Морин Чайлд.

Зов наслаждений



скачать книгу бесплатно

Maureen Child

MAID UNDER THE MISTLETOE


© 2016 by Maureen Child

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

Глава 1

Сэм Генри терпеть не мог декабрь.

Дни слишком короткие, а ночи тянутся вечность. На улице царство холода, темноты и навязчивые признаки приближающегося Рождества: елки, огни, музыка, гимны и назойливая реклама, зазывающая на рождественский шопинг. Всякое напоминание о празднике разъедало его душу, как соляная кислота.

Сэм хмуро уставился на бушующее в камине пламя и, барабаня пальцами по гладкой поверхности деревянной каминной полки, раздраженно подумал, что, будь его воля, он бы навсегда стер декабрь из календаря.

– Можете спрятать голову в снег, притворившись, что Рождества не существует.

Сэм бросил недовольный взгляд на стоящую в дверном проеме женщину. Его экономка, повариха и пила по имени Кей Портер бесстрашно смотрела на него прищуренными голубыми глазами. Уперев руки в широкие бедра, она перекинула через плечо толстую черную с проседью косу и, покачав головой, сказала:

– Хотя снега пока очень мало, и вряд ли вам удастся спрятаться. А Рождество в любом случае уже на носу, нравится вам это или нет.

– Мне нет. И я не желаю об этом думать, – заявил Сэм.

– Вам придется, поскольку я завтра уезжаю, – парировала Кей.

– Я повышу вам жалованье, если вы останетесь, – сказал он, готовый поторговаться, лишь бы не заниматься хозяйственными делами.

Кей издала хриплый смешок, скорее похожий на собачий лай:

– Ни за какие коврижки. Мы с подругой Руфи путешествуем каждый год, и вы прекрасно об этом знаете. Мы уже забронировали отель и не станем аннулировать бронь.

Он действительно был в курсе, просто старался об этом не думать. Вот еще одна причина ненавидеть декабрь. Каждый год Кей и Руфи уезжали на месяц в отпуск. Они покупали круиз на Багамы и обратно. И еще отдыхали пару недель в отеле на берегу океана. Кей любила его подначить, подчеркивая, что этот отпуск для нее – своего рода терапия, чтобы потом целый год стойко выносить все его чудачества и капризы.

– Если вы так любите Рождество, почему бежите от него на океанский пляж?

Она тяжело вздохнула.

– Как вам известно, Рождество празднуется везде, даже в жарких странах. Мы покупаем маленькие деревца и наряжаем их у себя в номерах. А отель украшает пальмы на пляже разноцветными гирляндами… – снова вздохнула она, на этот раз восторженно, – получается неописуемая красота.

– Хорошо, – признавая свое поражение, согласился он. Этот разговор происходил у них каждый год и всегда заканчивался не в его пользу. Приняв ее отъезд как неизбежность, он спросил: – Отвезти вас в аэропорт?

В уголках ее рта появилась улыбка.

– Спасибо за предложение, но Руфи заедет за мной завтра рано утром. Она оставит машину в аэропорту, чтобы по возвращении нам не пришлось добираться домой на этом проклятом «шаттле».

– Ладно, – вздохнул он и пробубнил себе под нос: – Желаю хорошего отдыха.

– Энтузиазм, с которым вы произнесли пожелание, еще одна причина того, что я нуждаюсь в отдыхе, – ответила Кей. – Я беспокоюсь за вас, Сэм.

Забаррикадировались на этой горе, практически ни с кем не общаетесь, кроме меня…

Она продолжала что-то говорить, но он ее уже не слушал. Старая песня. Кей была решительно настроена «вернуть» его в нормальную жизнь. Его желание мало ее интересовало. Пока она разглагольствовала, он обвел взглядом гостиную своей «персональной тюрьмы», как называла его жилище экономка.

Это был прекрасный дом из бревен теплого медового цвета с огромными окнами, из которых открывался захватывающий вид на сосновый бор, окружающий дом со всех сторон, и красивое озеро с тонкой полоской частного пляжа. К дому примыкал огромный гараж и несколько построек, включая мастерскую, выполненную по спецпроекту, в которой ему очень хотелось бы сейчас оказаться.

Этот дом стал его алтарем и тем пристанищем, которое он искал по приезде в Айдахо пять лет назад.

Место было уединенным, ближайший городок Франклин, где можно запастись всем необходимым, в пятнадцати минутах езды. Крупный город с аэропортом и развлекательными заведениями находился в часе езды. Но Сэм там практически не бывал. Закупками необходимого занималась Кей, он ездил во Франклин довольно редко.

Он приехал в эти места в поисках уединения, мира и спокойствия. Черт побери, он мог неделями ни с кем не контактировать, довольствуясь лишь обществом Кей. Мысль об экономке заставила его вернуться в настоящее и прислушаться к тому, что она говорит.

– В любом случае, – вещала она, – завтра к десяти утра сюда придет моя подруга Джой, которая будет вести хозяйство во время моего отпуска.

Он молча кивнул. Кей, как всегда, нашла себе замену. Сэму не придется беспокоиться о готовке, стирке и уборке. Он станет держаться подальше от новой прислуги.

Сложив руки на груди, он спросил:

– Надеюсь, она не будет рыться в моем столе?

Кей поморщилась:

– Признаю, что, пригласив Бетти в прошлом году, я поступила опрометчиво.

– Да уж, – согласился Сэм. С виду милая женщина, но она совала свой нос везде. Сэм отправил ее домой через неделю, и оставшиеся три недели питался горячими бутербродами с сыром, супом из банок и размороженной пиццей.

Кей прочистила горло:

– Джой совсем не любопытна. Думаю, она вам понравится.

– Мне все равно, – безучастно ответил он. Он хотел бы свести общение с новой прислугой к минимуму.

– Конечно, – проворчала Кей, – не хотите выказать хоть немного радушия и вежливости по отношению к новому человеку в доме.

– Кей…

Экономка работала у него с момента его приезда в Айдахо пять лет назад, и у них помимо его воли сложились почти родственные отношения. Кей не только вела дом, но и присматривала за ним, как за сыном, хотя Сэму этого совершенно не хотелось. Но ему пришлось смириться: Кей – это стихийное бедствие. Ее нужно принять как данность. Похоже, что ее подруги такие же.

– Ладно, ладно. В любом случае Джой в курсе, что вас не следует трогать.

– И на этом спасибо, – хмуро бросил Сэм.

– Она прекрасно готовит и занимается бизнесом по Интернету.

– Вы мне об этом уже говорили, – отметил он. Хотя Кей не упомянула, каким именно бизнесом занимается ее приятельница. В конце концов, что может делать женщина пятидесяти – шестидесяти лет онлайн? Давать уроки вязания? Предлагать услуги по присмотру за детьми или по выгулу собак? Черт побери, его собственная мать продает в Интернете платья, сшитые вручную. Так что тут не угадаешь.

– Знаю, знаю, – отмахнулась Кей. – Она будет вести себя тише воды ниже травы. Ей нужно временное пристанище. Подрядчик обещает устранить последствия пожара в ее доме к концу декабря. Поэтому для нее возможность жить и работать здесь – неожиданная счастливая находка.

– И про это я тоже знаю, – напомнил он Кей. Она все уши ему прожужжала про умную, работящую, талантливую, скромную, остроумную чудо-подругу Джой, которая только что по воде не ходит. – А что послужило причиной пожара? Она подожгла кладовку или не справилась с газовой духовкой?

– Нет, конечно, – возмущенно фыркнула она. – Я же говорила вам, что в проводке произошло короткое замыкание. Дом, в котором она снимает квартиру, довольно старый, немудрено, что проводка износилась. Владелец дома в настоящее время меняет всю проводку. Теперь там будет безопасно.

– Рад это слышать, – сказал Сэм, с облегчением подумав о том, что его потенциальная временная прислуга не страдает склерозом.

– Я только пытаюсь втолковать вам, что вы и этот декабрь переживете, как и все прошлые годы.

Сэм стиснул челюсти, увидев промелькнувшее на лице Кей сочувственное выражение. Она слишком проницательна. Он доволен ее работой, но в душу к себе лезть не позволит никому. И он не нуждается ни в чьем сочувствии.

Он сам справится. Он не станет смотреть рождественские фильмы-сказки со счастливым концом, где главный герой открывает свое ожесточившееся сердце любви и проникается волшебным духом Рождества.

«Никогда не следует открывать сердце. Оно становится уязвимым и может вдребезги разбиться», – с горечью подумал он.

Он не хочет вновь испытать эту боль ни за что на свете.

* * *

Кей уехала рано утром. Когда Сэм проснулся, в доме стояла оглушительная тишина. Он попытался уверить себя, что именно это ему и нужно. Никто его не беспокоит. Никто с ним не разговаривает. Кей уважала его потребность в одиночестве, поэтому так долго и служила в его доме. Сейчас он остался совершенно один, так что же его беспокоит?

– На дворе декабрь, – напомнил он себе вслух. Одного этого было достаточно, чтобы испытывать беспокойство и душевное томление.

Черт побери, каждый год в декабре жизнь становилась для него невыносимой. Сэм нервно провел руками по волосам. Он даже не мог заставить себя зайти в мастерскую. Обычно работа отвлекала его от мыслей о…

Стоп. Лучше не открывать двери в прошлое.

Он мрачно уставился в окно. Утро соответствовало его настроению, такое же хмурое и безрадостное. Свинцово-серые облака висели так низко, что почти касались верхушек сосен. Озеро, сверкающее летом прозрачной синей гладью, словно чистейшей воды сапфир, сейчас напоминало невзрачную оловянно-серую поверхность. Казалось, что весь мир погрузился вместе с ним в беспросветную тоску и уныние.

В голове роились воспоминания, но он подавил их. Он потратил слишком много душевных сил, чтобы возродиться к жизни, и не хотел вновь ворошить прошлое. Он победил своих демонов и не позволит им снова мучить его.

Им вновь овладела решимость. Он нахмурился, увидев, как возле дома притормозил старенький синий седан. Он подумал было, что, вероятно, это приехала новая временная экономка Джой. Но стоило ей выйти из машины, как эта мысль тут же выветрилась из головы Сэма.

Во-первых, она слишком молода для подруги Кей. Все предыдущие заместительницы были ее возраста или старше. Женщине, вышедшей из автомобиля, не было и тридцати. Одного взгляда на ее стройную фигуру было достаточно, чтобы Сэм почувствовал вожделение. Он не мог оторвать от нее взгляд, пока она, подняв голову, рассматривала его жилище. Девушка походила на яркий солнечный луч, прорезавший пасмурное утро.

Короткие светло-русые волосы развевались на ветру, щеки порозовели от мороза, синие глаза продолжали рассматривать дом даже тогда, когда она подошла к задней двери машины. На ней были черные джинсы и видавшие виды туристические ботинки и ярко-красная парка.

Девушка была красива и двигалась с прирожденной грацией, приковывающей к себе взгляд любого мужчины. Сэм был вынужден признать это, хотя и сопротивлялся изо всех сил. Она вызывала в нем чувства, которые он хотел в себе подавить. Ему нужно побыстрее выяснить, как она сюда попала, и отослать ее обратно.

По всей видимости, она заблудилась, хотя дорогу к его дому найти было не так уж просто. У него редко бывали гости. В основном это родители или сестра, которые навещали его, когда отказать им в визите становилось просто неприлично.

Сейчас он выйдет и укажет ей нужную дорогу в город. Пусть поскорее убирается восвояси.

– Черт возьми! – воскликнул он, увидев, как женщина открыла заднюю дверь, и из салона выпрыгнула маленькая девчушка. Нетерпеливое ожидание на лице малышки словно кинжалом пронзило сердце Сэма.

Он втянул в себя воздух и быстро отвел взгляд от ребенка. Он давно не общался с детьми. Их голоса. Их смех. Они слишком малы. Слишком уязвимы. Слишком хрупки. В его груди снова зияла черная дыра. Отвернувшись от окна, он направился к выходу. Чем быстрее он избавится от этой роскошной женщины и ее ребенка, тем лучше.

* * *

– Мамочка, это же сказочный замок!

Джой Керран посмотрела в зеркало заднего вида и улыбнулась при виде восторженного личика дочки. Пятилетняя Холли буквально грезила принцами и принцессами, сказками и волшебством, которое она умела разглядеть даже в прозе жизни.

Дом действительно походил на замок: высокое двухэтажное сооружение из гладких круглых бревен теплого медового цвета раскинулось на поляне, окруженной со всех сторон старыми соснами, словно часовыми на посту. К дому примыкала открытая веранда. Французские окна выходили на озеро с причалом для катера и широкой палубой с деревянной мебелью, зачехленной на зиму брезентом, и пожарной ямой, выложенной кирпичом.

Пожалуй, осмотр всей территории займет не менее получаса, но на улице слишком холодно. Джой выключила зажигание, взяла сумку и еще раз оглядела дом. Снега в этом году было совсем мало, виднелась пожухлая коричневая трава. Похоже, мечтам Холли о снежных ангелах и снеговиках пока не суждено сбыться. Мать-природа не желала сотрудничать.

Дом, казалось, вырастал прямо из самого сердца окружающего его леса. Место было великолепным, но немного наводило страх, как и сам владелец, о котором в городке ходили разные слухи. Кей, конечно, обожала своего хозяина. Но что с нее взять? Кей подбирала бездомных собак и кошек, выхаживала раненых птиц, проявляла заботу о любой одинокой душе. Она была субъективна.

Джой знала, что Сэм Генри – художник. Она видела его полотна в Интернете. Судя по живописи, он должен быть теплым, оптимистичным и милым человеком. Кей говорила, что он спокойный и любит уединение, вплоть до отшельничества. Следовательно, он одинок. Но Джой считала, что нужно больше общаться с людьми, чтобы избежать одиночества. Однако Сэм Генри был весьма редким гостем в городе. Она видела его всего пару раз.

Но в данный момент не это главное, сказала себе Джой. Им с Холли нужно пристанище на месяц, и временная работа экономки подвернулась как нельзя вовремя. Ухватив Холли за руку, Джой направилась к дому. Девочка возбужденно щебетала о замках и чудесах.

На долю секунды Джой позавидовала дочкиному взгляду на жизнь. Для Холли это было приключением в волшебном замке. Для Джой это была работа в практически отрезанном от внешнего мира месте, у человека с причудами и капризами. Просто готика какая-то. Что она себе вообразила? Кей живет и работает в доме уже пять лет. А Джой нужно продержаться всего месяц. Собрав волю в кулак, Джой нацепила на лицо вежливую улыбку и, поднявшись по ступеням на широкое крыльцо, постучала в дверь.

Она все еще улыбалась, когда дверь распахнулась и на нее уставилась пара подозрительных карих глаз. Джой будто ударило током, настолько притягательным был взгляд ее потенциального работодателя. Длинные черные волосы спускались на воротник бордовой рубашки. Губы были сжаты в тонкую линию. Он был высок ростом и широкоплеч, узкие бедра и длинные ноги в потертых джинсах, заправленных в старые ковбойские сапоги когда-то коричневого цвета.

Если бы не сердитый взгляд и суровое выражение лица, он походил бы на героя фантазий Джой. Но стоило ему открыть рот, как фантазия мгновенно испарилась.

– Это частное владение, – произнес он тоном, похожим на львиный рык. – Если вам в город, вернитесь на главную дорогу и поверните налево. Затем поезжайте прямо и через двадцать минут вы в городе.

– Благодарю, – ответила Джой, отчаянно стараясь удержать на лице улыбку. – Но я не заблудилась. Я приехала из города.

Сэм еще больше нахмурился:

– Тогда зачем вы здесь?

– Я тоже рада с вами познакомиться, – сказала Джой, придерживая Холли за руку чуть позади себя. Не то чтобы она его боялась, но зачем дочке видеть, как этот мужчина может захлопнуть перед их носом дверь, вместо того чтобы пригласить внутрь?

– Повторяю, – сказал он, – кто вы такая?

– Я Джой. Подруга Кей? – Слова прозвучали как вопрос помимо ее воли.

– Вы шутите? – недоверчиво проговорил он, окинув ее быстрым взглядом.

Она не знала, принять это за комплимент или за оскорбление.

– Что-то не так? – спросила она. – Кей сказала, что вы меня ждете и…

– Вы совсем не старая.

Джой непонимающе моргнула:

– Спасибо, что заметили. Но если Кей услышит, что вы называете ее старой, боюсь, вам не поздоровится.

– Я ожидал женщину возраста Кей, – продолжил он, – а не молодую женщину с ребенком.

Почему Кей не сказала ему про Холли? Неужели он может отказать ей из-за дочки? Но в следующую секунду она уверила себя в том, что не позволит ему взять назад предложение. Им с Холли просто некуда деваться.

Она глубоко вздохнула и, стараясь не замечать его ледяного взгляда, произнесла светским тоном:

– Спасибо за теплый прием. Однако на улице очень холодно. Если не возражаете, мы войдем и начнем обустраиваться.

Он покачал головой и открыл было рот, но Холли не дала ему вымолвить и слова.

– Вы принц? – спросила она, вынырнув из-за спины матери и вперив в него любопытные глазки.

– Кто? – удивленно переспросил он.

Джой внутренне напряглась. Не то чтобы она хотела остановить говорунью Холли, такое вряд ли возможно. Но она была готова вмешаться, если этот враждебно настроенный мужчина скажет то, что ей не понравится.

– Принц, – повторила Холли, слегка шепелявя. – Ведь принцы живут в замках.

Джой увидела, как его лицо на миг осветилось улыбкой, которая тут же погасла. Проявление реальной эмоции ее слегка успокоило.

– Нет, – ответил он более мягким голосом, – я не принц.

Джой могла бы как-то среагировать, и, судя по взгляду, который он на нее бросил, он ждал этого. Но она не хотела еще больше раздражать его.

– Но ведь он похож на принца, правда, мамочка?

Принц с грубыми манерами. Возможно, черный принц.

– Конечно, солнышко, – улыбнулась она дочке, которая переминалась с ноги на ногу, готовая немедленно переступить порог «дворца».

Снова повернувшись к хозяину, стоявшему на пороге подобно истукану, Джой как можно убедительнее произнесла:

– Послушайте, мне жаль, что вы не такими нас себе представляли. Но мы здесь. Кей сказала вам про пожар в нашем доме, да?

– Знаете, пожарные разрешили мне посидеть в машине с зажженными фарами. Все вокруг светилось и блестело, – снова затараторила Холли.

– Да неужели? – Улыбка снова промелькнула на его лице.

– А пахло кругом отвратительно. – Девочка зажала пальцами кончик носа.

– Так оно и было, – вступила в разговор Джой. – Пожар так повредил здание, что там невозможно жить, пока идет ремонт. – Она прервалась и спросила: – Мы можем продолжить разговор внутри, пока совсем не окоченели?

На мгновение ей показалось, что он откажет, но Сэм кивнул и посторонился, открывая массивную дверь. Дом встретил их долгожданным теплом. Джой окинула взглядом холл. Гладко отполированные цилиндрические бревна отражали падающий из окон свет. Пол покрыт крупными квадратами плитки коричневых тонов. Тающий снег легче стирать с керамической плитки, чем с дерева, машинально отметила Джой. Она продолжила осмотр.

Внутри дом показался ей еще больше, чем снаружи. Длинный коридор внутрь дома, а лестница справа поднималась на второй этаж. Около входа стояли вешалка ручной работы в виде дерева с полудюжиной бронзовых крючков на стволе и кушетка с мягкой обивкой.

Джой сняла куртку и повесила ее на крючок. Затем помогла раздеться Холли, пристроив ее комбинезон рядом.

Она взглянула на стоящего рядом мужчину и поняла, что тот не рад их появлению в его доме. Но она не позволит ему выставить их. Ей с Холли необходим временный дом. А жилище Сэма огромное. Они разместятся так, что не будут попадаться ему на глаза. Вокруг дома прекрасная территория, где Холли сможет гулять. Готовка и уборка для одного человека не займут много времени. Она сможет работать на лэптопе. Если же он заставит их уйти, им придется месяц ютиться в небольшом гостиничном номере.

– О’кей, мы внутри. Давайте поговорим, – начал он.

– Хорошо. У вас прекрасный дом. – Она прошла мимо него и заглянула в первую дверь, невольно заставив его следовать за ней.

Это была роскошная гостиная с французскими окнами от пола до потолка, из которых открывался захватывающий вид на замерзшее озеро и сосновый бор. В огромном камине весело плясал огонь. Огромный телеэкран занимал почти всю противоположную стену. Стулья и диваны, обтянутые мягкой коричневой кожей, расставлены по комнате на ярких ковриках. На резных деревянных столах ручной работы лежали книги и стояли лампы с абажурами. Еще одна стена была завешана книжными полками, уставленными томами книг.

– Я тоже обожаю читать, и какое великолепное место для чтения! – воскликнула Джой, наблюдая за Холли, которая прижалась носом и руками к стеклу и зачарованно смотрела на окрестности.

– Да, меня здесь все устраивает. – Он подошел к Джой и, скрестив на груди руки, начал: – В любом случае…

– Вы даже не заметите, что мы здесь, – прерывая его, быстро сказала Джой. – Мне доставит удовольствие следить за таким прекрасным домом. Кей очень нравится здесь работать. Мы с Холли тоже будем рады вам помочь.

– Да, но…

– Во сколько вы хотите пообедать сегодня? – спросила Джой, не давая ему закончить фразу. Прежде чем он успел ответить, она снова спросила: – В шесть вас устроит? Если да, то так и будет весь месяц. Если нет, назначьте другое время, – продолжала Джой, не умолкая ни на секунду.

– Я не соглашался…

– Кей сказала, что мы с Холли можем расположиться в ее комнатах рядом с кухней. Мы пойдем устраиваться, а вы занимайтесь своими делами. – Джой посмотрела на дочь: – Холли, пойдем со мной. – Затем снова обратилась к Сэму: – Я отнесу вещи в наши комнаты и проверю наличие провизии в кладовке на предмет обеда, если вы не возражаете, – сказала Джой.

«И даже если возражаете», – добавила она про себя.

– Трещать без умолку вовсе не означает, что проблема решена, – бесстрастно промолвил он ледяным тоном.

Но Джой и не думала сдаваться.

– Нет никакой проблемы. Мы договорились, что я работаю и живу здесь месяц. Так оно и будет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3