Морган Райс.

Рабыня, воин, королева



скачать книгу бесплатно

Между ними многое было не досказано, но теперь, посреди этой плотной толпы, не было времени поговорить. Сначала им нужно дойти домой в целости и сохранности.

Улицы становились менее оживленными, чем дальше они уходили от Штада. Шагающий рядом с ней Рексус взял ее руку и переплел свои пальцы с ее пальцами.

«Я горжусь тобой», – сказал он. – «Ты спасла жизнь своему брату. Не знаю, сколько сестер поступили бы таким образом».

Рексус улыбнулся, в его глазах читалось сострадание.

«Эти раны кажутся глубокими», – заметил он, бросая взгляд на ее спину.

«Я буду в порядке», – пробормотала Церера.

Это была ложь. Она вовсе не была уверена в том, что будет в порядке или что вообще дойдет домой. У нее все еще кружилась голова от потери крови, урчание желудка ничуть не помогало, к тому же солнце причиняло боль спине, заставляя ее потеть.

Наконец, они дошли до Площади Фонтанов. Когда они проходили мимо палаток, за ними последовал купец, предлагая большую корзину еды за полцены.

Сартес широко улыбнулся – что Церере показалось странным – после чего протянул медную монету своей здоровой рукой.

«Думаю, я задолжал тебе немного еды», – сказал он.

Церера ахнула от потрясения.

«Где ты это взял?»

«Та богатая девчонка в золотой карете бросила две монеты, а не одну, но все были так сосредоточены на сражении между мужчинами, что даже ничего не заметили», – ответил Сартес, с его губ все еще не сходила улыбка.

Церера рассердилась, она уже хотела отобрать у него монету и выбросить ее. В конце концов, это кровавые деньги. Им ничего не нужно от богачей.

Когда она протянула руку, чтобы схватить монету, вдруг перед ней появилась старуха и преградила ей путь.

«Ты!» – произнесла она, указывая на Цереру, таким громким голосом, что девушке показалось, будто он прошел сквозь нее.

Цвет лица женщины был ровным и еще, казалось, прозрачным, ее идеально изогнутые губы были окрашены в зеленый цвет. Ее длинные, густые черные волосы украшали желуди и мох, а длинное коричневое платье было подобрано под цвет карих глаз. Она показалась Церере красивой – настолько, что на мгновение девушка оказалась загипнотизированной.

Потрясенная Церера моргнула, уверенная в том, что никогда прежде не встречала эту женщину.

«Откуда вы меня знаете?» – спросила она.

Ее глаза встретились с глазами женщины, которая сделала несколько шагов ей навстречу, и Церера заметила, что от нее исходит аромат мирры.

«Жила звезд», – произнесла старуха жутким голосом.

Когда она подняла руку в изящном жесте, Серес увидела на внутренней стороне ее запястья орнамент из трех переплетенных дуг. Ведьма. Опирается на чутье божеств, возможно, предсказательница.

Женщина взяла золотисто-розовые волосы Цереры в руку и понюхала их.

«Меч тебе не чужд», – сказала она. – «Тебе не чужд трон. В действительности, у тебя великая судьба. Сила, которая изменит все».

Женщина внезапно развернулась и пошла прочь, исчезая за палаткой, а Церера стояла, онемев.

Она чувствовала, как эти слова проникают в ее душу. Она почувствовала, что это было нечто большее, чем наблюдение. Это было пророчество: сила, изменение, трон, судьба. Церера никогда прежде не ассоциировала эти слова с собой.

Правда ли это или же это просто слова сумасшедшей женщины?

Церера оглянулась и увидела Сартеса с корзиной еды, он уже проглотил буханку хлеба. Сартес протянул корзинку ей. Церера увидела выпечку, фрукты и овощи, и этого было почти достаточно, чтобы сломить ее решимость. В другое время она все проглотила бы.

Но по какой-то причине Церера потеряла аппетит.

Ее ждет будущее.

Судьба.

*

Путь домой занял почти на час больше, чем обычно, и они все молчали всю оставшуюся дорогу, погрузившись каждый в свои мысли. Церера могла только спрашивать себя, что люди, которых она любила больше всех в этом мире, думают о ней. Она едва знала, что думать о самой себе.

Церера подняла голову и увидела свой скромный дом, удивившись тому, что ей удалось дойти, учитывая головную боль и боль в спине.

Остальные расстались с ней несколько минут назад, убежав по поручению отца, и Церера в одиночестве переступила через скрипучий порог, собравшись с духом, в надежде не столкнуться с матерью.

Церера вошла с теплое помещение. Она подошла к маленькому флакону очищающего спирта, который ее мать хранила под кроватью, и осторожно открыла его, чтобы его использование осталось незамеченным. Приготовившись к жжению, она подняла рубашку и вылила немного спирта на спину.

Церера закричала от боли, сжав кулаки и откинув голову на стену, чувствуя себя так, словно когти зверя нанесли ей тысячу уколов. Ощущение было таким, словно рана никогда не исцелится.

Распахнулась дверь и Церера вздрогнула. Она испытала облегчение, увидев, что это всего лишь Сартес.

«Отец хочет тебя видеть, Церера», – сообщил он.

Церера заметила, что его глаза покраснели.

«Как твоя рука?» – спросила она, уверенная в том, что он плакал от боли из-за раненой руки.

«Она не сломана. Всего лишь вывих».

Сартес подошел ближе и выражение его лица стало серьезным.

«Спасибо за то, что спасла меня сегодня».

Церера улыбнулась и спросила:

«Разве могла я поступить иначе?»

Брат улыбнулся.

«Теперь иди к отцу», – сказал он. – «Я сожгу твое платье и тряпку».

Церера не знала, как она сможет объяснить матери, почему ее платье вдруг исчезло, но платье, которое она донашивала, определенно нужно было сжечь. Если мать увидит его в таком состоянии – окровавленное и оборванное – ее ждет очень суровое наказание.

Церера вышла и направилась по тропе втоптанной травы к сараю за домом. На их скромном участке земли осталось всего одно дерево – остальные вырубили на дрова и сожгли в очаге, чтобы согреть дом во время холодных зимних ночей. Его ветви накрывали дом подобно защищающей силе. Каждый раз, когда Церера видела его, это напоминало ей о бабушке, которая умерла в прошлом году. Именно бабушка посадила это дерево, когда Церера была ребенком. В некотором смысле это был их с отцом храм. Когда жизнь становилась невыносимой, они лежали под звездами и открывали свои сердца Нане, словно она все еще была жива.

Церера вошла в сарай и поприветствовала отца улыбкой. К своему удивлению, она заметила, что большинство инструментов исчезли с его рабочего стола, около очага не было ни одного меча, ожидающего ковки. Церера не помнила дня, когда пол был бы таким чистым, а на стенах и потолке отсутствовали бы инструменты.

Голубые глаза ее отца зажглись как всегда, когда он видел ее.

«Церера», – произнес он, поднимаясь.

За прошедший год его темные волосы и короткая борода сильно поседели, а мешки под любящими глазами увеличились вдвое. В прошлом он был высокого роста и почти такой же мускулистым, как и Несос, но Церера заметила, что в последнее время он похудел, а его некогда идеальная осанка прогнулась.

Отец подошел к ней и положил мозолистую руку ей на спину.

«Пойдем со мной».

В груди у Цереры все сжалось. Когда отец хотел поговорить и пройтись, это означало то, что он собирается поделиться чем-то важным.

Бок о бок они вышли из задней части сарая в открытое поле. Неподалеку маячили темные тучи, насылающие порывы теплого, своенравного ветра. Церера надеялась на то, что они прольют дождь, необходимый для прекращения этой, казалось бы, непрекращающейся засухи, но, вероятно, они несут с собой всего лишь пустые обещания ливней, как и прежде.

Земля хрустела под ее ногами, пока она шла, почва была сухой, растения – желтыми, коричневыми и мертвыми. Этот отрезок земли за их участком принадлежал Королю Клаудиусу, но его не засевали уже много лет.

Они достигли вершины холма и остановились, глядя через поле. Отец хранил молчание, сложив руки за спиной, пока смотрел в небо. Это было не похоже на него, и ее страх усилился.

Затем он заговорил, казалось, тщательно подбирая слова.

«Иногда мы не обладаем роскошью выбирать наши пути», – сказал отец. – «Мы должны пожертвовать всем, что мы хотим, ради тех, кого любим. Даже собой, если потребуется».

Он вздохнул и долгое время тишину нарушал только ветер. Сердце Цереры бешено колотилось, пока она думала о том, к чему он ведет.

«Я бы многое отдал, чтобы ты оставалась ребенком навсегда», – добавил отец, всматриваясь в небеса. Его лицо исказилось от боли, прежде чем снова расслабиться.

«Что случилось?» – спросила Церера, накрыв ладонью его руку.

«Я должен уехать на какое-то время», – сообщил отец.

Церере показалось, что она больше не может дышать.

«Уехать?»

Отец повернулся и заглянул в ее глаза.

«Как ты знаешь, зима и весна в этом году были очень тяжелыми. Засуха последних нескольких лет была тяжелой. У нас не достаточно денег, чтобы пережить следующую зиму, и если я не уеду, наша семья умрет от голода. Другой король назначил меня своим главным кузнецом. Он заплатит хорошие деньги».

«Ты возьмешь меня с собой, так ведь?» – спросила Церера, в ее голосе прозвучала безумная нотка.

Отец мрачно покачал головой.

«Ты должна остаться здесь и помочь матери и братьям».

Эта мысль внушила ей ужас.

«Ты не можешь оставить меня здесь с матерью», – попросила она. – «Ты этого не сделаешь».

«Я говорил с ней, и она позаботится о тебе. Она будет добра с тобой».

Церера топнула ногой по земле, подняв пыль.

«Нет!»

Из ее глаз брызнули слезы и покатились по щекам.

Отец сделал небольшой шаг ей навстречу.

«Послушай меня внимательно, Церера. Время от времени все еще нужно будет приносить мечи во дворец. Я замолвил за тебя слово, и если ты будешь делать мечи так, как я тебя учил, то сможешь немного заработать для себя».

Заработанные деньги могут дать ей больше свободы. Она обнаружила, что ее маленькие изящные руки могут быть полезными, когда дело касается резьбы замысловатых узоров и надписей на лезвии и рукоятях. Руки ее отца были широкими, пальцы – толстыми и короткими, и лишь немногие обладали ее умением.

Но даже в таком случает Церера покачала головой.

«Я не хочу быть кузнецом», – сказала она.

«Это в твоей крови, Церера. У тебя дар к этому».

Церера покачала головой, оставаясь непреклонной.

«Я хочу владеть оружием», – возразила она. – «А не делать его».

Как только эти слова сорвались с ее губ, она пожалела об этом.

Отец нахмурился.

«Ты хочешь быть воином? Участницей сражений?»

Он покачал головой.

«Однажды женщинам могут позволить сражаться», – сказала Церера. – «Ты знаешь, что я практиковалась».

Брови отца изогнулись от тревоги.

«Нет», – решительно приказал он. – «Это не твой путь».

Ее сердце ушло в пятки. Церера почувствовала, что ее надежды и мечты о том, чтобы стать воином, рассеялись после его слов. Она знала, что отец не пытается быть жестоким – он никогда не был жестоким. Это просто реальность. И чтобы они выжили, ей тоже придется пожертвовать собой.

Церера посмотрела вдаль, когда небо озарила молния. Несколько секунд спустя над головой прогремел гром.

Разве она не осознала, насколько ужасны их обстоятельства? Она всегда думала, что они буду держаться как семья, но это все изменило. Теперь у нее не будет отца, на которого она может рассчитывать, не будет человека, который выступал бы щитом между нею и матерью.

На пустынную землю одна за другой начали падать капли, в то время как Церера оставалась неподвижной. Неужели она должна отказаться от своей мечты и последовать совету отца?

Отец вынул что-то из-за спины, и ее глаза широко распахнулись, когда она увидела меч в его руке. Он подошел ближе, и она рассмотрела детали оружия.

Меч был впечатляющим. Рукоять была сделана из чистого золота, на нем была выгравирована змея. Обоюдоострое лезвие казалось выполненным из лучшей стали. Хотя мастерство было Церере не знакомо, она сразу же поняла, что меч отличного качества. На самом лезвие была надпись: «Когда встречаются сердце и меч, это гарантирует победу».

Церера ахнула, с благоговением глядя на меч.

«Ты выковал его?» – спросила она, не в силах оторвать глаз от оружия.

Отец кивнул.

«По образцу северян», – ответил он. – «Я работал над ним три года. На самом деле, одно только это лезвие может кормить нашу семью целый год».

Церера посмотрела на него.

«Тогда почему бы не продать его?»

Отец решительно покачал головой.

«Он был выкован не для этой цели».

Он подошел ближе и, к ее удивлению, протянул меч перед собой.

«Он сделан для тебя».

Церера поднесла руку ко рту и издала стон.

«Для меня?» – спросила потрясенная девушка.

Отец широко улыбнулся.

«Неужели ты правда думала, что я забыл о твоей восемнадцатилетии?» – спросил он.

Церера почувствовала, что ее глаза наполнились слезами. Она была глубоко тронута.

Но потом она подумала о том, что он сказал ей раньше, о том, чтобы не хочет, чтобы она сражалась, и растерялась.

«Но ты сказал, что я не должна тренироваться», – сказала она.

«Я не хочу, чтобы ты умирала», – объяснил отец. – «Но я вижу, где твое сердце. И я не могу его контролировать».

Отец протянул руку к ее подбородку и поднял ее голову, чтобы их глаза встретились.

«Я горжусь тобой из-за этого».

Он передал ей меч и, ощутив в своей ладони холодный металл, она почувствовала себя с ним единой. Вес меча был идеальным для нее, а рукоять казалась сделанной для ее руки.

Все надежды, которые погибли несколько минут назад, теперь заново проснулись в ее сердце.

«Не говори об этом своей матери», – предупредил отец. – «Спрячь его там, где она не сможет его найти, иначе она продаст его».

Церера кивнула.

«Как долго тебя не будет?»

«Я постараюсь вернуться с визитом перед первым снегом».

«До него еще несколько месяцев!» – воскликнула Церера, сделав шаг назад.

«Это то, что я должен сделать…»

«Нет. Продай меч. Останься!»

Отец прикоснулся рукой к ее щеке.

«Продажа этого меча может помочь нам пережить этот сезон и, возможно, следующий. Но потом что?» – Он покачал головой. – «Нет. Нам нужно долгосрочное решение».

Долгосрочное? Церера внезапно осознала, что его новая работа может продлиться не несколько месяцев, а многие годы.

Ее отчаяние усилилось.

Отец сделал шаг вперед, словно почувствовав это, и обнял ее.

Церера начала плакать в его объятиях.

«Я буду скучать по тебе, Церера», – сказал отец через плечо. – «Ты не похожа ни на кого другого. Каждый день я буду смотреть на небо и знать, что ты ходишь под этими же самыми звездами. Ты будешь делать то же самое?»

Сначала Церера хотела закричать на него и сказать, чтобы он не смел оставлять ее здесь одну.

Но сердцем она понимала, что он не может остаться, и она не хотела осложнять для него уход.

По ее щеке покатилась слеза. Церера всхлипнула и кивнула.

«Я буду стоять под нашим деревом каждую ночь», – пообещала она.

Отец поцеловал ее в лоб и обнял ее нежными руками. Раны на ее спине горели огнем, но она сцепила зубы и смолчала.

«Я люблю тебя, Церера».

Она хотела ответить, но не смогла заставить себя произнести ни слова – они застряли у нее в горле.

Отец привел своего коня из конюшни, и Церера помогла ему нагрузить на него еду, инструменты и запасы. Он обнял ее в последний раз, и ей показалось, что ее грудь разорвется от грусти. Тем не менее, она не смогла произнести ни слова.

Отец оседлал коня и кивнул, прежде чем велеть животному двинуться в путь.

Церера махнула рукой, когда он отправился в путь. Она смотрела на него с непоколебимым вниманием, пока он не исчез за дальним холмом. Единственную любовь, которую она когда-либо знала, она получила от этого человека. А теперь он ушел.

Начался дождь, который бил ее по лицу.

«Отец!» – закричала Церера как можно громче. – «Отец, я люблю тебя!»

Она упала на колени и закрыла лицо руками, зарыдав.

Она знала, что жизнь уже никогда не будет прежней.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Испытывая боль в ногах и жжение в легких, Церера поднималась на крутой холм как можно быстрее, не пролив ни капли воды из ведер по обе стороны от нее. В другое время она сделала бы перерыв, но мать пригрозила лишить ее завтрака, если она не вернется к восходу, а это означает, что она не будет есть до самого ужина. В любом случае, она не возражала против боли – по крайней мере, это отвлекало ее от мыслей об отце и об их новом жалком положении после того, как он ушел.

Солнце только что начало подниматься над горами Альва вдали, окрашивая рассеянные облака в золотисто-розовый цвет, сквозь высокую желтую траву по обе стороны дороги пролетал нежный ветер. Церера вдохнула свежий утренний воздух, призывая себя идти быстрее. Ее мать не посчитает приемлемой причиной то, что их колодец высох или что ей пришлось выстоять в длинной очереди у другого колодца в полумиле пути. В действительности, Церера не останавливалась до тех пор, пока не добралась до вершины холма, и уже там она застыла на месте, потрясенная представшим перед ней видом.

Вдали она увидела свой дом, а рядом с ним – бронзовую повозку. Перед ним стояла ее мать, которая беседовала с таким толстым человеком, что Церере показалось, что она никогда не видела никого даже даже с половиной такого веса. На нем была бордовая льняная туника и красная шелковая шляпа, его длинная борода была лохматой и седой. Церера прищурилась, пытаясь понять. Это купец?

Ее мать нарядилась в свое лучшее платье – зеленое льняное, ниспадающее до пола. Она купила его несколько лет назад на деньги, на которые она должна была купить Церере новые туфли. Церера не понимала, что происходит.

Церера начала неуверенно спускаться с холма. Она не сводила с них глаз и, когда увидела, что старик передал ее матери тяжелый кожаный мешочек, от которого ее изможденное лицо озарилось, это еще сильнее раззадорило ее любопытство. Неужели с их несчастьем покончено? Отец сможет вернуться домой? От этой мысли у нее немного отлегло от сердца, хотя она не позволяла себе поддаваться радости, пока не узнает подробности.

Когда Церера приблизилась к дому, мать повернулась к ней и тепло улыбнулась, от чего у Цереры мгновенно сердце ушло в пятки от тревоги. Последний раз, когда мать так ей улыбалась – обнажая зубы, с сияющими глазами – Церера получила порку.

«Дорогая дочь», – произнесла ее мать сладким голосом, раскинув к ней руки с широкой улыбкой, от чего у Цереры кровь застыла в жилах.

«Эта девчонка?» – спросил старик с похотливой улыбкой, его теплые глаза-бусинки широко распахнулись, когда он увидел Цереру.

Теперь, находясь близко, Церера смогла рассмотреть каждую морщинку на коже этого толстого человека. Казалось, его широкий плоский нос занял все лицо и, когда он снял шляпу, его потная лысая голова сверкнула на солнце.

Мать подошла к Церере, взяла ведра и поставила их на опаленную траву. Один только этот жест подтвердил подозрения Цереры. Она запаниковала.

«Познакомьтесь с моей гордостью и радостью, моей единственной дочерью Церерой», – сказала мать, смахивая несуществующую слезу с глаз. – «Церера, это Лорд Блаку. Пожалуйста, прояви уважение к своему новому хозяину».

Приступ страха пронзил Церере в грудь. У нее перехватило дыхание. Церера посмотрела на мать, потом перевела взгляд на Лорда Блаку. Мать улыбнулась ей такой злобной улыбкой, которую она еще никогда не видела на ее губах.

«Хозяин?» – переспросила Церера.

«Чтобы спасти нашу семью от финансового краха и публичного унижения, великодушный Лорд Блаку предложил нам с отцом щедрую сделку: мешок золота в обмен на тебя».

«Что?» – ахнула девушка, чувствуя себя так, словно погружается под землю.

«А теперь будь хорошей девочкой, какой я тебя знаю, и прояви свое уважение», – велела мать, бросая на нее предупреждающий взгляд.

«Не буду», – отказалась Церера, отступив назад, делая глубокий вдох. Она чувствовала себя глупо из-за того, что не сразу поняла: это человек – работорговец, и они заключают сделку о ее жизни.

«Отец никогда не продал бы меня», – добавила она сквозь сжатые зубы, в ней поднимались ужас и возмущение.

Мать нахмурилась и схватила ее за руку, вонзая ногти в кожу Цереры.

«Если ты будешь вести себя хорошо, этот человек даже может взять тебя в жены, а для тебя это будет большим везением», – пробормотала она.

Лорд Блаку облизнул свои тонкие жесткие губы, в то время как его опухшие глаза жадно блуждали по телу Цереры. Как ее мать может так поступать? Она знала, что мать не любит ее так, как братьев, но это?

«Марита», – произнес Лорд гнусавым голосом. – «Ты говорила мне, что твоя дочь прекрасна, но ты забыла упомянуть, что она – совершенно прелестное создание. Осмелюсь сказать, мне еще не приходилось видеть женщину с такими соблазнительными губами, как у нее, с такими страстными глазами, крепким и изящным телом».

Мать Цереры положила руку на свое сердце со вздохом, и Церере показалось, что ее вырвет прямо здесь. Она сжала руки в кулаки, вырвавшись из хватки матери.

«Может быть, мне стоит попросить больше, если она так вам нравится», – сказала ее мать, опустив глаза от отчаяния. – «В конце концов, она – наша единственная любимая девочка».

«Я готов заплатить хорошие деньги за такую красоту. Пять дополнительных золотых монет будет достаточно?» – спросил Лорд.

«Как щедро с вашей стороны», – ответила мать Цереры.

Лорд Блаку пошел к своей повозке, чтобы принести больше золота.

«Отец никогда на это не согласится», – усмехнулась Церера.

Ее мать сделала ей навстречу угрожающий шаг.

«О, но это идея твоего отца», – заверила она, подняв брови. Церера знала, что она сейчас лжет – она всегда так делала, когда лгала.

«Ты правда думаешь, что твой отец любит тебя больше, чем меня?» – спросила мать.

Церера моргнула, не понимая, как это связано.

«Я никогда не смогла бы полюбить того, кто считает себя лучше меня», – добавила мать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное