколадный торт?

У того был секретный рецепт. Лия заказывала торт всякий раз, когда приходила в ресторан. У него богатый чудесный вкус. Просто райское наслаждение.

– Этот шоколадный торт он прислал для нас с тобой.

– Он же не знал, что мы ужинаем вместе.

– Ох, знал. Я разговаривал лично с господином Манчини и попросил прислать твои любимые блюда.

Ее глаза удивленно округлились.

– Ты сказал ему о том, что мы будем ужинать вместе?

Грегорио внимательно следил за ее реакцией.

– Какие-то проблемы?

– Не для меня, нет.

– И не для меня.

Он точно не обеспокоен тем, что кто-то узнал о совместном ужине с дочерью Фэрбенкса. Если учесть то, с какой скоростью из ее жизни исчез жених и друзья, поведение Грегорио казалось странным.

– Ты необычный мужчина.

– В плохом или хорошем смысле?

– Я еще не поняла.

Легкая усмешка смягчила суровые черты его лица.

– Когда это произойдет, скажешь мне?

– Ты не такой, каким я тебя представляла.

– В каком смысле?

– В тот вечер, когда ты поцеловал меня в ресторане, я подумала, что ты очередной высокомерный придурок, не привыкший к отказам.

– Отчасти это правда.

Лия не нуждалась в том, чтобы он это подтвердил. И его высокомерие несомненно. Но дело в чем-то другом. Что-то не вписывалось в образ безжалостного негодяя, которым она его считала. Возможно, это связано с тем, что на самом деле он пытается заботиться о ней, несмотря ни на какие причины.

– Ты сказал, что не всегда был богат.

– Верно. Когда окончил университет по специальности «бизнес», я вернулся в Испанию и узнал, что отец совсем запустил виноградники. Несколько лет были плохие урожаи, растения болели. Моим братьям еще только предстояло поступать в университет. Мне пришлось забыть о личной жизни и создавать им благоприятные условия.

– Поэтому ты основал бизнес-империю?

– Да.

– И по-прежнему игнорируешь личную жизнь?

– Очевидно, уже нет.

– Не думаю, что нам стоит снова встречаться.

На его лице тут же появилось недовольство.

– Почему?

Лия избегала его взгляда.

– Если не говорить об очевидном, я больше не принадлежу тому миру.

– Об очевидном?

– Я по-прежнему виню тебя в смерти отца. – Она открыто сказала об этом, поэтому больше нет причин сомневаться в том, почему она не может быть с этим мужчиной.

Почему она так отчаянно сопротивлялась? Из-за недавней реакции на его близость? Возможно. Но это ничего не меняет. Она больше не хочет его видеть. Он заставляет ощущать беспокойство. Тревожит сердце. Лия не помнила, чтобы когда-либо так же сильно реагировала на мужчину. Даже на того, с которым была обручена и собиралась выйти замуж.

– Мне жаль, что ты так думаешь. И ты можешь принадлежать любому миру, какому захочешь, – высокомерно заметил он.

– Ты ведь не настолько наивен! Мой отец умер. Моя помолвка расторгнута. Большинство друзей покинуло меня. Я потеряла дом. Бизнес отца на контроле налоговой службы. Ни одна благотворительная компания, в которой я работала, больше не хочет иметь ничего общего с именем Фэрбенкс. Я теперь буду жить в этой крохотной квартирке и начну работать с понедельника.

– Ничего из перечисленного не может изменить твоей сущности.

– Уж и не знаю, какая я! – Если бы в комнате было достаточно места, чтобы ходить туда-сюда, Лия так и сделала, чтобы справиться с нахлынувшим беспокойством. – Пытаюсь убедить себя в том, что ничего из этого не имеет значения, теперь это и есть моя жизнь.

– Но?..

– Но я себя обманываю. – Мысленно она отругала себя за дрогнувший от переполнявших эмоций голос. Она не хотела демонстрировать ему свои слабости. – И ты обманываешь себя, если думаешь, что достаточно мило обращаться со мной, заказать ужин, и я забуду о твоей роли в случившемся.

– Любое препятствие можно преодолеть, если обе стороны этого желают.

– Я не хочу.

– Ты уверена?

Когда это Грегорио успел подойти к ней так близко? Лия была поражена тем, какой он высокий и сильный, а также его властной аурой. Сердце снова бешено забилось в груди.

– Тебе пора уходить.

– Ты думаешь?

– Да!

Несмотря на вкусную еду, Лии не хватило энергии, чтобы противостоять взгляду темных чарующих глаз. Не было сил бороться с желанием, которое она испытывала при виде сильного мускулистого тела. Даже напоминание о том, что перед ней Грегорио де ла Круз, не возымело действия. Она стояла как зачарованная. Он начал медленно склонять голову, собираясь ее поцеловать…

Нет уж! Лия не настолько уставшая и беззащитная и в состоянии воспрепятствовать этому. Она нашла в себе силы остановить его, положив руку ему на грудь. Этого прикосновения оказалось достаточно, чтобы почувствовать тепло его тела и ощутить сильное сердцебиение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении